На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава II. Первый день на Вилле Шиллер ::: Анциферов Н.П. - Из дум о былом ::: Анциферов Николай Павлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Анциферов Николай Павлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [поиск]
 
Анциферов Н. П. Из дум о былом : Воспоминания / вступ. ст., сост., примеч. и аннот. указ. имен А. И. Добкина. - М . : Феникс : Культур. инициатива, 1992. - 512 с. : 16 л. ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 240 -

Глава 2.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ НА ВИЛЛЕ ШИЛЛЕР

 

Я подводил итоги этому первому, столь счастливому для меня студенческому году в имении Курбатовых, в Рязанской губернии. Оттуда я проехал в Москву, где встретился с моей матерью и Гри­шей Фортунатовым, с которым через Киев [мы] отправились за границу. Всеволод Николаевич нас ждал уже в Бруннене, на бере­гу Фирвальдштетского озера. Мы избрали это место нашей пер­вой стоянки, потому что оно было связано с героическим прош­лым Швейцарии: с клятвой в долине Рютли и с подвигами леген­дарного Вильгельма Телля, дань увлечения которым (по Шиллеру) я отдал еще в киевский период своей жизни.

В Бруннен приехали к вечеру и остановились в первой попав­шейся гостинице. Я пошел на почту спросить, нет ли чего-нибудь poste restante*. Мне подали письмо, оно было от Всеволода Нико­лаевича. В нем сообщалось, что комната для нас снята на Villa Schiller, и очень удачно. Оказалось, что этот пансион не в Брунне­не, а за городом. «Sie miissen eine Halbestunde bis Villa Schiller zu laufen»**, — объяснил первый попавшийся мне навстречу гражда­нин кантона Швиц. «Если бежать требуется полчаса, то сколько же нужно идти?» — подумал я и тронулся в путь. Несколькими светлыми домами с черепичными крышами и зелеными жалюзи

 

 


* До востребования (фр.).

** Вам полчаса бежать до Виллы Шиллер (нем.)

- 241 -

оборвался маленький приозерный городок Бруннен. Передо мною расстилалось глубокое, сине-зеленого тона, узкое Фирвальдштетское озеро, сдавленное с обоих берегов высокими лесистыми горами. Кое-где высились торжественно венчающие их скалистые вершины с полосками и пятнами/ вечных снегов. Все это живо напомнило мне норвежские фьорды. Между дорогой и озером ше­лестели камыши. К их шорохам вскоре присоединилось журча­ние горной реки Муоты. Я перешел мост. Нигде не было видно признаков какого-либо пансиона. Мне вновь встретился швейца­рец. Он объяснил, что Villa Schiller на горе. Действительно дорога пошла в гору. Вскоре я заметил очертание какого-то четырех­этажного здания. Вот оно скрылось за хвойным лесом, в который врезалась моя дорога. Я шел недолго. Направо возникла часовня— за ней возвышалась Villa Schiller. Высокая лестница, которая вела на веранду, была обставлена пышно разросшимися олеанд­рами в зеленых кадках, зеленый трельяж был увит плющом. Я позвонил. Дверь открыла молодая девушка с темно-каштано­выми волосами и чрезвычайно живыми карими глазами. От ее  блузы и белого фартука веяло свежестью и той же приветливо­стью, которой озарялось ее лицо.

«Herr Belocopitoff ist hier?»* — спросил я. Девушка кивнула утвердительно и повела меня на второй этаж. На стук в дверь ото­звался хорошо знакомый мне голос, приглашавший войти. Я открыл дверь. Всеволода Николаевича в комнате не было. Я заме­тил его на балконе. Увидев меня, он с необычайной для него живостью бросился навстречу и обнял меня. «Наконец-то, как я рад, здесь так чудесно», — говорил он взволнованно. Меня обра­довал его вид. Он посвежел, глаза прояснились; он как-то выпря­мился. «Коля, посмотри, ведь это просто замечательно», — гово­рил он, выводя меня за руку на балкон. Я осмотрелся, и на меня повеяло такой тишиной, таким величием, что я ничего не ответил, а только глядел кругом, отдаваясь радостному чувству гармонии. Солнце уже скрылось за горами, и сизые тени легли на спокойные воды.

«Вот, посмотри, как алеет эта гора, — сказал Всеволод Нико­лаевич, протянув руку по направлению к остроконечной горе,  которой замыкалось озеро. — Это Бристеншок. Она отделяет нас  от Италии. Но, Коля, не будем спешить в эту обетованную страну.  Поживем здесь?» — «Да, не будем спешить», — ответил я, весь во  власти очарования озером четырех кантонов. «Вот видишь, там,  правее, — гора, кончающаяся красноватым рогом, — это здесь  самая высокая вершина — Уриротшток; вон там, под нею, у самых  вод — изумрудное пятно — это и есть Рютли». «Ты уже успел побывать там?» — спросил я быстро, и в голосе моем он должен был уловить недовольную ноту. «О нет, что ты! Я ждал тебя! Теперь лунные ночи, мы поедем туда на лодке с тобой попозднее,

 

 


* Господин Белокопытов здесь? (нем.)

- 242 -

к ночи». — «Однако, что же это я задержался. Надо идти за мамой и Мутом», — сказал я, как бы очнувшись. «Да ты подожди, я хочу показать комнату, которую наметил для вас». Мы подня­лись выше этажом. Комната была с тем же чудесным видом на озеро.

«Ну вот, — продолжал Всеволод, — ты устал — сиди здесь. А я схожу в Бруннен и привезу твоих спутников».

Я согласился. Сел в кресло, и стал глядеть кругом, и дышал полной грудью, отдаваясь тихой радости, наполнявшей все мое существо. Как хорошо будет здесь подготовиться к Италии. Луч­шего места и не придумать. Я не заметил, как пробежало время. Раздался хруст гравия под колесами экипажа. Это ехали наши. Я сбежал вниз и скоро привел маму в наш номер. Пока мы при­водили себя в порядок после дороги, раздался мягкий звук гонга, разнесшийся по Villa Schiller. Это был зов к ужину. На гонге был изображен олень.

В большой SpeisesaaFe* Я встретил своих друзей, уже успев­ших переодеться. Но гостей в этом Gasthaus'e** было немного. Мы сейчас же познакомились с фрейлейн Хинзе из Берлина. Назвать ее красивой было невозможно. Однако острые черты ее лица были оживлены мыслью. Беседа у нас завязалась легко, и ей не мешали вкусные блюда, которые сменяла перед нами некраси­вая Fraulein*** в очках, одетая совершенно так же, как та милая девушка, которая открыла мне дверь. Вино Бахтоблер также содействовало живости беседы. Фрейлейн Хинзе выразила удивле­ние. что мы — русские, несмотря на то, что все блондины (впро­чем, строго говоря, блондином был лишь один Всеволод Нико­лаевич). До сих пор ей попадались лишь черные русские: оче­видно, ей приходилось встречать преимущественно евреев, кото­рых было много в Швейцарии среди эмигрантов. Когда мы объяснили ей разницу между языком русским и украинским и отметили, что даже схожие слова звучат из-за разницы выговора по-разному (любовь с окончанием -фь по-русски, любоу — по украински, без «ве»), она, всплеснув руками, воскликнула: «Die Gluklichen, Sie haben Liebe ohne Wehl» («Счастливцы! У них лю­бовь без муки»). Эта шутка была живо воспринята Всеволодом Николаевичем. Вечер заканчивали мы на террасе перед большим залом (Halle). Там за маленькими столиками разместились гос­ти и попивали пиво. Им подавала не фрейлейн в очках, а та девушка, которая встретила меня. К фрейлейн Хинзе подсел бра­вый мужчина с большими холеными усами — это был венгерский ротмистр. Он за пенистым бокалом пива старался рассмешить

свою собеседницу, быть может, стараясь убедить ее, что и для нее есть Liebe ohne Wen.

 

 


* Столовой (нем.).

** Гостинице (нем.).

*** Девушка (нем.).

- 243 -

Озеро там, внизу, лежало черно-синее, погруженное в ночную дрему, пока лучи луны, поднявшейся над скалами, не покрыли его поверхность полосой серебристой парчи. Цветы олеандра нежно благоухали. Ночные сфинксы гудели над ними своими острыми крыльями, запуская в тычинки свои длинные хоботы. Аромат олеандров звал нас еще дальше на юг. Он манил Ита­лией. Но нам было хорошо и на Villa Schiller, на берегу Фирвальдштетского озера.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 

Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=10577

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен