На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Структура ИТЛ ::: Антонов-Овсеенко А. - Враги народа ::: Антонов-Овсеенко Антон Владимирович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Антонов-Овсеенко Антон Владимирович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [поиск]
 
Антонов-Овсеенко А. В. Враги народа. - М. : Интеллект, 1996. - 366 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 127 -

Структура ИТЛ

на примере Северо-Печорского ИТЛ. 1937 -1956 гг.

 

Отделы управления

• Политические:

2-й — УРО (учетно-распределительный)

3-й — Оперативно-чекистский (оперчек)

• Отдел кадров

• ВСО/ВОХР — Военизированная стрелковая охрана

• ПРО — производственный отдел

• КПО — контрольно-плановый

• ОТИ — технической инспекции

• Технический

• ОТС — технического снабжения

• ООС — общего снабжения (со времен войны ОИС — интендантского снабжения)

• ЭМО — электромеханический

• Лесной (не везде)

• Сельхоз (не везде)

 

- 128 -

• Гуж-ветеринарный

• Автомобильный

• Связи

• Торговый (для вольнонаемных и ларьки — для зека)

• Финансовый

• Санитарный

• КВО — культурно-воспитательный

• ТРО — транспортный

• КХО — коммунально-хозяйственный

• АХО — административно-хозяйственный

• Противопожарной службы.

Лагерь был разделен на отделения, размещенные вдоль железнодорожной трассы. Штаб каждого отделения состоял из частей: ПТЧ — производственно-техническая, КПЧ — контрольно-плановая, ЧОС — общего снабжения, 3-я часть и т.д.

Контингент заключенных был распределен по колоннам, лагпунктам, отдельным лагпунктам (ОЛП). При каждом отделении — отряд ВСО.

Структура управления Севере-Печорского железнодорожного строительства являлась типичной для всех лагерей этого рода.

Политический отдел числился под № 1. Он и был первым в управлении. Полковник Кузнецов имел обыкновение вызывать в свой огромный — по чину! — кабинет начальников других отделов, и они, стоя навытяжку, с трепетным вниманием выслушивали указания лагерного бонзы. Начальник КВО, лейтенант с явными признаками кретина, готов был расплющиться на паркете, но Кузнецов удерживал его в стойке "смирно" каскадом вопросов и резких, как удар кнута, указаний. Диктаторские замашки полковника Кузнецова, его высокомерие легко объяснимы: он подчинялся непосредственно политотделу ГУЛАГа, а тот — Центральному Комитету партии. Узнаём, узнаём сталинскую методу двойного, тройного контроля. Разве институт комиссаров в армии не той же цели служил?

В кабинете Кузнецова висели портреты Дзержинского и Берия. Что их объединяло, героя партийного подполья, создателя ВЧК, и нового владыки Лубянки, профессионального палача? Быть может — твердая убежденность в пользе кровопролития и насилия?

 

- 129 -

В ведении культурно-воспитательного отдела находилась редакция "Производственного бюллетеня", небольшого формата газеты, призывавшей зека трудиться самоотверженно, любить Вождя и чтить сталинского наркома Лаврентия Берия. И еще газета рекомендовала зека чувствовать себя в лагере как дома, ибо только здесь им предоставлены все условия для исправления и перековки. Печорский лагерь имел свой музыкально-драматический театр и несколько эстрадных ансамблей, до десяти кинопередвижек, на каждой колонне действовали инструкторы-воспитатели. В бытовой и производственной зонах, на трассе — наглядная агитация. Словом, КВО не зря объедал государство и вечно голодных зека. Но политотдел вмешивался во все дела этого отдела, подменяя его полностью. Да и другие отделы, начиная от технического, кончая охраной, постоянно ощущали на себе сковывающую руку политотдела. Громоздкая структура, бесплодное дублирование руководства — Малая Зона подражала Большой и в этом.

Не будем останавливаться на деталях структуры, сообщим лишь о некоторых особенностях Северо-Печорского строительства, которые стали типичными в системе ГУЛЖДС. На Печорской трассе действовали комбинаты — деревообделочный, мукомольный, пошивочный, центральные ремонтные мастерские (ЦРМ), овощеводческие совхозы и карьеры: каменный, песчаный, известковый. Карьеры по давней традиции разрабатывали штрафные колонны. На Воркуте, в угледобывающем лагере, уголовников-рецидивистов и особо опасных политических отправляли в известковый карьер. В Печорском ИТЛ самым гибельным местом считался каменный карьер близ станции Джинтуй. Добываемый там штрафниками материал не всегда отвечал техническим условиям (ТУ) строительства, зато Джинтуй успешно решал задачу истребления неугодных элементов. Это вполне устраивало Печорский 040 и московскую Лубянку.

В штабе управления работал главный инженер. В годы войны и после эту должность занимал Иван Иванович Касперович, очень знающий специалист. При нем был центральный диспетчерский пункт. На местах, при начальниках работ отделений, функционировали круглосу-

 

- 130 -

точно диспетчеры.

Второй отдел ведал распределением рабочей силы, учетом зеков, документацией. Все прибывающие в Заполярье этапы проходили через центральный пересылочный пункт. В распоряжении санитарного отдела находились лазареты, а также медицинские пункты на колоннах. Снабжение огромного лагеря и стройки шло через сеть баз — центральную, перевалочные и склады в каждом отделении. Воровали здесь все и все, начиная от автопокрышек, консервов, спирта и кончая лекарствами и арестантским бельем.

В Зоне Малой, как в Зоне Большой.

Структура лагерей варьировалась в зависимости от производственного профиля и назначения. Однако и внутри отрасли — железнодорожного строительства, угледобычи и лесозаготовок — структура видоизменялась со временем. Чиновники ГУЛАГа, томимые канцелярской скукой, упраздняли одни отделы лагерных управлений, учреждали другие, придумывали новые виды лагпунктов, подразделений охраны, штрафных изоляторов для заключенных... Неизменным оставалось в каждом случае лишь доминирующее положение 040. Бериевские чекисты жестко контролировали всю так называемую культурно-воспитательную работу КВО, деятельность УРО и ВСО, им были подвластны все остальные отделы Управления. Если 040 почему-либо не взлюбит иного лагерного чиновника, то его не спасет сам начальник Управления, будь это даже его заместитель. Провокаторы из 040 найдут предлог для ареста: "превышение власти", "присвоение государственных ценностей", "изнасилование заключенных женщин"... А кто из начальников, больших и малых, не избивал, не насиловал, не стяжал? И вот уж бывший офицер или ответственный инженер-строитель сидит перед столом следователя, потом — суд и лагерный срок.

Такое случалось не часто, но постоянно. Зека трепетали перед начальниками всех мастей, те трепетали перед славными чекистами.

В Зоне Малой, как в Зоне Большой.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 

Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=10813

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен