На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ЖИЗНЬ ВО ВЛАДИМИРЕ. СМЕРТЬ СТАРШЕГО СЫНА ОТЦА СЕРГИЯ ::: Сидоров С.А., протоиерей - Записки священника Сергия Сидорова ::: Сидоров Сергий Алексеевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Сидоров Сергий Алексеевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Сидоров С. А. (протоиерей). Записки священника Сергия Сидорова : С прил. его жизнеописания, сост. дочерью, В. С. Бобринской. - М. : Православ. Свято-Тихонов. Богослов. Ин-т, 1999. - 296 с. : 11 л. портр. - (Русское духовенство в годы гонений). - В прил.: Бобринская В.С. Жизнь священника Сергия Сидорова и его семьи: с. 141-293.

Следующий блок >>
 
- 220 -

ГЛАВА 7 ПРИХОД В СЕЛЕ ВОЛОСОВЕ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ЖИЗНЬ ВО ВЛАДИМИРЕ. СМЕРТЬ СТАРШЕГО СЫНА ОТЦА СЕРГИЯ

 

Во Владимире отец Сергий с семьей поселился на окраине города в маленьком домике в проходной комнате. Жили материально сносно, не голодали, хотя постоянного места службы отец Сергий во Владимире получить не мог, ибо многие церкви и монастыри были уже закрыты и всюду был избыток священнослужителей. Чаще всего он служил сверхштатным священником в разных церквах, в том числе и в храме Михаила Архангела, где настоятелем был отец П. Р. (см. выше очерк о нем).

В 1927 году семью постигло большое горе: умер старший сын Кирилл, Кирочка, ему было четыре года. Кирочка заразился туберкулезом еще в Сергиеве. Болезнь стала чрезвычайно быстро прогрессировать, и меньше чем через год не стало чудесного мальчика, ласкового и доброго. Никто из детей отца Сергия не был так тих и послушен, как Кирочка, никто не был таким одаренным и музыкальным, как он. Все как-то особенно любили этого мальчика: казалось, что именно в нем соединилось все лучшее, что было у его родителей: высокая духовность отца, нежность и мечтательность матери... Чтобы как-то поддержать больного мальчика, Вера Ивановна привезла его в село Дмитровское, недалеко от Москвы; там сняли дачу. Но спасти Кирочку не удалось. Он умер, и его похоронили возле церкви села Дмитровского на крутом берегу Истры; в то время там было кладбище.

Несколько лет назад я с сестрой и мужем побывала около этой церкви. Кладбища давно уже нет: на его месте разбит какой-то чахлый сквер. И только красавица Истра как прежде сверкает под солнцем в густых зеленых зарослях, и далеко видно, как вьется она по широкой долине... Церковь открыта, и можно там помолиться за чистую душу маленького Кирочки и за тех, кто так горевал о нем.

Вот письмо Татьяны Петровны к жене отца Михаила Шика Наталье Дмитриевне из Владимира в Москву, 1927 год:

«Дорогая Наталья Дмитриевна! Ваше письмо получила уже давно, но все не могла собраться ответить Вам. Спасибо, дорогая, за участие. В этом таком чужом городе так отрадно почувствовать близость дру-

 

- 221 -

зей, чувствовать, что нас жалеют не просто как родителей, потерявших ребенка, но помнят и знают Кику живым. Знаю, что Кике теперь неизмеримо лучше, что жизнь страшна, и Бог знает, какие испытания готовились ему здесь на земле. Я почувствовала это, когда положила его в гробик и глядела ему в его такое счастливое, улыбающееся личико. Он лежал с какой-то серьезной радостью, весь окруженный полевыми цветами, сам Похожий на цветок. Крестьянки, приходившие посмотреть, плакали с каким-то чувством умиления. Я знаю, что Кика теперь счастлив, но теперь, когда я далеко от его могилки, страшная земная тоска овладевает мною. Я тоскую по живом веселом Кике, по его задумчивым глазкам, мне нужен его смех, голос его звучит все время. Когда он лежал уже умирающий, я все эти последние ужасные дни брала его маленькую, такую исхудавшую ручонку и вспоминала всю его коротенькую жизнь. День за днем проходили в моей памяти, и каждый день отпечатывался в моем мозгу, как новый лист какой-то бесконечно родной книги. Я даже не знала, что вся его жизнь могла так сохраниться в моей памяти. И теперь я каждый день все читаю эту книгу.

Спасибо за присланные деньги, мы на них и хоронили Кирочку. Похоронила я его на деревенском кладбище над высоким обрывом, откуда видно очень далеко, внизу льется узенькая Истра. Кирочка любил красоту, и так отрадно было мне видеть его маленькую могилку в таком красивом месте.

Пишите нам, так тяжело, так ужасно тяжело. Почему же мне было суждено потерять то, что я больше всего любила в этой жизни... Если даже наша земная жизнь состоит из скорбей и страданий, почему же все-таки самое дорогое отнято у меня? Когда я буду читать Ваши письма, прошлое еще живей будет вставать передо мной. Ведь в Посаде прошла большая часть его коротенькой жизни, по его улицам бегали его ножки, дети, с которыми он играл, бегают и смеются, все живет и радуется. Передайте мой привет Анне Дмитриевне1. Я помню, с какой трогательной любовью и вниманием она отнеслась к моему бедному больному мальчику. Поцелуйте Ваших деток. Крепко целую Вас.

Ваша Т. Сидорова.

Отец Сергий и Вера Ивановна также благодарят Вас и кланяются Доехал ли уже Михаил Владимирович до места его ссылки?2».

 


1 А. Д. Шаховская - младшая сестра Натальи Дмитриевны, краевед. С конца тридцатых годов была секретарем В. И. Вернадского до его кончины.

2 Отец Михаил был сослан в Казахстан.

 
 
Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru