На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
43. Н.С. Хрущев и историческая наука ::: Абрамович И.Л. - Воспоминания и взгляды (Кн.1 Воспоминания) ::: Абрамович Исай Львович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Абрамович Исай Львович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [поиск]
 
Абрамович И. Л. Воспоминания и взгляды : в 2 кн. / Абрамович И. Л. - М. : КРУК-Престиж, 2004. - Т. 1 : Воспоминания. - 287 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 273 -

43. Н.С. Хрущев и историческая наука

 

После XXII-го съезда партии казалось, что историческая наука, которой при Сталине был нанесен особенно сильный ущерб, вновь становится наукой и обретает свою независимость от власти и объективность. В журналах: "Вопросы истории" Академии наук СССР и "Вопросы истории КПСС", органе ЦК КПСС, появился ряд принципиальных статей, как будто свидетельствующих о том, что партией взят курс, который должен вывести советскую историческую пауку из того тупика, в который ее загнал Сталин.

В журнале "Вопросы истории КПСС", № за 1963 год, был напечатан доклад секретаря ЦК КПСС Б.Н.Пономарева, в котором была изложена позиция нового руководства партии в вопросе о дальнейшем развитии исторической науки. В докладе говорилось:

"Культ личности посягал на философские методические основы марксистской исторической науки. Прежде всего, это связано с тем, что партийность исторической науки стала вульгарно противопоставляться ее объективности, тогда как Ленин видел в партийности марксистской науки высшую форму объективности.

...Догматизм и начетничество, распустившиеся пышные цветом в годы культа личности, вели к отрыву от жизни и сильно ограничивали теоретико-познавательную роль истории как науки.

Произвольная оценка событий, фактов, лиц, порожденная культом личности Сталина, тяжело отразилась на исторической науке. Нарушение социалистической законности в отношении многих и многих деятелей партии и советского государства неизбежно вели к извращению их роли в борьбе за победу революции и социализма в СССР. Упрощенчество в отношении исторического процесса, насильственная подгонка его под угодные Сталину схемы приводила к вопиющим нарушениям исторической правды...

В освещении послеоктябрьского периода истории нашей родины Сталин прямо насаждал волюнтаризм. Результатом была фетишизация силы приказа, директивы, любого выступления Сталина; это искажало историческую перспективу, декларированное выдавалось за реально существующее...

В научных коллективах насаждались нетерпимые нравы, тормозящие развитие науки, мешавшие работе ученых. Обсуждение принципиальных вопросов на основе товарищеского обмена мнениями, столь необходимое для процветания нау-

 

- 274 -

ки и ее развития, в соответствии с принципами марксизма-ленинизма, заменялись часто грубым окриком, шельмованием честных ученых. Неугодные люди изгонялись из науки, а зачастую и физически устранялись. Были оклеветаны крупные советские историки Лукин, Пионтковский и др. Научная ценность источников, архивных материалов была взята под сомнение. Архивные фонды, как правило, стали использоваться лишь для иллюстрации общеизвестных положений. Терялось уважение к факту, без чего история как наука просто немыслима.

...Историкам прививалось убеждение, будто все принципиальные оценки исторического процесса либо уже даны, либо могут быть даны только Сталиным". ("Вопросы истории КПСС", № . 1963 г., стр. 21-23)

"Каковы основные задачи, которые ставит партия перед советской историей?" — спрашивал докладчик Б.Н. Пономарев и отвечал:

"Было решено создать, прежде всего, марксистский учебник по истории партии, опиравщийся на факты и научно обобщающий опыт борьбы партии за коммунизм". Одновременно принял решение о создании многотомной истории КПСС, и вот в 1962 году такой учебник, который должен был соответствовать задачам, изложенным в докладе Пономарева, и замени сталинский "Краткий курс" вышел.

Сравнивая эти два учебника - "Краткий курс" и "Историю КПСС" издания 1962 года под редакцией Б.Н. Пономарева - прежде всего, бросается в глаза полная идентичность их конструкций. Разбивка "Истории КПСС" по главам и внутри глав по подглавам была принята такой, какой она была в сталинском учебнике.

И это понятно. Авторы того и другого учебника исходили из единой оценки прошлого партии, и потому их внимание было приковано к одним и тем же событиям. В учебнике, вышедшем в 1962 году, это было сформулировано следующим образом:

"Внутри партии была проведена длительная и ожесточенная борьба с различными антиленинскими группировками — с троцкистами, с "рабочей оппозицией", группой "демократического централизма", троцкистко-зиновьевским блоком, правыми оппортунистами, с националистическими и другими группировками. Политическая победа над всеми враждебными партиями и антиленинскими группировками была необходимым условием победы социалистической революции, построения социализма в СССР". ("История КПСС", Госполитиздат, 1962 г., стр. 8)

Декларации, провозглашенные в докладе Б.Н. Пономарева о коренном изменении подхода партии к исторической науке, которые мы привели выше, на деле остались пустыми декларациями. Фактически в учебник "Истории КПСС", изданный после этих деклараций, были внесены только такие поправки, которые касались личности Сталина.

Все фальсификации, относящиеся к марксистской теории о государстве, характере социалистической революции и социалистического строительства в СССР, эволюции советского строя, политической борьбы в партии в и международном коммунистическом движении, а так же истории гражданской войны, остались в прежних рамках "Краткого курса", сфабрикованного Сталиным и его апологетами.

Так, например, в новом учебнике была записана та же клевета, что и в "Кратком курсе", именно, что:

"В вопросах внешней политики троцкисты и зиновьевцы скатились к отрицанию необходимости защиты СССР от угрозы империалистической интервенции. Ослепленные ненавистью к партийному и советскому руководству, они дошли до того, что были готовы нанести удар в спину советской стране, в момент нападения на нее империалистов", (там же, стр. 404-405)

Следует, однако, подчеркнуть, что в другом месте этого же учебника его авторы осуждали Сталина за то, что он изображал своих идейных противников врагами советской власти.

"Репрессии, как известно, - говорится там, - начались против бывших идейных противников, которые были представлены как агенты империализма, иностранных разведок. Такие же обвинения предъявлялись и другим коммунистам, ни-

 

- 275 -

когда ни в каких оппозициях не участвовавшим и боровшимся за ленинскую генеральную линию", (там же, стр. 505)

Такая половинчатость и непоследовательность авторов учебника "Истории КПСС" была характерна не только для исторической науки, но также и для всех сторон жизни и деятельности партии в хрущевский период.

О его половинчатой политике в области литературы, искусства и национальном вопросе я уже писал раньше.

В сельском хозяйстве наряду с правильными мерами по исправлению волюнтаристской линии Сталина, которая привела сельское хозяйство СССР к полному упадку, Н.С. Хрущев сам встал на путь некомпетентного вмешательства в оперативные дела. Так, например, он в административном порядке внедрял посевы кукурузы во всех зонах Советского Союза. Такую же половинчатость и непоследовательность он проявил в борьбе с ограничениями (неравенства в жизни советского общества), начав с урезывания доходов бюрократической верхушки, с ликвидации так называемых денежных пакетов, выплачиваемых негласно в дополнение к официальной зарплате высшим чиновникам, он приостановил выполнение этой линии и не довел борьбы m равенство до конца.

Прекратив насильственную подписку на займы, которые ложились тяжким бременем, особенно на низкооплачиваемые категории трудящихся, Н.С. Хрущев одновременно приостановил платежи по розыгрышам уже оплаченных займов, а выплату денег за уже оплаченные облигации отложил на неопределенное время.

Прекратив строительство дворцов - памятников Сталину - Хрущев приступил к строительству жилья для трудящихся, живших в бараках и подвалах. От излишеств в строительстве метрополитена и высотных домов он бросился в другую крайность, к строительству так называемых "хрущоб", то есть домов с низкой этажностью, совмещенными санузлами и крошечными кухнями и коридорами.

При Хрущеве была предпринята попытка децентрализовать и демократизировать управление народным хозяйством по примеру совнархозов, существовавших при Ленине. Были ликвидированы все хозяйственные министерства, организован Высший Совет народного хозяйства в центре, а на местах республиканские, краевые и областные советы народного хозяйства. Но наряду с этим и в противоположность ленинским принципам организации управления хозяйством, все местные органы были лишены прав самостоятельно решать хозяйственные вопросы, что не только не привело к сокращению волокиты, а наоборот усилило ее.

Н.С. Хрущев сделал также попытку перейти от административного к экономическому правлению хозяйством. Но на деле он ограничился только тем, что поднял розничные цены на мясо-молочные продукты. Таким изолированным, мероприятием он только вызвал общее недовольство всех трудящихся СССР. Всеми этими и другими непродуманными действиями Н.С. Хрущев нарушил установившуюся в стране стабильность, внес в жизнь советского общества неразбериху и сумятицу, чем вызвал недовольство не только верхушки бюрократии, но и массы трудящихся.

Противники Н.С.Хрущева из состава Политбюро боялись, что его неустойчивый режим, его неуравновешенная политика могут стать причиной возмущения народа руководством парши, и это стало поводом для его удаления из состава Политбюро. О том, как после вывода Н.С. Хрущева из Политбюро постепенно начался процесс ресталинизации, я рассказал в главе Фальсификация истории". Здесь я хочу остановиться на том, как линия руководства, пришедшего на смену Хрущеву, отразилась на официальной истории партии. Все те незначительные изменения, которые были внесены авторским коллективом во главе с Б.Н.Пономаревым во второе издание учебника "Истории КПСС" в сравнении с "Кратким курсом", изданным при Сталине, были восстановлены почти в старой редакции в третьем издании того же учебника, вышедшем в 1969 году.

Так, например, были изъяты или скорректированы записи в последнем издании в отношении ошибок, злоупотреблений или просчетов Сталина по следующим вопросам:

об ошибках, совершенных им в ходе Февральской революции до приезда Ленина в Петроград:

о его выступлении на VI-м съезде партии по поводу явки Ленина на суд;

о его колебаниях во время обсуждения вопроса о Брестском мире;

о его своевольном поведении во время войны с Полыней в связи с невыполнением им директивы Политбюро о передаче 3-х армий с юго-западного на западный фронт;

 

- 276 -

о его ошибках в национальном вопросе в связи с образованием СССР;

о его ошибках по вопросу о монополии внешней торговли;

о невыполнении им обещания, данного им на XIII-м съезде партии - исправить свои недостатки, на которые указал Ленин в завещании;

о его ошибках и преступлениях, совершенных при проведении коллективизации дерев и раскулачивании;

формулировка о том, как к XIIV-му съезду партии сложился культ личности Сталина;

о том, что было рассказано Н.С. Хрущевым на ХХII-м съезде партии об убийстве Киров

о репрессиях, главная вина за которые передвинута со Сталина на Ежова и Берия;

о том, что репрессии начались с идейных противников, то есть с оппозиций;

об ошибках и просчетах Сталина при подготовке и во время войны 1941—1945 годов;

о ликвидации национальных автономий: калмыков, крымских татар, немцев Поволжья, карачаевцев, балкар, ингушей и др.;

о злоупотреблениях властью после войны, о приукрашивании действительности и т.п.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 

Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=12437

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен