На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
44. Ресталинизация и начало диссидентского движения ::: Абрамович И.Л. - Воспоминания и взгляды (Кн.1 Воспоминания) ::: Абрамович Исай Львович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Абрамович Исай Львович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [поиск]
 
Абрамович И. Л. Воспоминания и взгляды : в 2 кн. / Абрамович И. Л. - М. : КРУК-Престиж, 2004. - Т. 1 : Воспоминания. - 287 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 276 -

44. Ресталинизация и начало диссидентского движения

 

Вскоре после удаления Н.С. Хрущева из центрального Комитета и из Политбюро началось повсеместное восстановление сталинских норм в партийной, государственной и обще венной жизни. Прежде всего, это началось с ликвидации параллельных органов партии, затем ликвидации совнархозов и восстановления отраслевых министерств.

Одновременно началось наступление на допущенный при Хрущеве либерализм в печати и на самиздат.

В отношении официальной печати был наложен запрет на опубликование книг и статей, направленных против Сталина. Была ужесточена цензура на все виды литературной деятельности, а также на выпуск кинофильмов и радиопередач. Произведены перемещения в редакционных коллегиях газет и журналов, в частности, в "Литературной газете", в "Юности", "Новом мире" и других. К этому же времени относятся арест писателей А. Синявского и Ю. Даниэля. Поводом для ареста послужило обвинение в клевете на советский строй.

Но, в отличие от процессов, происходивших в сталинские времена, когда обвиняемые, как правило, признавали свою деятельность преступной и выступали с покаянными речами, Синявский и Даниэль себя виновными не признали, вели себя достойно, а свою литератур деятельность сочли вполне конституционной.

Суд над Синявским и Даниэлем был полуоткрытым. На суде присутствовали советские иностранные журналисты, советские писатели и родственники обвиняемых. Перед лицом международной общественности устроителям советского суда не удалось представить убедительные доказательства их виновности. Подсудимые фактически были осуждены за взгляды. Суд над ними закончился провалом. В историю советской общественной мысли су, над Синявским и Даниэлем войдет как начало диссидентского движения в СССР. Наряду с запретом опубликования произведений инакомыслящих в официальных печатных органах, ужесточением цензуры, было начато преследование лиц, занимавшихся распространением и даже просто чтением статей и книг "самиздата". Были проведены обыски и изъятие рукописей у большого числа диссидентов, а некоторые из них, наиболее активные, были арестованы.

Одним из таких примеров расправы с диссидентами, хранившими и распространявшими произведения самиздата, был суд над А.Гинзбургом, Галансковым, Добровольским и Дашковой состоявшийся в Москве с 8 по 12 января 1968 года. Из опубликованной в газете "Комсомольская правда" от 18 января 1968 года статьи мы узнали, что при обыске и аресте Гинсбурга, Галанскова и Добровольского были изъяты "десятки полученных из заграницы антисоветских изданий". Цель таких операций органов КГБ - расправы с инакомыслящими - осталась прежней, как и во времена сталинской диктатуры, - запугать диссидентов и не допустить распространения запрещенной литературы.

Методы также остались прежними. Облить обвиняемых грязью, приклеить им связи о контрреволюционными и фашистскими организациями.

Характерными для таких процессов обвинений были при Сталине и остаются сейчас следующие слова из обвинительного акта:

"Все четверо получали от НТС антисоветские материалы для подпольного распространения в нашей стране, участвовали в махинациях с иностранной валю-

 

- 277 -

той, доставляемой из-за рубежа, и передавали на запад клеветнические материалы".

Где доказательства?

На этот вопрос главный редактор "Литературной газеты" А.Чаковский в номере от 27-III-1968 года, то есть по прошествии 2,5 месяцев после суда ответил:

"У меня нет никаких оснований не доверять суду или информации в советской прессе и, следовательно, сомневаться в том, что эти люди осуждены в соответствии с законами Советского Союза".

Так реагировали прожженные и рафинированные чиновники на справедливую критику оппозиции.

Во времена сталинского правления довольно широкие круги советской интеллигенции — получившие идейное воспитание и революционную закалку в героическую эпоху революции - еще продолжали верить в то, что Сталин и окружающие его члены ЦК люди идейные и что сами они участвуют в строительстве социализма в СССР, что насилие и неравенство произошли «следствие того, что социализм пришлось строить в отсталой стране и в мощном капиталистическом окружении.

Некоторые сомнения в идейности руководства возникли среди интеллигенции в период 1936939 годов, когда начались массовые репрессии против основных революционных кадров, и когда было подписано соглашение с фашистами, но эти сомнения рассеялись после начала войны с гитлеровской Германией. В это время народ и вся интеллигенция, включая даже ту ее часть, которая эмигрировала из России сразу после революции, забыв о своих обидах на партию и государство, сплотились вокруг руководства СССР, чтобы отразить нападение страшного врага. Чем объяснить, что широкие круги советской интеллигенции сохранили свою веру и преданность социалистическим идеалам даже после того, как революция была фактически предана Сталиным?

Чем объяснить, что большинство интеллигенции поверило в то, что Сталин и окружающие его члены ЦК продолжают дело, начатое Лениным?

Как удалось их убедить в том, что насилие и неравенство, которые стали нормой сталинского правления, были оправданы железной необходимостью централизации власти, актуальностью задач индустриализации и коллективизации в условиях капиталистического окружения?

Сталину удалось убедить народ потому, что он придал борьбе за свои личные цели характер идейной борьбы за социализм. Борьба продолжала идти под знаменами большевизма.

Триумф Сталина состоял в том, что он борьбе за свои цели сумел придать форму революционной борьбы, свои преступления скрыть под маской защиты революционных завоеваний. Инстинкт диктатора подсказал ему, что борьбу за свою личную власть нужно продолжать под овеянными славой знаменами большевизма, так, как будто в стране не произошло никаких моральных и социально-политических перемен. Сталинской пропаганде удалось убедить народ и интеллигенцию в том, что победа над могущественными внешними врагами могла удаться только потому, что страна в борьбе со своими внутренними врагами в период предшествующих войне пятилеток успела индустриализоваться.

Но Сталину удалось сохранить доверие народа к своему диктаторскому режиму за счет гигантского ущерба, причиненного им идее социализма.

Внутри Советского Союза и за рубежом социализм стал отождествляться с тем режимом насилия, который был создан Сталиным в СССР.

После смерти Сталина и его разоблачения среди значительной части интеллигенции, особенно среди молодежи, произошла переоценка роли Сталина как идейного вождя социализма.

Теперь надежды на развитие и упрочнение социализма стали связываться с демократизацией страны. Но после удаления от руководства Н.С. Хрущева и ресталинизации и эта последняя надежда на возрождение социализма в СССР была утрачена.

Основная масса интеллигенции, и, прежде всего молодежь, потеряла веру в коммунизм, v тала аполитичной, ушла в личную жизнь и превратилась в равнодушных обывателей.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 

Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru