На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава 3. Арест ::: Айтуганов И.П. - Круги ада ::: Айтуганов Илья Павлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Айтуганов Илья Павлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [поиск]
 
Айтуганов И. П. Круги ада. - Казань, 1998. - 124 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 12 -

Глава 3

Арест

 

В восточной Сибири летнее утро наступает постепенно. Рассвет, утреннее солнце еще не взошло, из-за сопок просвечивает оранжевое зарево. На распадках гор стелится туман. Гак легко дышится в таежном лесу утром. Аромат хвойного леса. Когда солнце покажется, легкий ветерок рассеивает утренний туман. Приносит ветер воздух, насыщенный кислородом, накопившимся в лесных недрах Саянских гор. С наступлением утренней зари оживает все вокруг. Сорока стрекочет, отмечая путь таежного хищника, возвращающегося с ночной охоты на места лежанки. Дрозды перекликаются в дебрях черемушника, росших вдоль ручейков. На сосновых борах на кормежку прилетают глухари с мест токовки. Начинает свой труд лекарь зеленого леса дятел. С восходом солнца оживает вся необъятная Восточно-Сибирская тайга.

В одно такое утро Илья лежал на топчане, вынесенном из барака под открытое небо, чтобы отдохнуть от прожорливых клопов. Вспомнил Магнитогорск, день ареста.

Работал он на инструментальном участке основного механического цеха Магнитогорского металлургического комбината. На участке их работало пятеро, 28 ноября 1937 года на работу вышли трое. Не вышел Сураго, польский политический эмигрант, не было Бурштейна, слесаря лекальщика, и не появился мастер участка Гербст, политический эмигрант, немецкий коммунист. Работавший рядом с Ильей Василий Безобразов слышал, что их забрали в НКВД. По цеху шел разговор, что НКВД арестовывает каких-то вредителей. Илья подумал, какой же может быть вредитель Сураго, два года рядом работаем. У него в семье бывал, он и его жена с таким жаром рассказывали, что значит рабочая солидарность.

Так хорошо приняли их в Советском Союзе, здесь нашли вторую родину.

Утром главный механик Богуславский, пришедший в цех, дал Илье задание доделать штамп, который делал Сураго. Штамп для штамповки лопастей ротора турбовентилятора воздуходувки к доменным печам. Впервые на комбинате и в СССР эти штампы изготовили Сураго с Ильей в 1934 году. Задание было важное, этой работой интересовался Серго Орджоникидзе. Тогда эту работу они сделали успешно. Оборудование было куплено за границей. Освоили штамповку. После

- 13 -

сборки роторов, балансировки и испытания турбовентиляторов их поощрили. Сейчас делали эти штампы взамен изношенных. Освоение изготовления лопастей избавляло государство от расходов золота. Рабочее место Сураго было рядом с верстаком Ильи. Не стал он перетаскивать заготовки к своему верстаку. Начал подгонять пуансон по матрице, Работа знакомая, подгонка шла успешно. Ему хотелось, чтобы штамп пошел с первого испытания, на приемке говорят, с первого предъявления.

После обеденного перерыва, только он приступил к работе, на участок, где он работал, зашел посторонний в штатском, высокого роста, лет тридцати, одетый в полувоенную гимнастерку, в такую же, какую носил И.В. Сталин. Илья, тут же услышавший обращение, представился. Вошедший предложил ему одеться и прогуляться. Когда они подошли к зданию НКВД, на часах, висевших на стене коридора, было два часа дня 28-го ноября 1937 года.

Так закончилась для Ильи работа на Магнитогорском металлургическом комбинате. Начались изнурительные, долгие испытания, которые он не мог представить. Испытания нравственные, физические, которые расхлебывали долгие годы, а многим обернулись ценой жизни.

Илья расстался с любимой работой, учебой в рабфаке, со своей мечтой, с грезами в жизни. Он не знал о предстоящем и не мог представить, зачем его привели в этот дом, сюда, откуда дороги так узки к жизни. Не думал и не мог знать, что кроется за этими дверьми.

Мечтал он стать летчиком или металлургом, не менее нравилась ему работа слесаря-лекальщика. Особенно ему нравилось работать с такими мастерами, как Сураго, Бурштейн, они были подобны «Левше» Лескова. Создавать то, что до тебя никто не делал. Но все это в недалеком прошлом. Сейчас предстояли испытания, которые пришлось расхлебывать всю жизнь. Когда его вызвали в одиннадцатую комнату, он вошел туда молодой, смелый, не искушенный в житейских подлостях.

Ему было всего двадцать -лет от роду. Он не верил, что чекисты применяют пытки при ведении следствия. Он вошел, представился- Ему было хорошо оттого, что он родился в такой век. Он участвует в совершении таких великих дел. Равноправный участник строительства Великой стройки, какой был Магнитострой. Строительство Магнитогорского металлургического комбината. Одно это чувство ликовало в душе.

Он все забывал: сестренку, замерзшую на руках отца в холодной степи; времена, когда их семью выбросили из дома на улицу; начавшуюся голодовку в поселке; ночевку под стогом сена зимой; как умерла тетка Агафия во дворе своего дома, когда у нее ее отобрали.

 

- 14 -

— Раз ты Айтуганов, вот тут больше формальности, ознакомься и распишись.

Ему дали заполненный протокол допроса, в котором говорилось, что он занимается контрреволюционной агитацией и поднятию вооруженного восстания среди крестьянского казачества против Советской власти,

— Вы что же, товарищи, я же комсомолец! Вы меня разыгрываете?

— Ты не представляйся «Антоном не помнящим», тебе говорят, подпиши. А товарищи давно у нас в нужном месте, гражданин Айтуганов.

— Вы что же, мне вечером в институт на занятия, решайте побыстрее и отпустите.

— Вот подпишите, тогда отпустим.

Не мог же подписывать ложь и неправду.

— Раз не хочешь подписывать, вот тебе. — Его ударили по голове, он отлетел и ударился об стенку.

Удержался на ногах, схватил со стола чернильницу и запустил в следователя. При попытке выскочить через двери, его начали избивать. Дальше он ничего не помнит. Очнулся от удара головой о ступеньки лестницы, спускающейся в подвал. Его волочили два чекиста за ноги. В таком состоянии он оказался в камере номер шесть. Об этом ему сказали сокамерники, когда он пришел в сознание...

В это время его раздумья прервались, пришел из производственной зоны Евгений Федорович Варапеев. Держал в руке два куска древесного угля в форме газочурки. Газочурка в автоклав попала вместе с берестой, загружаемой для выработки дегтя и скипидара. Евгений Федорович дежурил ночью истопником около автоклава, и при выгрузке отработанной золы обнаружил куски древесного угля.

Вчера не удалась первая плавка чугуна в вагранке, построенной по чертежам Ильи и Варапеева. Варапеев, бывший уральский металлург-вагранщик. Древесный уголь, выжженный в буртах неопытными людьми, получился слабым. Уголь из вагранки выдуло дутьевым вентилятором. Загруженный металл провалился в горн нерасплавленным. В тайге, далеко от промышленных центров кокса не было. Шла Великая Отечественная война. При ремонте строительной, дорожной и землеройной техники возникла необходимость в чугунном литье. Небольшая группа заключенных пытались своими силами плавить чугун. Литейный цех еще не работал, но заказов уже поступило множество. Соседние таежные колхозы нуждались в запасных частях к сельхозмашинам. Образцы угля, принесенного Варапеевым решала возможность получения металлургического угля из газочурки. На древесном газе

 

- 15 -

работали все электростанции на стройке. Для получения древесного газа все генераторы изготавливались и конструировались в ЦРМ 68-го километра силами политзаключенных.

При изготовлении газогенератора в основном работали мастера котельного производства Павеп Царев, Николай Козарев, Павел Степашок, все они — уральские мастеровые Екатеринбурга, Челябинска и Соликамска. Они же изготовили все оборудование для литейного цеха.

Договорились с Варапеевым об очистке автоклава и загрузке газочуркой, для пробы выжигать древесный уголь.

Илья пошел в домик начальника ЦРМ Афанасию Афанасиевичу Горбань. Начальник был из состава политзаключенных, бывший паровозный машинист из Украины, осужденный в 1937 году за контрреволюционную деятельность. Человек он очень волевой, безукоризненно честный. В нем сосредоточен природный талант организатора. Кроме того, он физически крепко сколоченный, А в лагере только такие могут руководить успешно. Кто не спасует перед рецидивистом, которых специально натравляли на политических.

После 1940 года в ЦРМ 68-го км почти не было рецидивистов. Контингент политзаключенных в основном стабилизировался, укомплектовался крепкий рабочий костяк. В этом большая заслуга Афанасия Афапасиевича Горбань и группы Уральских рабочих, попавших под репрессии, осужденных тройкой НКВД. В их числе было много коммунистов.

Производством по ремонту строительной техники руководили сами заключенные.

Илья показал кусок древесного угля начальнику ЦРМ Горбань и рассказал о загрузке автоклава газочуркой для выжига древесного угля.

К пуску литейного цеха подготовительные работы шли успешно. Строительными работами руководил Александр Купцов, в прошлом инженер-строитель из Соликамска. Высокого роста, стройный, лет тридцати пяти. Александр особо проявлял инициативу по организации строительных работ, ведь работы велись без чертежей. В бригаде строителей работали специалисты с инженерным образованием и опытом работы по строительству.

Александр Купцов своим юмором во многих случаях помогал людям преодолевать трудности лагерного бытия. С юмором говорил о себе, что его род из Демидовских крепостных, и он потомственный крепостной. Он рассказывал:

— Суда я не видел, просто меня как раба поймали и привезли сюда, в Сибирскую тайгу, здесь мне объявили срок заключения на десять лет.

 

- 16 -

А в параграфе формуляра ЗК, стоит К.Р.А. — контрреволюционная агитация.

Обучались литейному делу кадры, для чего пригнали в мастерские подростков от 12 до 16 лет  калининских колосочников, которых судили за сбор колосков после комбайновой уборки хлеба. Но указу Всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина от 7/8. Дети шли на поля собирать колоски, чтобы кормить себя и старых бабушек. Ведь во многих колхозах после выполнения госзаказа государство результаты труда колхозника забирало подчистую.

Среди прибывших подростков-колосочников были и сметчики вагонов. После разгрузки вагона с хлебом дети шли собирать зерна из щелей пола вагона. Их ловила милиция, к суду привлекали по указу от 7/8, присуждали от 5 до 8 лет в трудовые лагеря ГУЛАГа.

Петр Петрович Маховиков, бывший питерский металлист, человек пожилого возраста. Участник Октябрьской революции по установлению Советской власти. О нем в лагере говорили, что он — совесть питерских рабочих. Человек исключительной справедливости и совести.

Он обучал подростков-колосочников к формовке, изготовлению форм для чугунного литья. В другой группе более крепких ребят обучали разливке чугуна. Их обучал вагранщик Варапеев Евгений Федорович. Сложнее было с изготовлением моделей. Модельщиков подобрали из числа строителей Александра Купцова.

На первую плавку чугуна с применением варапеевского древесного угля собралось в литейном цехе все руководство ЭМ4 Гайшетлага. прибывшее из г. Тайшет на специальной мотодрезине «калужанка». Тут же присутствовали строители цеха и все юные правонарушители-колосочники.

Около вагранки колдовал Варапеев, на загрузке шахты, с парнями стоял Илья. Вагранка гудела на всю мощь своих вентиляторов. Через зрачки фурм светились капельки расплавленного чугуна, перетекающего в копильник. На кострах, разведенных около вагранки, сушились разливочные ковши.

Варапеев поднялся на загрузочную площадку к Илье и проговорил, что в копильнике достаточно жидкого чугуна, пора начинать разливку. Из летки копильника ослепительно яркой змейкой пошел чугун. Первую струю чугуна направили в приямок под леткой. После кивка головой Баранеева, под струю  металла Петр Петрович с напарником подставили первый ковш, и ковш заполнился жидким металлом. За ними — еще две пары разливщиков. Жидкий металл круговоротом пошел в приготовленные формы. Илья носился с деревянным

 

- 17 -

чистильщиком шлака, помогая разливщикам, очищая в ковшах сверху металла шлак. К концу дня залили весь заформованный плац весом до трех тонн.

Работа шла в три смены. Из рук небольшого коллектива выходило каждые сутки более трех тысяч корпусов НИМ, противопехотных мин, запасных частей к сельхозмашинам, которые работают па полях Восточной Сибири, заготовки для изготовления запасных частей к автомобилям и тракторам. Для производства ремонтных работ, механической обработкой чугунного литья и изготовлением запасных частей руководил Алексей Владимирович Владимиров, бывший директор МТС из Рязанщины. Коммунист Ленинского призыва с 1924 года. Осужденный тройкой НКВД сроком на восемь лет лишения свободы,

В центре всех начинаний стояли: паровозный машинист из Украины Горбань и Магнитогорский комсомолец Илья Айтуганов. Эти труженики по воле зла и тирании заброшены в Восточно-Сибирскую тайгу без суда и следствия. Они продолжали отстаивать свою трудовую честь и право, что они от плоти частица своего народа. Они — «соль» промышленных рабочих и колхозного крестьянства. Оторванные от семей и общества, всей жизнью помогали своему народу в борьбе с фашизмом. С честью несли свою учесть. Многие умерли от рук своих палачей с чистой совестью, не теряли веру в идеалы жизни.

 

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 

Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru