На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава 9. Куйтунские лесостепи ::: Айтуганов И.П. - Круги ада ::: Айтуганов Илья Павлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Айтуганов Илья Павлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Айтуганов И. П. Круги ада. - Казань, 1998. - 124 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 70 -

Глава 9

Куйтунские лесостепи

 

Сопровождающим был механик сельхозотдела управления Тайшетлага Иван Иванович Александров. Выделен второй сопровождающий, надзиратель без оружия, что удивило ребят. После всех строгостей лагерей за 7 лет неволи, ребятам показалось дико ехать без конвоя. Как это четверо заключенных вышли из штабной колонны с одним лишь надзирателем. Никто даже слова не сказал. Не требовали подписку об ограничении поведения в пути. Вместе с Ильей ехали Леонид Федорович Задворнов, седьхозмеханик. Вместе отбывали срок на 30-й колонне. Работали в гараже по ремонту тракторов. Уроженец Саратовской области. Второго Илья не знал. В пути познакомились, Василий Андреевич Кобыще, по профессии авиамеханик из Казахстана. Третий в бригаде — москвич Петр Иванович Миронов, слесарь инструментальщик. Им на дорогу выдали сухой паек. Поехали поездом Красноярск — Иркутск. Иван Иванович рассказывал о предстоящей работе:

— В совхозе 9 тракторов, из них 4 — гусеничные. Все имеющиеся трактора неисправные. Если не возражаете, то мы Илью Павловича назначили главным механиком. Заключенных там нет, рабочая сила вольнонаемная. Подростки 16-18 лет.

Проехали г. Нижнеудлинск, дальше пошли Кушу некие лесостепи. У Ильи сжалось сердце, места похожи на его родину. На Южно-Уральские степи. На станции Куйтун их ждала машина. Спросили шофера, сколько времени до совхоза.

— Если не застрянем в сугробе, то часа через три будем на месте. Расстояние — всего 30 км.

Путников застала ночь в пути. Началась пурга. В кузове от мороза не было сладко, пассажиры мерзли. Дорогу заметало, пришлось выпрыгивать и чистить. Проехали деревню Андрюшина. До второй добрались уже на рассвете. Деревенька — десяток домов. У одного дома стоял гусеничный трактор Челябинеп-60 с клином для очистки дороги, Шофер сказал, что это совхозный трактор, здесь живет наш общий

 

- 71 -

знакомый, тут мы обогреемся. Двери открыла молодая женщина. Тракторист еще спал. Раскачали, подняли его, по он никуда не едет. Магнето неисправный, не могу завести трактор. Ребята очень проголодались в пути, хозяйка предложила им вареную картошку в мундире. Магнето отремонтировали, трактор завели только к обеду. Тракторист, парень 16-ти лет даже повеселел, почувствовав помощь. Поехали гуськом, машина шла за трактором. Часа не прошло, как приехали к цели.

Бывшее шестое отделение совхоза Харикской, поселок Березовка. Полтора десятка домов, занесенные сугробами, только крыши от домов виднеются. Дорожки у входа прокопана в сугробе для входа в дом. В поселке речки нет, воду берут из колодца. Как у каждого совхозного отделения на территории имелась подтоварник, склад, конбаза с парком лошадей. Хоть и убогая помещения мастерских. А вот работать некому... Разместили прибывших в хорошем пяти-стенном доме. Прикрепили повариху, она же убирала, стирала, выполняла все домашние работы. Хорошие условия создавали для ребят. Им казалось, что они вышли па волю.

На другой день по прибытии ребята с Иваном Александровым осмотрели мастерские. Деревятюе рубленое здание, пол настлан из лиственничных метровых чурок в горец. Хороший пол для ремонта гусеничных тракторов. Техники в мастерских не было, помещение пустовало. Пришел старый механизатор, семидесятилетний старец, местный кузнец Качкарев:

— Не знаем, как будем сеять... Все готово! Нас тут двое, еще комбайнер Бубнов. Комбайны все угнали на центральную усадьбу. Остался один комбайн «коммунар», да растащили...

Чувствовалось, что он хозяин хороший. Плуги, бороны, сеялки поставлены на колодки. Трактора вот по кустам разбросаны, собирать некому. Одни девчонки полураздетые, да несколько парней, совсем мальчишки. Поля заросли березняком.

На подтоварнике нашли японский дизель, когда-то завезенный для каких- то целей, заложенный мешками с овсом.

Можно было дать свет в мастерские и поселок, не было генератора. Часам к десяти подошли в мастерские около десяти девочек и четыре парня, да два старика. Основной состав рабочих в мастерских. Подошел управляющий отделом Гардеев, он исполнял обязанности директора совхоза «Куйтунский».

Ознакомились все с вновь прибывшими ребятами. Илья ознакомил всех с распорядком дня. Без общих усилий трактора сами не заработают, весна ждать не будет.

Ознакомившись со всеми потребностями мастерских, Александров уехал в Тайшет. При отъезде особо договорились, что в мастерских

 

- 72 -

нет сварщика. Задача оставшихся в совхозе как можно лучше подготовить трактора к ведению работ при весеннем севе.

За два дня дизель отремонтировали, генератор нашли в задворках подтоварника. В мастерских появилось электричество. Ввели в работу токарный станок, который лежал проржавевший под мешками с зерном. С появлением освещения в мастерских девушки выходили на работу вовремя, и с ними нашли общий язык приезжие парни. Девушки очень рьяно готовили детали к сборке узлов трактора. Участвовали при сборке агрегатов. Хорошо обеспечивали мойку деталей и под наблюдением механиков собирали узлы трактора. Регулировочные, настроечные испытательные работы выполняли сами механики. Особенно большую нагрузку несли Леонид Федорович Задворнов и Илья Павлович Айтуганов. Все токарные работы выполнялись главным механиком, других токарей не было в бригаде. Недостающие детали пополняли из складов старого хозяина из совхоза Харикской из сельхозтехники г. Тулупа. Тулуп находился за 80 км от Куйтуна до еще 30 верст до Березовки.

Усилиями всего коллектива, особенно девочек и механиков, к весне все девять тракторов поставили на линейку готовности. Провели занятия с трактористами, обучали вождению трактора прицепщиков. Подготовили кадры на двухсменную работу. Самое радостное в поселке Березовка, к весне осветили весь поселок. Для этого прибыл сварщик, он же электрик. Павел Степанюк трудился круглые сутки. Опутывая поселок проводами. С наступлением весны в поселке по вечерам послышался звук гармони, присоединились к музыке девичьи голоса.

Вернулись с фронта, вернее из немецкого плена несколько трактористов, старожилы. Они вернулись истощенные, больные.

На станцию Куйтун с каждым днем поступала подкрепления тех материалы в адрес совхоза Куйтунский. Пополнился автопарк, обеспечивались семенами и удобрением.

С наступлением весеннего тепла Березовка оживала. На тракторах работали круглые сутки, их не глушили, механизаторы добровольно работали по двенадцать часов в сутки, парни, прибывшие из лагеря, механики не уходили с поля до конца посевной. За исключением санитарного времени, попариться в деревенской бане. Не было освещения на тракторах, работали ночью, освещая борозду берестой, берестяными факелами. Сеяли световой день. У девушек заводить трактор сил не хватало, если он заглохнет. Механики по очереди дежурили на борозде. Как только трактор заглохнет —  механик тут как тут.

 

- 73 -

В середине посевной из Тайшета прислали еще четыре трактора с трактористами помочь завершить посевную.

Посевная позади, агрономы из состава «контриков», которые руководили агротехникой, остались довольны работой механизаторов. Агроном Кожухарь из политзаключенных, присланный так же как механизаторские кадры оценил:

— У меня никогда не было таких механиков. Они хотя и несут рабский труд, но они же работали лучше, чем работают па себя. Это может только россиянин. Вот тебе «контрики», не ясно, кто враг парода? Тот ли, кто гонит россиян в Сибирь, в лагеря, простой народ сам себе не враг. Возможно, разберется история. Нам, агрономам, не до политики. Есть земля, надо кому-то растить хлеб, что и делали наши предки до нас.

В совхоз Куитунский, уже принадлежащий Тайшетлагу, поступил этап заключенных. Приступили строить зону, жилье, полуземляные бараки. Мелочно-товарную ферму, теплицы, новые мастерские. Все, что нужно для зернового и животноводческого комплекса. Главному механику приходилось вести повседневное шефство над электростанцией. Старенький японский судовой дизель работал на пределе своих возможностей. Нагрузка добавилась, освещая зону прибывших заключенных.

С появлением колонны ранее прибывшим механизаторам пришлось переселиться в зону. Главному механику оборудовали комнату в мастерских близ электростанции. Так закончилась вольная жизнь основного костяка механизаторов. Ребята не унывали, в летнюю пору они жили на полях у механизмов, обслуживая технику, Они готовились к уборке сена и хлеба. Занимались ремонтом комбайнов. Задворнов и Кабыще выехали на центральную усадьбу совхоза Харикский ремонтировать два комбайна Сталине-6. Остальные ребята ремонтировали сеноуборочную технику, сенокосилки. В мастерские выводили целую бригаду заключенных из состава колонны до сорока человек. Главный механик перестал сам работать слесарем, токарем и мотористом на электростанции. Действительно руководить ремонтными работами и работой механизмов на полях. Облегчилась работа девушек трактористок, сами ремонтом не занимались. Выполняли сельхозработы на механизмах. Механизаторы заключенные не могли работать на полях. Прибывший контингент были многосрочники политические. Механики первого приезда официально не были расконвоированы. Их никто не взял под конвой. Фактически они жили в зоне, свободно занимались своими делами на полях.

 

- 74 -

Как-то главный механик шел с полевого стана, нагруженный деталями, от усталости присел на обочине дороги. На лошади с ним поравнялся директор совхоза Гордеев, остановился, увидел изнуренного главного механика, разговорились, тут Илья признался:

— Вроде не голодный, а силы не хватает, вот и присел отдохнуть.

Директор спросил, почему ты детали на себе таскаешь по полям. У нас на конбазе десяток лошадей свободных... С тех пор за механиком закрепили верховую лошадь. Красивую кавалерийскую кобылицу. Участь механика облегчилась.

В совхозе работал очень опытный агроном Кожухарь из «контриков», посевной руководил, хлеба росли хорошие,

Комбайн «Коммунар», у которого оставался один остов, рама, восстановили, не было двигателя. Главный механик в сопровождении младшего лейтенанта Коваля помощника директора по материально-техническому снабжению выехали в Тайшет. На тех базу Тайшетлага. Раздобыть двигатель для комбайна «Коммунар» и что необходимо еще для подготовки техники к уборке урожая. В поезде на второй полке плацкартного вагона на Илью накатило воспоминание о пройденном пути в лагере...

Тридцать восьмой год, первые дни в лагере, на двадцатой колонне за речкой Байроновка, около поселка Гоголевка. У Ильи был корещ, в одном этапе ехали из Челябинска. Батый Мухаметов. Сильная грудная клетка, ручищи длинные, обладал недюжинной физической силой, а ноги совсем короткие по отношению к его комплекции. Как-то нарядчик перед разводом зашел в их барак с длинной палкой, стал бита заключенных с краю, чтобы быстрее выходили на работу. Батый замешкался, а нарядчик замахнулся на него палкой. Батый палку перехватил, переломил ее, бросил к ногам нарядчика. Сам спокойно вышел из барака.

После этого ему прохода не было, то вечером его загонят в изолятор на ночь. то на кухне выбьют котелок с баландой из рук. Зима сибирская, на улице вьюга, сильный ветер, темень беспросветная. Пришел Батый к Илье в палатку и говорит:

— Нет у меня друга, кроме тебя, один ты можешь помочь. Сегодня пурга и очень темно. Ты зайди в палатку, где начальники живут, нарядчики и крикни, что нарядчика на вахту зовут. А сам уходи побыстрее оттуда.

Илья просьбу выполнил. А утром перед разводом переполох. Потерялся нарядчик. Когда с лесоповала люди пришли, дневальный палатки говорит:

— Нашли нарядчика, его труп возле штабеля с мертвецами. Вниз головой торчал из сугроба, только по валенкам признали. Всю ночь

 

- 75 -

людей таскали к оперуполномоченному, так ничего установить не смогли, кто его убрал.

После этого автора разводов без последнего начальника колонны куда-то перевели. С тех пор разводов с помощью палки не стало.

Каждый вечер Батый приходил к своему другу Илье в палатку и спрашивал:

— Джигит, ты тут?

Увидев друга, спокойно уходил.

Ударили морозы свыше сорока градусов, заключенных на работу не выводили. Пришел Батый к Илье в палатку, в руках полный котелок вареных очисток картофельных, поели, стал рассказывать:

— Охотничал я всю жизнь, где медведь начинает бедокурить, люди всегда меня звали. До Северного Урала ездил в тайге добывать медведей. В лесах Башкуртстана они все на счету, пусть себе ходят, если не проказничают. При случае выходят из равновесия, то его мне отдают егеря. Убил я сорок медведей. Боялся сорок первого. У нас в народе есть поверие: сорок первый - самый опасный...

Спасибо тебе, помог…  Вроде, все сошло...

Вытащил из-за пазухи совковую лопату, показал и обратно под бушлат, ты как крикнул, ушел, я в коридоре на корточках сидел. Как он вышел, я ему пикнуть не дал и отволок к штабелю.

Целое лето дружили, расстались, когда Илью увезли на штрафную следственную 43-ю колонну, находя в устье Топорка, где она впадает в Бирюсу.

Некоторые писатели пишут с приходом Берии к власти в НКВД. Вроде заключенные на него молились. Якобы режим в лагерях ослаб. Произвол приостановился. Ничего подобного не было. Ни на Берию, ни на «отца народов» никто не молился. Произвол принял более изощренные формы, в сторону ужесточения.

К сороковым годам заключенные поняли, что происходит в России. В своем поведении оставались россиянами. Это показала, когда началась война с Германией. Забывая обо всем в личной судьбе, горевали скорбью о судьбе России-матушки...

Поездка в Тайшет оказалась удачной, получили дополнительно четыре трактора СТЗ-нати, техматериалы, двигатель для комбайна «коммунар». зимнюю одежду для механизаторов. Шубы овчинные, валенки шерстяные. В Березовке началась усиленная подготовка к уборке нового урожая. Год удался удачливым, бог не обошел своим вниманием труд местной молодежи механизаторов под руководством механиков - врагов народа. Наверное, совхозу повезло с агрономом. Кожухарь

 

- 76 -

скромненько трудился среди работающих хлеборобов. Никто никого не гнал. Потомки хлеборобов работали на земле.

Пригнали из ремонта два комбайна «Сталинец-6» из центральной усадьбы совхоза Харикский, на стоянке готовности был и комбайн «Коммунар».

Укомплектовывались кадры механизаторов для уборочных работ. Для буксировки «Коммунара» прикрепили опытного тракториста механика вольнонаемного Банникова, комбайнера из заключенных Старунова, инвалида Отечественной войны, сибиряка из Заларей Иркутской области. Помощником комбайнера пошла местная механизаторша Евдокия Красикова из вольнонаемных. Автомобильный двигатель, установленный на комбайн без регулятора оборотов ввели в бригаду специального моториста из зеков Григорова, высококвалифицированного шофера. На разгрузочной площадке для затаривания мешков сели две местные девушки. Комбинированный агрегат, обслуживания сложной бригадой.

На комбайнах «Сталинец-6» на первом сел Леонид Федорович Задорнов, на второй - Павлинский комбайнер, вернувшийся с войны, вернее, из немецкого плена.

Недостатка в кадрах не было. Хлеба поспели, началась уборка. Начиная уборку, заехали в а поле, первым пошел комбайн «Коммунар». Укос чистый, молотилка работает ритмично, пошел первый хлеб. Парторг Василий Кандрашев смотрит то налево, то направо. Бежит за комбайном, роется в полове, заглядывает в бункер, там зерно чистое, золотистое, выращенное трудами «контриков».

В начале ремонтного сезона Кандрашев кричал:

— Нельзя доверять уборочную технику «врагам народа», мы провалим уборку хлеба.

На загонке агроном Кожухарь смеется:

— Прогноз парторга не оправдался. Здесь не политика одна, хлеб хороший дать.

Наступил вечер, включили четыре автомобильные фары на агрегате «коммунар», началась пробная ночная уборка. На «Сталинцах» нет освещения. Построились гуськом три комбайна. Света от четырех фар хватило на всех. Самый опытный Леонид Задворнов впереди, за ним следом - Сторунов, освещая на перед и на задний к Павлинскому.

За первые сутки тремя комбайнами убрали около сорока гектаров хлеба. Погрузили на машины более семисот центнеров отборного сухого хлеба.

К Кандрашеву подошел старый кузнец Качкарев:

— Зря парней хаяли, Василий! Смотри! Давно на наших полях такого хлеба не видали. Была бы моя власть, поклонился бы парням.

 

- 77 -

чтобы остались у нас, как выйдут на волю. Половину посевного поля убрали с ходу, даже комбайны на техуход не заходили в мастерские. Когда задождило, сидели на полях у комбайнов, как немного продует ветром, опять тянули комбайны. Вышла заминка, почва так намокла, что передние колеса тонуть стали. И тут «контрики» нашли выход. Подвели к передним колесам салазки. Трактора в сырую погоду не стояли, пахали зябь.

У главного механика дел невпроворот, строили новые мастерские. Поступило оборудование для мастерских, новые трактора и автомобили.

В Березовке старожилы поговаривали:

— Земля почернела вокруг поселка, значит, жизнь возвращается в Березовку.

Погода портилась, уборка торопила. Главный механик ехал с дальних полей и остановился у простаивающих комбайнов. Шел дождь. Комбайнеры ушли в баню. Комбайны сторожила молодая женщина, прицепщица у тракториста Леонида Бабарень. Двоюродная сестра его Надежда Бабарень. За острый язык Василии Андреевич Кобышев прозвал ее «осой».

— Механик, почему ваши ребята на вечерку не ходят?

— И ваши девушки едва ноги таскают. Некогда нам по вечеркам ходить, наработаются за день.

— А я думала, вы девок боитесь.

— Кроме того, мы же «враги народа». Так вам говорит ваш парторг Василий Кандрашев. Ваши девки нарожают «врагов народа», что тогда будем делать, а?

— Что-то вы на врага не похожи. Ну, какой же вы враг, маленький, хиленький, от тебя, наверное, и мужиком-то не пахнет!

— В детстве плохо кормили и вот не дорос.

— Боишься, механик, с лошади слезть. А я думала, молодую женщину немного развлечешь.

— Боюсь я ваших совхозных девчонок, видишь, ты как расцвела.

Попрощавшись, Илья уехал на своей лошади «Ракета». Благодаря упорству механизаторов с уборкой справились. Пахота зяби шла плоховато. Трактористы вольнонаемные были раздеты, наступили холода. Пригодились привезенные шубы и валенки, все, что осталось от ребят механизаторов заключенных. Илья не сдал их на склад, хранились в мастерских. Вот и одели вольнонаемных девочек-трактористок шубами и валенками, работающих на пахоте зяби.

К первому снегу напахали около двух тысяч гектаров, так что год завершается неплохо.

 

- 78 -

С появлением колонны заключенных кузнец Кочкарев оставил свой горн в кузнице. Он часто приходил в спальную комнату механика, дымит трубкой, разговор заводит:

— Ты уж, механик, не сердись на старика, я шибко полюбил вас, политических заключенных, как говорят, «врагов парода». Какие там враги, самый что ни есть работный люд. Вон сколько хлеба наворочали, как до войны. Да про запас напахали не плохо. Еще годик такой работы, и наша Куйтунская степь снова кормилицей станет.

После добрых слов старика и дым, который накурил он, был приятен.

Проснувшись утром, Илья увидел, что вся земля покрыта снегом. Илья выбежал на улицу встретить первый снег. У мастерских встретился с Надеждой Бабарень.

— Механик, мама тебя на блины зовет.

Бабарни жили рядом с мастерскими. День был нерабочий, воскресенье. А тут заявляется агроном Кожухарь, принес бутылку водки.

— Давай, Илья Павлович, обмоем первый снег, мы же хорошо поработали.

У Ильи ничего не было даже на закуску. Взял да предложил пойти к Бабариям на званые блины. А там и правда блины. Только сели за стол, вот он, оперативник. Забрал их в зону. Кожухарь жил в зоне, у него был топчан. У Ильи в зоне ничего не было. Он жил в мастерской.

Ему уступил свой топчан Геннадий Семенов, тот Семенов, который на тридцатой колонне ушел в бега. Оперативники в тайге ему прострелили шею. После излечения в больнице его осудили за совершенный побег заново на десять лет в лагеря. Он в мастерской работает токарем. По колонне прошел слух. Произошло ЧП. Главного механика в зону загнали. А он, не зная забот, спал как убитый.

Пока механик спал, в зоне потух свет. Оперативники забегали. Надо зону освещать кострами, для этого никто дров не приготовил. Кинулись на электростанцию, моторист сидит около двигателя с факелом в руках. Искру потерял. Двигатель не заводится... К тому времени на электростанции установили двигатель от комбайна «Сталинец-6».

Появился на электростанции командир взвода охраны колонны Толмачев:

— Где главный механик?

— В изолятор увели.

— Умники нашлись! Они без нас жили год, и никто на них не жаловался. Быстро привести на электростанцию главного механика. И больше не суйтесь в его дела.

 

- 79 -

Механика разбудили. Он пришел на электростанцию, и через час появился свет. Когда все ушли, механик обругал моториста:

— Твоя забастовка, тебя самого загонят канавы копать для парников. Мотористов патколонне - хоть пруд пруди. А тот хохочет:

— А я все же доказал им, что значит специалист. — Если так еще чудить будешь, я сам тебя отправлю в зону.

— Да это не совсем я. Девушка одна пришла и говорит:

— Ты один можешь вызволить механика. А я послушался, а она сильно симпатичная. Нам с тобой и закуску оставила.

Действительно, у моториста была бутылка водки, которую Кожухарь принес утром.

На следующее утро Кожухарь немного навеселе, приложившись к бутылке, появился на электростанции. Рассказывал очень смешную историю, как помкомвзвода Арнаут бежал в зону за главным механиком.

Наступила весна 1945 года, основные хозяева Куйтунской степи из войны не вернулись, кто и вернулся - больные, инвалиды. Большинство из них погибли на войне.

Горькими слезами обливалась Надежда Бабарень. оплакивая мужа, погибшего на войне, Василия Ивановича Перфильева, сибирского богатыря, тракториста совхоза Харикского, работавшего па шестом отделении поселка Березовка.

После свадьбы они и паспорт сменить не успели, Василий ушел на фронт.

Через полгода, когда сибиряки погнали немцев из-под Москвы, на свет родила ему сына.

Не знал маленький Василий, играя около плуга, что этим плугом землю пахал его отец.

Его отца и других парней, не вернувшихся из войны, пахарей Куйгунской степи, заменили другие парни, «врат народа», которые за три года с лишним оживили Куйтунскую степь. Заколосилась нива, зацвели овощные в парниках. Агрономы Прохватила, Кожухарь, механики Задворнов, Кабыще, Айтуганов, Миронов и уралец Степанюк и тысячи других выпестовали Сибирскую землю, дали ей продолжение плодородие, приложили свое умение, опыт и крестьянскую приложения. Агроном-южанин Прохватило доказал и на деле показал, что даже в Восточной Сибири можно кушать свои арбузы.

Вот долгожданный 1947 год. Настало время определения судьбы. Прошел срок пребывания в неволе. Целая вечность. Кто совсем состарился, кто юность оставил, а многие костьми легли в необъятной

 

- 80 -

Сибирской тайге. Ни памятников и ни меток нет на их могилах, память им - сама история.

Заключенные одного набора стали получать право ехать к своим семьям один за другим, если сохранились их семьи.

А жернова перемалывания человеческих судеб не приостановились. Одних выпускают, на смену им других пополняют.

Илью нигде никто не ждал. А 28-ое ноября 1947 года приближалось...

Последнюю уборочную 1947 года провели, зябь вспахали, пустующих земель в Куйтунской степи не осталось. Спокойно было на душе. С участью раба сжился, что его дальше ждет, не представлял. А время отсчитывает свое.

Если уж родился человек, то шагай, шагай.

Тебя ждет новая неизведанная жизнь.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru