На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ТЯЖЕЛЫЕ ВОЕННЫЕ ГОДЫ ::: Аббас-Оглы Адиля Шахбасовна - Не могу забыть ::: Аббас-Оглы Адиля Шахбасовна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Аббас-Оглы Адиля Шахбасовна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Аббас-Оглы А. Ш. Не могу забыть. – М. : АСТ, 2005. – 287 с. : фот.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>>
 
- 222 -

ТЯЖЕЛЫЕ ВОЕННЫЕ ГОДЫ

 

Летом 1943 года вновь начались трудности с продовольствием.

Одна казашка из местных, у которой было двое маленьких детей, после дойки припрятала пол-литровую бутылку с молоком за пазухой, и эту бутылку у нее нашли. Другая женщина при уборке колосьев (на поле оставались отдельные колосья, которые надо было собирать вручную) насыпала в сапоги зерно, и ее тоже поймали. Из района прибыли судья и прокурор, и в клубе состоялся показательный суд над этими женщинами. Их называли воровками, предателями Родины. Прокурор потребовал для каждой по пяти лет лишения свободы. Ни слезы, ни мольбы несчастных не помогли — их осудили. Все были в ужасе от такого строгого наказания. Один поляк, из офицеров, Зигмунд Новак, и я не выдержали и выступили в защиту. Прокурор заорал на нас:

— Сразу видно, что вы враги народа, если выступаете против закона!

Зигмунд возмущенно ответил:

— Советские законы бесчеловечны, это мы знаем по себе... Дальше ему говорить не дали, он был тут же арестован, а

меня взяли на заметку и предупредили, что отправят в лагерь, где сдохну как собака. За меня заступился муж. Помогло и одно случайное обстоятельство. Машина, на которой приехали судья и прокурор, вдруг сломалась, ее никак не могли завести. Иван предложил свои услуги, и через три часа машина была отремонтирована. Судья был очень доволен и обещал пока меня не трогать. А Зигмунда через несколько месяцев судили — тот же судья и тот же прокурор. Ему дали десять лет за антисоветские выступления и отправили в лагерь строгого режима. Мать его вынесли из зала суда полуживую. Она от него получила только одно письмо и больше ничего не смогла о нем узнать.

В 1944 году по поселку распространился слух, что ссыльные поляки — офицеры и молодежь — будут освобождены и отправлены в Польшу, где создается польская армия по ини-

 

- 223 -

циативе генерала Сикорского49. Затем наступило длительное затишье. Оказывается, Сикорский еще летом 1943 года погиб во время перелета из Польши в Англию, куда он направлялся для переговоров. Теперь организатором польской армии стал Владислав Андерс50, которому в конце концов удалось вернуть поляков на родину. Вновь приехали из района представители НКВД, началась перерегистрация, и в число освобождаемых не попали те, кто значились украинцами. Среди поляков началась паника, многие семьи должны были теперь распасться. Обманутые люди рвали на себе волосы, рыдали в голос, старики были в истерике. Я не в состоянии описать эти страшные сцены, происходившие у меня на глазах.

Первую партию поляков отправили через Иран и Африку. Мы даже получили от них письма, чему были очень удивлены. Через некоторое время пришло разрешение о выезде на родину еще нескольких польских семей. Уезжая, они забыли свой страх и открыто проклинали тех, кто их притеснял. Ганна Новак уже подойдя к повозке, на которой она должна была ехать со своими двумя детьми, стала кричать на весь поселок, проклиная Нартова и его подручных за гибель ее старшего сына Зигмунда, который осмелился на суде вступиться за несчастных женщин. Она долго плакала и кричала по-польски и по-русски, рвала на себе волосы. Другие поляки не в силах были ее успокоить, они и сами рыдали, оплакивая своих близких, умерших на чужбине. Я плакала вместе со всеми. Расстались мы как родные. Я долго провожала повозки глазами, пока они не исчезли из виду. Душа разрывалась на части — мне-то ведь отсюда не уйти никогда...

В 1944 году у нас уже было небольшое хозяйство. Купили корову, завели кур, свинью. Теперь я могла помогать голодающим ссыльным. В период сенокоса и уборки урожая, уставшие, они приходили к нам с Иваном после работы отвести душу. А в зимние вечера, когда бушевал буран, хаты заносило снегом, а в трубе слышался жуткий вой, похожий на звериный, в нашей землянке собиралось особенно много народу. Старики греки из Ашхабада — Бумбуриди и Христофориди

 


49 Сикорский Владислав (1881—1943) — польский военный и политический деятель, генерал. Во время польско-советской войны 1920 г. являлся командующим армией. В 1921—1922 гг. начальник Генерального штаба. В 1922—1923 гг. премьер-министр, в 1922— 1925 гг. военный министр, в 1925—1928 гг. командующий округом. В 1939—1942 гг. премьер-министр польского эмигрантского правительства, военный министр и верховный главнокомандующий Польскими вооруженными силами. 30 июня 1941 г. подписал договор с СССР о возобновлении дипломатических отношений. Погиб в авиационной катастрофе около Гибралтара 4 июля 1943 г.

50 Андерс Владислав (1892—1970) — польский генерал. В 1939—1941 гг. интернирован в СССР. В 1941—1942 гг. командовал сформированной в СССР польской армией, которую эмигрантское правительство Польши, отказавшись от совместных действий с Советской армией, перебросило на Ближний Восток. В 1943—1944 гг. командовал польским корпусом в войсках союзников в Италии.

В 1945 г. командовал польскими войсками в Западной Европе. После Второй мировой войны — один из лидеров правых кругов польской эмиграции.

- 224 -

смастерили нарды и часто играли. Скрипач Муратандо, Витольд Баньковский со второй фермы, красавец с голосом оперного певца, Стефа Добровольская, Дульжер-Логаридис, Екатерина Биникалос, местный талант Михаил Шахов — все, кто раньше принимал самое активное участие в клубных концертах, теперь рассаживались за нашим самодельным столом, и начинался праздник. Я даже умудрялась танцевать. В некоторые вечера удавалось состряпать ужин на всю нашу большую компанию. Ивану за работу вместо денег давали чай, продукты. Если появлялось мясо и сало, мы лепили пельмени, пекли блины. Приносили все кто что мог.

В 1944 году у нас родилась дочь, которую я назвала Лейлой в честь моей любимой двоюродный сестры. Глубокой осенью того же года моя девочка заболела, а медицинского пункта в поселке не было. Я написала письмо в районный центр с просьбой разрешить мне выехать в область для лечения ребенка. Через несколько дней меня вызвали в район, в Денисовку. Отправились на грузовике. Лежал снег, и машина все время буксовала. Выехали рано, а добрались до Денисовки лишь ночью. Наутро, прижимая к себе больную дочку, я пришла в отделение НКВД. Начальник встретил меня грубо и велел больше его не беспокоить по таким пустякам.

— Подумаешь, — сказал он, — один ребенок умрет, другой родится, невелика беда.

И с этими словами негодяй выставил меня за дверь. Я, ошеломленная, измученная дорогой и тревогой за дочку, брела по улице к нашему грузовику с Лейлой на руках, спотыкаясь и ничего не видя от слез. Вызвать в такую даль, чтобы еще раз унизить! Сердце разрывалось от горя и обиды. Навстречу мне шла стройная женщина в заячьем тулупе, закутанная по самые глаза в шерстяной платок. Увидев меня, остановилась, покачала головой.

— Да ведь ты сама еще ребенок, — сказала она ласково, — как же ты попала в эти страшные края, где люди хуже зверей?

Она погладила меня по голове и быстро пошла прочь. Я удивленно смотрела ей вслед. Водитель грузовика, который видел нас, сказал, что эта женщина — «жена какого-то Тухачевского51» — зимой и летом ходит с закрытым лицом и что она сослана без права переписки. Позже я узнала, что она погибла при неизвестных обстоятельствах.

 

 


51 Тухачевский Михаил Николаевич (1893—1937) — маршал Советского Союза (1935). Член партии с 1918 г. В 1925-1928 гг. начальник Штаба РККА. С 1931 г. зам. пред. РВС СССР, с 1934 г. зам., с 1936 г. первый зам. наркома обороны. Сыграл важную роль в техническом перевооружении Красной армии. Репрессирован и расстрелян.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru