На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
СМЕРТЬ КОМКОРА ДУМЕНКО — ПРЕСТУПЛЕНИЕ СТАЛИНА, ВОРОШИЛОВА И БУДЕННОГО ::: Боярчиков А.И. - Воспоминания ::: Боярчиков Александр Иванович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Боярчиков Александр Иванович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Боярчиков А. И. Воспоминания / предисл. В. В. Соловьева. – М. : АСТ, 2003. – 320 с. : портр., ил. – (Мемуары).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 49 -

СМЕРТЬ КОМКОРА ДУМЕНКО — ПРЕСТУПЛЕНИЕ СТАЛИНА, ВОРОШИЛОВА И БУДЕННОГО

 

1-й конный корпус, в котором я продолжал свою военную службу, состоял из трех кавалерийских дивизий: 2-й, 16-й и 21-й. Все три кавдивизии были грозной боевой силой на поле боя. Они крепко закалились в боях против Деникина и Махно.

Лучшей в корпусе считалась 2-я кавдивизия имени Блинова, которой до ноября 1919 года командовал рядовой донской казак станицы Капинской Усть-Медведицкого округа Михаил Федосеевич Блинов. Дерзкие налеты блиновской дивизии против белой армии принесли ее командиру большую славу. Очевидцы рассказывали, что начдив Блинов одним ударом сабли в бою с белогвардейцами срубал голову врага вместе с плечом. В жестокой конной атаке в районе Батурлиновки начдив Блинов в ноябре 1919 года был смертельно ранен в живот. После его смерти 2-ю кавдивизию назвали его именем.

Прежде чем продолжить описание 1-го конного корпуса, мне хочется сделать отступление и рассказать сначала о легендарном донском казаке из Сальщины — Борисе Моке-

 

- 50 -

евиче ДУМЕНКО, первом организаторе и основателе 1-го конного корпуса, о котором в дни нашего прибытия в корпус бойцы разговаривали шепотом, рассказывая о его доблестях с гордостью и с оглядкой в сторону штаба.

Шел 1918 год. По всей Советской стране были расклеены плакаты с изображением российского рабочего, скачущего верхом на коне с обнаженной саблей в руке и с красной звездой на шапке. Под плакатом было крупным шрифтом выведено: «ПРОЛЕТАРИЙ — НА КОНЯ!». Эти плакаты появились в городах и селах нашей страны после известного обращения к партии, рабочему классу и беднейшему крестьянству, батракам России, Украины, Белоруссии народного комиссара по военным делам Троцкого, призвавшего советский народ создавать свою красную конницу для борьбы с внутренней и внешней контрреволюцией. Этот знаменитый лозунг Троцкого, поддержанный Лениным и партией, нашел свой могучий отклик в сердцах пролетариев России. Лозунг «Пролетарии — на коня!» имел огромное значение в создании первых конных подразделений для только что созданной Красной Армии. Как показал опыт Гражданской войны, кавалерия сыграла решающую роль в боях с противниками революции. Ее подвижность во время боя, способность наносить удары не только саблей или пикой, но и напором лошади, создававшей внезапные, совершенно неожиданные тяжелые ситуации для противника с тыла, с применением огнестрельного оружия (винтовки, карабина), приводили противника в состояние полного морального расстройства.

Малоземельное, иногороднее и деклассированное казачество приняло призыв Троцкого к пролетариям и на свой адрес, считая и себя членами пролетарской семьи.

Вскоре только что вернувшийся с фронта Первой мировой войны донской казак Борис Мокеевич Думенко начал по станицам Донской области формировать для защиты Советской власти первые конные отряды из числа казацкой голытьбы. К нему потянулись со всего Дона тысячи людей пролетарского казачества со своим вооружением и конями. Имя Думенко стало

 

- 51 -

знаменем на Дону среди обездоленного казачества, и его популярность позволила ему использовать свои организаторские способности в деле сколачивания сильных отрядов в кавди-визионы и кавалерийские полки. А когда численность их достигла достаточных размеров для организации более крупных военных соединений, Думенко создал из них три кавалерийские бригады.

Думенко был честнейшим человеком, преданным Советской власти, искренне разделявшим ее программу и поддерживавшим все мероприятия. Он убежденно примкнул к пролетарской власти, любил казачью бедноту и готовился защищать ее от казацкого кулачества, поднимавшегося с оружием в руках против Советской власти.

Над страной нависла опасность Гражданской войны. Революция и контрреволюция готовились к смертельной схватке и собирали свои силы.

Генералы Корнилов, Краснов, Деникин на Дону и Кубани собирали тайно и открыто белогвардейское охвостье, бежавших из Центральной России царских офицеров и вкупе с монархически настроенными богатыми казаками создавали на Дону плацдарм русской контрреволюции.

Думенко создавал свои отряды вместе с Буденным.

Их совместная согласованная борьба с казацкой контрреволюцией, безусловно, предотвратила бы то трагическое кровопролитие, которое постигло донское казачество из-за совершенно неоправданных расхождений, начавшихся между этими двумя знаменитыми полководцами в начальный период Гражданской войны.

Но степень осознания всей опасности раскола красного казачества в те годы до горячих голов этих командиров не дошла до такого уровня, чтобы можно было обеспечить единство их действий.

Элементы своеволия и партизанщины, характерные для первого периода создания красноармейских регулярных и дисциплинированных частей, были свойственны и 1-й советской дивизии Щорса (Батько Боженко и др.), но ярче

 

- 52 -

всего они отразились среди казачьих командиров, каждый из которых хотел главенствовать в боях, самовольничая и не подчиняясь единому командованию.

Думенко и Буденный скоро поняли, что вместе не смогут ужиться. Они не сошлись, как говорят, характером. Быстро поссорились и разошлись. Буденный взял себе один конный отряд и ушел с ним за пределы Дона. Среди нас, рядовых красноармейцев, в то время это событие преломилось в довольно туманном свете, и судить о нем могли только те люди, которые стояли во главе движения и у которых кругозор был гораздо шире, чем у нас, рядовых, еще очень молодых, зеленых бойцов.

Эта их ссора сыграла роковую роль во всей последующей судьбе 1-го конного корпуса и 2-й Конной армии, закончившись трагически для всех трех знаменитых командиров.

После разрыва с Буденным Думенко усиленно начал готовить свои кавалерийские части к походу за пределы Дона и Кубани в сторону Красной Армии. Но в это время контрреволюция Дона, воспользовавшись ослаблением, наступившим в результате раскола красного казачества, захватила власть в свои руки и отрезала Дон и Кубань от Советской России.

Конница Думенко оказалась запертой во вражеском тылу. На тайном совещании всех командиров конных частей было решено прорываться с боями в сторону Красной Армии.

В назначенный день и час Думенко со своим штабом поднимает в некоторых крупных станицах и населенных пунктах вооруженные восстания и захватывает в свои руки власть. Пополнив со складов белой армии свои части оружием, продовольствием, обмундированием и другим снаряжением, захватив у кулацкого казачества конское поголовье и у белых тачанки с фуражом, Думенко двинулся в тяжелый полуторамесячный путь на выход из белогвардейского вражеского окружения.

Преодолевая лишения и преграды, с боями пробиваясь по невероятно тяжелым местам голой степи, Думенко вывел

 

- 53 -

свои конные части вместе с примкнувшим к нему революционно-настроенным гражданским населением, уходившим от репрессий со стороны белых, на соединение с частями Красной Армии.

Об этом героическом рейде конницы Думенко писали в то время все газеты Советской страны. Имя Думенко было у всех на устах. Кожух у Серафимовича как будто списан с Думенко...

От имени Советского правительства на имя Думенко прислал телеграмму нарком по военным и морским делам Троцкий, который поздравил всех бойцов и командиров конных частей с благополучным выходом из вражеского окружения.

В этой же телеграмме наркома сообщалось, что приказом по войскам Красной Армии вышедшие из окружения конные части Думенко объединялись в одну Особую сводную кавдивизию, которая включалась в состав действующей Красной Армии, а Думенко Борис Мокеевич назначался командиром этой Особой сводной кавдивизии.

К радости по случаю выхода из окружения присоединилась печаль: Думенко сообщили, что белое казачество расстреляло на Дону его жену и дочь, а также сожгло его дом в станице. Белые мстили храброму Думенко за его уход в Красную Армию.

Все крупные сражения против белых армий Деникина -под Царицыном, Курском, Орлом и другие — сводная кавдивизия Думенко провела блестяще. Потом в сентябре 1919 года Думенко формирует 1-й конный корпус. В состав корпуса вошли: сводная кавдивизия Думенко, стальная дивизия Жлобы и кавалерийские части нескольких стрелковых дивизий.

В первых же боях 1-й конный корпус Думенко покрыл себя неувядаемой славой. В приказах по войскам 9-й армии и в телеграмме на имя Ленина командарм Степин сообщал следующее: «Думенко — лихой боец и любимый командир. Своими победами не раз украшал страницы боевых действий

 

- 54 -

на фронте нашей армии... В боях у ст. Алексеевская 2 ноября 1919 года одержана блестящая победа доблестными частями конного корпуса Думенко, взяты богатые трофеи: 1000 пленных, 50 пулеметов, 2 орудия, 500 подвод разного груза... У ст. Лихая 1 января 1920 года решающую роль в разгроме войск Деникина сыграл корпус Думенко. Его конница разбила врага наголову, взяв в плен 4500 человек, и был изрублен штаб 5-й дивизии противника... 7 января корпус Думенко нанес удар по 9 конным деникинским полкам и ворвался в Новочеркасск, захватив 5 танков, более 100 орудий и большое количество других трофеев...» «Противник в панике бежал на Ростов — Маныческая — Богаевская, оставив много человек убитыми. За 7 января во время боя противнику нанесен сокрушительный удар», — доносил командованию комкор Думенко.

После разгрома Деникина 1-й конный корпус Думенко был отведен на отдых и пополнение, где и начались неприятности для храброго и честного Думенко.

Из политотдела 13-й армии в 1-й конный корпус стали часто засылать все новых и новых комиссаров, из которых некоторые распространяли про Думенко нелепые слухи, подрывая его авторитет у красноармейцев, озлобляя Думенко против клеветников.

Сначала Думенко терпел таких «комиссаров», затем он созывал общее собрание бойцов эскадрона или полка и по их решению выгонял тех вон из состава корпуса. Но паломничество новых «комиссаров» все время продолжалось. Паутина лжи и клеветы против командира корпуса плелась открыто. Стало похоже, что кампанией по дискредитации Думенко руководит кто-то сверху. Это огорчало и оскорбляло командира корпуса, порой выводило его из равновесия.

Однажды после очередной перебранки «комиссара» с комкором кто-то ночью подкрался к комиссару и задушил его прямо в постели. Было подозрение, что убийца пришел в корпус со стороны. Что касается самого Думенко, то он, конечно, лично не имел никакого отношения к убийству

 

- 55 -

комиссара. Возможно, что это мог сделать и какой-нибудь приближенный к командиру работник штаба в отместку за травлю любимого командира, а скорее всего это мог сделать провокатор, подосланный с целью создать против Думенко «политическое дело».

Вслед за убийством комиссара провокаторы и недруги Думенко пустили клеветнические слухи о том, что Думенко травил коммунистов, расстреливал комиссаров (точно такая же клевета, как известно из исторических документов, распространялась Сталиным и обласканными им на Царицынском фронте Ворошиловым и Буденным против Л. Д. Троцкого). Несправедливость этих провокационных слухов подтверждается хотя бы тем, что в 1-м конном корпусе было много коммунистов. Все начальники штаба корпуса, дивизий, комбриги были коммунистами, и никогда никто из них не имел с комкором вражды или трений. В эскадронах, дивизионах, кав-полках были свои партийные ячейки, которые никогда не ощущали отрицательного отношения к себе со стороны Думенко.

В кругу близких друзей и соратников по Гражданской войне комкор Думенко стал задумываться над вопросами: откуда на него подул ледяной ветер, с каких это пор и по какой причине? И с логической последовательностью он вспомнил свои расхождения и разрыв с Буденным, которого Сталин обласкал после Царицына. После создания из кавалерийского отряда Буденного 1-й Конной армии отношения 1-го конного корпуса с 1-й Конной армией сделались нетерпимыми, появились интриги, ненависть, соперничество, вражда. И все это направлялось рукой высокопоставленного интригана, который придумывал инсинуации, кляузы против председателя Высшего Военного Совета Советской республики Троцкого, поставленного на этот пост революцией, Лениным и партией. Интриган относился нетерпимо также и к тем военным деятелям Красной Армии, которые поддерживали Троцкого, и жестоко мстил им за это.

 

- 56 -

Думенко приказали вывести из боя и послать в далекий тыл. Однажды глубокой ночью в 1-й конный корпус прискакали конники Буденного с приказом расстрелять Думенко и уничтожить его штаб. Хорошо, что в эту ночь Думенко не было в расположении войск корпуса, что и спасло его от самосуда. После этой неудачи злобные противники комкора — Ворошилов и Буденный — оклеветали Думенко, написав письмо в ревтрибунал. Суд над Думенко состоялся с городе Ростове-на-Дону в начале 1920 года. Храброму комкору предъявили обвинение в «неподчинении Советской власти». Здание ревтрибунала, где шло судилище, было плотно опоясано солдатами-чекистами, не пропускавшими туда сторонников невинного Думенко. Ревтрибунал приговорил героя-командира корпуса к расстрелу. Это убийство знаменитого организатора казацкой красной конницы было заранее спланировано членами военной оппозиции в лице И. Сталина, К. Ворошилова и С. Буденного.

Через неделю в адрес ВЧК Дзержинскому пришло письмо Деникина, в котором белый генерал благодарил большевиков за смерть Думенко, видного военного противника белогвардейской армии. Однако время лучший из судей. Оно восстало против зла и без вины расстрелянный герой и полководец конных войск Борис Мокеевич Думенко на XX съезде КПСС был посмертно реабилитирован.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  http://www.sakharov-center.ru

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=8008

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен