На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Они попали в дописьменный век ::: Маркова (Иванова) Е.В. - Воркутинские заметки каторжанки "Е-105" ::: Маркова Елена Владимировна (Корибут-Дашкевич, урожд. Иванова) ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Маркова Елена Владимировна (Корибут-Дашкевич, урожд. Иванова)

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Маркова Е. В. Воркутинские заметки каторжанки "Е-105". - Сыктывкар, 2005. - (Коми республиканский мартиролог жертв массовых политических репрессий "Покаяние" ; прил. № 3).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 139 -

Они попали в дописьменный век

 

Первые воркутинские угледобытчики для жилья вырыли землянки. Леса в тундре нет, его нужно доставлять по северным рекам. «Улицу», вдоль которой располагались землянки, назвали «Невским проспектом троглодитов»! А мозговой трест, который руководил геологоразведкой и бурением скважины для вскрытия угольного пласта, прозвали Умнорой. Остряки находились всюду! Ну а Невский проспект появился здесь не случайно: большинство заключенных геологов, воркутинских первопроходцев, обучались в Петербургском горном институте.

Они оказались в голой тундре отрезанными от цивилизованного мира, без книг, научных пособий, бумаги и своих профессиональных принадлежностей. Будто бы первобытный дописьменный век заблудился в эпохах и возник в двадцатом столетии на крутом берегу реки Воркуты! В этих первобытных условиях им предстояло строить «Заполярную кочегарку». Каждому из них приходилось сочетать все виды деятельности: быть изыскателем, разведчиком,

 

- 140 -

буровиком, горняком, закладывать первые шахты, налаживать их эксплуатацию.

Из воспоминаний А.Э.Штединга, первого начальника Проектного бюро:

«7934 год. В то время велось прохождение двух наклонных разведочно-эксплуатационных шахт № 1 и № 2 (ныне шахта № 8). Задача перед начальником проектного бюро: разработать проект развития обеих шахт, чтобы обеспечить добычу в 100 тыс. тонн. Механизация полностью отсутствовала. Освещение - шахтерские лампочки. При отсутствии калориферных установок в зимнее время обмерзали стволы и штреки, штреки иногда до верхняков запечатывались льдом. Работать приходилось «на память», имея минимальное количество литературы. Целый ряд вопросов, которые сейчас имеют типовые решения и нормативы, приходилось решать самому»*.

Когда узнаешь, что заключенным горным инженерам пришлось «на память» строить первые воркутинские шахты, на ум невольно приходят горестные мысли. В 20-е годы в стране бушевала культурная революция под лозунгами: «Научим читать миллионы трудящихся!», «Книгу в массы!», «Избу-читальню в каждый дом!» и т.д. Культуртрегерами выступали «бывшие» - учителя дореволюционной выучки, «буржуазные спецы», священники, ставшие учителями и прочие СОЭ (социально опасные элементы). Других носителей знаний и культуры у молодого пролетарского государства не было. Когда они явили стране миллионы новограмотных, со старограмотными решили окончательно расправиться (процесс расправы шел с первых дней революции). Недаром историк М.Н.Покровский, ставший в 1929 г. академиком, заявил: «Период сосуществования с буржуазной наукой изжит». Загнать старограмотных в резервации на необжитые пространства- один из видов расправы. Лишить их права на чтение - особая «награда» за культурную революцию. Поражает степень лицемерия: о новограмотных трубили на весь мир, хвастаясь «самой читающей в мире страной», а уничтоженных, замордованных или загнанных в резервации старограмотных будто бы и не было.

 


* Воркутинский межрайонный краеведческий музей. Научный архив основной фонда № 1057/19. Воспоминания ветеранов. Рукопись.

- 141 -

Показательным примером может служить судьба видного библиотечного деятеля Генриетты Карловны Дерман. Соратница Крупской по культурной революции, создатель новых библиотек, в частности библиотеки Коммунистической академии, первый директор Московского библиотечного института, латышская революционерка, она весь свой 15-летний срок заключения отбыла в Воркутлаге и умерла на больничной койке, так и не вкусив свободы*.

Все 30-е годы Воркута оставалась труднодоступным местом, оторванным от цивилизованного мира. Как добирались до Воркуты и доставляли туда грузы? Главный путь был по северным морям и рекам: из Архангельска по Белому и Баренцеву морям до Нарьян-Мара, где происходила перегрузка на речные суда, далее вверх по Печоре до Усть-Усы и перегрузка на речные суда поменьше. Из Усть-Усы двигались вверх по Усе 600 км до Воркута-Вома, где река Воркута впадала в Усу. Здесь грузы выгружались на берег, часть из них попадала в сараи, а большая часть оставалась лежать под открытым небом, портилась и разворовывалась. Иногда продукты питания оставались на берегу 6 и более месяцев, замерзали и портились, а на Воркуте люди умирали от голода. Само собой разумеется, что о доставке книг и других культурных ценностей в таких условиях не могло быть и речи.

Из воспоминаний Василия Петровича Соколова, заместителя начальника комбината «Воркутауголь» с 1939 по 1942 г.:

«Ехали по Усе на теплоходе «Тургенев» с ценными грузами. Выехали 2 октября. Остальные грузы остались в Усть-Усе. День проплыли хорошо. Ночью слышался сильный шум и треск: река покрылась льдом. Утром добрались до Абези. Капитан категорически сказал - дальше не поеду. Все грузы перетащили на берег под открытое небо. Неподалеку «Сивая Маска» с землянками и конюшней. Пассажиры устроились в землянках, а я взял одну лошадь и решил добираться до Воркута-Вома, чтобы прислать оленьи упряжки за остальными пассажирами и грузом. Путь предстоял 110 км. Лошадь выбилась из сил. Шел мокрый снег, грунт под ногами проваливался. Я пошел пешком. Очередной станок № 4 оказался на левом берегу, а я шел

 


* Г.К.Дерман посвящена отдельная глава в этой книге.

- 142 -

по правому. Река шириной 100 м, по ней идет «сало» с шумом. Кричу, стреляю - бесполезно. Несколько часов шатался по берегу. В избе зажегся свет. Я выстрелил. Заметили, забрали, спасли. До Воркуты добрался 9-го октября. Жили в палатках с температурой -6-9 градусов, хотя печь из железной бочки раскаливалась докрасна».

В необжитой суровой тундре человеку приходилось направлять свои основные силы на борьбу со стихией как в первобытные времена. Особенно трудно приходилось во время пурги.

Из воспоминаний В.П.Соколова:

«Одному работнику железнодорожного отделения понадобилось пойти на Рудник. Он пошел в пургу по телефонным столбам, но сбился с пути. Мы нашли его замерзшим на шестой день после пурги в 12 км от жилья. Прежде чем замерзнуть он, по-видимому, сошел с ума, потому что мы нашли пальто, пиджак, валенки, брюки, белье примерно в 200 метрах от того места, где лежал он сам, раздетый донага».

Борьба за физическое выживание, борьба со стихией продолжались и в 40-х годах. Вот еще один эпизод «борьбы» из воспоминаний В.П.Соколова:

«В Абези находилось управление строительства Северо-Печорской магистрали. В километре от управления строили мост через Усу. Металла не было, и мосты через реки сооружали деревянные. Была весна, ожидался ледоход. Всех волновала судьба моста: выдержит ли его деревянное основание? Разрушение моста грозило остановкой перевозки угля на несколько месяцев. К встрече ледохода готовились как к бою. Взорвали лед на подходах. Первый ледоход прошел благополучно, повредив лишь две сваи. Но вот пошел лед с верховья. Глыбы его достигали полутораметровой толщины. Льдины ломали «быков», как спички, лед не умещался под мостом и срезал сваи. Около четырех часов шла борьба людей с сокрушающими льдинами. Их взрывами раскалывали, бросали на них рельсы. Из 102 свай уцелели около одной трети, но все же мост спасли, и ни на час движение по нему не прекращалось»*.

 

 


* Воркутинский межрайонный краеведческий музей. Научный архив основного фонда № 1057/19. Воспоминания ветеранов. Рукопись.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.