На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
НАЛЕТЫ И ДЕЛА ::: Безсонов Ю.Д. - Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков ::: Безсонов Юрий Дмитриевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Безсонов Юрий Дмитриевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Безсонов Ю. Д. Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков. - Paris : Impr. de Navarre, 1928. - 228 с. : 1 л. портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 93 -

НАЛЕТЫ  И  «ДЕЛА».

 

Что же делать? Выходовъ было несколько. Первый. — Служба у большевиковъ. Но этотъ выходъ сразу отпалъ. Во первыхъ это компромиссъ со своей совестью, на что я уже не могь идти... Во вторыхъ подлаживаніе, пожатіе руки всякой дряни и т. п. Я зналъ, что я можеть быть выдержу месяцъ, другой, но въ конце концовъ, я ихъ пошлю очень далеко... А они меня еще дальше... Неть это не для меня.

Являлся другой. Я знаю Петроградъ, у меня много знакомыхъ Можно заняться спекуляціей. Брать вещи и ихъ перепродавать. У кого же я ихъ буду брать? Да у своихъ же друзей, знакомыхъ... Нетъ, опять не подходить. Брать последнія вещи у неимущихъ людей, перепродавать ихъ, при этомъ обязательно врать, изворачиваться... Нетъ. Не идетъ, не дело.

 

- 94 -

Наконецъ последній выходъ: Откинувъ законъ Бога, большевики установили свой... Я утверждаю, что въ Советской Россіи нетъ человека, который бы не преступилъ его... Что же мне делать?..

Принять вызовъ. Стать вне закона. Померяться силами. Для нихъ все средства хороши. Для меня же только те, которыя позволитъ совестъ...

Решеніе составилось, надо было найти пути... Большевики сильны... Я хочу быть умнее ихъ... Помогь случай.

Я жилъ тогда съ Юрьевымъ. Вернувшись какъ-то домой, онъ разсказалъ мне что встретилъ своего знакомаго, служащаго въ хозяйственной части одного изъ Советскихъ учрежденій. Пощупалъ его, попробовалъ, тому «и хочется и колется»...

Давай его...Устроили обедъ. У насъ иногда не хватало на табакъ, но для «дорогого» гостя родилось все... — И осетрина, и куропатки... И мороженное и супъ съ пирожками...

Служилъ «свой» лакей... Водки и вина вволю. Обедъ былъ первейшій, и нашъ упиравшійся вначале «Петя — Володя» подъ конецъ намокъ... Поставили вопросъ ребромъ...

— «Согласенъ».

Ударили по рукамъ. Протрезвили и начали подготовку. Нужно было добиться, чтобы служащіе хозяйственной части учрежденія несколько воскресеній подрядъ собирались бы на сверхурочную работу. Къ моменту действія необходимо было сочетать наибольшее количество денегъ въ кассе, наименьшее количество людей на работе и присутствіе казначея съ ключами отъ несгораемаго ящика.

Готовились долго, обдуманно, осторожно. Упрямо шли къ своей цели. Зданіе учрежденія было большое. Касса находилась во второмъ этаже, далеко отъ входа, въ конце корридоровъ, въ маленькой простой комнате. Шагахъ въ 20-ти отъ наружнаго входа были ворота проходнаго двора. Несколько разъ, подъ видомъ кліентовъ, порознь, мы побывали въ учрежденіи. Осмотрели помещеніе, физіономію кассира, ворота, дворъ, другія ворота. Установили место стоянки автомобиля. Долго возились съ выборомъ шоффера. При переговорахъ можно играть только наверняка, и вместе съ темъ, нужно было сочетать «своего» человека съ сильной, вполне исправной машиной.

 

- 95 -

Если играть въ такія игрушки, то надо , чтобы на долю случая приходилось какъ можно меньше шансовъ.

Уговорились: нашъ «Петя — Володя» долженъ былъ насъ встретить въ 11 часовъ утра съ бумагами въ рукахъ, на углу та-кихъ то корридоровъ. Это условный знакъ, значитъ все въ порядке. — Казначей на месте, ключи у него.

Если «Петя» былъ на месте, но безъ бумагъ, то какая то заминка. Если «Володи» нетъ совсемъ, значитъ все пропало.

Наконецъ все готово...

Былъ четвергь. Переговоры кончены. Налетъ назначенъ на воскресенье.

Пятница... Вечеръ... Уже безъ дела, я зашелъ къ «Пете-Володе»... Встречаетъ, мнется... И вдругь выпаливаетъ:

— «Юрій Дмитріевичъ... Вы можете меня называть какъ угодно... Но я струсилъ»...

Я попробовалъ его уговорами.. нетъ!

— «Я трусъ, я не товарищъ, я мерзавецъ... Но я боюсь».

Я его просьбами... Не поддается. — «На «дело» я не пойду»... Я пугнулъ...

Никакъ. «Въ воскресенье на службу я не выйду».

Выдержать было трудно. Я жилъ тогда этимъ деломъ. Оно взя-ло всю мою волю, энергію. Проиграю... На другое не было силъ.

Ночь. — Кошмарная... Настоящее, полное отчаяніе... Я хо-телъ, — я долженъ былъ выйти победителемъ. По моему... По тогдашнему, — я шелъ на правое дело. — Я хотелъ есть... И дать другимъ.. Мне — не давали.. Я бралъ силой. И я... Молился Богу. Оть души... Я не понималъ тогда ученія Христа. По совести... И тогда я считалъ ее чистой.

Настало утро субботы. Куплю...

Я разбудилъ Юрьева и послалъ его въ учрежденіе съ темъ, чтобы онъ, подъ какимъ угодно предлогомъ, привелъ ко мне знакомаго ему мелкаго служащаго хозяйственной части. Черезъ Два часа тотъ былъ у меня.

Хотите получить сколько то милліоновъ? По сегодняшнему курсу это составитъ около трехъ тысячъ золотомъ».

Я предложилъ ему половину причитающейся «Пете-Володе» суммы».

По разсказамъ, «Пети-Володи» онъ считался неподкупнымъ.

— «Что надо сделать?.»

 

- 96 -

«Все готово...» И я подробно разсказалъ емутвсе дело и обязанности «Пети», которыя онъ долженъ былъ взяь на себя.

И я купилъ...

Воскресенье... Еще не совсемъ проснувшись, я чувствовапъ, что надо что-то сделать... Ахъ , да!... Сегодня налетъ!

10 часовъ. Мы вышли. Автомрбиль не заезжалъ — лишняя улика. Дошли пешкомъ... Шоферъ на месте, номеръ забрызганъ, фуражка заломлена, видъ бодрый... Увидепъ насъ, соскочилъ, завелъ машину...

Безъ 3-хъ минутъ 11...

Знакомое  зданіе...

Но что такое?... Вялость... Хочется спать... Что то неясно... Эхъ зачемъ это все? Бросить... Повернуть, уйти? Лечь, заснуть, забыться...

Неть, поздно. Подъездъ. — Нужна воля!. А, кажется, ея уже нетъ...

Вошли... Холодокъ по спине... И вдругъ. — Что то внутри изменилось. Нога ступаетъ твердо. Мозгъ работаетъ остро. Весь внимание... И ничто не страшно.

Второй этажъ... Корридоръ... Шаги навстречу...

«Свой»? Нетъ, чужой...

Надвинули кепки, лица спрятались въ воротникъ. Дальше... Уголъ — и въ углу «свой», съ бумагами въ рукахъ...

Я почувствовалъ, что живу!

Вотъ онъ моментъ... Вотъ подъемъ. Вотъ воля, воть сила! Полное спокойствие.

Мы идемъ... Подошли... Дверь... Открыта, мы вошли... И закрыта.

— «Вы казначей»?..

— «Да»...

«Пожалуйста, скажите намъ...» Три шага впередъ. Вплотную. Два нагана...

«Открывай шкапъ»! Сила слышна... Она давитъ.

Ослушаться не можетъ, но отъ неожиданности мнется... Какъ то шевельнулся, соображаетъ... «Спокойно! Открывай шкапъ»! Перебираетъ ключи. Руки дрожатъ... Ключъ найденъ. Дверь

 

- 97 -

открыта. На большихъ полкахъ, стопками лежатъ, перевязанныя веревкой или склееныя бумагой пачки кредитокъ...

«Забирай»...

Хотелось торопиться, но я прислонился къ столу... Юрьевъ сыпалъ въ мешокъ...

«Все? Не эрешь?»

И «ты» и тонъ звучали уже искусственно... Становилось жалко...

— «Четверть часа проведи здесь молча! Пошли!..»

Мешокъ на плече. Мы за дверью. Замокъ щелкнулъ, ключъ въ кармане... Опять корридоръ... Хочется бежать... Револьверъ въ кармане. Палецъ жметъ гашетку... Улица... Ворота... Дворъ... Прибавили шагу... Снова ворота...

Машина стучитъ... Спокойно, давъ намъ сесть, шофферъ поставилъ на первую скорость... Машина двинулась. Перевелъ на вторую... Третью...

Мы закурипи...

Платье и ключъ уничтожены. Въ тотъ же день «Петя-Володя» получилъ свою часть.

«То есть какъ? Какъ? Вы всетаки сделали? Ну знаете... Неть, это не можетъ быть»?!.

— «Вотъ деньги»...

Черезъ два месяца на квартиру казначея, который отделался только испугомъ и несколькими допросами, былъ отнесенъ пакетъ съ деньгами. Онъ не протестовалъ.

 

*

 

Прошло время. Денегъ не стало... Решили использовать одинъ изъ Советскихъ складовъ. Выехали въ Москву. Долго следили и наконецъ изучили его до конца. На складЬ пропадали ордера, пропуски, целыя книги... Наконецъ мы приготовили все документы.

Въ деле получалось три этапа : первый — вывозъ товара, второй — его храненіе, и третій — продзжа. Нужно было между ними устроить провалъ. Т. е., если «засыпались» на первомъ и на второмъ, то делать нечего. — Крышка... Но если на третьемъ, то чтобы не добрались до перваго. Добились и начали действовать.

Подъ видомъ пріемщиковъ, раннимъ утромъ, явились на складъ. Часа три грузили и вывезли три грузовыхъ автомобиля

 

- 98 -

белой муки... Провезли товаръ черезъ все контрольные пункты и сдали его другому советскому же учрежденію, которому онъ былъ заранее запроданъ, съ большой скидкой...

Въ ту же ночь белая мука, по железно-дорожнымъ документамъ — «Воинскій грузъ особаго назначенія» и съ надписью на вагонахъ «Срочно» — ушла въ провинцію. Дело раскрылось только черезъ годъ... Концовъ его не нашли. Мы получили деньги и выехали въ Петроградъ.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru