На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
СТЕП-СПЕЦ-ЛАГ ::: Бахтырев А.И. - Эпоха позднего реабилитанса ::: Бахтырев Анатолий Иванович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Бахтырев Анатолий Иванович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Бахтырев А. И. Эпоха позднего реабилитанса : Рассказы. Дневник. Письма / изд. П. Гольдштейна. – Иерусалим : Академия ПРЕСС, 1973. - 125 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 18 -

СТЕП-СПЕЦ-ЛАГ

 

Степ-спец-лаг, I лаготделение, II лагпункт.

Летом жара до 60 градусов. По слухам — термометра я не видел. Зной, и по красноземной степи гуляют смерчи. Вьется такой седой — и разбивается о лагерные стены.

 

Белокаменный (точнее — беленый) лагерь стоит в степи сказочным видением. И средневековорыцарские башни по углам. «И в Джезказгане, где-то под землею, Туннель глубокий себе я буду рыть».

Так неудачен наш фольклор — стремление приспособить к местным условиям и выразить вековечную значительность преходящего. И вместе с тем, хорошо!

Друзей-товарищей мне теперь не надо,

Мой друг-товарищ — вечная тюрьма.

Кирка, лопата — это мой товарищ,

А тачка, тачка — верная жена.

Там был надзиратель Марченко. Считал: «Пер-ая, друга...»

И еще был Николаев — человек, тоже надзиратель. Он, говорят, тоже потом срок схватил. Он был похож на Николая II. Маленький, с бородой, ну, впрямь, гвардейский полковник. Говорят, за ревность срок схватил, и посадили его к нам в бур — в барак усиленного режима, я там допрежде сидел.

Мы радовались, когда раздавался визгливый голос Николаева.

Радовался я, радовались баптисты, радовались пятидесятники, радовались „истинные христиане», бандеровцы, радовались латыши, когда раздавался визгливый голос Николаева:

«По пятеркам — разберись!»

 

- 19 -

Как тебе сейчас сидится, мужик Николаев, впрочем, ты уже, наверное, отсидел.

И, видит Бог, зеки, несмотря на мат, любили тебя.

Потом говорили: «Николаева привезли в бур, посадили...» «Да нет... он в лейтенанта разрядил пистолет». Баптист на нарах издыхал: «Господи». Молдован отвечал: «Из ревности».

Ты нас не мучил, в колонне раздавалось: «На вахте Николаев» — этот не заставит с угольной (каждый из нас негр) пылью па морде стоять на морозе. «Николаев — человек».

«По пятеркам разберись!»

И наш бригадир Вышекутов (ингуш) говорил вроде бодрого: «Мальчики, мальчики».

Мы улыбались: «Николаев — человек».

Потом, говорят, из-за ревности сел.

«На вахте Николаев».

И радовался я — русский, радовался баптист (была такая падла — Володя П…..), радовался Трохин и Шернаескас.

Этот (Николаев)

«По пятеркам разберись»,

пробегал (пробегал!) по рядам и

у него всегда счет «сходился».

«Николаев, сейчас в баньку».

«Ух, ребята, потрите» (чего там потереть, — лучше не спрашивай).

«Николай второй!» — вопил кто-то, опрокидывая шайку,

«Сейчас нам по 150 грамм каши».

«А я к жене пойду», — говорил Николаев, нежась.

Из-за ревности, говорят, сел. В бур привели — я был в этом буре. До и после.

Джезказган.

Кто спросит: «Надзиратель?» Я отвечу: «Поруби мой ... на пятаки - лучше маленький Ташкент, чем большая Колыма».

И еще скажу:

«День кантовки — месяц жизни».

 

- 20 -

А Широяна (или Широянса) прирезали, и приятно слышать — «неизвестно, кто».

Широянс — бригадир, и знаете, что он сделал, то есть зэк, мальчика, который «живой ….. не видел», опускаясь в подземелье

И в Джезказгане, где-то под землею,

Туннель глубокий себе я буду рыть» —

 — заставил и клети (мальчик был слаб) стоять перед собой на коленях.

«Боялся шахты».

«Широянс всегда был падлой».

Приятно, что его с его шарфиком выдали на гора.

С удовольствием вижу лица, когда Широянс посыпался в отвал.

Три лица смотрели на шарфик Широянса, и потом всем было плевать, даже Куму (читай — оперативнику, к опере — никакого отношения).

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru