На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ВВЕДЕНИЕ ::: Александра Федоровна, императрица - Последние дневники императрицы Александры Федоровны Романовой ::: Александра Фёдоровна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Александра Фёдоровна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Александра Фёдоровна (императрица). Последние дневники императрицы Александры Фёдоровны Романовой : Февр. 1917 г. – 16 июля 1918 г. / Сост., ред., предисл., введ. и коммент. В. А. Козлова и В. М. Хрусталева ; пер. с англ. Л. Н. Пищик при участии О. В. Лавинской и В. М. Хрусталёва. – Новосибирск : Сиб. хронограф, 1999. – 341 с. – (Архив новейшей истории России. П

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 8 -

Введение

 

ДНЕВНИКИ ИМПЕРАТРИЦЫ

АЛЕКСАНДРЫ ФЕДОРОВНЫ

 

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года большевики расстреляли в Екатеринбурге (Урал) семью последнего российского императора Николая II. Спустя три дня центральный орган ЦК РКП(б) газета «Правда» сообщила, что в распоряжении Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) находятся «чрезвычайно важный материал и документы Николая II: его собственноручные дневники, которые он вел от юности до последнего времени; дневники его жены и детей; переписка Романовых и т. д. Имеются, между прочим, письма Григория Распутина к Романову и его семье. Все эти материалы будут разобраны и опубликованы в ближайшее время». В действительности интимные документы царской четы, их детей и приближенных в это время еще не были вывезены с Урала. Лишь в ночь с 19 на 20 июля 1918 года организатор убийства Романовых чекист Я. М. Юровский выехал в Москву, имея при себе «семь мест багажу». Кучер А. К. Елысин, отвозивший Юровского на вокзал, видел среди вещей два кожаных саквояжа; на одном из них была сургучная печать1.

Из документов бывшего Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ныне государственный архив социально-политической истории — РГАСПИ)2 и бывшего архива КГБ СССР (ныне Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ) видно, что дневники «царской четы», вывезенные после расстрела Романовых в Москву, были сданы в Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) РСФСР, а затем, по крайней мере частично, переданы в Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК). В Москву попали только наиболее важные личные документы Николая П и Александры Федоровны. Спешная эвакуация (на Екатеринбург наступали белые) заставила чекистов оставить в кладовой одного из банков значительную часть личных вещей и бумаг Романовых и их окружения. Некоторые из этих бумаг, личных вещей и драгоценностей исчезли — были расхищены охраной и т. п. Кое-что белым, а впоследствии большевикам удалось найти.

В 1920-е годы документы Романовых, в том числе и привезенные из Екатеринбурга, оказались на государственном хранении в Центральном архиве, после его ре-

 


1 См.: Гибель царской семьи. Материалы следствия по делу об убийстве царской семьи (август 1918 — февраль 1920)/ Сост. Н. Г. Росс. Посев, 1987. С. 84.

2 В тексте приводится название данного архива к моменту подготовки рукописи к печати — РЦХИДНИ (Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории).— Прим. редактора.

- 9 -

организации попали в Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА СССР, ныне РГАДА), а позднее в Центральный государственный архив Октябрьской революции, высших органов государственной власти и управления СССР (ЦГАОР СССР, ныне Государственный архив Российской Федерации).

Среди документов, доставленных Юровским в Москву, были и личные дневники последней российской императрицы Александры Федоровны (урожденная Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса, принцесса Гессен-Дармштадтская). Сегодня они хранятся в личном архивном фонде Александры Федоровны (ГА РФ, фонд Р-640). Дело фонда 640 содержит глухие упоминания об утрате части дневников. Первые пропажи (дневники 1893, 1895, 1896 гг.) зафиксированы в акте от 4 июня 1953 года. Сообщается, что их отсутствие обнаружилось при первой проверке фонда в 1945 г. Составители акта намекают, что документы исчезли во время эвакуации в г. Орск, «где охрана документальных материалов не была обеспечена должным образом». В январе 1991 года обнаружилось отсутствие дневника 1898 года и памятной книжки 1916г. Вместо них в наличии оказались только обложки. Работники архива, занимавшиеся проверкой наличия, высказали предположение, что при прошлых проверках (в 1948 и 1953 гг.) эти пустые обложки учитывались как полноценные дела, а сами документы тоже пропали в эвакуации. В 1991 году был составлен еще один документ, правда не имеющий юридической силы, из которого следовало, что по вине сотрудника архива был утрачен еще один подлинник — дневник 1917 года. Официально этот дневник пока пропавшим не числится — с 1988 года он находится в картотеке розыска и все еще не снят с учета. (К счастью, с последних дневников Александры Федоровны (1916-1918 гг.) архивный переписчик в 1923 году снял копии.)

Таким образом, сегодня в ГА РФ имеется в наличии (в подлинниках или в копиях) 10 дневников Александры Федоровны: за 1887-1892, 1894 и за 1916-1918 годы. «Дневник» 1887 года представляет собой пустую записную книжку небольшого формата с посвящением на немецком языке (в описи ошибочно указано «англ. язык»), записи в дневнике 1894 года обрываются 11 мая. Дневников 1897 и 1899-1915 гг. в архиве нет. Об их судьбе в учетных документах архива ничего не говорится (скорее всего, они никогда и не поступали туда на хранение). К сожалению, нет никаких данных и о точном количестве дневников, привезенных в июле 1918 года из Екатеринбурга в Москву чекистом Юровским. Неизвестно даже, вела ли их императрица вообще в «пропущенный» период. Возможно, но маловероятно, что дневники 1897 и 1899-1915 гг., если они вообще существовали, остались на Урале и там погибли. А может быть, их уничтожила сама Александра Федоровна в 1917 г. В дневниковых записях бывшей императрицы (начиная с 8 марта 1917 года) встречаются упоминания о сожжении писем и бумаг, а в воспоминаниях ближайшей подруги Александры Федоровны фрейлины Анны Вырубовой вообще сообщается об уничтожении «всех дорогих ей писем и дневников», поскольку императрица не хотела, чтобы «они попали в руки злодеев»3.

Все сохранившиеся дневники Александры Федоровны хотя и различаются по формату и переплету, но разлинованы и сброшюрованы таким образом, чтобы каж-

 


3 См.: Танеева (Вырубова) А. А. Страницы из моей жизни. Берлин, 1923. С. 99.

- 10 -

дому дню недели соответствовала приблизительно одна страница. И императрица почти никогда не выходила за этот стандартный лимит. Подобная форма, с одной стороны, дисциплинировала автора дневника, побуждая его вести ежедневные записи, а с другой — неизбежно придавала записям однотипность, лапидарность и информационную сухость. Эмоционально окрашенные записи встречаются довольно редко, зато существует некий набор обязательных сведений, повторяющихся изо дня в день: пометки о здоровье детей, семейных и религиозных праздниках, встречах и визитах, погоде, о наиболее важных личных письмах и т. п. Всякий, кто прочитает публикуемый текст, легко поймет, что императрица не предполагала публиковать свои поденные записи, они предназначались исключительно для себя и были сделаны для памяти, а не для потомков.

Дневник Александры Федоровны Романовой за 1918 год — небольшая общая тетрадь в клеточку в матерчатой обложке сиреневого цвета с вышитым на ней белым крестом — представляет собой карандашный автограф, написанный сложным для понимания мелким почерком, главным образом на английском языке, с редкими (краплениями отдельных слов на русском, французском и немецком языках. Тетрадь для дневника была подарена Александре Федоровне ее дочерью великой княжной Татьяной Николаевной, о чем свидетельствует дарственная надпись.

На первой странице дневника 1918 года Александра Федоровна написала для памяти обозначения чисел буквами старославянского алфавита. В дальнейшем она нумеровала свои записи этими обозначениями, проставляя их после каждого дня (в данной публикации мы их не воспроизводим). В связи с тем, что царская семья после Февральской революции находилась под арестом, многие записи бывшей императрицы сделаны весьма сжато, со многими сокращениями слов и имен (порой граничащими с шифрованной записью, понятной только автору дневника), употреблением иносказаний.

Мысль о публикации дневниковых записей Александры Федоровны впервые появилась через несколько лет после смерти императрицы. В 1923 году неизвестный переписчик сделал рукописные копии-расшифровки с интересующих нас двух тетрадей — за 1917 и 1918 годы. Ему удалось разобрать большую часть текста, иногда с ошибками, однако дальше этого работа не пошла. От идеи публикации отказались — и, вероятно, не столько из-за научных проблем и трудностей, а по причинам политическим и идеологическим. Содержание ежедневных записей Александры Федоровны слишком явно противоречило уже сложившимся советским идеологическим штампам об облике последней русской императрицы. Тем не менее работа переписчика сослужила добрую службу. Только по сделанной в 20-е годы копии мы можем сегодня судить о содержании дневника за 1917 год, поскольку оригинал, как уже говорилось, находится в архивном розыске, и нет никакой гарантии, что он вообще не похищен из Государственного архива Российской Федерации.

В пользу версии о том, что дневники Александры Федоровны за 1917 и 1918 годы предполагалось опубликовать, говорит не только существование рукописной копии. Известно, что 10 сентября 1918 г. Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета создал комиссию «по разборке материалов, найденных у

 

- 11 -

последнего Романова)4. Тогда же в советской периодической печати, в том числе в газетах «Правда» и «Известия», началась публикация фрагментов дневников Николая II и переписки царской семьи. В 20-е годы архивисты осуществили ряд публикаций рукописного наследия династии Романовых, в том числе — многотомное издание «Переписка Николая и Александры Романовых. 1914-1917 гг.», т. III-V (М.; Л., 1923-1927)5 и журнальный вариант дневников Николая II («Красный архив», 1927, № 1-3).

Последние дневники императрицы Александры Федоровны так никогда и не были опубликованы полностью. Американский журналист Айзек Дон Левин впервые напечатал отдельные фрагменты из них в «Chicago Daily News» (1920, June, 22-26, 28). Публикация была подготовлена на основе фотокопий, полученных Айзеком Дон Левиным в ноябре 1919 года от историка М. Н. Покровского. Впоследствии журналист воспроизвел эти выдержки в своих мемуарах «Eyewitness to History» (New York, 1963). Этими цитатами пользовался американский историк Ричард Пайпс в своей книге «Русская революция». Судя по русскому переводу, они в целом соответствуют архивным дневникам, хранящимся в ГА РФ. В России цитаты из дневников использовались в работах В. Алексеева, Ю. Буранова, В. Хрусталева, Г. Рябова, Э. Радзинского и др.

 

В. А. Козлов

В. М. Хрусталев

 

 


4 См.: ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 35. Д. 11. Л. 1-3.

5 Первые тома этого издания вышли за границей под названием: Письма императрицы Александры Федоровны к императору Николаю П. Т. 1-П. Берлин, 1922.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.