На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
МОИ ДАЛЕКИЕ ПРЕДКИ ::: Рачинский В.В. - Моя жизнь ::: Рачинский Владимир Вацлавович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Рачинский Владимир Вацлавович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Рачинский В. В. Моя жизнь : Автобиогр. очерк. - М. : Изд-во МСХА, 1992. - 135 с. - Список работ автора: с. 108-134.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 6 -

МОИ ДАЛЕКИЕ ПРЕДКИ

 

Я уже упомянул, что никогда не проделывал каких-либо исторических исследований, тем  более связанных с генеалогией нашего рода Рачинских. Все, что я знаю о нашем роде, я знаю  по рассказам моего  отца, моей тети и других  польских родственников.

Моя тетя (сестра отца) говорила мне, что наша фамилия Рачинских  происходит от названия селения Рачин в Познанском воеводстве в Польше. В 1960 году, когда я смог вновь обрести контакт со своими родственниками в Варшаве, тетя показывала мне старую подробную географическую карту Польши, на которой значились все селения Польши. На этой жарте она доказала мне это селение Рачин. Так что ничего  необычного. Многие фамилии происходят от названия деревень и селений.

По рассказам отца и тети, мои далекие предки были польскими магнатами с графскими титулами. Двоюродный брат моего прадеда Антона Рачинского — Игнатий Рачинский в начале XIX века  был архиепископом Польши. Кто  посетит Варшаву,  может зайти на Старом Мясте (старом городе) в костел базилику св. Яна  Крестителя  (часто этот костел  называют кафедрой). При подъезде к Варшаве с моста открывается панорама старой Варшавы. Этот костел выделяется на фоне всех зданий своей острой треугольной крышей. В этом костеле при входе с правой стороны, у основания хоров, на стене висит портрет архиепископа Игнатия Рачинского. При одном из посещений костела я купил путеводитель по этому костелу. В этом путеводителе записано, что Игнатий Рачинский был архиепископом Гнезнинским и администратором Варшавским в начале XIX века. Его портрет исполнен знаменитым  художником Людвигом Фурманом. Портрет исполнен красками на медной доске и был поврежден во время Варшавского восстания в 1944 году. Реставрирован в 1966 году, когда реставрировали весь костел. Портрет  Игнатия Рачинского можно найти также в довоенных книгах по истории Польши.

 

- 7 -

Род Рачинских очень разветвленный.  K нашему роду относится также известный просветитель XIX века Эдвард Рачинский, который оставил в наследство польскому народу знаменитую библиотеку, в г. Познани. Эта библиотека так и называется — Библиотека Рачинских. Это написано большими буквами на фасаде здания. Я храню фотографию этого здания. В Варшаве есть палац, или дворец, Рачинских на улице Длугой. В Познанском воеводстве в имении Рачинских также  существует богатый по архитектуре дворец Рачинских. Я уже говорил, что это был род крупных магнатов. Они имели имения не только в Польше, но и на Украине. Но во всяком роде есть богатые и бедные. Случилось так, что мой прадед Антоний Рачинский в 1830 году был участником польского восстания против  царского самодержавия. Восстание было беспощадно разгромлено, и Антоний Рачинский бежал из Польши из-за преследования  повстанцев. Когда же он вернулся в Польшу, то богатые родственники его обделили, он практически не получил никакого наследства. Жил в бедности. Отец рассказывал, что в конце жизни он вынужден был стоять у костелов и просить милостыню, а мимо него проезжали в каретах родные богатые  сестры и подносили ему милостыню. Так или иначе мой дед Яков Антонов (ич) Рачинский родился а очень бедной семье Антония Рачинского. Моему деду Якову не могли даже дать образование — он был практически неграмотным, писать не умел, только читал газеты.

Моя тетя сохранила свидетельство о выполнении воинской повинности моего деда Якова Рачинского. Он отбывал воинскую повинность в царской армии. Свидетельство своего отца хранила моя тетя Элеонора (родная сестра отца). После ее смерти оно перешло на хранение мне.  Свидетельство очень любопытное для нас. Дам его описание (хотя неполное). Вверху Георгиевский крест, на котором написано: «За Веру, Царя, Отечество». Свидетельство о выполнении воинской повинности № 3. Ратник  l-го разряда рядовой Яков Рачинский. Зачислен в ратники ополчения первого разряда до 43-летнего возраста включительно, т. е. до  l января  1906 года. Началом службы считается  1 января 1884 года, уволен в запас в августе 1888  года сроком  по 1 января 1902  года. На службе обучался обязанностям носильщика. Гражданская специальность (мастерство) — мельник. Дед долгие годы действительно работал простым рабочим на мельнице на Белянах (район Варшавы). Родился дед  20 июля 1862 года. В армии был рядовым 88-го пехотного Петровского полка 9-й роты.  Какую-то часть службы находился в военном лагере при Красном Селе, где и было выписано свидетельство. В воинское свидетельство записана и такая запись: «Предъявитель

 

- 8 -

сего билета Яков Рачинский 7/19 апреля 1891 года в Варшавском  Приходском Свентокшиском костеле сочетался законным браком с девицею Агнешкою Зволинскою  21 года от роду. Записано в книгах Гражданского состояния. Акт под № б8». В воинском свидетельстве есть отметки о прохождении сборов, о временных отлучках. Дисциплина была строгая. Еще одна любопытная запись в воинском свидетельстве (билете) деда: «Бели рядовой Рачинский по призыве на действительную службу принесет с собою собственные сапоги с голенищами не короче 9-ти вершков  и белье, годные к употреблению, то по прибытии его в войска, вещи эти могут быть зачтены в Казну, а ему уплачены будут за эти вещи деньги». «На период времени до 1 января 1889 года цены назначены: за пару сапог 5 руб., за одну рубашку 150 коп. и за одни исподний брюхи 35  коп. Вещей  сих может быть зачтено: не более одной пары сапог, двух рубах и двух исподних брюк. За принесенный же годный полушубок  (если призыв будет объявлен с 1 сентября по 1 февраля) будет уплачено по 4 рубля».

Родители, уезжая в Советскую Россию в 1901 году, по совету родителей отца оставили меня с братом у родителей отца в Варшаве. Вместе с дедушкой Яковом а бабушкой Агнешкой жила тетя Элеонора (сестра отца). Тетя работала медицинской сестрой. Дедушка тоже еще работал рабочим на мельнице на Белянах. Заработки дедушки и тети были низкие, и двоих детей, видимо, было содержать трудно, потому (родственники решили, что моего брата Евгения (Геню) должен взять на воспитание средний по возрасту брат отца Александр Рачинский (дядя Олек — так звали его в семье). Итак, мы, два брата, воспитывались врозь. Дядя Олек по специальности был землемером и работал в г. Цеханове. Мы с бабушкой и тетей часто ездили к дяде Опеку. Он был  женат на русской женщине Зинаиде (девичья фамилия Бехтерева). Мы звали ее тетей Зеной, что соответствует по-русски тетя Зина. У дяди Олека и тети Зены было 2 дочери — Ирена и Галина.

Геня был в семье третьим ребенком. Денег не хватало. Жили, едва сводив концы с концами. В 1925 году мама меня с братом забрала и увезла в Советскую Россию. Итак, до пятилетнего возраста я воспитывался в семье дедушки, бабушки и тети. Сохранились ли у меня воспоминания с этого пятилетнего периода? Да, сохранились некоторые. Я о них буду писать потом. Но сейчас расскажу о двух случаях, которые запомнились мне.

Дедушка во время работы на мельнице сильно занозил палец. Образовался большой нарыв. Дедушка заболел, работать некоторое время не мог. Хозяин мельницы отказался

 

- 9 -

платить дедушке за дни болезни. Помню, что в семье долго возмущались этим.

Второй случай произошел в деревне, куда мы выехали с бабушкой на лето, как на дачу. Около деревни был большой лес, видимо,  какого-то помещика. Мы с бабушкой часто ходили в лес гулять. В лесу было много ягод черники. Ну, естественно, мы ее собирали.  Однажды к нам подъехал на лошади объездчик-лесник. Стал кричать, чтобы мы убирались из леса. Собранные бабушкой ягоды отобрал и высыпал на землю.  Это был для меня первый урок на тему, что такое частная собственность.  Впоследствии, уже когда учился в советской  школе, в детских сочинениях я описывал эти два случая, клеймя капиталистический мир, его жестокость.

В Польше, в  России, в Советском Союзе фамилия Рачинских — не редкость. Можно лишь предположить, что это разветвленное генеалогическое дерево, имеющее общие корни. Во многих случаях родственные связи потеряны. Но одно ясно, что фамилия имеет польское происхождение. По семейным преданиям, ряд Рачинских, участников польских восстаний, царским правительством были сосланы в Сибирь и Среднюю Азию. На Украине были помещики Рачинские. Один чехословацкий ученый Иво Хаис, мой друг, рассказывал мне, что в истории Чехо-Словакии также известна фамилия Рачинского — участника освободительного движения Яна Гуса,

Меня часто опрашивают, не родственник ли я такого-то Рачинского? В Тимирязевской академии меня, например, часто опрашивали, не  родственник ли я бывшего директора академии К. А. Рачинского? Меня также неоднократно опрашивали, не родственник ли я известного русского педагога С. А. Рачинского? Я отвечал, что нет, не родственник. Много есть обрусевших Рачинских, хотя в корнях они имеют польское происхождение. Польские магнаты, шляхта скупали земли в России и на Украине. Среди них были и Рачинские. Два брата, русские просветители С. А. Рачинский и К. А. Рачинский, были помещиками. С. А. Рачинский насаждал в России церковно-приходские школы и много сделал для развития просвещения в царской России. По рассказу одного из моих знакомых, он похоронен где-то около г. Твери.

 К. А. Рачинский был назначен директором Московского сельскохозяйственного института, бывшей Петровской сельскохо-зяйственной академии, в 1894 году. Академия под новым названием возрождалась после периода закрытия ее за революционные брожения. К. А. Рачинский проработал директором Московского  сельскохозяйственного  института 10 лет, до 1904 года. Ушел с этой должности по болезни и старости. Деятельность  К. А. Рачинского кратко освещена в ряде книг по истории Тимирязевской сельскохозяйственной

 

 

- 10 -

академии. Наиболее подробно история академии изложена в книге «Московская сельскохозяйственная академия имени К. А. Тимирязева. К столетию основания. 1865— 1965. Издательство «Колос», Москва, 1969». Это сборник статей об истории академии. История академии за 100 лет существования описана Л. Л. Балашовым. О деятельности бывшего директора  К. А. Рачинского см. стр. 71—81. В общем его деятельность оценивается  в истории академии положительно. В книге «А. И. Кузнецов. Академия имени К. А. Тимирязева. Москва, «Колос»,  1982» можно прочитать следующее: «Первым директором (Московского сельскохозяйственного института) стал К. А. Рачинский,  бывший профессор физики Московского университета, который до своего назначения жил в деревне (был помещиком, мое примечание). Профессор И. А. Иверонов писал, например, что К. А. Рачинский имел огромный авторитет в среде студентов, и всякие недоразумения или столкновения с администрацией общежития обыкновенно находили  благополучный конец в кабинете уважаемого директора. К. А. Рачинский добился, чтобы общежитие было расширено до 200 мест, а при нем устроена прекрасная столовая. По словам Н. М. Кулагина, он не гнул свою седую голову ни перед кем. Рачинский не только не старался заглушить автономию высшей школы, как это тогда требовалось высшим начальством, но был истинным представителем автономного управления институтом. Он отдавал должное значение совету профессоров  как коллегии, в высшей степени корректно относился к мнениям отдельных членов совета, повиновался только долгу и совести и стремился служить делу, а не лицам и настроениям. При этом во всех его отношениях к преподавателям и студентам ярко выступала скрупулезная честность, правдивость и истинная галантность». Это свидетельства бывшего профессора академии Н. М. Кулагина. В книге А. И. Кузнецова приведены также слова известного деятеля академии А. Ф. Фортунатова: «...мы считали и считаем К. А. Рачинского лучшим директором Петровки за все время ее существования». В книге приведены также слова К. А. Рачинского, которые он произнес на прощание,  когда уходил в отставку по болезни: «А все же за десять лет моего директорства ни один студент не пострадал по вине администрации института».

В другой книге летописца академии А. И. Кузнецова «Тимирязевка и деятели культуры. Издательство «Московский рабочий», М., 1965» описана  родственная связь К. А. Рачинского с великим русским  писателем Л. Н. Толстым. Дочь К. А. Рачинского вышла замуж за сына Толстого — Сергея. К. А. Рачинский с семьей жил в ныне 8-м корпусе академии. В этом доме бывал Л. Н. Толстой. Он приходил навещать

 

- 11 -

своего сына и семью Рачинских. Некоторые подробности этих посещений описаны в книге А. И. Кузнецова. Кстати, Л. Н. Толстой приходил в академию неоднократно, навещая и других профессоров академии (см. стр. 85—86 книги А. И. Кузнецова).

Из литературы известно, что до своего просветительского подвижничества С. А. Рачинский был профессором Московского университета, где в 1963 году основал кафедру физиологии растений.

Из исторических личностей, носящих фамилию рода Рачинских, можно еще упомянуть министра иностранных дел в польском эмигрантском правительстве в Лондоне графа Рачинского.

Хотя я и описал некоторые данные об  истории фамилии Рачинских, но прямого отношения к этим историческим лицам не имею и считаю их только однофамильцами. Например, и сейчас в академии работает мой однофамилец Д. Д. Рачинский — доцент кафедры философии. Уверен, что в истории будут появляться и другие однофамильцы  Рачинские.

Еще о моих дедушке и бабушке. Дедушка был простым рабочим и рядовым  солдатом царской армии. Женился на простой девушке из  бедной семьи. Бабушка была более грамотной. Умела, хотя и плохо, писать. У них было три сына и одна дочь: старший сын Вацлав (мой отец), средний сын Александр  (Олек), младший сын Зыгмунд, дочь Элеонора. Были еще дети, но умерли в детстве. Жили бедно. Бабушка, как и большинство женщин того времени, не работала. Прокормить семью было трудно. Но родители старались дать детям Образование.  Мой отец был очень способным человеком и, еще учась в гимназии в Варшаве, подрабатывал репетиторством. Отец не окончил гимназию и, как старший сын, вынужден был пойти на работу. Он окончил только 6 классов гимназии. Много занимался самообразованием, надеясь на  возможности получения в дальнейшем образования.

Моя тетя Элеонора рассказывала, как дедушка и бабушка тосковали по старшему сыну и его семье, как они до конца жизни ждали нашего возвращения в Польшу, но не дождались.

Бабушка Агнешка умерла во время войны в 1943 году в возрасте 73 лет. Она долго и тяжело болела. У нее была астма. Я помню, как она часто глотала таблетки от астмы. Дедушка умер в 1947 году в возрасте 85 лет. В общем он был здоровым мужчиной и умер от старости. Последний год, перед смертью, он почти уже не вставал от старческой слабости. Так мне рассказывала тетя Элеонора.

Жили дедушка и бабушка с тетей Элеонорой в Варшаве, на Праге, на улице Тархоминьской, дом 3, кв.  29/30. В квар-

 

- 12 -

тире  было, насколько помню, 2 большие комнаты (столовая и спальня) и большая кухня. По рассказам тети, когда советские войска входили в 1944 году  в Варшаву, дедушка каждый день выходил на улицу смотреть  проходящие советские войска. У него была какая-то надежда, не окажутся ли в  проходящих советских солдатах его внуки, т. е. мы с братом. Но не дождался дедушка ни возвращения сына, ни внуков. Часто он, смотря на проходящих в колоннах советских солдат, плакал и сквозь слезы говорил: «Это мои внуки идут». Безутешно было горе дедушки и бабушки, не дождавшихся возвращения из России своего  сына и внуков. Трагическую историю моего отца я опишу подробно.

Как я уже отметил в предисловии ко второму варианту рукописи «Моя жизнь», мне удалось разобрать некоторые семейные архивные материалы, переданные мне моей двоюродной сестрой Вандой после смерти моей тети Элеоноры.

Моя тетя в свою бытность по просьбе своего отца (моего деда Якова Рачинского) немного занималась изучением генеалогического древа нашего рода Рачинских. Мой дед имел некоторую амбицию о своем графском происхождении. У него даже была идея фикс отсудить часть наследства от этого графского  рода. Тетя делала запросы в различные архивы. И некоторые архивные справки сохранились. Просматривая и сопоставляя эти материалы, мне удалось кое-что восстановить более точно о моих предках.

Наш род Рачинских происходит с Великопольских земель расположенных в районе Познани. Административные деления этих земель в истории Польши менялись. На территории этих земель были расположены две местности (селения или деревни) — Рачин и Малышин (или Малошин). Существуют ли сейчас эти местности, мне неизвестно. По архивной справке, эти две местности являлись собственностью графа Антона Рачинского  (даты его рождения и смерти не указаны). Вероятное время его жизни — конец XVIII начало XIX веков. Согласно справке, он имел двух сыновей — Игнатия и Войцеха Рачинских, которые после смерти отца Антона Рачинского получили в наследство земли Рачина и Малышина. Как я уже писал ранее, Игнатий Рачинский — знаменитая личность в истории Польши. Он получил очень широкое образование — естественнонаучное (математика и физика), философское и религиозное. Пройдя все ступени католического костела, он приобрел сан архиепископа Гнезнинского и Варшавского. Игнатий Рачинский родился 6 августа 1741 года и умер  19 февраля 1823 года в возрасте 82 лет. В 1779 году передал все свои права на наследство, оставшееся от отца Антона Рачинского, своему брату Войцеху Рачинскому. О по-

 

- 13 -

следнем мало что известно. В архивах значится, что он был в чине капитана польского войска.

В архивах этого времени значится еще один граф Рачинский — Онуфрий. Был ли он тоже родным сыном графа Антона Рачинского или его племянником — это точно не известно. Вероятнее всего,  это был какой-то родственник. По архивным материалам, он владел (зафиксирована дата вступления во владения — 1801 год) поместьем Фабяново в повете Яроцинском. Онуфрий Рачинский — мой прапрадед — был женат на Екатерине, урожденной Венжик. Польские имена я перевожу на русский язык (по-польски Катажина). Их сын был мой прадед Антон Рачинский (еще один Антон или Антоний по-польски) — родился в  1812 году и умер в 1892 году, в возрасте 80 лет. Женат он был на Юлиане, урожденной Хлебовской (следовательно, это моя прабабушка), 1830 года рождения (была на 18 лет моложе прадеда). Сыном Антона и Юлианы Рачинских и был мой дед Яков Рачинский. У них были и другие дети — братья и сестры моего деда. По рассказам тети, один из братьев деда Якова уехал в Россию и пропал без вести.

В архивах и летописях есть упоминания еще о более древних Рачинских, относящиеся к XVII и XVIII векам: Ян Рачинский (упоминание в  1623 году), Михаил Рачинский (упоминается год смерти 1738) —воевода познанский. Казимир Рачинский — двоюродный брат Игнатия Рачинского (архиепископа), маршал при короле Станиславе Августе.

В сентябре 1990 года в мои руки попала интересная брошюра «Л. Словинский. Эдвард Рачинский (1786—1845). Из «истории Польши. Национальное издательское агентство. Познань, 1983, 32 с.». Это жизнеописание уже упоминавшегося выше представителя рода Рачинских —  Эдварда Рачинского. В октябре я ее перевел на русский язык. Некоторые сведения об этом далеком моем предке я решил отметить в этом очерке.

В указанной брошюре говорится, что род Рачинских происходит из старейшего рыцарского рода, предком, родоначальником которого был один из рыцарей королей Мешка и Болеслава Храброго. Многие представители рода Рачинских играли большую роль в общественной жизни Речи Посполитой.

В конце XVIII века существовали две главные генеалогические линии Рачинских: курляндская и познанская, у которых общим предком был живший в XVII веке судья из Накельска и староста Ясенец Зыгмунд Рачинский. Основателем первой линии был Юзеф Рачинский, правнук Зыгмунда, а другую линию дал сын Юзефа — Михаил Казимир Ра-чинокий, воевода познанский (умер в 1738 году). У него бы-

 

 

- 14 -

ло два сына — Виктор и Леон. Сын Виктора и Магдалены (урожденной Дзалынской) Казимир приобрел  большую знатность и большое состояние во времена Станислава Августа Понятовского, занимал посты главного писаря королевской канцелярии, члена королевского совета и генерального старосты Великопольши. Этот Казимир Рачинский был непосредственным дедом Эдварда Рачинского. Хотя дед был и выдающейся личностью, но не такой уж редкой в  кругах знати того времени. Умер он в 1824 году.

Казимир Рачинский женат  был на Терезе (урожденной Мошченской) и имел две дочери: Магдалину и Михалину. Последняя вышла замуж за Филиппа Рачинского (внутриродовой  брак), генерал-майора войска Речи Посполитой, двоюродного брата ее отца Казимира Рачинского. Филипп Рачинский был очень богатым человеком.  Много поместий он получил в наследство от своего отца Леона Рачинского (брата Виктора Рачинского), а также ряд поместий ему принесла жена Михалина в качестве приданого. После очередного раздела Польши западная ее часть перешла под власть прусского короля Фридерика Вильгельма. Ему верно служил Филипп Рачинский. Когда в моду вошли графские титулы, Филипп легко выхлопотал себе графский титул.

 От Филиппа и Михалины родились два сына — Эдвард и Атанас Рачинские. Они потеряли мать через 4 года после женитьбы Филиппа и Михалины. Филипп Рачинский умер в l804 году. Мальчиков Эдварда и Атанаса воспитывали родственники: бабушка Виридиана Мельжинская и сначала отец Филипп Рачинский, а после его смерти дед по линии матери Казимир Рачинский, упоминавшийся выше. Большое участие в воспитании и судьбе детей сыграла также тетка, сестра отца Филиппа, Эстера Рачинская, которая можно сказать, стала  второй  матерью для Эдварда я Атаяаса. Дети получили лучшее воспитание и образование для того времени. Атанае полностью пошел на услужение прусскому монарху, тогда как Эдвард Рачинский снискал славу в Польше великого польского патриота, ученого. Он внес большой вклад в собрание и издание многих документов и свидетельств из истории польского народа, собирание редких книг. Известен как очень богатый меценат, владетель многих поместий, палацев, дворцов. Занимался культурной, просветительской деятельностью. Огромные свои средства расходовал на общественные цели. Построил в Познани ряд памятников. Но самый большой памятник — библиотека в Познани, которая носит название рода Рачинских —Библиотека Рачинских.

У Эдварда Рачинского и его супруги Констанции (дочери одного из богатейших магнатов Польши Потоцкого) родился только один сын Рогер.

 

 

- 15 -

Эдвард Рачинский, хотя и был большим польским патриотом, но придерживался  консервативных взглядов, был против всяких революций, восстаний и реформ и часто по разным поводам входил в конфронтацию с общественностью. Эта конфронтация окончилась трагически — он покончил жизнь самоубийством. Все это подробно описано в упомянутой выше брошюре Леха Словинского.

Я не претендую на абсолютную точность приведенных сведений, касающихся фамилии рода Рачинских. Мною использованы материалы и данные, которыми я располагал. Со временем, может, кое-что будет уточняться. Тогда можно будет внести изменения и дополнения, что я и сделаю, если буду жив.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.