На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА ВТОРАЯ Коминтерн ::: Куусинен А.А. - Господь низвергает своих ангелов ::: Куусинен Айно ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Куусинен Айно

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Куусинен А. Господь низвергает своих ангелов : Воспоминания, 1919 - 1965 / предисл. Ф. И. Фирсова. - Петрозаводск : Карелия, 1991. - 240 с.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 25 -

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

Коминтерн

 

С 1924 по 1933 год я работала в Коммунистическом Интернационале, Коминтерне. Прежде, до приезда в Москву, я об этой организации почти ничего не знала. Но вскоре получила возможность довольно близко познакомиться со «штабом мировой революции». В 1921 году мужа назначили секретарем Исполкома Коминтерна. кроме прочего, он занимался разработкой устава и основных направлений деятельности этой организации. С осени 1922 года я участвовала в вечерних обсуждениях дел Коминтерна. Собирались обычно у нас дома, в гостинице «Люкс». Нередко бывали у нас Раковский27 и Пятницкий28, оба из Коминтерна. Обычно засиживались за полночь — в Москве это было тогда принято. Поэтому еще раньше, чем начать работать в Коминтерне я уже кое-что знала о его функционерах, его проблемах и задачах. Даже иногда помогала Отто в выполнении некоторых щекотливых заданий, о которых другие сотрудники не должны были знать. На машинке я печатала медленно, двумя пальцами, но первое, что попросил меня сделать Отто,— перепечатать статью, написанную им по-немецки от имени Интернациональной контрольной комиссии Коминтерна. Начало статьи содержало несколько политических обвинений против Александры Коллонтай29, которая вместе с Александром Шляпниковым30 высказала критику некоторых положений политики Коминтерна31. Далее следовало ее признание своей вины и клятвенные заверения впредь не противостоять тактике Коминтерна. «Признание» было тщательно составлено заранее, недоставало лишь подписи Коллонтай. Отто предупредил меня, что дело очень щепетильное и в Коминтерне о нем знать не должны. Я спросила, кто такая Коллонтай. Это чрезвычайно умная, талантливая женщи-

27 Раковский Христиан (1873-1941) — деятель болгарского, румын­ского и международного рабочего и коммунистического дви­жения, с 1917 г. —  член большевистской партии, с 1918 г. — председатель Совнаркома Украины, в 1923 г. — советский полпред в Англии, в 1925 г. — во Франции, в 1919-1927 гг. — член ЦК партии, один из лидеров оппозиции, в 1927 г. исключен из партии и сослан. В 1935 г. восстановлен в партии. В 1937 г. арестован, расстрелян 11 сентября 1941 г. Посмертно реабилитирован.

28 Пятницкий (Таршис) Иосиф Аронович (1882—1938) — профес­сиональный революционер, руководящий деятель Коминтерна, боль­шевик, член партии с 1898 г., один из организаторов нелегальной транспортировки партийной литературы, член Боевого партийного центра в Москве в октябре 191-7 г., секретарь МК партии, в 1920 г.— кандидат в члены ЦК, в 1923—1927 гг.— член ЦКК, в 1927-1937 гг.-член ЦК ВКП(б-). С начала 1921 г. работал в ИККИ, с 1922 г.— секретарь ИККИ, в 1926—1935 гг.— член Политсекретариата ИККИ, в 1928—1935 гг.— член Прези­диума ИККИ. С 1935 г.— на руководящей работе в ЦК ВКП(б). Арестован в 1937 г. Посмертно реабилитирован.

29 Коллонтай Александра Михайловна (1872—1952)—в социал-демократическом движении участвовала с 90-х гг. XIX века, про­фессиональная революционерка, с 1915 г.— большевичка; участ­ница Октябрьской революции, член ЦК, с 1917 г.— нарком государственного призрения, с 1920 г.— зав. женотделом ЦК. В 1921— 1922 гг.— секретарь Международного женского секре­тариата Коминтерна. В 1918 г. примыкала к «левым комму­нистам», в 1920—1922 гг.— к «рабочей оппозиции». С 1923 г.— полпред и торгпред СССР в Норвегии, в 1926 т.— в Мек­сике, с 1927 г.— полпред в Норвегии, в 1930—1945 гг.— посланник, затем посол СССР в Швеции.

30 Шляпников Александр Гаврилович (1885—1937) — профессио­нальный революционер, большевик, член партии с 1901 г., один из активных участников Февральской и Октябрьской революций, в 1917 г.— нарком труда, в 1918 г.— кандидат в члены ЦК РКП(б), в 1921 г.—член ЦК РКП(б). В 1920—1922 гг.— один из руко­водителей «рабочей оппозиции». В 1933 г. исключен из партии, Жертва сталинщины. Посмертно реабилитирован.

31 22 сторонника группы «рабочая оппозиция», включая А. Г. Шляп­никова и А. М. Коллонтай, обратилась с письмом в Исполком Коминтерна, в котором просили вмешательства Коминтерна в дела партии для оживления в ней внутрипартийной демократии. В пись­ме отмечались такие негативные моменты в партийной жизни, как карьеризм и подхалимаж, подавление инициативы и само­стоятельности членов партии, борьбы любыми средствами против инакомыслящих, господство бюрократического аппарата. ЦК РКП (б) направил в ИККИ письмо за подписями Г. Е. Зиновьева и Л. Д. Троцкого. В нем подтверждалось право каждого члена партии апеллировать к Коминтерну как к высшей инстанции, но к письму была приложена резолюция Х съезда РКП(б), осудившая «рабочую оппозицию» как анархо-синдикалистский уклон в партии.

1-й расширенный пленум ИККИ, состоявшийся 21 февра­ля—4 марта 1922 года, создал комиссию для рассмотрения этого вопроса. Комиссия признала, что поведение 22 сторон­ников «рабочей оппозиции» противоречит «обязательным поста­новлениям Х съезда РКП (б) об единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне». Пленум ИККИ в принятой резолюции предостерег оппозиционеров, заявив, что продолжение борьбы, приносящей ущерб РКП (б), поставит их вне рядов III Ин­тернационала. Формально признав право членов партии апеллиро­вать к Интернационалу, ИККИ, однако, расценил этот шаг как антипартийный, наносящий вред единству партии. Руководящий орган Коминтерна не только занял позицию невмешательства во внутренние дела РКП (б), но и категорически и недвусмыс­ленно показал, что поддерживает и заранее одобряет ее политику.

- 26 -

на, объяснил он, но из-за своего непреодолимого стремления защищать начинания, обреченные на провал, ей, как видно, не избежать неприятностей.

Отто также интересовался моим мнением о некоторых служащих Коминтерна. Он научен был горьким опытом не полагаться только на свое мнение, когда надо было оценить чей-либо характер или способности. Внимательно выслушивая других, он уточнял свое представление о человеке. Был он крайне осторожен, всеми средствами старался избежать ошибок в оценках.

От Куусинена и его сослуживцев я узнала, что еще задолго до революции 1917 года Ленин мечтал образовать международное сообщество, которое занималось бы подготовкой и осуществлением революций в других странах32. На смену старым, капиталистическим правительствам должны были прийти большевистские, коммунистические. В декабре 1918-го или январе 1919-го Ленин собрал в Москве своих друзей и соратников на совещание33. Участвовали в нем и многие руководители неудавшегося коммунистического мятежа 1918 года в Финляндии. Обсуждались вопросы создания централизованной интернациональной организации коммунистов, которая бы заменила Второй Интернационал. Штаб организации должен был находиться в Москве. У меня долгие годы хранилась фотография, сделанная на этом совещании. Кроме Ленина, Зиновьева34, Троцкого и, видимо, Каменева35, на ней Отто Куусинен и еще трое финнов: Куллерво Маннер36, Юрьё Сирола и Эйно Рахья37.

В начале 1919 года Ленин созвал конференцию, где также обсуждались вопросы создания Третьего Интернационала38. Не считая немца Гуго Эберлейна39, одного австрийца и еще двоих русских, все участники конференции были политическими эмигрантами и жили в то время в СССР. Эберлейн был уполномочен своей компартией. Остальные иностранные участники конференции не обладали ни правом, ни полномочиями выступать от имени своих партий. Куусинен как-то мне сказал, что некоторые из так называемых представителей даже никогда не видели той страны, которую якобы представляли.

Подбор участников был случаен, однако позже пропаганда, мне кажется, непомерно раздула роль конференции, назвав ее «учредительным конгрессом Коммунистического Интернационала». Большинство участников, как и Ленин, были интеллигентами, теоретиками. Определе-

32 Задачу борьбы за создание III Интернационала В. И. Ленин выдвинул осенью 1914 г. в Манифесте ЦК РСДРП «Война и рос­сийская социал-демократия». Добиваясь в годы первой мировой войны сплочения интернационалистов различных стран, Ленин, большевики считали, что эта организация станет Центром, который сплотит в единое целое разрозненные отряды пролетариата для подготовки и свершения мировой социалистической революции. «III Интернационалу,— писал Ленин,— предстоит задача органи­зации сил пролетариата для революционного натиска на капи­талистические правительства, для гражданской войны против буржуазии всех стран за политическую власть, за победу социа­лизма!» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 42).

33 Имеется в виду состоявшееся в Москве в январе 1919 г международное совещание, которое приняло Обращение о созыве 1-го съезда Коммунистического Интернационала, опубликованное в газете «Правда» 24 января. Автором Обращения был Л. Д. Троц­кий. Оно было подписано представителями ЦК РКП (б). За­граничного бюро Коммунистической рабочей партии Польши, За­граничного бюро Венгерской коммунистической партии. Загра­ничного бюро Немецко-австрийской коммунистической партии, Русского бюро ЦК Латышской коммунистической партии, ЦК Финляндской коммунистической партии, Исполкома Балканской революционной социал-демократической федерации, Социалистической рабочей партии Америки. В Обращении в сжатом виде излагались идейно-политические и организационные принципы будущего Интернационала.

34 Зиновьев (Радомысльский) Григорий Евсеевич (1883—1936)— профессиональный революционер, деятель российского и между­народного рабочего и коммунистического движения, большевик, член партии с 1901 г., в 1912—1927 гг.— член ЦК, в 1919— 1921 гг.— кандидат в члены Политбюро, в 1921—1926 гг.— член Политбюро ЦК. В 1919—1926 гг.— Председатель Комин­терна. С декабря 1917 г.— председатель Петроградского Со­вета. Один из руководителей оппозиции в партии в 1925— 1927 гг. В 1927 и 1932 гг. исключался из партии по обвинению во фракционной деятельности, затем восстанавливался, вновь исключен в 1934 г. По фальсифицированным процессам 1935 и 1936 гг. осужден. Расстрелян в августе 1936 г. Посмертно реабилитирован.

35 Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883—1936) — профес­сиональный революционер, советский партийный и государственный деятель, большевик, член партии с 1901 г., член ЦК партии в 1917—1927 гг., член Политбюро ЦК в 1919—1925 гг., в 1918—1926 гг.— председатель Моссовета, с 1922 г.— замести­тель Ленина по СНК и- СТО, с 1923 г.— первый заместитель председателя СНК СССР, в 1924—1925 гг.—председатель СТО. В 1923—1926 гг.— директор Института Ленина. В 1925—1927 гг.— один из руководителей оппозиции. В 1927 и 1932 гг. исключался из партии по обвинению во фракционной деятельности, затем восстанавливался, вновь исключен в 1934 г. По фальсифици­рованным процессам 1935 и 1936 гг. осужден. Расстрелян в ав­густе 1936. Посмертно реабилитирован.

36 Маннер Куллерво (1880 г. рожд.) — член Социал-демокра­тической партии Финляндии с 1905., в 1911—1913 гг. — член ее Исполкома, в 1917—1918 гг. — председатель партии. В 1918 г.— председатель Совета народных уполномоченных — правительства Финляндской рабочей республики. Один из основате­лей Компартии Финляндии в августе 1918 г., ее генеральный секретарь. В 1920 и 1928 гг. избирался членом ИККИ. Жертва сталинщины. В 1935 г. исключен из партии, арестован. Реаби­литирован посмертно.

37 Рахья Эйно (1886—1936) —большевик, член партии с 1903 г., в 1917 г. участвовал в конспиративной переправе Ленина в Фин­ляндию и обратно в Россию. В 1918 г.— один из руководи­телей отрядов Красной гвардии в Финляндии, после основания Компартии Финляндии в августе 1918 г.— член ЦК КПФ вплоть до 1927 г.

38 Речь идет о международной коммунистической конференции, открывшейся в Москве 2 марта 1919 г. В ней участвовали представители Коммунистической партии Германии (Эберлейн), РКП (Ленин, Троцкий, Зиновьев, Сталин, Бухарин, Чичерин, с совещательным голосом—Оболенский, Боровский), Компартии Немецкой Австрии (Штейнгардт, Петин), Шведской левой социал-демократической партии (Гримлунд), Норвежской социал-демокра­тической партии (Станг), Компартии Финляндии (Сирола, Маннер, Куусинен, Рахья Иван, Рахья Эйно). Остальные делегаты, представлявшие различные партии и группы своих стран, явля­лись эмигрантами, находившимися в то время в Советской России, членами Федерации иностранных групп при ЦК РКП (б). 4 марта конференция постановила конституироваться как III Интерна­ционал и заседала далее как Первый конгресс Коммунистиче­ского Интернационала. Работа конгресса завершилась 6 марта.

Конгресс обсудил вопросы: Доклады партий; Платформа международного коммунистического конгресса; Буржуазная демо­кратия и диктатура пролетариата; Бернская конференция и от­ношение к социалистическим течениям; Международное положение и политика Антанты; Манифест; Белый террор; Организационные вопросы. Конгресс, провозгласивший идейно-политические принципы Коминтерна, видел в нем организацию борьбы за диктатуру пролетариата во всемирном масштабе.

39 Эберлейн Гуго (1887—1939) —деятель рабочего и коммуни­стического движения Германии, член Социал-демократической пар­тии с 1906 г., в годы первой мировой войны входил в «группу Спартак», один из основателей Компартии Германии в 1918 г., член ЦК КПГ в 1919—1928 гг. Под псевдонимом Макс Альберт участвовал в Первом конгрессе Коминтерна, в 1922 г.— член ИККИ и секретарь ИККИ, в 1928—1937 гг.— член Ин­тернациональной контрольной комиссии. В 1937 г. стал жертвой сталинщины. Посмертно реабилитирован.

- 27 -

ны были лишь несколько основных лозунгов, да и то в общих чертах. Не распределялись должности, не выбиралось руководство, да и ни одного штатного работника в Интернационале не было, если не считать двух-трех человек, писавших пропагандистские статьи. Поэтому в начале своей деятельности Коминтерн занимался лишь публикацией агитационных статей, страстно призывающих поддержать «хорошее начинание». Карась пытался внушить миру, что он — акула. Конгрессы 1919 и 1920 годов40, несомненно, имели какое-то историческое значение, но самим Коминтерном оно было в последующие годы преувеличено непомерно — видимо, из стремления ошеломить и друзей и врагов. Отто считал, что в первые годы организационная структура Коминтерна была малоэффективна.

После мартовского конгресса 1919 года штаб мировой революции расположился в одном из особняков Денежного переулка. Я впервые вошла в это здание в 1922 году. Мне показалось невероятным, что это и есть центр мировой революции. Я уже писала раньше, что увидела там лишь разношерстную толпу интеллигентов — русских и иностранцев. В этом здании в 1918 году было немецкое посольство, там был убит германский посол граф Мирбах. Официально считается, что его убили эсеры в знак протеста против Брест-Литовского мира. Ленин тогда же заявил, что убийство посла — лишь преамбула к восстанию эсеров против большевиков, и многие социал-революционеры были расстреляны. Но муж мой говорил мне, что эсеры к тому убийству не имели никакого отношения... Однажды я застала Отто беседующим в своем кабинете с рослым чернобородым человеком. Мне он представился Сафириным. А когда он ушел. Отто улыбаясь сказал, что это был убийца графа Мирбаха — Блюмкин41. Он работает в Чека и едет за границу с важным заданием, касающимся Коминтерна; Я сказала, что ведь Мирбах был убит эсерами. Отто лишь громко рассмеялся, и мне стало ясно, что убийство было подстроено, чтобы убрать с дороги мешавшую Ленину партию социал-революционеров.

В начале 1921 года Ленин отозвал Отто Куусинена из Стокгольма и дал задание подготовить устав42, который будет представлен на утверждение третьего конгресса Коминтерна в июле 1921 года43. В соответствии с уставом структура всех коммунистических партий мира

40 Имеется в виду Второй конгресс Коминтерна, состоявшийся 19 июня—7 августа 1920 г. Конгресс открылся в Петрограде, последующие заседания проходили в Москве. В его работе участ­вовали представители 67 рабочих организаций 37 стран. Конгресс обсудил международное положение и основные задачи Комму­нистического Интернационала, роль и структуру коммунистических партий до и после завоевания власти пролетариатом, вопрос о профсоюзах и фабрично-заводских комитетах, о парламента­ризме, аграрный вопрос, национальный и колониальный вопрос, о коммунистическом движении молодежи, об условиях вступления в Коммунистический Интернационал, устав Коминтерна и другие организационные вопросы. На конгрессе были заложены основы организационного строительства Коминтерна, сформулированы ос­новы его стратегии и тактики.

41 Блюмкин Яков Григорьевич (1900—1929) — в 1918 г. левый эсер, сотрудник ЧК. По заданию ЦК своей партии убил гер­манского посла Мирбаха. Позднее работал в военном сек­ретариате Троцкого, затем в ГПУ. В 1929 г. был послан в Тур­цию, возможно с заданием убить Троцкого. В Константинополе видел Троцкого, получил от него письмо к его сторонникам. После возвращения встретился с Радеком, который потребовал от него пойти в ГПУ и во всем сознаться. Блюмкин передал письмо Троцкого в ГПУ. Вскоре был расстрелян.

42 По поручению Ленина Куусинен подготовил для Третьего конгресса Коминтерна Тезисы о строении и организационной деятельности коммунистических партий. Документ был опубли­кован за подписями Куусинена и германского коммуниста Виль­гельма Кенена.

43 Конгресс состоялся в Москве 22 июня — 12 июля 1921 г. В нем участвовали представители 103 рабочих организаций из 52 стран, в том числе компартии 48 стран. Конгресс обсудил вопрос о мировом хозяйственном кризисе и новых задачах Комму­нистического Интернационала, доклад о деятельности ИККИ, воп­росы о Коммунистической рабочей партии Германии, итальянский вопрос, о тактике Коммунистического Интернационала, о тактике РКП (б), о профсоюзах, молодежном и женском движении, об Объединенной коммунистической партии Германии, об организа­ционном строительстве компартий, методах и содержании их работы, об организационном строительстве Интернационала и ряд других. Конгресс поставил задачу завоевания масс на сторону коммунистов.

- 28 -

была пересмотрена. Отто превосходно умел применять на практике учение Ленина, свидетельством тому — новый устав. До сих пор помню письмо Ленина, которое сейчас хранится в Москве, в его музее. В письме говорится, что никто кроме Куусинена не смог бы так удачно сформулировать устав44. Отто писал устав по-немецки, и коммунист Вильгельм Кенен45, выходец из Германии, получил задание сделать его стилистическую редакцию.

На третьем конгрессе председателем Исполкома Коминтерна был избран Григорий Зиновьев46. Членами Коминтерна стали на этом конгрессе, если я правильно помню, тридцать девять коммунистических партий, более или менее реально существовавших. Однако после конгресса они все больше стали отдаляться от интересов рабочего движения своих стран и все больше приспосабливаться к целям руководства Третьего Интернационала, находившегося в Москве. Я сознательно говорю о «более или менее реальных» коммунистических партиях, ведь иные из них состояли всего из нескольких членов, иначе говоря, существовали лишь на бумаге. Это тоже были мелкие рыбешки, уверявшие, что они акулы.

Коротко опишу структуру Коминтерна. Проводившиеся в Москве конгрессы, на которые каждая партия, входившая в Коминтерн, посылала своих представителей, имевших право голоса, были теоретически высшим органом управления Коммунистического Интернационала. В действительности не так. За двадцать четыре года существования Интернационала проводилось лишь семь конгрессов. В промежутках между конгрессами руководство было поручено Исполкому Коминтерна, но и он провел не более семнадцати пленумов47. Входило в Исполком человек тридцать, избирались они на конгрессах из делегатов партий — членов Коминтерна. От некоторых крупнейших партий, к примеру, от германской и советской, в Коминтерне было несколько представителей. Почти все они жили в Москве.

Политический секретариат Исполкома Коминтерна, члены которого также избирались на конгрессе, осуществлял контроль за практической деятельностью. Входило в - него от восьми до десяти человек, которые постоянно должны были находиться в Москве. В рамках Политического секретариата работал более узкий секретариат, который составляли три оргсекретаря Коминтер-

44 См.: Письмо В. И. Ленина Г. Е. Зиновьеву от 11 июня 1921 г. (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 52. с. 272—273).

45 Кенен Вильгельм (1886—1963) — деятель германского рабо­чего и коммунистического движения, с 1903 г.— член Социал-демократической партии Германии, с 1917 г.— НСДПГ, с 1920 г.— Компартии. Член ЦК КПГ в 1920-1921, 1923-1924, 1929— 1945 гг. До 1933 г.— депутат рейхстага.

46 Г. Е. Зиновьев был утвержден на заседании ЦК РКП (б) председателем Коминтерна 16 марта 1919 г. В этой функции он оставался до октября 1926 г., когда объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) заявил, что не находит возможной дальнейшую работу Зиновьева в Коминтерне. VII пленум ИККИ, состояв­шийся 22 ноября — 16 декабря 1926 г., упразднил пост предсе­дателя Коминтерна.

47 Всего состоялось 13 пленумов Исполнительного комитета Коминтерна. Исполком избирал из своей среды Президиум и Секретариат ИККИ. С 1926 по 1935 г. вместо Секретариата ИККИ действовал Политический секретариат ИККИ. В августе 1929 г. из его состава была выделена Политкомиссия Полит-секретариата ИККИ в составе Куусинена, Мануильского, пред­ставителя КПГ. Кандидат — Пятницкий. После VII конгресса Коминтерна руководящие органы ИККИ состояли из Президиума, и Секретариата.

- 29 -

на. Назывался он «узкая комиссия». За те девять лет, что я проработала в штабе Коминтерна, я знала всего трех человек, приказы которых выполнялись беспрекословно: Отто Куусинен, Осип Пятницкий и Дмитрий Мануильский48. Куусинен отвечал за основные направления и следил за политическим и экономическим развитием капиталистических стран. Пятницкий контролировал тайную деятельность, финансы и занимался вопросами  кадров и управления. Мануильский имел наименьший вес среди этих троих в принятии важных решений; он был как бы глазами и ушами ЦК партии в Коминтерне, связным между обеими организациями, а также руководил деятельностью Коминтерна во Франции и Бельгии, поскольку знал обе страны со студенческих лет. Секретарем «узкой комиссии» был питомец Отто Куусинена Мауно Хеймо49.

Каждая партия, входящая в Коминтерн, имела право — если считала это нужным — через своих представителей в Исполкоме ставить Коминтерн в известность о своих проблемах; когда же надо было разрешить серьезные разногласия и споры в, какой-либо заграничной компартии, инициатива принадлежала комиссии. Представители партии вызывались в Москву, и Политический секретариат назначал ответственных работников для переговоров с делегацией. Переговоры часто продолжались месяцами. В конце концов, составлялась резолюция, которая ставилась на голосование. Обычно резолюции готовились в Коминтерне еще задолго до приезда делегации в Москву, правда, в процессе обсуждения их приходилось довольно часто изменять. Затем члены делегации возвращались в свою страну, чтобы привести деятельность партии в соответствие с резолюцией. Рекомендации, содержавшиеся в решениях, часто были неэффективны в разрешении конкретных конфликтов, а зачастую даже наносили вред компартиям.

Если не считать вопросов борьбы между Сталиным и Троцким, на совещаниях Коминтерна никогда не обсуждались внутренние дела компартии СССР. Среди сотрудников, правда, ходили слухи о борьбе за власть в высших правительственных и партийных кругах; в результате этой борьбы в политике советского правительства и, естественно, Коминтерна происходили крутые и страшные повороты. Вскоре было строжайше запрещено на совещаниях в присутствии иностранных

 


48 Мануильский Дмитрий Захарович (1883—1959) — профессио­нальный революционер, руководящий деятель Коминтерна, больше­вик, член партии с 1903 г., один из организаторов Крон­штадтского и Свеаборгского восстаний 1906 г., в 1917 г.— член Петроградского военно-революционного комитета, в 1920-1922 гг.— народный комиссар земледелия УССР, секретарь ЦК КП(б)У, в 1922-1923 гг.—кандидат в члены ЦК РКП(б), в 1923-1952 гг.—член ЦК партии. В 1924-1943 гг.— член ИККИ и Президиума ИККИ, в 1926-1935 гг.— член Полит-секретариата ИККИ, в 1929-1935 гг.— член Политкомиссии Политсекретариата, в 1935-1943 гг.— секретарь ИККИ. В 1944-1953 гг.— заместитель председателя Совета Министров и ми­нистр иностранных дел УССР.

 

49 Хеймо Мауно (1894 г. рожд.) —деятель финляндского рабо­чего движения, в 1917—1918, гг.—член Социал-демократической партии Финляндии, с 1918 г.— член Компартии Финляндии, с 1922 по 1937 гг.— работник аппарата Коминтерна, член ВКП(б). Жертва сталинщины. Арестован в 1937 г. и погиб.

 

- 30 -

коммунистов упоминать внутренние дела партии. Они не входили в круг бесед и официальных диспутов и хранились в строжайшей тайне. Остальные же компартии обязаны были сообщать в Коминтерн все, что касалось их деятельности. Чека имела в каждой партии своих людей, из членов этой же партии, и осуществляла строгий контроль. Если иностранец по наивности спрашивал, почему в Коминтерне никогда не обсуждаются внутренние проблемы СССР, он получал ироничные или уклончивые ответы.

Отдельно от Исполкома работала Интернациональная контрольная комиссия, влияние ее было велико. Она принимала жалобы и заявления, следила за чистотой веры и .морали в компартиях. Девятнадцать членов комиссии избирались на конгрессах Коминтерна, и теоретически она была выше даже контрольной комиссии партии. Руководил ИКК литовский адвокат Ангаретис50, это был, кажется, единственный человек, который постоянно находился в помещении ИКК. Контрольная комиссия могла вызвать для беседы любого партийного функционера, члена любой компартии и назначить ему наказание за действительные или мнимые прегрешения. Если речь шла о высокопоставленном работнике, то обычно, прежде чем снять с должности, его строго прорабатывали на специально созванном совещании. Заседания и решения держали в секрете, на них не присутствовали стенографистки, и не велся протокол. В особых случаях, когда протокол был необходим, прибегали исключительно к помощи немецкой стенографистки Алисы Абрамович51. Однажды Отто попросил ее записывать каждое слово. Это было в 1933 году. Он выступил на ИКК с пространной раздраженной речью против своего многолетнего конкурента, финна Куллерво Маннера. Я об этой речи слышала от Юрьё Сирола, члена ИКК. Обычно в комиссии выступали только обвиняемый и обвинитель, и, прежде чем принять важное решение, комиссия интересовалась мнением Куусинена.

Из всех комиссий, формировавших политику Коминтерна, наиболее влиятельной и чрезвычайно секретной была «узкая комиссия»; но было и множество других. тоже (поскольку они друг друга дополняли) очень важных. Но наиболее секретным был отдел международных связей, ОМС — мозговой центр, святая святых Коминтерна. Сеть уполномоченных ОМС охватывала весь

 


50 Ангаретис (Алекса) Зигмас (1882—1940) — профессиональный революционер, один из руководителей Компартии Литвы, член партии с 1906 г. В 1917 г.—член Петербургского комитета большевиков, в 1918—1919 гг.— нарком внутренних дел Совет­ской Литвы, с 1918 г.—член ЦК КПЛ. С 1920 г.— секре­тарь Загранбюро КП Литвы, с 1921 г.— представитель КП Литвы в ИККИ. В 1921—1922 гг.— член ИККИ, в 1924—1937 гг.— член Интернациональной комиссии Коминтерна, в 1926—1937 гг.— секретарь ИКК. Жертва сталинщины. Арестован в 1937 г. По­смертно реабилитирован.

 

51 Абрамович Алиса (1901—1971) — член НСДПГ в 1917—1919 гг., с 1920 г.— член Компартии Германии, жена Л. Мадьяра. Работала стенографисткой в аппарате ИККИ. В 1935 г. арестована, в 1939 г. освобождена, в 1945 г. арестована вторично, в 1956 г. освобождена и реабилитирована. Выехала в Германскую Демо­кратическую Республику.

 

- 31 -

мир. Через этих агентов руководителям компартий отдавались приказы Коминтерна. Кроме того. уполномоченные передавали партиям средства; выделенные Коминтерном на партийную деятельность и пропаганду. (Для маскировки этого вида деятельности создавались различные организации, например «Друзья СССР» или «Союз мира и демократии».) В 1920-е годы финансовая помощь от ОМС доставлялась за границу с дипкурьерами. «Резидентом», иначе говоря, посредником был обычно работник советского посольства, лицо, обладающее дипломатической неприкосновенностью. Во многих странах посредниками при переводе финансовых средств служили торговые фирмы, как, например, Амторг в Нью-Йорке или Аркос в Лондоне. Деятельность ОМСа этим не ограничивалась. Отделу подчинялись все тайные торговые предприятия, депутации и секретные службы информации; отдел также занимался редактированием, шифровкой и расшифровкой донесений и пропагандой.

Кроме того, ОМС был связующим звеном между Коминтерном и разведслужбой Генерального штаба, а также между Коминтерном и тайной полицией, название которой постоянно менялось: Чека, ГПУ, НКВД, МВД, сейчас же она называется — КГБ. Однако сотрудничество не всегда проходило гладко, между ОМСом и тайной полицией отношения сложились натянутые. Возможно, отчасти именно поэтому в чистках 1930-х годов погибло так много работников Коминтерна. Муж мой питал отвращение к военной разведке.

Со времени основания Коминтерна ОМСом руководил Миров-Абрамов52, но равные с ним права имел и Осип Пятницкий, один из трех членов «узкой комиссии». Этот человек, несомненно, был в ОМСе на своем месте. Родом Пятницкий был из Литвы, начинал учеником портного. С молодых лет, еще на рубеже веков, он принимал активное участие в революционном движении; недостаток образования компенсировался у него большим опытом нелегальной деятельности. Пятницкий превосходно знал приграничные районы России и Германии, а первым его партийным заданием была тайная переправа из Германии в Россию антицаристских листовок и газет, помощь нелегально переходящим границу. Позже он многие годы работал под началом Ленина в Германии, Англии, Франции и Швейцарии. Когда он однажды выполнял в России секретное задание, его арестовали

 


52 Автор ошибается: Миров и Абрамов — это разные люди.

Абрамов Александр Лазаревич (1895 г. рожд.) — большевик, член партии с 1916 г., участник Февральской и Октябрьской революций, с 1926 г.— сотрудник аппарата Коминтерна, возгла­влял Отдел международных связей. Жертва сталинщины.

Миров-Розкин Яков Цодикович (1894 г. рожд.) — в 1918-1919 гг. — член партии Поалей-Цион, с 1920 г. — член РКП(б), с 1924 г. — сотрудник аппарата Коминтерна.

 

- 32 -

и сослали на два года в Сибирь. Ссылку прервала Февральская революция 1917 года. Пятницкий был, несомненно, одним из столпов деятельности Коминтерна. Но люди неблагодарны, его обвинили в  троцкизме, и он погиб в чистках конца 1930-х годов. Та же участь постигла и Мирова-Абрамова.

В состав ОМСа входил и отдел документации. которым руководил Мильтер53. Здесь подделывали визы, печати и документы; но фальшивые паспорта изготовлялись редко. Гораздо легче было получить через коммунистические партии различных стран паспорта, бывшие в употреблении (а еще лучше — «чистые», новые), в которых лишь заменялась фотография, и проставлялись нужные печати и визы. Наибольшим спросом пользовались паспорта США. Приезжая в Москву на конгрессы и совещания, иностранные делегаты сдавали паспорта в отдел и получали их обратно лишь перед самым отъездом. Иностранцы, конечно, и не догадывались, что с печатей и подписей в их паспортах снимались точные копии. В отделе Мильтера работало человек десять. Он тоже погиб в 1937 году.

Крупнейшим был отдел печати. Правда, в нем не печатали ни газет, ни журналов, так что название не соответствовало действительности. Там работали переводчики и стенографистки, владевшие немецким, русским, испанским, французским и английским. Поскольку далеко не у всех заведующих отделами и других работников были личные секретари, им приходилось прибегать к помощи отдела печати: в нем изготовлялось множество копий с различных документов, расшифровывались стенограммы.

В отделе печати работал чрезвычайно способный человек, беженец из Венгрии — Левин54. Это был, пожалуй, лучший синхронист того времени, владел он почти всеми языками. Когда какой-нибудь иностранный представитель произносил речь, Левин переводил ее в микрофон совершенно синхронно, не отставая ни на слово от говорящего, на немецкий или русский. Я однажды спросила, как это он так быстро переводит с немецкого, ведь надо дождаться конца фразы, чтобы узнать, какой глагол употребит говорящий. «Не могу понять, как вам это удается»,— сказала я. Левин ответил: «Как только они начинают фразу, я уже знаю, какой глагол они собираются употребить, и редко ошибаюсь».

 


53 Мильтер Фриц Иванович (1890—1938) —член большевистской партии с 191-7 г., рабочий-наборщик, в 1921—1937 гг. — работник аппарата Коминтерна. В 1937.Г. арестован, в январе 1938 г. расстрелян. Посмертно реабилитирован.

 

54 Левин Макс (1885—1937) —деятель российского и германского рабочего движения, член КПГ с 1918 г., активный участник Баварской Советской республики в 1919 г. С 1921 г.— полит­эмигрант, сотрудник аппарата Коминтерна. Жертва сталинщины. В 1937 г. арестован НКВД.

 

- 33 -

Одним из крупнейших был также организационный отдел, которым руководил Пятницкий. Когда я начинала работать в Коминтерне, отдел возглавлял старый большевик Борис Васильев55. Впоследствии он перешел в аппарат партии, и на его место назначили эстонца Меринга56. Он тоже погиб в 1937 году. Орготдел осуществлял контроль за иностранными компартиями, проверял, как выполняются рекомендации Коминтерна, выявлял отклонения от генеральной линии, внутренние разногласия в партиях. В отделе постоянно изучались экономические и политические материалы, издававшиеся в еженедельном информационном бюллетене Коминтерна. Если орготдел обнаруживал какие-либо нарушения, начальник отдела или его заместитель встречались с членом Исполкома, представлявшим ту или иную «провинившуюся» партию, чтобы обсудить, какие меры следует принять. В особо сложных случаях начальник рекомендовал послать инструктора орготдела, чтобы разрешить проблему на месте.

Каждый функционер Коминтерна, выезжавший за границу, должен был сдать свой партбилет, а если поездка была нелегальной — то и все остальные документы в орготдел, где они хранились до его приезда.

Большим и важным был также отдел агитации и пропаганды, который в сотрудничестве с ОМСом давал руководящие указания по вопросам пропагандистской деятельности. Московская «Радиостанция имени Коминтерна» впрямую Коминтерну не подчинялась, но получала много материалов из отдела агитации и пропаганды.

Я свою работу в Коминтерне начала в 1924 году в отделе информации. Руководил им в то время старый большевик Гусев57, которого вскоре заменил Борис Шубин58, тоже русский. Отдел этот был обширный, и работали в нем специалисты, бывшие в курсе всех событий в крупнейших странах мира. В отделе прочитывались газеты и журналы всех политических направлений, из важнейших делались выжимки, которые еженедельно издавались в бюллетене. Отдел информации был разделен  на национальные и территориальные секторы: скажем. страны, географически примыкающие друг к другу и имевшие сходные проблемы, входили в один сектор.

Надо еще упомянуть административный отдел, которым руководил способный ленинградский адвокат Киве-

 

 


55 Васильев Борис Афанасьевич (1889—1937) — профессиональный революционер, большевик, член партии с 1904 г., в 1925— 1935 гг.— на руководящей работе в аппарате Коминтерна, с 1935 г.— в ЦК ВКП(б). Жертва сталинщины. Посмертно реаби­литирован.

 

56 Меринг (Мирринг) Рихард Августович (1901—1-93.8) —деятель рабочего движения Эстонии, член ВКП(б) с 1920 г., работник аппарата КИМ в 1923—1928 гг., с 1930f г.— аппарата ИККИ, в 1930—1931 гг.— секретарь ЦК Компартии Эстонии. Жертва сталинщины. Посмертно реабилитирован.

 

57 Гусев (Драбкин Яков Давидович) Сергей Иванович (1874— 1933) —профессиональный революционер, большевик, член партии с 1896 г., в 1917 г.— секретарь Петроградского ВРК, с 1918 г.— один из политических руководителей Красной Армии, в 1923— 1925 гг.—секретарь ЦКК РКП(б), с 1928 г.—кандидат в члены ИККИ, в 1929—1930 гг.— член Президиума ИККИ, кандидат в члены Политсекретариата ИККИ, с 1931 г.— кандидат в члены Президиума ИККИ.

 

58 Шубин-Вилёнский Петр Абрамович (1878—1939) — в 1904— 1908 гг. меньшевик, с 1919 г.— член РКП(б), в 1925—1937 гг.— сотрудник аппарата Коминтерна. В 1937 г. арестован и осужден. Посмертно реабилитирован.

 

- 34 -

лиович59; заместителем его был Козлов, человек довольно ограниченный. Отдел Кивелиовича занимался хозяйственными вопросами. В его ведении было здание Коминтерна и две московские гостиницы — «Люкс» и «Малый Париж». Отдел бронировал гостиничные номера, заказывал театральные билеты и доставлял все необходимое, когда в Москву приезжали иностранные делегаты. Административному отделу подчинялся финансовый отдел, там начислялось жалованье работникам аппарата, оплачивались текущие счета. Старшим казначеем был Орест.

Еще существовал отдел кадров, который занимался всеми кадровыми вопросами, и, прежде всего, проверял политическую благонадежность работников. Работали там люди из ГПУ, они мало считались с мнением руководства Коминтерна, и между этими двумя организациями часто возникали разногласия.

В состав Коминтерна входил и женотдел, которым руководила Клара Цеткин. Это была единственная женщина в Исполкоме, но, поскольку она в то время была уже старая и почти слепая, основную работу вела ее подопечная, немка Герта Штурм60. Женотдел добывал сведения о деятельности различных женских организаций во всем мире. Он принимал видных деятельниц коммунистического движения и заботился о том, чтобы у них не сложилась превратная картина жизни в Москве.

Наконец, еще три организации, находившиеся в тесном сотрудничестве с Коминтерном, получавшие от него инструкции и финансовую помощь: Коммунистический интернационал молодежи (КИМ)61, Крестинтерн62 и Профинтерн (международный союз профсоюзных организаций)63. Кабинеты КИМа находились в здании Коминтерна, он занимался молодежным движением, посылал за границу своих инструкторов. Руководил им грузин Ломинадзе.

Крестинтерн был создан, чтобы объединить различные иностранные крестьянские организации под эгидой Коминтерна, но попытка оказалась бесплодной. Из трех организаций значение имел только Профинтерн.

В этой связи хочется сказать несколько слов о человеке, которого можно назвать оргсекретарем всего Коминтерна,— Мауно Хеймо. Хеймо, студент правоведения, в Финляндии принимал участие в мятеже 1918 года и бежал в Швецию. Именно он помог Отто тайно переправиться из Швеции в СССР. Отто был с ним хорошо

 


59 Кивелиович Моисей Маркович (1893 г. рожд.) — сотрудник аппарата Коминтерна в 1920—1929 гг.

 

60 Штурм Герта (1886 г. рожд.) — деятель германского рабочего движения, член Социал-демократической партии Германии с 1911 г., с 1919 г.— член КПГ, с 1925 г.-ВКП(б), в 20-е годы—сотруд­ница аппарата Коминтерна.

 

61 Коммунистический интернационал молодежи (КИМ) — междуна­родная массовая организация революционной молодежи, соз­данная в ноябре 1919 г. на конгрессе в Берлине и просущест­вовавшая до 1943 г. КИМ работал под идейным и органи­зационным руководством Коминтерна и являлся его секцией. КИМ имел свои секции — коммунистические союзы молодежи в различных странах.

 

62 Крестьянский Интернационал — международная крестьянская революционная организация, примыкавшая к Коминтерну. Была создана на конференции 10—16 октября 1923 г. в Москве, существовала до 1933 г.

 

63 Красный Интернационал профсоюзов (Профинтерн) — междуна­родное объединение революционных профсоюзов, существовавшее с 1921 по 1937 г. Примыкал к Коминтерну, объединял профсоюзные центры СССР и ряда стран, не входившие в Ам­стердамский интернационал профсоюзов.

 

- 35 -

знаком и в начале 1924 года вызвал его в Москву. Помню, как Хеймо впервые появился в нашей квартире в гостинице «Люкс». Едваусадив гостя, Отто заговорил с ним о наиболее неотложных проблемах:

   — Я давно тебя жду. Коминтерн не имеет настоящей  организационной структуры, и мы с тобой должны ее  создать. У нас там нет способных работников, и никто  толком не знает, чем должен заниматься. Тысяча пятьсот  человек получают деньги, но никто из них не знает, кому  подчиняется и каковы его полномочия. Хаос страшнейший!  Мы должны заново пересмотреть всю организацию. Хеймо ответил:

    — Дай сперва оглядеться... Мне потребуется список  всех тысяча пятисот работников, чтобы выяснить, что это  за люди.

   He прошло, кажется, и недели с того разговора, как Хеймо пришел вечером к нам домой и представил Отто отчет:

   — Я изучил список работников, познакомился с наиболее ответственными из них и выяснил, в чем состоит их работа. Вот список ненужных людей — тысяча человек. Мне надо еще немного времени, чтобы решить, как распределить работу между оставшимися. Ясно пока одно: надо переехать в новое здание, более пригодное под учреждение, чем нынешнее.

Через два дня Хеймо детально изучил дом номер шесть по улице Моховой в центре Москвы, неподалеку от Кремля. В тот же вечер он принес Отто проект, на котором было отмечено, как переделать квартиры в кабинеты. Хеймо был чрезвычайно способный и умный молодой человек, особый талант у него был на решение организационных и кадровых вопросов. В тот же вечер, показав Отто свой проект, он представил предложения, как распределить работу в Коминтерне, чтобы добиться наибольшей эффективности, и чтобы в отделах было легче соблюдать секретность.

У Отто не было абсолютно никаких организационных способностей, он был в восхищении от таланта Хеймо. Помимо всего, Хеймо ладил с людьми, его любили.

Работа Коминтерна отныне была организована так, что вся власть была сосредоточена в руках Отто, Пятницкого, Хеймо и (в меньшей степени) Мануильского. Таким образом, сам Хеймо стал кем-то вроде оргсекретаря Коминтерна, у него были широкие полномочия

 

- 36 -

в принятии решений по повседневные вопросам. Хеймо постоянно знал больше других о том, что делалось в аппарате Коминтерна. Должность «секретаря секретарей», созданная именно для него, открыла перед ним все двери. Но, как и Отто, он не считал нужным афишировать свою огромную власть и при посторонних держался как скромный клерк.                            

Вскоре после приезда в Москву Хеймо женился на американке латышского происхождения, приехавшей в СССР в качестве переводчицы американской группы помощи АРА64. У них родился мальчик, но ни о нем, ни о его матери я ничего не знаю. Сам Хеймо погиб во время сталинского террора. Доля его участия в реорганизации Коминтерна и в его повседневной деятельности была гораздо значительнее, чем обычно принято считать. Доказательством служит, в частности, тот факт, что ему вместе с секретарем Зиновьева Тивелем65 было поручено написать историю Коминтерна первых десяти лет существования66.

У главного входа в здание Коминтерна находилась комендатура. Посторонним вход был воспрещен. Охранники в штатском были не работниками Коминтерна, а людьми печально известного ГПУ. Приказы тайной полиции надо было выполнять беспрекословно. У входной двери и у дверей святая святых всего Коминтерна — ОМСа, на шестом этаже, всегда стояли часовые. У всех входящих в здание спрашивали о цели визита. Обычно встречи назначались заранее. Гостя провожали в комнату ожидания, комендант сообщал Хеймо, кто пришел и с кем хочет встретиться. Хеймо проверял, ждут ли посетителя, и по телефону распоряжался выдать пропуск. Когда пропуск бывал выписан, в соседней комнате тщательно изучались документы пришедшего, чтобы выяснить, действительно ли он тот, за кого себя выдает. И только после этого его провожали в нужный кабинет.

При входе и выходе работники Коминтерна должны были делать отметку в своей карточке. Это требование не касалось лишь членов Исполкома и высших чинов Коминтерна.

Библиотека и архив Коминтерна находились в подвале здания. Библиотекарем был бывший финский студент,

 


64 АРА — Американская администрация помощи существовала в 1919—1923 гг., оказывала помощь европейским странам, по­страдавшим в первой мировой войне. В 1921 г. в связи с голодом в Поволжье ее деятельность была разрешена в РСФСР

 

65 Тивель (Левит) Александр Юльевич  (1899—1937) — член ВКП(б) с 1926 г., в 1921—1925 гг.—сотрудник аппарата Коминтерна, в 1926—1936 гг.—сотрудник аппарата ЦК ВКП(б) В августе 1936 г. исключен из партии, осужден и расстрелян 7 марта 1937 г. Посмертно реабилитирован.

 

66 Имеется в виду сборник: 10 лет Коминтерна в решениях и цифрах/Составители А. Тивель и М. Хеймо. М.— Л., 1929.

 

- 37 -

подопечный Отто Аллан Валлениус67. Он прошел библиотечный курс в городской библиотеке Нью-Йорка и прекрасно владел несколькими языками. В своей области ему не было равных; он погиб в 1938 году.

Архивариусом был Борис Рейнштейн68, тоже хорошо знавший свое дело. Он учился в Париже и был задержан за революционную деятельность. Затем он переехал в США, а после революции вернулся в Россию. Это был образованный и общительный человек.

Когда я однажды, кажется в 1928 году, пришла в архив, старый Рейнштейн сидел за своим письменным столом, в задумчивости подперев голову руками. Я спросила, почему он такой грустный.

— Да вот, думаю о том, что в мире три типа людей: те, кто умирает слишком рано те, кто умирает слишком поздно, и те, чья смерть приходит как раз вовремя — ответил он.— Я вот сижу и думаю, кого из наших вождей, к какой группе отнести. Ясно, что Ленин умер слишком рано, страна выиграла бы, живи он подольше, а вот Троцкий не заметил момента, после которого от него больше не было пользы. Ему лучше было умереть вовремя, но он остался жить. Посмотрите, я здесь вписал имена руководителей в графы, где они, по-моему, должны находиться...

Велико же было мое удивление, когда я увидела, что Рейнштейн поместил Сталина во вторую графу — как это он не побоялся?

— Но,— продолжал он,— я не знаю, как быть с самим собой. Я часто думаю, что зажился и никому не нужен!

Рейнштейн был одним из тех редких служащих Коминтерна, которые умерли естественной смертью.

Хертта Куусинен69, дочь Отто от первого брака, приехала в Москву в 1922 году, окончив в Финляндии школу. По советским законам каждый, достигший восемнадцати лет, был обязан устроиться на работу. Пришлось искать для Хертты место. Я предложила, чтобы она продолжала учебу, но Отто и слышать об этом не хотел — он был невысокого мнения о русских учебных заведениях, да к тому же Хертта не знала русского. Я ее устроила в библиотеку Коминтерна, к Аллану Валлениусу. Кроме того, Хертта окончила курсы шифровальщиков при Коминтерне. Вскоре она вышла замуж за финна,

 


67 Валлениус Аллан (1890—1942) — деятель финляндского рабочего движения, участник революции 1918 г. в Финляндии, работник аппарата Коминтерна. В 20-х гг.— член ЦК Рабочей партии Америки. Затем руководитель скандинавской секции КУНМЗ.

 

68 Рейнштейн Борис Исаевич (1866—1947) — участник револю­ционного движения в России с 80-х годов XIX в., в 1892— 1917 гг.— член Социалистической рабочей партии Америки, в 1917 г.— участник международной социалистической конференции в Стокгольме, В 1917—1918 гг.— меньшевик-интернационалист, с 1918 г.— член РКП(б), участвовал в основании Коминтерна, в 1920—1938 гг.— сотрудник аппарата Коминтерна и Профинтерна.

 

69 Куусинен Хертта (1904—1974) — дочь О. В. Куусинена, дея­тельница рабочего движения Финляндии, член Компартии Фин­ляндии с 1930 г., член ЦК КПФ с 1939 г., в 1944—1970 гг.— член Политбюро ЦК КПФ, с 1972 г.— почетный председатель партии. В 1951—1958 гг.— генеральный секретарь, с 1958 г. — вице-президент Демократического союза народа Финляндии. С 1969 г.— президент Международной демократической федерации женщин.

 

- 38 -

студента советской военной академии Тууре Лехена70. Обучившись библиотечному делу, Хертта Куусинен перешла на работу в финскую компартию и со временем была послана со спецзаданием в Финляндию. Там она была арестована и провела многие годы в тюрьме. После своего освобождения в 1944 году она занимала ведущий пост в компартии Финляндии, вплоть до смерти своего отца. Хертта единственная из близких Куусинена не подверглась в СССР репрессиям. О жизни в России она мало что знала, так как бывала лишь в гостинице «Люкс» и в здании Коминтерна.

Поступая на работу в Коминтерн в 1924 году, я предварительно должна была сообщить все данные о себе, подписать множество документов и ответить на вопрос. знаю ли я марксизм. Ленин, говорят, на такой вопрос ответил: «Пытаюсь ему научиться».

Меня посадили за пустовавший стол в кабинете Ярославского, бывшего в то время председателем контрольной комиссии партии71. Я слышала, что в Коминтерне он находился потому, что изучал в его архиве документы по некоторым щекотливым вопросам. Я с ним виделась мало.

Для начала меня ознакомили с материалами по истории и работе Коминтерна, с принятыми резолюциями и решениями. Текст я получила на немецком языке. Каждый новый работник должен был изучить эти материалы.

В отделе информации я занималась изучением политической и экономической жизни Швеции, Норвегии и Дании; должность называлась — референт по Скандинавии. Я внимательно читала все крупнейшие издания, выходящие в Скандинавии, информацию ТАСС и заявления советского правительства, касающиеся этого региона. Мне помогали берлинец Вилли Миленц и стенографистка из отдела печати. Каждую неделю мы готовили два реферата на немецком языке о каждой из трех стран. Один — о политике, другой — об экономике. Оба реферата должны были каждую пятницу около четырех часов дня лежать на столе у Хеймо. Их изучал сам Хеймо или по его просьбе кто-нибудь другой, малозначительные факты вымарывались, остальное переводилось на русский. Один экземпляр русского текста, если мне не изменяет память; доставлялся в секретариат Сталина.

 


70 Лехен Тууре (1893 г. рожд.)— деятель рабочего движения Финляндии, в 1918 г.— секретарь СНУ— правительства Финлянд­ской рабочей республики, с 1918 г.— член Компартии Финлян­дии, сотрудник аппарата Коминтерна, в 1939 г. входил в так называемое правительство Финляндской демократической респуб­лики. В 1946 г. вернулся в Финляндию.

 

71 Ярославский (Губельман Миней Израилевич) Емельян Ми­хайлович (1878—1943) — профессиональный революционер, боль­шевик, член партии с 1898 г. В 1917 г.— член Московского ВРК; в 1921—1922 гг.— секретарь ЦК РКП(б), член ЦК в 1921— 1923 гг. и с 1939 г. С 1922 г.—секретарь Партколлегии ЦКК партии, член-ЦКК в 1923—1934 гг., член КПК — в 1934— 1939 гг.

 

- 39 -

Мы получали телеграммы ТАСС двух типов: на серых бланках — информация, которая печаталась в газетах, и секретные сведения — на розовых бланках. Их имели право читать лишь немногие из служащих Коминтерна и члены ЦК партии. Ко мне в кабинет часто заходили редакторы иностранных отделов «Правды». «Известий», «Вечерней Москвы», спрашивали, нет ли в секретных телеграммах новостей, которые можно использовать в газете. Я передавала им устно некоторые сведения о забастовках и других событиях, но телеграммы показывать не имела права.

Мой помощник Миленц во время первой мировой войны работал на фабрике в Швеции и хорошо знал шведский. Это был неплохой, толковый помощник. Был, правда, у него недостаток, из-за которого он и пострадал. Миленц не только критиковал действия советского правительства, но по своей наивности еще и писал в различные инстанции жалобы, в которых со свойственным немцу высокомерием давал советы, как в Москве улучшить жизнь рабочих. Я разделяла его критическое ко всему отношение, но никогда не говорила об этом ни с кем, кроме мужа. Мне приходилось не раз говорить Вилли, что советы его и бесполезны, и опасны, но он упорно продолжал свое. Когда я в 1933 году возвратилась из Америки, Вилли в Коминтерне не было и где он — никто мне не смог ответить.

К счастью, жизнь в Скандинавии в 20-х годах протекала довольно ровно, поэтому составление рефератов особых трудностей не представляло. Помню, правда, кое-какие сложности с профсоюзами Норвегии, но вообще о рефератах я почти все позабыла.

В 1925-м на пленуме Исполкома разбирали компартию Швеции за то, что она ослушалась некоторых приказов Коминтерна. От шведов были Чильбум72, Самуэлссон и Стрём73. Они обвинялись в том, что сорвали первомайские демонстрации трудящихся, не последовав примеру Осло и Копенгагена. Чильбум. руководитель шведской делегации, произнес пространную гладкую речь. Он, казалось, был чрезвычайно собой доволен. Да и вся шведская компартия была о себе высокого мнения. Руководство же Коминтерна считало иначе...

Швеция была страной крайне буржуазной, компартия там была слабая и незначительная, она, конечно, была не в состоянии сделать революцию или хотя бы

 


72 Чильбум Карл (1885—1961) — деятель шведского рабочего движения, в 1914—1917 гг.—секретарь социал-демократического союза молодежи, входил в Циммервальдскую левую, участвовал в создании в 1917 г. Левой социал-демократической партии Швеции и ее преобразовании в 1921 т. в компартию. В 1921,1924—1929 гг.— член ИККИ, в 1926, 1928—1929 гг.— член Президиума ИККИ. В октябре 1929 г. исключен из Компартии Швеции.

 

73 Стрем Фредерик (1880—1948)—деятель рабочего движения Швеции, в 1911—1916 гг.— секретарь Социал-демократической партии Швеции, в 1921—1924 гг.— секретарь компартии, в 1924 г. вышел из КПШ, в 1926 г. вернулся в социал-демократиче­скую партию.

 

- 40 -

поднять восстание. По словам Чильбума, первомайская демонстрация была отменена из-за дождя. Рабочие вряд ли в такую погоду вышли бы на улицы, и руководство, чтобы сохранить престиж партии, решило демонстрацию отменить. Когда Чильбум кончил говорить, на него посыпались насмешки: «А что бы вы сделали, если бы это была революция? Тоже отменили? Что бы стало, по-вашему, с Октябрьской революцией, если бы мы испугались дождя, снега, града?»— говорили Пятницкий и другие члены Исполкома.

После этих обвинений Чильбум еще раз встал и ответил, подчеркнуто спокойно и с достоинством:

— Возможно, мы в Швеции иногда и ошибаемся — сделаем шаг вправо или влево, но не забывайте, что и мы на пути к революции.

Едва эти слова были переведены на русский, как ко всеобщему удивлению Сталин мрачно сказал:

— Ни шага вправо и ни шага влево — прямо надо идти!

Все были уверены, что карьере Чильбума настал конец: так обычно бывало после публично высказанного строгого замечания Сталина. Если же речь шла о советском гражданине, его ожидало гораздо худшее.

Чильбум прекрасно знал, как в Москве распоряжались людскими судьбами, и я ничуть не удивилась, когда Отто рассказал, что Чильбум был у него в кабинете и со слезами на глазах просил вычеркнуть его слова о шаге вправо и влево и резкое замечание Сталина из протокола. Бедный Чильбум был полумертв от страха и расточал похвалы Сталину и Отто — лишь бы простили его ошибку и забыли всю эту историю. Отто говорил о нем со Сталиным, и тот, смеясь, согласился Чильбума простить. Скоро Чильбум снова ходил с важным видом.

Расскажу немного о так называемом зиновьевском скандале. Осенью 1924 года английские газеты напечатали письмо, в котором Коминтерн давал советы английской компартии. Письмо, якобы подписанное председателем Исполкома Коминтерна Зиновьевым и Отто Куусиненом, было зачитано в английском парламенте74. Что же произошло на самом деле?

После пятого конгресса, летом 1924 года75 Коминтерн действительно переправил английской компартии ряд

 


74 В сентябре 1924 г. английская газета «Дейли мейл» опуб­ликовала под сенсационным заголовком о раскрытии заговора фальшивку — письмо Коминтерна, согласно которому Москва-де приказала компартии подготовить военный переворот. Эта публика­ция накануне парламентских выборов способствовала победе консерваторов и падению лейбористского правительства Макдональда. Подложность письма установила экспертиза.

 

75 V конгресс Коммунистического Интернационала проходил с 17 июня по 8 июля 1924 г. в Москве. На нем присут­ствовали делегаты от 46 компартий и 14 рабочих организаций. Конгресс обсудил доклад о деятельности ИККИ, а также вопросы: о мировом экономическом положении, программный вопрос, об экономическом положении в СССР и дискуссии в РКП (б), национальный и аграрный вопросы, о фашизме, о Ком­мунистическом интернационале молодежи, о тактике в профес­сиональном движении, о производственных ячейках и другие. Конгресс выдвинул задачу идейного и организационного укреп­ления компартий, их большевизации.

 

- 41 -

инструкций. Речь шла прежде всего о действиях в Индии, где, казалось, обстановка созрела для начала революционных интриг. Кроме того, английской компартии рекомендовалось создавать в армии партийные ячейки и разжигать трудности в колониях. Но английская компартия была неосторожна, и содержание письма стало частично известно журналистам. Они составили новое, подложное письмо, и оно-то и было зачитано в парламенте. Отто с самого начала знал, что зачитанное письмо — фальшивое, хотя оно и содержало часть подлинных инструкций. В подписи Куусинена был лишь один инициал, а он всегда подписывался «О. В. Куусинен».

Москва была в ужасе оттого, что в компартии Англии так неосторожно обращались с важными документами. Руководству был вынесен строгий выговор. В британском парламенте письмо вызвало бурю возмущения, члены парламента потребовали объяснений от премьер-министра Великобритании, и от советского правительства. Обстановка накалилась не только в Коминтерне, но и в Наркомате иностранных дел. В Коминтерн приехал сам Чичерин76 и вел долгие переговоры за закрытыми дверями с Куусиненом и Пятницким. Позже я узнала от Отто, что Чичерин был крайне недоволен тем, что Коминтерн занимался тайной деятельностью, ставившей под угрозу дипломатическую деятельность советского правительства. Он потребовал, чтобы Коминтерн прекратил тайную, незаконную деятельность — для этого есть специальные организации. После этого события часть секретной работы была передана в четвертое управление Армии и ГПУ. Чичерин был вынужден заверить англичан в том, что Коминтерн никогда не прибегнет к тайным или незаконным действиям, не говоря уж о том, что «письмо Зиновьева» было низкопробной подделкой.

Но британцы этим не удовлетворились. Профсоюзы Англии попросили разрешения внимательно ознакомиться с материалами Коминтерна. Требование поначалу показалось невыполнимым, но Отто и Пятницкий решили отобрать компрометирующие Коминтерн материалы и дать после этого английской делегации возможность ознакомиться со «всеми» бумагами, касающимися английских дел. Последовали три дня и три ночи судорожной работы. Под наблюдением Мауно Хеймо и архивариуса Бориса Рейнштейна изымались все опасные документы и особен-

 


76 Чичерин Георгий Васильевич (1872—1936)—советский госу­дарственный деятель. Член РСДРП с 1905 г., в большевистскую партию вступил в 1918 г. В 1918—1930 гг:— нарком иностран­ных дел РСФСР, СССР. Член ЦК партии в 1925—1930 гг.

 

- 42 -

но все, что было связано с тайными инструкциями для английской компартии. Была переписана даже книга регистрации переписки. Изъятые бумаги куда-то увезли, а заодно провели репетицию приема англичан.

С проверкой приехали три человека. Попросили показать помещение и документы Коминтерна. Все они знали русский или немецкий. После проверки, когда англичане уехали, коминтерновцы еще долго радовались, что им так ловко удалось провести англичан и отвести от Коминтерна всяческие подозрения.

Ленин верил, что со временем в странах, где создается революционная ситуация, способные руководители сами собой выдвинутся из народа. Но Куусинен в конце 1924 года пришел к выводу, что надежды эти не соответствуют действительности: способных коммунистов надо приглашать в Советский Союз, обучать руководству партией и посылать их потом обратно в свою или другую страну. Это было главное, что Куусинен понял в результате неудавшихся революций в Финляндии, Венгрии, Германии, Польше и Болгарии. Он считал, что хорошие руководители не могут появиться как по волшебству на пустом месте, их надо готовить в СССР из лучших людей, которых можно найти за границей! Не думаю, что один только Куусинен придерживался этого вполне верного взгляда. Незаметно, но очень настойчиво он добивался поддержки советского руководства.

В результате этой его работы в 1925 году в Москве открылась Ленинская школа77, где приезжавшие из капиталистических стран молодые коммунисты обучались революционной деятельности. Эта закрытая секретная школа находилась на улице Кропоткина во дворце времен Екатерины Второй. Когда студентов стало больше, школа переехала в большее помещение. Со времени основания школы до 1939 года руководила ею госпожа Кирсанова78, бывшая замужем за председателем контрольной комиссии партии Ярославским. В первые годы в школе были только русское и английское отделения, затем их стало десять, для разных национальностей. Обучение длилось от двух до четырех лет, в программу входили истмат, история компартий, работа в партии, навыки нелегальной работы, порядок проведения революции, применение шифровки, другие предметы. Не знаю точно, сколько человек

 


77 Международная ленинская школа была открыта в Москве в 1926 г., до 1928 г. называлась Международные ленинские курсы. Существовала до 1938 г. Ректорами МЛШ были в 1926— 1930 гг. Н. И. Бухарин, в 1930—1931, 1933—1937 гг.— К. И. Кир­санова, в январе—мае 1932 г.—В. Пик, в 1937—1938 гг.— В. Червенков. Председателем правления школы являлся П. Тольят­ти. В МЛШ обучались кадры многих компартий.

 

78 Кирсанова Клавдия Ивановна (1887—1947) — профессиональная революционерка, большевичка, член партии с 1904 г., работала в системе народного образования, в 1930—1937 гг.— ректор МЛШ.

 

- 43 -

окончили школу, думаю, их было несколько сотен. Некоторые из них впоследствии заняли у себя дома высокие посты, например Энвер Ходжа в Албании79. Бывший ученик Ленинской школы Аксель Ларсен был известным политическим деятелем в Дании80.

Сейчас вместо Ленинской школы существует другое учебное заведение81. В 1964 году я случайно услышала от одного молодого иностранца, что он учится в Москве в какой-то секретной школе. Что-то вроде политической, социальной академии, обучение длится пять лет, и учатся там только иностранцы. Обучение велось на русском и английском языках. Один мой знакомый сообщил мне даже адрес, я ходила  проверять — там действительно находилась эта школа.

В подчинении Коминтерна был также Коммунистический университет трудящихся Востока82, известный как университет Сунь Ятсена83. Москва имела виды и на Азию. В университете учили, как совершать революцию, представителей народов Азии, прежде всего китайцев. Директором была Мария Фрумкина84. Я с ней познакомилась много лет спустя в Лефортовской тюрьме.

Коминтерн издавал два журнала — «Коммунистический Интернационал» и «Инпрекорр». Первый журнал выходил нерегулярно, в основном в нем печатались теоретико-политические статьи, часто их писали руководители Коминтерна. В редколлегию журнала входили в разное время Зиновьев, Варга85, Бухарин, Радёк и Куусинен. Редакция находилась в Москве, а сам журнал печатался в Гамбурге на немецком, а часто и на других языках. Гамбург был выбран потому, что оттуда журнал легче было распространять по всему миру.

«Инпрекорр» печатался в 1920-х годах тоже в Гамбурге. Его главным редактором был Юлиус Альпари86, венгерский коммунист. Он владел несколькими языками, был разносторонне образован. Альпари часто приезжал в Москву за материалами. В его издании печатались статьи о работе различных отделов Коминтерна и о деятельности крупнейших компартий мира, сообщения о пленумах, совещаниях, различные решения и резолюции. «Инпрекорр» предназначался для компартий различных стран и издавался на немецком, английском испанском и французском языках. Редакция подчинялась Политическому секретариату Коминтерна. Позднее «Инпрекорр» стали издавать в Москве. Через него осущест-

 


79 Ходжа Энвер (1908—1985) — албансккй государственный и пар­тийный деятель, член компартии и ее ЦК с 1941 г., в 1943— 1948 гг.—генеральный секретарь ЦК КПА, в 1948—1954 гг.— генеральный секретарь, с 1954 г.— первый секретарь ЦК Албанской партии труда. В 1946—1954 гг.— председатель Совета министров. с 1976 г.— главком вооруженными силами и председатель Со­вета обороны Народной республики Албании.

 

80 Ларсен Аксель (1897—1972)—деятель рабочего движения Дании, с 1921 г.— член компартии, с 1932 г.— председатель КПД. В 1958 г. исключен из партии. В 1959 г. основал и возглавлял до 1968 г. Народную социалистическую партию.

 

81 Имеется в виду Институт общественных наук при ЦК КПСС

 

82 Коммунистический  университет трудящихся Востока сущест­вовал в Москве в 1921—1937 гг., готовил кадры для восточных республик и областей СССР, а также кадры партийных работ­ников для стран Азии.

 

83 Автор ошибается: имя Сунь Ятсена носил Университет трудящихся Китая {назывался позднее Коммунистическим универ­ситетом трудящихся Китая), существовал в Москве в 1925— 1930 гг., готовил кадры для Компартии Китая и Гоминьдана.

 

84 Фрумкина Мария Яковлевна (1880—1938) — в рабочем дви­жении участвовала с начала XX века, с 1901 г.— член Бунда, с 1919 г.— член РКП(б). Автор ошибается: с 1925 по 1936 гг. М. Я. Фрумкина была ректором Коммунистического университета национальных меньшинств Запада. Жертва сталинщины. Аресто­вана в 1937 г. Посмертно реабилитирована.

 

85 Варга Евгений (1879—1964). — деятель венгерского рабочего и коммунистического движения, советский ученый, академик. С 1906 г.— член Венгерской социал-демократической партии, с 1919 г.— член компартии, в 1919 г.— нарком финансов в пра­вительстве Венгерской Советской республики, с 1920 г.— член РКП(б), работал в аппарате Коминтерна, в 1928—1943 гг.— кандидат в члены ИККИ. В 1927—1947 гг. возглавлял Институт мирового хозяйства и мировой экономики АН СССР.

 

86 Альпари Дьюла (1882—1944) —деятель венгерского и между­народного рабочего и коммунистического движения. Член КП Венг­рии с 1918 г., член ее ЦК с 1919 г., в 1919 г.— зам. наркома иностранных дел Венгерской Советской республики. Работник аппа­рата Коминтерна, в 1921—1939 гг.— редактор журналов «Инпрекорр» и «Rundschau». В 1940 г. схвачен гестаповцами, убит в концлагере Заксенхаузен.

 

- 44 -

влялась связь между компартиями. Думаю, материалы этого издания могут представлять интерес для научного исследования. Важно, однако, помнить, что из соображений секретности и пропаганды в журнале часто печатались дезориентирующие сведения, действительное положение дел предпочитали держать в тайне.

Коминтерном финансировался еще один журнал — «World 'News and Views», хотя он и был печатным органом Института мировой экономики. Редактором был Евгений Варга. В нем публиковались статьи по вопросам экономики и политической пропаганды.

Эти издания поглощали немало средств. Вообще, большая часть коммунистической прессы мира хотя бы частично субсидировалась Коминтерном. И лишь немногие из руководителей знали, какие это были суммы, думаю — немалые.

Итак, третий конгресс Коминтерна принял подготовленный в 1921 году Куусиненом и одобренный накануне конгресса Лениным устав. Впоследствии устав этот действовал во всех компартиях мира. Важнейшим было положение о партийной ячейке — основной структурной единице партии. Ячейки должны быть в каждом учреждении и на каждом предприятии: в совхозе, колхозе. на заводе... В ячейку входит минимум три члена партии, а на заводах и в крупных учреждениях — сотни и тысячи человек. Ячейка избирает партсекретаря и бюро. Следующая ступень — райкомы, над ними — обком и так далее — до ЦК и Политбюро партии. Над ними только съезд. На каждой ступени — свой секретарь и свои органы руководства. Секретарь ячейки отвечает за деятельность своей организации и поддерживает связь с райкомом. Он обязан следить, чтобы члены ячейки регулярно участвовали в партсобраниях и платили членские взносы. За невыполнение исключали из партии, а это часто влекло за собой увольнение с работы. Коминтерн был в этой отношении чрезвычайно тверд. Взносы составляли полпроцента от зарплаты. Иностранцы, работавшие в Коминтерне, платили взносы в своих партиях.

Рассказываю эти подробности, чтобы читателю легче было понять, как проходили собрания партячейки Коминтерна. Они проводились нерегулярно, лишь когда секретарь и различные комиссии ячейки считали это необходимым. Иногда ячейка собиралась раз в неделю. Так

 

- 45 -

было, например, во время борьбы Троцкого со Сталиным. Собрание вел секретарь, он зачитывал доклад, полученный из более высоких инстанций. Присутствующие могли задавать вопросы и даже дискутировать по поднятой проблеме, затем секретарь зачитывал резолюцию. Он получал ее готовой из райкома. Резолюция, естественно, принималась единогласно.

Собрания проводились в клубе, в нижнем этаже здания Коминтерна. Приходилось часами сидеть на узких скамейках — и это после восьмичасового рабочего дня? когда все утомлены и мечтают только скорее попасть домой. Особенно мучились на этих собраниях иностранцы, не знавшие русского языка. Они едва сдерживали зевоту, но возразить не смели. Члены Исполкома на собрания не ходили, они были чересчур заняты. Собрания были унылые, однообразные, хотя в среде коминтерновцев, людей образованных, они могли бы быть более живыми.

Как же, наверное, скучали простые рабочие, слушая высокопарные доклады и не улавливая даже их смысла. В политике они не разбирались. Жизнь рабочих в других странах по этим, докладам представала крайне неприглядной. Один докладчик как-то раз пожаловался мне, что ему трудно после доклада отвечать на вопросы рабочих: «Они мне просто не верят! А ответить по-своему я не имею права. Простого человека ведь политика не волнует, для него главное — продукты, одежда, квартира, размер зарплаты и возможность обучать своих детей!»

Кроме утомительных собраний ячейки и «чисток», служащим Коминтерна приходилось ходить на профсоюзные собрания. Собирались они, правда, реже, чем партийные. Вел их тоже партсекретарь. Коминтерновцы были членами профсоюза работников культуры. Позднее он был, кажется, переименован.

Для читателя слово «чистка», скорее всего, обозначает сталинский террор, во время которого были уничтожены многие тысячи людей. Но существовали еще и чистки в партии, когда исключали неблагонадежных членов.

Чистки проводила собственная парторганизация. Контрольная комиссия назначала комиссию по чистке из членов ячейки. На собрании должны были присутствовать все, кроме Политического секретариата и членов Исполкома. Обычно собрания тянулись с шести вечера

 

- 46 -

до полуночи. Недовольны были все — собрание было лишней нагрузкой после рабочего дня. Но особенно трудно приходилось «подсудимым». Они весь день нервничали, ожидая ужасного испытания.

Чистка проходила следующим образом: человека, который должен был защищаться, вызывали на трибуну. Комиссия и присутствующие начинали допрос. Многие отделывались сравнительно легко. Но некоторые проходили через жестокие испытания. Если у тебя были враги, они имели возможность повлиять на результат судилища. Правда, сразу из партии не исключали, решающее слово было за контрольной комиссией. Если повода для исключения не было, дело прекращали, не ставя на голосование. Если же обсуждение складывалось не в пользу обвиняемого, никто не смел сказать ни слова в его защиту. Председатель спрашивал: «Кто против?» Никто не осмеливался протестовать, и решение принималось единогласно. Покажу на двух примерах, как проходили чистки.

Австриец Штанге работал в отделе печати Коминтерна. Во время первой мировой войны он попал в плен, был сослан в Сибирь, а после войны там и остался. Женившись, сложными путями перебрался в Москву. Благодаря знанию немецкого устроился на работу в Коминтерн. Жил он с семьей недалеко от Москвы в небольшом домике, разводил клубнику, купил корову. Иногда продавал молоко и клубнику коминтерновцам. Именно за это его разбирали: как спекулянта!

Когда я вернулась домой с собрания, где был осужден Штанге, и рассказала обо всем Отто, он страшно удивился, спросил, неужели я тоже голосовала за исключение Штанге.

— Конечно,— ответила я,— иначе и меня бы исключили.

Отто вскочил:

— Сумасшедшие! Какой же Штанге спекулянт? На следующее утро Куусинен сходил в контрольную комиссию, и Штанге оставили в покое. Это был единственный случай, когда Отто осмелился защищать невиновного. Штанге был настолько малозаметной фигурой, что, защищая его, Отто ничем не рисковал. И потом, он любил клубнику...

Второй случай произошел в 1928 году. Разбирали гораздо более значительного человека, редактора журнала «Коммунистический Интернационал» Петровско-

 

- 47 -

го87. Это был способный, знающий языки журналист, он только что вернулся из командировки в Англию. Он с достоинством, обстоятельно рассказал о себе, и всем уже показалось, что чистку он прошел. Председательствующий спросил, хочет ли кто-нибудь взять слово. Вдруг встала незнакомая женщина и спросила:

— Товарищ Петровский, вы жили в Бердичеве, когда там были немцы (во время мировой войны)?

Петровский ответил утвердительно, и женщина продолжала:                     

— Где вы тогда работали?

— Я был бургомистром города. 

— Как вас тогда звали?

— Липец.

— Это немцы назначили вас бургомистром?

— Да, но партия одобрила мое назначение.

— Вы знаете человека, подписывавшего смертные приговоры, вынесенные немцами евреям?

    — Да, это был я, Липец.

Оказалось, что на собрании присутствует несколько евреев, свидетелей из Бердичева, и Петровский-Липец, который и сам был евреем, подвергся яростным нападкам. Единогласно проголосовали за исключение Петровского из партии. Дело было передано в контрольную комиссию для дальнейшего расследования. Там выяснилось, что за Петровским числятся и другие преступления, он был приговорен к смертной казни и расстрелян. Когда Троцкий командовал Красной Армией, Петровский был инспектором военных училищ, то есть правой рукой Троцкого. Одного этого было достаточно, чтобы вынести смертный приговор. Ко всему прочему выяснилось, что Петровский в 1927 году был редактором тайной газеты троцкистов, которая печаталась на Моховой, в подвале одного дома. Известная как хороший адвокат, сестра Троцкого Нюрина (видоизмененная подлинная фамилия Нюрнберг) тоже была расстреляна как троцкистка.

Иностранным служащим Коминтерна, которые были членами ВКП(б), тоже приходилось проходить чистки. Многие плохо говорили по-русски, и выступления переводились. Все без исключения ждали чисток с ужасом. Однажды ко мне в кабинет пришла в слезах дочь Чемберлена, стала спрашивать, как себя вести, что говорить на собрании. Это была дочь тогдашнего министра Англии сэра Остина Чемберлена88, завербовал ее руко-

 


87 Петровский (Липец Давид Ефимович) Давид Александрович (1886—1937)—с 1902 г.— член Бунда, с 1919 г.— член РКП(б), в 1924—1929 гг.—сотрудник аппарата Коминтерна, в 1928 г.— кандидат в члены Президиума ИККИ (под псевдонимом Беннет), с 1929 г.— на советской работе. Арестован в марте 1937 г., осужден 10 октября 1937 г. Посмертно реабилитирован.

В 1918—1919 гг. Д. Е. Липец был городским головой Бердичева. В этот период петлюровцы арестовали и расстреляли большевичек Пепу и Броню Сломницких. Против Липеца в 20-е годы сестрой расстрелянных Р. Сломницкой неоднократно выдви­галось обвинение в соучастии в убийстве. Расследование не подтвердило этого обвинения.

 

88 Чемберлен Остин (1863—1937) — государственный деятель Ве­ликобритании, консерватор, министр финансов в 1903—1905, 1919—1921 гг., министр по делам Индии в 1915—1917 гг., министр иностранных дел в 1924—1929 гг., морской министр в 1931 г

 

- 48 -

водитель компартии Мак-Манус89. Она была уверена, что из партии ее исключат, как дочь члена английского правительства. Я посоветовала ей сказать, что отец ее родился гораздо раньше нее и поэтому она не знает, как он стал министром. Девушка так и сказала, и под общий хохот ее оправдали. Работала она в отделе печати Коминтерна. Когда именно ее, в конце концов «вычистили», я не знаю.

Лишь немногие тщательно отобранные работники штаба Коминтерна считались достаточно компетентными, чтобы выполнять спецзадания за границей. Это были так называемые «международные кадры». Послать за границу могли человека из любого отдела, в любом звании, даже члена Исполкома. Люди эти знали языки, имели опыт работы за границей.

«Международные кадры» посылались за границу с самыми разными заданиями. Чаще всего — улаживать внутренние конфликты или с проверкой в компартиях. Обычно их избегали посылать в ту страну, откуда они приехали. Всех не помню: их было человек сорок. Я и Елена Стасова были в этой группе единственными женщинами. Задание утверждала «узкая комиссия». Поездки держались в секрете. Человек исчезал без всяких объяснений. Среди членов Исполкома, выезжавших за границу, были мой старый друг Юрьё Сирола, Кул-лерво Маннер, Артур Эверт90, Жюль Эмбер-Дро91, Елена Стасова и Чемоданов92 Из остальных «международных кадров» помню Мауно Хеймо, Ниило Виртанена93, Меринга, близнецов Глаубауф94, Йозефа Поганя95 (работал в США под именем Джона Пеппера), Файнберга96, Петровского (в Англии — под именем Беннет) и помощников Пятницкого Грольмана97 и Иделъсона98.

Кроме того, служащих Коминтерна отправляли за границу проводить двухнедельные спецкурсы. Например, Ниило Виртанен часто ездил в Норвегию обучать членов компартии партийной и профсоюзной работе. Сирола, Маннер и Ханна Малм99 ездили налаживать работу компартии в Швецию. Юсси Лумивуокко100 был послан туда же заниматься профсоюзами. Компартия Дании считалась незначительной, и я не помню, посылали ли туда кого-нибудь вообще. Правда, однажды Тогера Тогерсена101, руководителя датских коммунистов, вызвали в Москву, чтобы он в Профинтерне познакомился с работой коммунистов в профсоюзных организациях.

 


89 Мак-Манус Артур (1889—1927)—деятель рабочего движения Великобритании, с 1903 г.— член Социалистической рабочей партии, один из основателей в 1920 г. компартии, председатель партии в 1920—1921 гг., член ИККИ в 1922—1927 гг., член Президиума ИККИ в 1922—1926 гг.

 

90 Эверт Артур (1880—1959)—деятель германского рабочего движения, член социал-демократической партии с 1908 г., с 1919 г.— член КПГ, в 1923—1924, 1925—1928 гг.— член ЦК КПГ, в 1928 г.— кандидат в члены ИККИ. В 1928 г.— выведен из руководства КПГ. В 30-е годы работал в аппарате Коминтерна, входил в руководство Компартии Бразилии.

 

91 Эмбер-Дро Жюль (1891—1971) —деятель швейцарского и меж­дународного рабочего и коммунистического движения, в 1921— 1942 гг.— член Компартии Швейцарии, в 1928—1935 гг.— член ИККИ, в 1927—1928 гг.— кандидат в члены Президиума ИККИ, Политсекретариата ИККИ, в 1928—1929 гг.— член Президиума ИККИ, член Политсекретариата ИККИ. В 1943 г. исключен из КП Швейцарии, вступили социал-демократическую партию, в 1947—1958 гг.— секретарь СД П.               

 

92 Чемоданов Василий Тарасович (1904—1937) — член ВКП(б) с 1924 г., с 1930 г.— секретарь Исполкома КИМ, в 1931—1935 гг.— член Президиума ИККИ, кандидат в члены Политсекретариата ИККИ, в 1935—1937 гг.—кандидат в члены ИККИ. В 1937 г. арестован и расстрелян. Посмертно реабилитирован.

 

93 Виртанен Ниило (1892 г. рожд.) — деятель финского рабочего движения, с 1915 г.— член Социал-демократической партии Фин­ляндии, участник революции 1918 г., с 1918 г.—член Компартии Финляндии, с 1922 г.—член РКП(б), в 1925—1937 гг.—сотруд­ник аппарата Коминтерна. В 1933 г. был арестован в Германия, в 1934 г. освобожден и выслан в Финляндию, оттуда вернулся в СССР. Жертва сталинщины. Арестован 8 сентября 1937 г.

 

94 Глаубауф Фриц (1901—1975) —деятель австрийского молодеж­ного движения, работник аппарата КИМ и Коминтерна, в 1945 г. вернулся в Австрию.

Глаубауф Ханс (1901—1942) — работник аппарата Коминтерна в 20-е и 30-е годы. Арестован гестапо в Париже и казнен в Германии.

 

95 Погань Йозеф (1886—1938) — деятель венгерского и между­народного рабочего и коммунистического движения, один из основателей в 1918 г. Компартии Венгрии, народный комиссар Венгерской Советской республики. Работник аппарата Коминтерна, в 1926 г.— кандидат в члены Секретариата ИККИ. В 1929 г. снят с работы в Коминтерне. Жертва сталинщины. Арестован в 1937 г. Посмертно реабилитирован.

 

96 Файнберг Иосиф (1886—1957) — в 1906—1918 гг.— член Бри­танской социалистической партии, с 1918 г.— член РКП (б), работник аппарата Коминтерна.

 

97 Грольман Михаил  Григорьевич  (1896—1938) — в  1917— 1918 гг.— меньшевик, с 1920 г.— член РКП (б), в 20-е гг.— сотруд­ник аппарата ИККИ. В феврале 1933 г. исключен из партии, 16 апреля осужден на три года. Вторично арестован в апреле 1937 г. В январе 1938 г. осужден и расстрелян. Посмертно реабилитирован.

 

98 Идельсон Борис Иосифович (1895 г. рожд.) — член больше­вистской партии с 1917 г., в 1921—1933 гг.— сотрудник аппарата Коминтерна. Жертва сталинщины.

 

99 Малм Ханна (1887 г. рожд.) — жена К. Маннера, финская коммунистка. Жертва сталинщины. Арестована в 1935 г., осуж­дена на 10 лет заключения. Посмертно реабилитирована.

 

100 Лумивуокко Иоганн Генрих (1884—1938) — с 1903 г.— деятель финляндского рабочего движения, в 1917 г.— предсе­датель центрального руководства финских профсоюзов, член Компартии Финляндии с 1918 г., в 1921—1927 гг.— член ЦК КП Финляндии, работал в Профинтерне, позднее — в Карельской АССР. В 1938 г. арестован и расстрелян. Посмертно реабили­тирован.

 

101 Тогерсен Тогер (1888 г. рожд.) — деятель датского рабочего движения, с 1900 г.— социал-демократ, с 1918 г.— член Компартии Дании, в 1922—1931 гг.— член ЦК КПД, в 1928—1931 гг.— кандидат в члены ИККИ.

 

- 49 -

За границу выезжали под чужим именем, с фальшивым паспортом, получали его от специалиста по паспортам Мильтера.

  Чтобы понять, в чем состояла работа Коминтерна, надо не забывать две важные вещи: во-первых, организационная структура Коминтерна не раз изменялась, во-вторых, многое держалось в тайне, тщательно скрывалось, что компартии других стран не имели влияния на политику Коминтерна. Представители иностранных компартий имели высокие звания, вели пленумы и занимали ключевые посты в различных комиссиях. Но, в сущности, практического значения ни один из этих постов не имел. Во время конгрессов и заседаний Исполкома председатель сменялся ежедневно. Я как-то поинтересовалась у Отто, зачем это. Он улыбнулся, что случалось редко, и объяснил: «Чтобы товарищи из-за границы могли посидеть высоко и думали, что вершат делами». В действительности же все решения принимались до совещаний. Каждый вопрос был заранее досконально проработан, и, в общем, было неважно, кто вел собрание, с какими речами выступали представители иностранных компартий. Часто резолюции конгрессов и пленумов Исполкома бывали подробно разработаны за несколько недель до совещания.

Руководство Коминтерна вмешивалось во все стороны деятельности компартий. Готовясь разбирать вопросы, связанные, например, с германской компартией, из Германии вызывали представителей партии. Но во избежание случайных поворотов заранее составляли поименный список этих представителей. Таким образом, власть руководства Коминтерна постоянно укреплялась. Но все же,  несмотря на все предосторожности и стремление подчинить другие компартии Москве, возникало множество разногласий.

Да и сами партии постоянно раздирали противоречия, и приходилось тратить массу сил и энергии, чтобы уладить внутрипартийные конфликты.

Время от времени Коминтерн предпринимал грандиозные попытки осуществить на практике знаменитый лозунг Маркса: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»— но с чрезвычайно незначительными результатами.   Первым актом, задуманным Коминтерном, была германская революция, намеченная на октябрь 1923 года.

    Ленин был убежден, что у революции в капита-

 

 

- 50 -

листических странах должны быть три предпосылки:

В стране может сложиться революционная ситуация, если ее политическая власть и экономика расшатаны войной, разрухой, безработицей — если существует недовольство масс.

Во-вторых, в стране должна действовать хорошо подготовленная компартия. Используя нищету и бесправие народа, она должна собрать массы под своими знаменами и осуществлять руководство борьбой.

В-третьих, надо иметь достаточно оружия и людей, умеющих им пользоваться.

Долгое время Ленин и его помощники изучали политическую и экономическую обстановку в Европе и в начале 1923 года пришли к выводу, что в Германии сложилась революционная ситуация — там были налицо все три предпосылки революции102.

Наступило время революционной атаки. Это была попытка отыграться за позорный, жалкий провал восстания, поднятого в марте 1921 года103 под руководством Бела Куна104.Среди людей, повлиявших на ленинское решение, был и Отто Куусинен. Он мне сам об этом сказал, а ему была отнюдь не свойственна пустая похвальба.

По планам большевиков, Германия — ведущая промышленная держава, расположенная в центре Европы, —  была идеальным объектом. Революция на родине Маркса и Энгельса! Уже одно это... Но, кроме теорий и эмоций, были и другие, более веские причины, по которым Германию избрали опытным полигоном для ленинских теорий. Со времен мировой войны в Германии существовали хорошо организованные группы крайних левых. Они становились все заметнее и своими действиями обостряли в стране кризис.

Перед отъездом в Москву я сама видела, что творилось в Германии.

Ленин придавал Германии огромное значение и после 1919 года послал несколько наиболее надежных советников в Берлин. Они должны были изучить обстановку на месте и разработать план восстания. В Германию поехали Елена Стасова и Карл Радек. Бела Кун, хотя и потерпел в 1921 году неудачу, все еще считался специалистом по германским вопросам. В двадцать третьем, как и в двадцать первом году, специалистов по Германии было с избытком — многие немецкие ком-

 


102 Обсуждение вопроса о перспективах революции в Германии в 1923 г. происходило без В. И. Ленина, который вследствие болезни с весны 1923 г. не принимал участия в деятельности руководства РКП (б) и Коминтерна. Летом 1923 г., после того как в Германии в августе под давлением масс ушло в отставку правительство Куно, руководство ИККИ пришло к выводу, что в стране надвигается пролетарская революция. В подготовленных к 15 августа Зиновьевым тезисах «Положение в Германии и наши задачи» КПГ предлагалось ориентироваться на вооруженное восстание, и выдвигалась задача создания Советов рабочих депу­татов. Тезисы Зиновьева-легли в основу посланного Президиумом ИККИ письма в ЦК КПГ. Руководство КПГ также считало, что в Германии приближаются решающие бои, и взяло курс на военно-техническую подготовку восстания.

21 сентября — 5 октября в Москве состоялось совещание с участием представителей ЦК РКП (б) и КПГ и ряда других компартий. На нем был разработан план подготовки восстания и намечена его ориентировочная дата на 9 ноября. Решения совещания не учитывали реального положения дел в стране, ос­новывались на преувеличенно-оптимистической оценке сил револю­ции и недооценке сил противника. Буржуазное государство су­мело нанести поражение революционному движению в стране.

 

103 17 марта 1921 г. пленум ЦК Объединенной компартии Гер­мании ориентировал партию на подготовку решающих боев с целью свержения правительства. На принятии этого решения сказалось влияние представителя ИККИ при ОКПГ Бела Куна, считав­шего, что революционное выступление в Германии может иметь успех в связи с тем, что партия в этот момент — после слияния КПГ с левым крылом Независимой социал-демократической пар­тии Германии в декабре 1920 г.— представляла собой значи­тельную силу. Кун полагал, что такое выступление окажет помощь Советской России, находившейся в исключительно тяжелом поло­жении. В подобных решениях сказались ошибочные взгляды «левых коммунистов», которые были убеждены в том, что партия может и должна переходить к наступательным действиям, опираясь, прежде всего на собственную силу.

Правительство использовало подобные левацкие установки и ор­ганизовало провокацию. 19 марта на предприятия округа Галле — Мерзебург, где были сильными позиции коммунистов, были введены полицейские части под предлогом борьбы с вооруженными бан­дитами. Это вызвало столкновения рабочих с полицией и за­бастовки протеста, переросшие в вооруженные бои.

ЦК ОКПГ, не распознав провокационный характер поли­цейской акции, расценил эти события как начало всеобщего революционного выступления и принял решение об организации всеобщей стачки. Однако забастовка не приняла широкого раз-"маха, а рабочие Средней Германии, поднявшиеся на борьбу, потерпели тяжелое поражение.

В. И. Ленин, узнав о позиции Бела Куна. 16 апреля писал: «Я охотно верю тому, что представитель Исполнительного, ко­митета защищал глупую тактику, слишком левую — немедленно выступить, чтобы помочь русским»: этот представитель очень часто бывает слишком левым» {Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 52. с. 149).

 

104 Кун Бела (1886—1939) — деятель венгерского и междуна­родного рабочего и коммунистического движения, участник граж­данской войны в Советской России, с 1916 г.— большевик, в 1918 г.— председатель Федерации иностранных групп при ЦК РКП(б), в ноябре 1918 г.—один из основателей Ком­партии Венгрии, нарком иностранных дел Венгерской Советской республики. В 1921—1938 гг.— член ИККИ, член Президиума и Секретариата ИККИ. В сентябре 1936 г. освобожден от работы в Коминтерне, в июле 1938 г. исключен из членов ИККИ. Жертва сталинщины. Посмертно реабилитирован.

 

- 51 -

мунисты жили в Москве. Они тоже верили, что немецкий рабочий класс готов к восстанию и захвату  власти. В марте 1923 года у Ленина случился третий удар. Он был в тяжелом состоянии. Коминтерн принялся поспешно готовиться, чтобы до смерти Ленина осуществить хотя бы одну революцию за рубежом.

Отто считал, что хаотичные и плохо подготовленные революции на маленьких территориях — как в Болгарии,  Венгрии и Баварии — никоим образом не могут привести  к устойчивому успеху. Но в отношении Германии он тоже  был полон надежд. Отто был убежден, что если в Германии власть возьмут коммунисты, то и в соседних странах будет легче совершить перевороты. В конце концов в Москве уже никто не сомневался в том, что после  революции в Германии все страны Европы попадут в сферу влияния коммунизма.

В полночь 22 октября 1923 года в Германии должен был произойти переворот. Время было определено за несколько месяцев. На рассвете 23 октября Берлин, Гамбург и другие крупные города должны были перейти  в руки коммунистов105.                            

В Берлине были созданы вооруженные ударные отряды. Они должны были одновременно захватить ратушу, министерства, полицейское управление, государственный банк, важнейшие железнодорожные станции и другие объекты.                                     

Члены правительства должны были быть арестованы  и ночью же расстреляны. Берлин был выбран основным объектом нападения. Предполагалось, что после взятия столицы легко будет завладеть и остальными городами.

За несколько месяцев до мелочей был разработан план укрепления власти, даже подготовлена программа  и лозунги нового правительства.

Для переправки оружия Коминтерн арендовал грузовое судно, регулярно курсировавшее между Ленинградом и Гамбургом. Коммунисты-портовики разгрузили оружие и переправили его в город.

Маленький, тщедушный человек по имени Кляйне (настоящая его фамилия Гуральский106) часто наведывался в Москву, занимался переправкой оружия. В Германию были отправлены тысячи винтовок!

Вся подготовительная работа велась в строжайшей тайне. Даже в штабе Коминтерна мало кто знал о происходящем. С руководителями германской компартии план

 


105 Разработанный на совещании, проведенном Президиумом ИККИ 21 сентября — 5 октября 1923 г., план выступления в Германии, был следующим: пролетариат начинает выступление в Саксонии, поднимаясь на защиту рабочего правительства в составе левых социал-демократов и коммунистов. Он использует государственную власть в Саксонни в целях собственного вооружения. Одновременно партия, мобилизовав массы, выступает по всей стране. Сигнал к борьбе должен был дать созываемый 9 ноября съезд фабрично-заводских комитетов.

В связи с тем, что для разгона рабочего правительства в Саксонию были посланы войска, 20 октября ЦК КПТ решил на конференции в Хемнице объявить 22 октября общегер­манскую стачку с перерастанием в вооруженное восстание. В Гамбурге в ночь на 23 октября должно было начаться восстание, которое стало бы сигналом борьбы по всей Германии. Однако на конференции социал-демократы отказались объявить забастовку. В этих условиях Г. Брандлер, возглавлявший руко­водство КПГ, снял предложение об объявлении всеобщей стачки. В партийные организации были посланы курьеры с указанием об отмене решения, принятого ЦК КПГ 20 октября.

 

106 Гуральский (Хейфец Абраам) (1890—1960) — в социалистиче­ском движении участвовал с 1913 г., член Бунда, с 1919 г.— член РКП (б), работник аппарата Коминтерна. В 1923 г.— член ЦК КПГ под фамилией Кляйне. Жертва сталинщины.

 

- 52 -

восстания обсуждали ночью. Внезапности нападения придавали решающее значение.              

На одном из заседаний высокопоставленных чиновников Коминтерна обсуждалась кандидатура полномочного представителя, который был бы готов руководить революцией в Берлине. Ленин намекнул, что хотел бы видеть на этом месте О. Куусинена. Отто чувствовал, что здесь легко можно обжечься; но сначала делал лишь осторожные замечания, впрямую не отказываясь. Наконец он вынужден был сказать Ленину, что польщен выбором, но вряд ли его кандидатура подходит, он ведь участник неудавшейся революции 1918 года в Финляндии. В Германию лучше послать одного из руководителей Октябрьской революции, которая закончилась успешно! Отто предложил кандидатуру Карла Ра-дека. Именно Радек и был откомандирован в Германию, чтобы подготовить восстание и потом его возглавить107.

Прекрасно помню вечер 22 октября в нашей квартире в гостинице «Люкс». Отто, Пятницкий и Мануильский ждали условленной телеграммы из Берлина — сообщения о начале революции. Они втроем сидели в кабинете Отто, беспрерывно курили и пили кофе. С Горками, где лежал больной Ленин, поддерживалась телефонная связь всю ночь. Ленин был в тяжелом состоянии, произносить он мог лишь отдельные слоги, но голова у него была ясная, и он с большим интересом следил за событиями. Германская революция должна была подтвердить на практике его теорию. Я думаю, у Ленина в Горках находились в ту ночь и другие советские руководители.

Полночь миновала — телеграммы все не было! Час ночи — молчание. Два, три часа ночи — опять ничего. Под утро Пятницкий с Мануильским наконец ушли домой, послав Радеку короткую телеграмму: «Что произошло?» Через несколько часов пришел ответ, подписанный Радеком: «Ничего».

Позже, днем, было получено сообщение, что ночью в Гамбурге велись сильные бои108. Рабочие во главе с Эрнстом Тельманом109 начали восстание. Много рабочих погибло. Но на этом все и кончилось! И это после долгих, мучительных приготовлений! Революция Германии была мертворожденным ребенком. Руководители Коминтерна кипели от ярости, были крайне разочарованы и с нетерпением ждали момента, когда выяснится, в чем

 


107 Автор ошибается: В. И. Ленин в 1923 г. участия в обсуждении проблем революционного движения в Германии не принимал. Президиум ИККИ направил в октябре делегацию представителей Коминтерна в Германию в составе К. Радека, Г. Л. Пятакова, В. В. Шмидта. Эта делегация приехала в страну в 20-х числах, когда войска генерала Мюллера заняли Саксонию и рабочее правительство этой земли, в которое входили коммунисты, уже было смещено.

 

108 Восстание в Гамбурге вспыхнуло утром 23 октября 1923 г в соответствии с директивой, данной ЦК КПГ. Повстанцы во главе с Э. Тельманом, осуществлявшим политическое руководство восстанием, захватили несколько полицейских участков и овла­дели оружием. Однако восстание осталось локальным и не пере­росло во всеобщее восстание в Гамбурге. Вечером 25 октября, получив известие о том, что план действий, намеченный ЦК КПГ, по организации всеобщей стачки в стране и революционных вы­ступлений в поддержку рабочего правительства Саксонии отменен, повстанцы прекратили боевые действия и покинули баррикады.

 

109 Тельман Эрнст (1886—1944) — деятель германского и между­народного рабочего и коммунистического движения, в 1903— 1917 гг.— член Социал-демократической партии Германии, в 1917— 1920 гг.— НСДПГ, с 1920 г.— член КПГ, с 1923 г.— член ЦК КПГ, с 1925 г.— председатель ЦК КПГ, в 1924— 1928 гг.— кандидат в члены ИККИ, с 1928 г.— член ИККИ, в 1924—1935 гг.— член Президиума ИККИ. 3 марта 1933 г арестован гестапо и брошен в тюрьму. Убит в концлагере Бухенвальд.

 

- 53 -

ошибка и — что тоже немаловажно — кто виноват в неудаче. В Германию летели суровые телеграммы, в Москву вызывались из разных районов Германии все, кто занимал ключевые посты: Радек, Тельман, Бела Кун и многие другие. Они должны были объяснить, кто «предал германский пролетариат».

Прошло несколько дней, В дверь нашей квартиры постучались. Передо мной стоял высокий мужчина. Говорил он по-немецки, спросил, здесь ли живет Куусинен, и представился Тельманом из Гамбурга. Я ответила, что муж еще не вернулся, с работы. Тельман сказал, что ему назначили именно это время, спросил, можно ли подождать. Едва я успела закрыть дверь, как снова постучали, и вошел Карл Радек с очень пышной женщиной. Он представил ее мне, имени ее я раньше не слышала, а Радек не объяснил, почему она с ним.

Снова, в третий раз, открылась дверь. Теперь это был сам Бела Кун. Не успел он войти, как между ним и Тельманом вспыхнула ссора. Они обвиняли друг Друга в том, что каждый не подчинился указаниям руководства, предал пролетариат. Я усадила женщину рядом с собой на диван, а мужчины стоя спорили о событиях в Германии. Я удивилась, что они говорят об этом при постороннем человеке. Сначала Радек был спокоен, но вдруг тоже включился в спор. Теперь все трое орали друг на друга. Я с нетерпением ждала Отто: ситуация становилась все более угрожающей. Вдруг женщина вскочила, вклинилась между Радеком и Тельманом, погрозила Тельману кулаком и обозвала его идиотом, который надеется только на свои мышцы. Обошлась она с ним не очень-то вежливо. Когда, казалось, очаровательный концерт для четырех исполнителей достиг апогея, в комнату спокойно, правда, с немного удивленным лицом, вошел Отто. Под мышкой он держал набитый бумагами портфель. В пылу ссоры никто его не заметил. Отто осторожно прошел на свое обычное место за обеденным столом. Портфель он все время прижимал к груди, будто боясь, что его отнимут. Женщина как раз вцепилась в Тельмана, дергала его за лацканы пиджака и била кулаком в грудь. Бой шел двое на двое: Радек и женщина по одну, а Тельман с Куном по другую сторону. Радек был худосочен против Тельмана, тот не шелохнулся, стоял крепко, расставив ноги, сунув руки в карманы брюк, — настоящий портовый грузчик.          

 

- 54 -

Радек был уже готов броситься на Бела Куна, но Тельман вынул одну руку из кармана, взял Радека за лацканы пиджака, подержал так на вытянутой руке и сказал:

— Слушай, Радек, с чего это галицийский еврей взял, что может избить венгерского еврея?

После этого замечания все немного опомнились и послышались неловкие смешки.

Наконец Отто получил возможность заговорить:

— Тельман,— сказал он,— ты бы шел к себе. Мы ведь можем встретиться после ужина и спокойно поговорить о наших проблемах.

Когда Тельман ушел, Отто велел уходить домой и остальным: все равно никто из них сейчас не в состоянии обсуждать германские события.

Представители пролетариата удалились. Позже, вспоминая это происшествие, я подумала — неужели Маркс имел в виду именно это, когда писал: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Когда гости ушли, я сказала Отто:

— Они выбалтывали все секреты при этой женщине.

Отто ответил:

— Женщина полностью в курсе. Это подруга Радека — дочь польского профессора Рейснера, Лариса110. Она была послана в Германию в помощь Радеку.

Когда обсуждение, наконец, состоялось, выяснилось, что Радек и его подруга, не посоветовавшись с Москвой, в последний момент решили изменить план. Они отдали приказ отложить революцию на три месяца. Посоветовавшись с коммунистами — сторонниками председателя компартии Германии Брандлера111, они пришли к выводу, что в стране еще не созрела революционная ситуация и не все районы готовы к революции. В ходе обсуждения выяснилось, что была допущена грубейшая ошибка: Тельману ничего не сообщили об этом внезапном решении, поэтому он, придерживаясь первоначального плана, пытался в Гамбурге захватить полицейский участок и другие объекты. Он был уверен, что такие же вооруженные захваты идут в Берлине и других крупных городах.

Главными виновниками, в конце концов, оказались Радек и его подруга. Отто Куусинен, принимавший непосредственное участие в подготовке этой неудачной революции, вышел, как всегда, сухим из воды. Он был достаточно осторожен, принимая участие в рискованных

 


110 Рейснер Лариса Михайловна (1895—1926) — советская пи­сательница, член партии с 1918 г.

 

111 Брандлер Генрих (1881—1967) —деятель германского рабочего и коммунистического движения, в 1901—1916 гг.— член Со­циал-демократической партии Германии, в годы первой мировой войны—член «группы Спартак», с 1918 г.— член КПГ, в 1919— 1924 гг.— член ЦК КПГ, в 1922 г.— член ИККИ, член Пре­зидиума ИККИ, в 1924—1928 гг.— член ВКП(б), в 1928 г основал КПГ (оппозицию), в 1929 г. исключен из ВКП(б). В 1933 г. эмигрировал из Германии, в 1948 г. вернулся в Западную Германию.

 

- 55 -

Предприятиях. Составленный им план восстания Отто из осторожности дал на подпись Зиновьеву, председателю Исполкома. Однако не следует думать, что Отто оставался в тени из скромности или из-за отсутствия честолюбия.

Причины неудачи в Германии Отто обдумывал не один год. Казалось бы, все в 1923 году соответствовало ленинской теории, были налицо все предпосылки для революции. И — провал. Лишь много лет спустя Отто пришел к выводу, что причина неудачи — в руководителях.  Те просто перетрусили. Отто считал, что Лениным была  недостаточно продумана роль руководителей и функционеров при подготовке и проведении революции.

Так неожиданно мертворожденная революция в Германии стала переломным моментом в истории Коминтерна. Пришлось до основания пересматривать саму стратегию.

Германия оказалась крепким орешком, и руководство Коминтерна решило попытать счастья в небольшой стране. Выбор пал на Эстонию. Правда, по ленинской теории эта маленькая республика была не готова к революции: политическая обстановка постепенно стабилизировалась, экономика вставала на ноги. Едва ли можно было говорить о внутреннем кризисе. Но эстонские большевики, жившие в Москве и Ленинграде, были уверены, что ударный отряд коммунистов сможет свергнуть буржуазное правительство. Их поддержало руководство Коминтерна, и в срочном порядке было сформировано подразделение в несколько сот человек. 1 декабря 1924 года отряды коммунистов атаковали стратегически важные объекты Таллина, но основная масса рабочих участия в восстании не приняла и атаки были отбиты. Лишь немногим бойцам ударных отрядов удалось бежать в СССР Предприятие провалилось. Помню, как разочарован был Отто; он надеялся, что южное побережье Финского залива перейдет к коммунистам и таким образом стратегическое положение Финляндии станет более слабым.

О попытке переворота в Эстонии знали в Москве лишь немногие. Мне о мятеже рассказывали муж, Хеймо и Юрьё Сирола, который, к моему удивлению, осмелился поехать в Таллин в качестве наблюдателя.

В 20-е годы интерес Коминтерна был направлен и на балканские страны. Но результатов удалось достигнуть

 

- 56 -

только в Болгарии. Да и то благодаря многовековым хорошим отношениям между Россией и Болгарией. Болгарское правительство возглавил председатель левой аграрной партии Стамболийский112, но в 1923 году произошел военный переворот и во главе правительства встал профессор Цанков113. Коминтерн принялся подготавливать контрудар. Компартия Болгарии получила приказ пока отказаться от каких-либо активных действий. Через два года подготовка была закончена, коммунисты получили приказ убить царскую семью и членов правительства. На торжественном богослужении в Софийском соборе в апреле 1925 года при взрыве погибло более двухсот человек114. Царь и министры остались невредимы. Главным инициатором этого тайного предприятия был Георгий Димитров115, коминтерновец. О нем я расскажу позднее.

Коминтерн готовил восстания не только в Европе. Уже в 20-е годы начали заниматься Китаем и Индией. Интерес к Востоку был велик, поэтому в 1926 году Отто стал председателем комитета по Дальнему Востоку. Планировалось большое мероприятие — переворот в Китае, где хаос, казалось, давал все основания надеяться на успех.

В университете Сунь Ятсена в Москве училось много китайцев, среди них был и сын Чан Кайши116, руководителя гоминьдановской национально-патриотической партии117. Москва пыталась завязать тесные контакты с партией гоминьдан: коммунисты внедрялись в руководство партией и в вооруженные силы. Чан Кайши получал от СССР материальную и финансовую помощь.

Хорошо помню день 1926 года, когда китайцы из университета Сунь Ятсена вышли с песнями и развевающимися флагами к зданию Коминтерна, чтобы выразить свою благодарность. Примерно тогда же советского генерала Блюхера118 «одолжили» Чан Кайши как военного советника. Блюхер был казнен Сталиным в 1938 году. Однако отношения между гоминьдановцами и китайскими коммунистами стали с 1926 года ухудшаться, и в 1927 году произошел разрыв. Чан Кайши выступил против коммунистов. В конце 1927 года Коминтерн предпринял ответный удар — восстание в Кантоне119, но Чан Кайши его без труда подавил.

Снова ошибка в действиях Коминтерна! Кто виноват на этот раз? Отто прислушивался к мнению лишь не-

 


112 Стамболийский Александр (1879—1923) —с 1902 г. лидер Бол­гарского земледельческого народного союза, в 1919—1923 гг.— премьер-министр правительства Болгарии.

В ночь на, 9 июня 1923 г. в Болгарии под руковод­ством фашистской организации «Народный сговор» и военной лиги с помощью армии и при поддержке царского двора был совершен государственный переворот и свергнуто правительство Стамболийского, который был убит. К власти пришли наиболее реакционные круги крупной буржуазии. В стране была установ­лена военно-фашистская диктатура.

 

113 Цанков Александр (1879—1959) — болгарский государственный и политический деятель, организатор переворота  1923 г, в 1923—1926 гг.— премьер-министр. В 1932 г. основал фашист­скую партию Национально-социальное движение. В 1944 г. бежал за границу.

 

114 Взрыв в Софийском кафедральном соборе 16 апреля 1925 г. был организован ультралевыми элементами военной организации Бол­гарской компартии.

Г. Димитров, как и ЦК БКП, был не причастен к этому терро­ристическому акту.

 

115 Димитров Георгий (1882—1949) — профессиональный рево­люционер, деятель болгарского и международного рабочего и ком­мунистического движения, государственный деятель Болгарии, с 1902 г.— член Болгарской рабочей социал-демократической партии, с 1903 г.— партии тесняков (с 1909 г.— член ЦК), с 1919 г.— компартии. Один из руководителей Сентябрьского антифашистского восстания 1.923 г. в Болгарии, подсудимый на Лейпцигском процессе 1933 г. в Германии, С 1925 г.— деятель Коминтерна, член Президиума ИККИ, Политсекретариата ИККИ, в 1935—1943 гг.— генеральный секретарь ИККИ. В 1948— 1949 гг.— генеральный секретарь БКП, в 1946—1949 гг.— пред­седатель Совета министров Народной республики Болгарии.

 

116 Имеется в виду Цзян Цзинго (1909—1988), сын Чан Кайши, живший в 1925—1937 гг. в СССР под именем Н. В. Елизарова. Учился в КУТВ, в военной школе, в Академии РККА в Ле­нинграде, работал на Уральском машиностроительном заводе. В 1936 г. вступил в ВКП(б). В 1937 г. арестован, но по хода­тайству китайского посла освобожден, и выехал в Китай. После 1949 г.— министр в правительстве Тайваня, с 1972 г.— премьер-министр, с 1975 г.— президент Китайской республики (остров Тайвань).

Чан Кайши (1887—1975) — китайский политический деятель, милитарист, с 1927 г.— глава реакционного гоминьдановского режима, в 1949 г. бежал на остров Тайвань, где закрепился при поддержке США.

 

117 Гоминьдан — политическая партия в Китае, создана в 1912 г., возглавляла национальную революцию в Китае в 1925—1927 гг. В ее состав тогда входила Компартия Китая. В 1927 г. превра­тилась в правящую партию буржуазно-помещичьей реакции, свя­занную с иностранным империализмом. Власть Гоминьдана была свергнута в 1949 г. китайским народом.

 

118 Блюхер Василий Константинович (1890—1938) — советский вое­начальник, большевик, член партии с 1916 г., в 1934—1938 гг.— кандидат в члены ЦК, с 1935 г.— Маршал Советского Союза. Жертва сталинщины. Посмертно реабилитирован.

 

119 Восстание в Кантоне вспыхнуло 11 декабря 1927 г. и 13 де­кабря завершилось поражением повстанцев.

 

- 57 -

скольких человек. Среди них помню Файнберга из Лондона, а также доверенное лицо и секретаря Куусинена Нинло Виртанена. Именно его Отто и послал в Китай выяснить причины провала. Когда Ниило вернулся, Отто расспрашивал его обо всем до мельчайших подробностей. Через два дня Ниило сказал мне, усмехаясь: «Отто о Китае ровно ничего не знает. Задавал мне глупейшие вопросы».

После неудачного восстания в Кантоне Отто уверился в том, что никогда в Китае не произойдет ничего для Коминтерна интересного. Он понял, что в Москве ни один человек не знает, как следует этой страны. Как он ошибался в первом пункте и как прав был во втором!

Есть все основания спросить: почему в отделе информации Коминтерна Финляндия приравнивалась к Польше, Латвии, Литве и Эстонии, а не к скандинавским странам? Скорее всего, потому, что эти страны расположены рядом и к тому же имели сходство: в каждой компартия была запрещена, а нелегальная деятельность коммунистов сталкивалась с одинаковыми по характеру трудностями. Руководители компартий всех пяти стран жили в Москве, поэтому деятельностью этих компартий занимался непосредственно штаб Коминтерна. С большими трудностями, через курьеров и агентов тайной службы пытались поддерживать связь с действующими нелегально коммунистами в Финляндии, странах Прибалтики и Польше. Курьеров часто арестовывала полиция, и связь снова прерывалась.

Все, связанное с нелегальной деятельностью в этих странах, держали в строгом секрете. Дверь польского отдела была всегда заперта, и, кроме двоих работников, туда имели право входить лишь высшие чины Коминтерна. Финский отдел занимал небольшую комнату на пятом этаже. Там работали Куллеро Маннер и Ханна Малм. Такие же помещения были у литовцев, латвийцев и эстонцев. Дела этих партий в коридорах Коминтерна не обсуждались, о них никогда не говорили ни на пленумах Исполкома, ни в Политическом секретариате. Все дела, касающиеся этих нелегальных партий, решали Куусинен и Пятницкий. В Исполком входило много иностранцев, они не должны были знать тайн незаконно действовавших партий. Ни по одной из этих

 

- 58 -

воинские части, чтобы с собаками прочесать территорию. Было уже около шести вечера, когда лежавший на пляже человек вдруг стянул с лица платок и пошел к даче. Улыбающийся, в купальных трусах, с платком на шее — сам товарищ Калинин!120 Он со смехом рассказывал, с каким наслаждением хоть на какое-то время отделался от своих ангелов-хранителей. И был очень доволен, что поднялась такая паника. Он все время следил из-под своего платка за развитием событий. Никому и в голову не пришло, что он может быть на берегу среди загорающих. Кто, кроме Калинина, мог бы так ловко провести людей из ГПУ?

Правда, для главы государства Калинин был недостаточно образован, но отсутствие образования он компенсировал сочным юмором. Человек он был добрый, если мог, искренне пытался людям помочь. В 1938 году в номере Бутырской тюрьмы мне рассказывала о своем сыне одна женщина. Ее муж был расстрелян как кулак, и мальчика не хотели принимать в школу. Мать работала в колхозе, к землям которого присоединили их бывшую усадьбу. Сын был мальчик способный и энергичный. Он решил ехать за помощью к Калинину. В Москве он нашел дом, где Калинин принимал посетителей, и прождал в очереди двое суток. Ночевал в ближайшем трактире. На третий день он попал на прием к Калинину и вышел от него с письмом, где его рекомендовалось принять в школу. Учился он, по словам матери, хорошо. Она же попала в тюрьму за то, что критиковала действия колхозного агронома. Не знаю, что с ней стало в дальнейшем.

 

Члены Коминтерна имели все основания сомневаться, что выделенные им суммы компартии получают полностью. Несколько примеров.

Во время забастовки портовых рабочих в Англии в 1926 году Коминтерн, решил переправить одному из руководителей портовиков около тридцати тысяч фунтов стерлингов. Библиотекарь Коминтерна Аллан Валлениус  хорошо владел английским языком, поэтому получил задание отвезти деньги в Англию. Он должен был плыть из Стокгольма в Англию на британском судне. Когда он вернулся. Отто спросил, как прошла поездка. Аллан рассказал, что сел в Швеции на британское судно, не

 


120 Калинин Михаил Иванович (1875—1946) —профессиональный революционер, советский государственный и партийный деятель. Большевик, член партии с 1898 г., в 1912 г.— кандидат в члены ЦК, с 1919 г.— член ЦК партии, с 1926 г.— член Политбюро ЦК. С 1919 г.— председатель ВЦИК, с 1922 г.— председатель ЦИК, с 1938 г.— председатель Президиума Верхов­ного Совета СССР.

 

- 59 -

без билета — боялся полиции. Кочегар спрятал его в угольном трюме. Когда пароход вышел в открытое море, Аллан поднялся на палубу весь в угольной пыли. Кочегар показался ему неплохим человеком, он оказался коммунистом и был даже знаком с человеком, которому Аллан должен был передать деньги. Аллан весело, в подробностях описывал свою поездку, пока Отто не вышел из себя и не прервал его словами:

— Так видел ты, в конце концов, того человека в Лондоне или нет? Деньги отдел?

— Не видел,— ответил Аллан,— в этом не было необходимости. Мне показалось слишком рискованным показывать фальшивый паспорт британским властям, и я передал деньги моему другу кочегару. Он обещал доставить  их до места.                               

 — Как хоть его зовут?— холодно спросил Отто.

— Он говорил мне, да я забыл. Отто долго смотрел на Аллана в молчаливой ярости  и затем указал ему на дверь. Адресат, конечно, никогда не получил этих тридцати тысяч фунтов.

   Вторая неудача связана с финской компартией. Финны  должны были направить верного человека, коммуниста,  в Стокгольм, чтобы там открыть ювелирную лавку. В этой лавке он должен был национализированные большевиками ценности продавать за шведские кроны, необходимые Коминтерну. Человек, выбранный финнами (забыла его имя), поехал в Стокгольм и открыл магазин. Мне приходилось там бывать. Витрина была завалена драгоценными камнями, украшениями, серебряными шкатулками. Все лежало вперемешку, кое-как. Мало того, что «директор» был бездарным продавцом,— спустя месяц он исчез со всеми деньгами и драгоценностями. Коминтерн не получил ни гроша.

Помню также скандал с Шейнманом. Правда, история  эта не связана с Коминтерном, но она хорошо характеризует то время.

Знатоком финансовых дел считался в середине 20-х годов товарищ Шейнман, который, по рассказам Отто,  был в 1918 году советником и связным между большевиками и «красными» в Финляндии. Отто считал Шейнмана волшебником в финансовых делах, и не удивительно, что позже, в Москве, тот стал директором госбанка. На него возлагались большие надежды: надо было придумать, как стабилизировать рубль и улучшить по-

 

- 60 -

ложение с валютой. Шейнман по работе постоянно поддерживал связь с банками и правительствами Европы. Возникли, в частности, проблемы с долговыми обязательствами царского правительства, иностранные банки требовали от советского правительства их выполнения.

Ленин считал стабилизацию рубля настолько важным моментом, что однажды сказал: «Если мы не сможем стабилизировать нашу валюту, мы обречены на неудачу и провал». Шейнман часто выезжал за границу.

Проработав несколько лет, он в 1927 году попросил разрешения взять с собой за границу жену и детей. Иначе коллеги на Западе ехидничают, что члены семьи остаются во время его поездок как бы заложниками. Разрешение было получено, семья выехала за границу. Вскоре из Праги пришло письмо, в котором Шейнман сообщал, что никогда, к сожалению, не сможет стабилизировать рубль. Поэтому больше не может возглавлять банк и в Россию не вернется. Что собирается делать, не сообщил.

Вскрыли сейфы — на это имели право только руководители страны — они были опустошены. Шейнман прихватил все, имеющее за границей ценность, как рассказывал мне Отто,— все, что только мог. Парадокс, но правительство вынуждено было молчать, даже в Москве мало кто знал об этой краже. Шейнман рассчитал верно: западные финансисты и раньше сомневались в кредитоспособности большевиков. Если бы на Западе узнали о размерах кражи, недоверие стало бы еще больше. Поэтому невозможно было вернуть ни Шейнмана, ни деньги. После исчезновения Шейнмана началось расследование стали выяснять его связи до революции. Оказалось, что в разговорах он упоминал имена известных людей и его окружение было убеждено, что он—выдвиженец высокопоставленного лица из старой гвардии Кто ввел его в круг большевиков, выяснить так и не удалось. Возможно, что он сам пришел и сослался на чью-то рекомендацию — и так проник во внутрипартийные высшие круги.

Это была не единственная кража. Их было множество, но о них почти ничего не известно.

Несмотря на все предосторожности, многие тайны Коминтерна становились известны иностранным агентам

 

- 61 -

Они подчас проникали в самую сердцевину организации. Японскую компартию представлял в Москве Сэн Катаяма122 Это был добрый старик, абсолютно не умевший держать язык за зубами. Его раза два отправляли со спецзаданием за границу, но скоро поняли, что для декретной работы он не пригоден, и его решено было оставить в Москве.

Хеймо раз случайно узнал, что в квартире Катаямы уже несколько месяцев живет молодая японка, якобы дочь Сэна, приехавшая погостить. Кому-то пришло в голову заглянуть в личное дело Катаямы. Оказалось, он  не женат. Хеймо пригласил его на дружескую беседу. Старик Сэн сказал, что не считал нужным упоминать жену, потому что женился по настоянию родителей и прожил с женой совсем недолго. Дочь родилась уже после его отъезда из Японии, и теперь японская компартия любезно оплатила ее поездку к отцу в Москву.

Агенты Коминтерна провели в Японии расследование и с удивлением узнали, что компартия ни о какой дочери  ничего не знает, и в Москву ее не посылала. К тому же  у жены Катаямы, вышедшей замуж очень рано, вообще не было дочерей123.

Положение для Коминтерна сложилось щекотливое. Ясно, что женщина подослана японской тайной полицией, чтобы вызнать секреты Коминтерна. Но если Коминтерн ее задержит, ГПУ обвинит Коминтерн в ротозействе и усилит наблюдение. Что делать? Приняли соломоново решение: «дочку» без лишнего шума переправили обратно в Японию, ничего не объясняя ни ей, ни Сэну Катаяме.

О втором японском шпионе я слышала от Халла, негра, с которым познакомилась в 1932 году в Нью-Йорке. В Москву он приехал в 1928 году. Его сперва по ошибке направили в университет Сунь Ятсена, а оттуда перевели в Ленинскую школу. В университете Халл и еще один студент заподозрили в шпионской деятельности одного японца. Решили его обезвредить.  Вечером, когда японец вернулся с очередного подозрительного собрания, его ударили по голове гвоздодером, и он с проломленным черепом покатился вниз по лестнице. Вскрытие показало, что смерть наступила не от удара о ступени, ГПУ взялось за дело и нашло виновных. Но поскольку оно тоже подозревало японца, Халл и его  друг отделались замечанием.

 


122 Катаяма Сэн (1859—1933) — деятель японского и между­народного рабочего и коммунистического движения. В конце XIX — начале XX в. участвовал в создании первого профсоюза в Япо­нии (1897) и организации японского социалистического движения, один из инициаторов создания в 1922 г. КП Японии, с 1922 г.— член ИККИ и Президиума ИККИ.

 

123 Автор ошибается: дочь от первой жены Катаямы — Ясу ро­дилась в 1899 г. В 1932 г. она приехала к отцу в Москву и оста­лась в СССР. Умерла в 1988 г. После смерти первой жены Катаяма вторично женился в 1907 г. В 1908 г. у него родилась дочь Тиёко. Она приезжала к отцу в 1928 г.

 

- 62 -

Помню еще одну попытку проникновения посторонних в Коминтерн. Году в 1927-м муж представил мне венгерского коммуниста по фамилии Томсен. Человеком он казался неплохим, бегло говорил по-немецки, и Отто был доволен, что нашел такого способного работника. Но удовольствие его длилось недолго. Через несколько дней новичка арестовали. Оказалось, портрет Томсена и сведения о нем были опубликованы немецкой компартией в списке лиц, занимавшихся в различных странах антисоветской деятельностью. Томсен был казнен.

Руководство Коминтерна делало все возможное, чтобы создать иностранцам хорошие условия. Уровень жизни коминтерновцев действительно был гораздо выше, чем у среднего советского человека. Однако от царившего в городе хаоса и беспорядков оградить коминтерновцев было трудно. Их тоже, как и всех москвичей, постоянно обворовывали. Расскажу несколько курьезных случаев.

В середине 20-х годов — точнее не помню — Отто как представитель Коминтерна был приглашен в Минск, на торжественное заседание к военным. В приглашении было указано, что он будет главным почетным гостем и торжество продлится весь день. Отто питал отвращение ко всякого рода торжествам, в особенности если ему приходилось выступать на русском языке. Он сказал, что не намерен тратить время на всякие глупости. Вместе с дорогой на поездку ушло бы около полутора суток. Я предложила Отто послать вместо себя Василия Коларова (представителя компартии Болгарии в Исполкоме    Коминтерна)124. Он любит внимание и с удовольствием произносит речи. «Ты же всегда посылаешь его на заводы и на всякие торжественные заседания».

Отто идея понравилась, и он попросил меня сообщить Коларову, что от Коминтерна нужно направить представителя в Минск и что он, Коларов, для этого подходит как нельзя лучше. Как я и предполагала, Коларов пришел от предложения в восторг. В Минск он выехал ночным поездом.

Через несколько дней он поведал нам свою минскую историю. Ехал он всего на один день и взял с собой только портфель с чистыми воротничками и носовыми платками. В соответствии с рангом он ехал в купе первого

 


124 Коларов Васил (1877—1950) — деятель болгарского и между­народного рабочего и коммунистического движения. С 1897 г.— член Болгарской рабочей социал-демократической партии, с 1905 г.— член ЦК партии тесняков. В 1919—1923 гг.— секретарь ЦК БКП. Один из руководителей Сентябрьского антифашистского восстания 1923 г. В 1922—1943 гг.— член ИККИ, член Президиума ИККИ, в 1922—1924 гг.— генеральный секретарь ИККИ. В 1945—1947 гг.— председатель Народного собрания Народной республики Болгарии, в 1947—1949 гг.— заместитель председателя Совета министров, в 1949—1950 гг.— председатель Совета министров НРБ.

 

- 63 -

 

класса, один. Когда поезд отошел, он разделся и лег спать.

Помня о происшедших за последние месяцы кражах, он тщательно запер дверь купе. Перед отъездом Коларов немного выпил, спал поэтому крепко, и проснулся у самого Минска, когда проводник постучал в дверь. Коларов  вскочил, хотел одеться, но все его вещи исчезли —  даже ботинки и портфель. Утащили все, что не было  приторочено или прибито гвоздями. Бедняга остался босиком в одном белье. Он беспомощно сел на постель.  Поезд тем временем остановился, и на перроне грянул  военный марш. Коларов осторожно выглянул в окно и увидел группу офицеров. Кто-то спрашивал проводника, в каком купе едет представитель Коминтерна. Оркестр играл марш за маршем, а Коларов сидел в замешательстве на постели. Положение становилось все напряженнее, почетный караул и офицеры стояли  по стойке смирно, ждали гостя. Начальнику станции пришлось задержать поезд, и в окно купе стали заглядывать любопытные пассажиры.

Наконец кто-то принес офицерскую шинель и сапоги, и почетного гостя в одних кальсонах вывели незаметно на другую сторону вагона и увезли на машине...

   Лишь немногие в Москве узнали об этом приключении, да тогда никто и не обращал внимания на такие мелочи. Я бы, наверное, и сама забыла эту историю, если бы Коларов не рассказывал ее с такой яростью.

Летом 1926 или 1927 года я однажды встретила в коридоре Коминтерна Пальмиро Тольятти, представителя

- 64 -

итальянской компартии125 (Тогда его звали Эрколи.) Он у меня спросил, не знаю ли я, куда он может на некоторое время поместить жену и маленького сына. Вечером того же дня они должны были приехать из Италии. Тольятти не хотел, чтобы сын его жил в душной московской гостинице. Я предложила Тольятти отвезти семью на нашу дачу в Серебряный Бор. Там на третьем этаже постоянно жил наш шофер.

Тольятти с благодарностью принял мое предложение. Для его семьи приготовили спальню на втором этаже. Приехали на дачу вечером и рано легли спать. Я попросила жену нашего шофера утром приготовить для гостей завтрак, но когда проснулась, в доме стояла тишина. Из комнаты Тольятти не слышно было ни звука. Будить мы гостей не стали — пусть отдохнут с дороги.

 

 


125 Тольятти Пальмиро (1893—1964) — деятель итальянского и международного рабочего и коммунистического движения. С 1914 г.— член Итальянской социалистической партии, с 1921 г.— КП Италии, с 1922 г.— член ЦК, с 1926 г.— во главе партии, с 1927 г.— генеральный секретарь. С 1924 г.— член ИККИ и Президиума ИККИ, в 1926—1928, 1931—1935 гг.— член Полит-секретариата ИККИ, с 1935 г.— секретарь ИККИ. В 1944—1946 гг. входил в коалиционное правительство Италии.

 

- 65 -

Наконец около двенадцати часов дня я решилась к ним постучаться. Тольятти подал голос, но сказал, что раздет, и открыть дверь не может. Ночью украли все их вещи! Когда я, наконец, вошла в комнату, все трое лежали в постелях, натянув одеяла до подбородка. Воры унесли деньги, часы, кошельки, всю одежду. Они, видимо, взобрались на балкон и через открытое окно проникли в комнату. К счастью, в гостинице «Люкс» у Тольятти оказалась кое-какая одежда, и мы послали за ней шофера. Но для жены его найти одежду было не так-то просто. Думаю, она помнит свое первое знакомство с жизнью в СССР.

Некоторых руководителей, как, например, Отто Куусинена и его подопечного Мауно Хеймо, в Коминтерне не всегда умели оценить. Оба они старались держаться в тени, в отличие от тех работников, что умели себя подать. К последним, мне кажется, можно причислить Григория Зиновьева, Карла Радека и Георгия Димитрова.

В 1921 году Зиновьев был снова избран председателем Президиума Исполкома, но для Коминтерна он был лишь вывеской: его политическое честолюбие было направлено на другие цели, главным своим делом он считал работу первым секретарем Ленинградского обкома партии, она занимала почти все его время. На международных совещаниях он, правда, все же произносил речи, иногда публиковал статьи. Многое из этих речей и статей принадлежало перу других, в частности Отто. В коминтерновских кругах у Зиновьева было два прозвища: «ленинградский царек» и второе, придуманное Отто,— «сатрап».

Когда Зиновьев бывал в Москве, он большей частью занимался делами, не имевшими никакого отношения к Коминтерну. Его кабинет и квартира находились в Кремле, за все годы в Коминтерне я видела его всего два раза. Он должен был подписывать некоторые документы, и помню, как Отто отправлял Мауно Хеймо к нему с бумагами, но тот возвращался ни с чем: Зиновьева опять не оказывалось в Москве.

Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитер» с людьми груб и неотесан.

 

- 66 -

Большинство женщин испытывало к нему неприязнь: это был легкомысленный женолюб, он был уверен, что неотразим. К подчиненным был излишне требователен, с начальством — подхалим. Мой муж, который тоже был отнюдь не ангелом, в разговорах со мной называл Зиновьева беспринципным оппортунистом. Правда, какое-то время вынужден был выступать с ним заодно. Ленин Зиновьеву покровительствовал, но после его смерти, когда  Сталин стал пробиваться к власти, карьера Зиновьева  стала рушиться. Осенью 1926 года его вывели из ЦК партии и из Коминтерна. В Коминтерне этим не были  огорчены. Отто повезло — его лучший друг из русских  Николай Бухарин занял место председателя в Исполкоме  Коминтерна126.

Карл Радек представлял СССР на Международном конгрессе мира в Гааге 10—15 декабря 1922 года. Конгресс был созван социал-демократическим интернационалом профсоюзов в целях предотвращения новой мировой войны127. За границей Радек считался могущественным большевистским руководителем. Родом он был из Австрии, участвовал в германских мятежах, а в Коминтерне стремился быть всегда на виду, выступал как специалист по разнообразнейшим вопросам. Но на политику Коминтерна он особого влияния не оказывал, даже ни разу не избирался в Политический секретариат. Чрезвычайно способный, надо отметить, журналист, он многие годы был главным редактором «Известий». Звезда Радека закатилась, когда почти всю вину за неудачу с германской революцией взвалили на него одного. Он был выведен из Исполкома Коминтерна и из ЦК партии и несколько лет занимал весьма незначительные посты.

Радек был маленький, скользкий как уж человечек, любил делать ехидные замечания; у него не было ни внешних, ни каких-либо других данных руководителя. Кажется, Лариса Рейснер была единственным человеком, находившим его милым и достойным восхищения. Отто не питал к Радеку уважения, относился к нему с недоверием.

Георгия Димитрова я уже упоминала в связи со взрывом бомбы в Софийском соборе в 1925 году. После этого прискорбного приключения он работал в различных отделах Коминтерна, но всякий раз его приходилось смещать: его интересовали только выпивки и женщины. Когда возмущение и жалобы достигали предела, его куда-нибудь переводили. В Коминтерне попросту отказы-

 


126 Должность председателя Коминтерна была упразднена на VII расширенном пленуме Исполкома Коминтерна, состоявшемся 22 ноября — 16 декабря 1926 г. Был образован новый руко­водящий коллективный орган — Политический секретариат ИККИ.

 

127 Имеется в виду Международная федерация профсоюзов, так называемый Амстердамский интернационал, международное профобъединение, созданное в Амстердаме в июле — августе 1919 г. и распущенное в 1945 г. К нему примыкали профсоюзные объединения, находившиеся под влиянием социал-демократии. 10—15 декабря 1922 г. в Гааге состоялся Меж­дународный конгресс мира, созванный Амстердамским интерна­ционалом. В конгрессе участвовали представители социал-де­мократических партий, профсоюзных и кооперативных объеди­нений и пацифистских организаций. Присутствовала также деле­гация советских профсоюзов, в которую входили К. Радек, С. А. Ло­зовский, Ф. А. Ротштейн.

 

- 67 -

вались с ним работать, и его отправили в другое здание, в Крестинтерн, к старику Мещерякову128. Однажды в кабинет Отто (я была там) ворвался Мещеряков: «Товарищ Куусинен, нужно поговорить! Заберите Димитрова! Он ничего в нашей работе не понимает, знает только пить и соблазнять наших девушек. Я не начальник отдела, пока он там! Пожалуйста, заберите его от меня!»

Отто обещал что-нибудь придумать, а когда Мещеряков ушел, он сказал мне смеясь: «Никто не хочет связываться с Димитровым. Куда его деть? Лучше, наверное, отправить обратно на Балканы». И отправили. Вместе с двумя другими учащимися Ленинской школы — Таневым129 и Поповым130. Через несколько лет, году в 1930-м, их всех перевели в Берлин. Когда они в 1933 году были арестованы по обвинению в поджоге рейхстага, Отто использовал ситуацию для широкой антифашистской акции. Эти трое выступали как невинные мученики. Коминтерн начал пропагандистскую войну. Публикациями он оказывал большое влияние на профсоюзы всего мира. На лейпцигском процессе нацистские руководители потерпели моральное поражение, а Димитров произнес свою знаменитую политическую речь. В Москве, правда, не верили, что Димитров сам может подготовить «политически выверенную» пламенную речь, он и по-немецки говорил неважно. Поэтому Отто получил задание написать длинное, вдохновенное обвинение фашизму. Димитров должен был зачитать речь как свою. Отвезти текст речи в Лейпциг поехала младшая дочь Отто — Риика, в паспорте проходившая как жена Попова, обвиняемого вместе с Димитровым. «Госпожа Попова» поехала в Германию в сопровождении русского адвоката. Во время процесса в речах защитника не раз мелькали мысли Отто. Когда настала очередь Димитрова, он произнес речь весьма драматично, и все поверили, что он написал ее сам, находясь под следствием131.

Речь привлекла всеобщее внимание. Когда Димитров со своими товарищами вернулся в Москву, многие коммунисты и антифашисты превозносили их как «пионеров борьбы с фашизмом». Менее известна судьба товарищей Димитрова в СССР: Танев был расстрелян, а Попов сгинул в одном из лагерей. Сам Димитров стал генеральным секретарем ИККИ — Коминтерн обрел нового руководителя. Такова была вывеска. В действительности

 


128 Мещеряков Николай Леонидович (1865—1942) — деятель рос­сийского рабочего движения, большевик, член партии с 1901 г. В 1924—1927 гг.— секретарь Крестинтерна.

 

129 Танев Васил (1897—1941) —болгарский коммунист, член БКП с. 1919 г. С 1926 г. находился в эмиграции в СССР. В начале 1933 г. выехал через Германию в Болгарию. 9 марта 1933 г. арестован в Берлине вместе с Г. Димитровым и Б. Поповым немецкой полицией по вымышленному обвинению в поджоге рейхс­тага. Один из подсудимых на Лейпцигском процессе 1933 г. В 1934—1941 гг. жил в СССР. Осенью 1941 г. в составе группы парашютистов был переброшен в Болгарию. Погиб в бою с фашистами.

 

130 Попов Благой (1902—1968) —болгарский коммунист, участник Сентябрьского антифашистского восстания 1923 г. С октября 1924 г.— в эмиграции и на подпольной работе в Болгарии, в 1931—1932 гг.— член Политбюро ЦК БКП. В конце 1932 г. направлен ИККИ в Берлин. Арестован 9 марта 1933 г. вместе с Г. Димитровым и В. Таневым, один из подсудимых на Лейп­цигском процессе 1933 г. С 1934 г. жил в СССР. В 1938 г. аресто­ван и осужден. Освобожден в 1954 г., реабилитирован. Вернулся в Болгарию.

 

131 Автор ошибается: свои речи и выступления на процессе Г. Димитров готовил сам. Сохранились тезисы и варианты первой речи Г. Димитрова, с которой он выступил на процессе 23 сен­тября 1933 г., а также проект заключительной речи, с которой он выступил 16 декабря. (См.: Процесс о поджоге рейхстага и Георгий Димитров: Документы. Том 2. книга I: 21 сентября —

22 ноября 1933 года. М.. 1988, с. 43—50; книга II: 23 ноября—

23 декабря '1933 года. М., 1988, с. 215—223}.

 

- 68 -

все важнейшие решения принимались теми же людьми, что и прежде.

У Димитрова был диабет, здоровье его резко ухудшилось, но, несмотря на это, на торжественных заседаниях он выступал как «мастер». Куусинен был рад — он не любил быть в центре внимания, не любил произносить речи, добиваться признания масс. С гораздо большим удовольствием он плел на заднем плане, вдали от людских глаз, интриги. В отличие от многих людей, Димитрову было суждено умереть своей смертью в 1949 году от диабета.

В 1927 году политический секретариат планировал переезд части Коминтерна в Берлин  Оттуда, из центра Европы, легче было бы наладить связь со всем миром. Кроме того, в середине 20-х годов в Германии было демократическое правительство и сильная компартия. Подталкивало к переезду и то, что между Коминтерном и наркоматом иностранных дел шли постоянные стычки. Комиссар иностранных дел Чичерин относился к Коминтерну холодно, считая, что тайные связи Коминтерна  с иностранными компартиями через посольство СССР  вредили репутации советского правительства. Немцы,  работавшие в Коминтерне, были, конечно, всей душой  за переезд. Но положение в Германии становилось все сложнее, к власти пришли национал-социалисты, и от планов пришлось пока отказаться.

В мае 1943 года мир с удивлением узнал о роспуске Коминтерна. Для меня это не было неожиданностью, я прекрасно видела, как все меньше и меньше оставалось работников; было уничтожено столько способных людей, что организация потеряла дееспособность. Кроме того, Коминтерн своей подстрекательской деятельностью ставил под угрозу сотрудничество СССР с западными странами. Советское руководство стремилось создать - видимость того, что отныне никто не собирается рушить капитализм и разжигать мировую революцию. Но главной причиной, почему Коминтерн стал не нужен, был, мне кажется, тот факт, что Сталин увидел нереальность мировой революции, которая достигалась бы внутренними мятежами. Сталин начал явно склоняться к той мысли,

 

- 69 -

которую Куусинен высказывал мне еще за несколько лет до того: коммунизм должен насаждаться, прежде всего, с оружием в руках, путем присоединения к сфере его владения новых территорий. Начать предполагалось с Финляндии.

Десятки лет уничтожались человеческие жизни, через Коминтерн переправлялись огромные средства для свержения правительств в других странах. Еще до того как революция закрепила свои позиции в СССР, Коминтерн делал все возможное, чтобы распространить идеи коммунизма на капиталистические страны. От всех этих усилий не осталось ничего — ушли из жизни почти все практические «проводники» этих идей. Не осталось ничего — кроме воспоминаний тех немногих людей, что выжили.

Когда Гитлер в 1933 году пришел к власти, в Берлин был послан секретарь Куусинена Ниило Виртанен. Кроме него в берлинском бюро работало лишь несколько секретарей и курьеров. Бюро должно было поддерживать связь между Москвой и большей частью компартий мира, что было нелегкой задачей. Деятельность бюро прекратилась, когда был арестован Виртанен. Об этом я расскажу в последующих главах.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru