На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
4."Отпор мракобесам" ::: Федотов И.П., епископ (автор Шохова Л.) - 18 лет ГУЛАГа ::: Федотов Иван Петрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Федотов Иван Петрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шохова Л. 18 лет ГУЛАГа : Из жизни епископа Ивана Федотова. – М. : "Воскресенье", 1992. – 192 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 38 -

4. "ОТПОР МРАКОБЕСАМ"

 

Стараясь не проронить ни слова, слушали собравшиеся жуткий рассказ бывшей сектантки-пятидесятницы Анны Красиной. "Постами, - сказала она, - истерическими молениями и обрядами проповедники Федотов, Ряховский, Корчагин за два года превратили меня в безвольного человека, "рабу божью". Они внушают членам секты, что достижения нашей страны - это сатанинское, противное Богу дело".

"Братья во Христе" хотели наказать Анну Красину за "великий грех", за то, что она осмелилась не пойти на моление, а поехала проведать в пионерский лагерь свою дочь Таню. "Апостол" Иван Федотов вопил, что в него сошел "святой дух", который требует, чтоб "сестра" Анна "наложила руки" на свою дочь и принесла ее в жертву богу. Это дикое требование убить единственную, горячо любимую дочь протрезвило Анну Красину, и она порвала с изуверской сектой пятидесятников.

Красина рассказала об этом с трибуны состоявшегося на днях собрания рабочих и служащих хлебной базы N 31 и представителей общественности поселка Бирюлева. Собрание было созвано для того, чтобы, обсудить антиобщественную деятельность сектанта-пятидесятника Михаила Фролова, работника хлебной базы.

 

- 39 -

Фролов, Федотов и другие сектанты, живущие в Бирюлеве, уже давно ведут здесь, не считаясь с законами нашего государства, свою вредную деятельность. На квартире сектантов и в лесах близ поселка проповедники-пятидесятники устраивают тайные сборища, справляют свои мрачные обряды. Население поселка решительно требует прекращения сектантских радений и незаконной деятельности пятидесятников. Иван Федотов за свою преступную деятельность арестован.

Кто же такой Михаил Фролов? Один за другим поднимались на трибуну работники базы и жители Бирюлева: Катков, Школьников, Егорова и другие. Они хорошо знают всю подноготную этого сектантского "брата во Христе".

Главная его отличительная черта - жадность. На базе он работает кое-как, бережет силы для халтуры на стороне. На собрании он сам признал, что работает в нескольких местах. "За грош он душу продаст кому угодно", - сказал о нем рабочий базы Катков.

В поисках приработка Фролов пытался делать карьеру в православной Церкви, затем у баптистов и, наконец, у пятидесятников. Невежественный, полуграмотный, он за свои "поучения", как и другие проповедники секты, вымогал у верующих Деньги. Жители Бирюлева и рабочие хлебной базы разоблачили Фролова и как развратника.

Большое впечатление на собравшихся произвело заявление Анны Красиной о том, что Михаил Фролов был вместе с Иваном Федотовым, когда от

 

 

- 40 -

нее потребовали искупительной человеческой жертвы.

От поднявшегося на трибуну Фролова и поспешивших ему на выручку проповедников Василия Ряховского и Ивана Корчагина, собрание потребовало объяснения, на каком основании они нарушают советские законы, устраивают изуверские радения, толкают верующих на убийства и самоубийства. Фролов и компания, ссылались на свободу совести в нашей стране. Но они полностью пренебрегают тем, что свобода совести не исключает, а предполагает обязательное соблюдение законов государства, нашего социалистического общества.

Сектантские проповедники попытались и на собрании произносить свои полные мракобесия проповеди. Но трудящиеся Бирюлева не пожелали слушать этот вздор.

Преступная антиобщественная деятельность проповедников секты была полностью разоблачена на собрании. Очень ярким было выступление работницы Дрезненской прядильно-ткацкой фабрики тов. Дударевой, которая рассказала печальную историю о том, как пятидесятники довели до самоубийства ее подругу, работницу этого же предприятия Нину Николаеву. На собрании говорили и о других преступлениях вожаков секты.

Собрание решительно потребовало от сектантских проповедников, свивших себе гнездо в Бирюлеве, прекратить свои незаконные проповеди, тайные сборища и изуверские моления. Собравши-

 

- 41 -

еся заявили, что если Фролов, Ряховский и другие будут продолжать свою антиобщественную деятельность, к ним необходимо применить силу закона. "Советские люди должны быть ограждены от их вредного, тлетворного влияния" - говорится в решении собрания.

К рядовым верующим собравшиеся обратились с призывом порвать с сектой пятидесятников и активно включиться в светлую трудовую и общественную  деятельность  советского   народа строителя коммунизма.

Я. Гущин.

 

Вот так эти "строители коммунизма" своими гнусными статьями порочили и клеветали на детей Божиих, подготавливали всякого рода собрания на производствах с действующими подставными лицами, попирая и нарушая права человека.

Школьников, один из работников базы, где проходило это собрание, и лжесвидетельствующий на нем против братьев, вскоре тяжело заболел. Мама Ивана Петровича Федотова, узнав о его болезни, купила всяких лакомств и понесла к нему в больницу, к этому лжесвидетелю Школьникову.

Он ее принял с трепетом, потому что понял, за что он так тяжело наказан Богом, он сказал:

- Простите меня, я постоянно следил за вашим сыном, ведь меня заставляли власти следить за ним и обо всем им докладывать, я не по своей воле давал такие показания.

И когда он умирал, он очень мучился и кричал:

 

- 42 -

- Господи, прости меня, Господи прости, прости мама, прости.

Перед арестом, в сновидении, Ивану Петровичу было открыто, что змей обвил его и начал сжимать и душить, но он набрал силы и стойко стоял, вдохнув воздух. Змей обессиленно упал к ногам, потом стал снова с ног по его телу подниматься, обвивать его и душить. Но Иван Петрович был опять непоколебим и твердо стоял, змей снова рухнул к его ногам. Какое-то мгновение змей был неподвижен, но затем начал подниматься и вновь душить. Иван Петрович снова глубоко вздохнул и набрал свежий воздух. Он был сильнее змея, и тогда змей упал, он был повержен.

Бег в сновидении открыл Ивану Петровичу, что трижды к нему сила вражья будет приступать, но Божья сила сильнее и враг будет побежден.

Впоследствии Иван Петрович прочувствовал на себе эту вражью силу на протяжении 10 + 3+5 лет, вот эта формула, когда змей трижды приступал к нему и хотел его задушить.

Но нет такой силы в мире, которая бы могла противостоять могуществу Бога и Его любви к детям Божиим. Впоследствии была статья, которую я цитирую из книги Незнанского "По следам Его" (журнал "Христианин" N 3, 1990 год).

"Глава Бирюлевской общины".

Передо мной, следователем Московской областной прокуратуры, сидит Иван Федотов, глава пятидесятников России. Это коренастый блондин с

 

- 43 -

выразительными голубыми глазами, работающий помощником машиниста в Московском метрополитене. На столе в синей обложке лежит его дело, состряпанное не в милиции, не в прокуратуре, а в КГБ - в Управлении госбезопасности по городу Москве и Московской области.

-     Когда вы, наконец, перестанете преследовать верующих? - в упор, словно это лично я и есть преследователь  и  мучитель верующих,  спрашивает Федотов.

Я молчу. Что я могу ему сказать? После небольшой паузы Федотов продолжает:

-     Вы, конечно, знаете, что по этому поводу говорил ваш тезка, Фридрих Энгельс?

Нет, я не знаю, что говорил по этому поводу мой тезка. Зачеты когда-то сдавал, а с тех пор мало интересовался, но не могу же я признаться в этом подследственному.

-    Что-то сейчас не припомню, - говорю я, неопределенно разводя руками.

-    Энгельс говорил, что "преследование - наилучшее средство укрепить нежелательные убеждения". Единственная услуга, которую в наше время можно оказать Богу, это провозгласить атеизм принудительным символом веры!

-    Здорово сказано, - думаю я. Этот Федотов не только свою христианско-евангельскую веру знает, но и классиков марксизма. Свою позицию аргументирует лучше, чем наш прокурорско-следственный аппарат.

 

- 44 -

Но и прокурорско-следственный аппарат тоже не дурак: он делает вид, что преследует Федотова вовсе не за веру... Что вы, за веру у нас никого не преследуют, а кто утверждает противоположное, тот клеветник, поскольку о свободе вероисповеданий говорится в самом важном нашем документе, в Советской Конституции. Федотов обвиняется не за то, что верит в Бога. И не за то, что клеветал на Конституцию. Он обвиняется в злостном хулиганстве.

Но ведь Федотов - глава религиозной секты, придающий особое значение Сошествию Духа Святого на апостолов. Разве такой человек может заниматься хулиганством?

Может. У нас в Советском Союзе возможно все. Участковый инспектор милиции поселка Бирюлева утверждает, что Федотов грубо оттолкнул его от двери, когда он пытался войти в его квартиру, чтобы проверить паспорта молящихся. Результатом отталкивания явилось ранение.

У милиционера не было ордера на обыск, без которого он не имел права войти в жилище без разрешения хозяина, но он, тем не менее, пытался вломиться, а Федотов его оттолкнул, причем было разбито стекло и поранена рука, не участкового, а Федотова. Тем не менее: ранение фигурировало в милицейском протоколе как отягчающее вину обстоятельство.

Федотов и я, оба хорошо понимали, что участковый - только орудие, КГБ не редко заставляет других, чаще всего милицию, делать вместо себя

- 45 -

разные грязные дела. Кагэбистам во что бы то ни стало надо было разогнать Бирюлевскую религиозную общину, не брезгуя никакими средствами. Например, обвинив в хулиганстве Ивана Федотова, спокойного, уравновешенного человека, презирающего насилие и насильников.

Я подал своему начальнику, прокурору Новикову, рапорт, в котором написал: "Считаю, что в действиях Федотова отсутствует состав уголовно наказуемого действия".

Хитрая лиса Новиков не стал меня стыдить, уговаривать, взывать к партийной совести. Он просто передал тоненькую папку с делом Федотова другому следователю, а на меня взвалил громоздкое хозяйственное дело о хищении картофеля и капусты. "Будешь высовываться - дальше дел о картошке и капусте не пойдешь!" - означал сей молчаливый начальственный жест.

Однако и новый следователь оказался не очень покладистым. Он закончил дело так, что суд не смог приговорить Федотова более чем к году исправительных работ, да к тому же по месту работы. Столь "мягкий" приговор возмутил чекистов. По заданию Комитета Госбезопасности уже был подготовлен "документальный" фильм под названием "Чудотворец из Бирюлева", который должен был скомпрометировать пятидесятников и их руководителя. Чекисты хотели состряпать из дела показательный процесс, и вдруг такой конфуз - Федотова даже в лагерь не отправили!

 

- 46 -

Тогда шел 1960 год. Первым секретарем был Хрущев, "либерал", при котором преследование религии особенно усилилось, много действовавших православных церквей было закрыто. Произошел перелом и в отношении к религиозным сектам и их руководителям. По указанию Политбюро Председатель КГБ, Генеральный Прокурор СССР и Председатель Верховного Суда СССР совместно разработали проект нового закона, который был вскоре утвержден на заседании обеих палат Верховного Совета. На основании этого закона в Уголовном кодексе РСФСР появилась статья 227. Согласно этой статьи руководители верующих, чья деятельность сопряжена с причинением вреда здоровью людей (например, призыв соблюдать строгий пост), а также с побуждением граждан к отказу от общественной деятельности наказываются тюремным заключением на срок до пяти лет.

Не прошло и полугода, как московские чекисты снова занялись Федотовым. Его вызывали на допросы, а в это время в его доме производился негласный обыск и совершались еще более незаконные действия: подбрасывалась запрещенная литература, монтировалось подслушивающее устройство.

В эти же дни в одной из центральных областей страны произошел трагический случай: какая-то верующая, доведенная до отчаяния тяжелой советской жизнью, в помутнении разума убила своего ребенка. Виновником этого убийства объявили Федотова: это он, якобы, своими проповедями повел

 

- 47 -

несчастную, которую никогда в жизни не видел, до исступления и до преступного шага. В доме Федотова, кроме того, были найдены материалы, в основном религиозные, поступившие, по мнению гэбистов, из-за границы.

Весьма вероятно, что они сами и подбросили эти материалы. За все эти "преступления" с Федотовым на этот раз расправились по-настоящему. Его осудили на 10 лет лишения свободы, как участника "убийства".

От дня Крещения Святым Духом и до ареста путь труда прошло в три с половиной года. КГБ специально выделил группу киносъемки, которая к суду приготовила документальный фильм "Это тревожит всех". Фильм проходил по всем клубам, нагнеталась атмосфера атеизма и подстрекательства против Иисуса и Церкви пятидесятников по всей стране. В лекториях использовались лжесвидетельства Красиной А., которая несколько раз выходила перед аудиторией, и всякий раз для нее было ужасно: говорить надуманную ложь. Но и это было до определенного момента, однажды, когда ее вывели на платформу-сцену засвидетельствовать, она закричала:

- Сколько раз я могу лгать?! - и упала. Ее быстро вынесли и с тех пор уже больше не тревожили. Но это было уже после осуждения Федотова по ее лжесвидетельству.

Итак, в Лефортовском следственном политизоляторе начался следственный процесс по делу И.П.Федотова. А Красину, которая являлась глав-

 

- 48 -

ным обвинителем, пригласили на очную ставку через 50 дней. Она, вероятно, осознала свою виновность в этой клевете, сфабрикованной властями, была подавлена. Видно, этот грех не давал ей покоя самой. Она не могла смотреть на Ивана Петровича, ее бывшего учителя, который в своих проповедях и беседах учил и призывал только к добру, состраданию, милосердию. И тогда Иван Петрович сказал ей:

- У тебя есть сегодня возможность сказать правду, а если ты ее не скажешь сегодня, то придет день, когда ты ответишь за свои ложные слова перед Господом.

Она вспыхнула и, вероятно, хотела сказать правду, но следователь Колесников не дал открыть ей рта, смотрел на нее в упор, обрушив шквал вопросов, провоцирующих Ивана Петровича Федотова.

Итак, она не смогла сказать правды. Видно не пришла на память ей восьмая заповедь: "Не произноси ложного свидетельства против ближнего своего".

По поводу этой темы представляются вашему вниманию факты, изложенные в книге Э.Черепанова "Черные тени отступают" - о страшной клевете и выдумках злопыхателей, которые грязной ложью обливали народ Божий, и особенно их пастырей. Эти направленные на развал Дела Божьего "энтузиасты - коммунисты и комсомольцы", с подачи КГБ организовали штаб атеистов при Ленинском райкоме ВЛКСМ в конце 1959-го начале 1960 гола.

 

- 49 -

Неустанно ими велась слежка за верующими. Проползая кусты и болота, они подсматривали за проходившим собранием, затем доносили и общими усилиями со своими наставниками из КГБ принимали соответствующие меры. На протяжении многих лет эта тоталитарная система убивала в людях живые всходы, тянувшиеся к Господу. Они строили плотины для человеческих сердец, преграждая их живые потоки к познанию Истины.

И как они писали - "бороться с верующими, а главное с Господом, пока не выкурят самый корень заразы". Но мы видим, что их сатанинские замыслы рухнули. Бог - есть Победа.

Наблюдая за происходившим, мы видим, как время повернулось вспять, народ ищет Бога и хочет слышать Слово Божие, так как (Матв. 24:14) говориться: "И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей Вселенной., во свидетельство всем народам".

 

...Из главы "Черные призраки дают показания":

"Машинисту казалось, он сходит с ума. В ясном, холодноватом свете едва народившегося ноябрьского утра неподвижно, как бы застыв, стояла на пути бешено мчащейся электрички человеческая фигура. До нее как будто не доносились тревожные, отчаянные предупредительные сигналы, и побледневший до зелени машинист дал экстренный тормоз. Но, повинуясь силе инерции, состав еще мчался, и все четче вырисовывалась темневшая впереди фигура. Уже можно было различить, что

 

- 50 -

это женщина, невысокого роста, укутанная в платок.

- Та тикай же! - закричал машинист не помня себя, как будто она, не обращавшая внимания на сигналы, могла услышать его голос...

Однако фигура дрогнула... Вслед за этим произошло нечто странное и страшное. Опустившись на землю, женщина покорным, каким-то безысходным движением положила, лицом вниз, голову на стальную холодную нитку пути, словно на плаху... 19 ноября 1959 года в 7 час. 36 мин. на крохотной остановке - 45-м километре 10 пикета станции Храпуново Московской железной дороги погибла девушка немногим более двадцати лет. Она сама бессмысленно оборвала свою жизнь, молоденькая ткачиха из города Дрезны, Нина Николаева, Нинка-веселуха, Нинка-певунья, как звали ее когда-то друзья по общежитию, товарищи по работе. Привожу найденную записку - небольшой клочок, вырванный из школьной тетради, наспех исписанный в последние перед гибелью минуты: "Я так часто обращаюсь к Господу в молитве, так много имею нужд к Богу. Но увы! Он моих молитв не слышит, и ответа не получаю, потому что сомневаюсь".

Вот именно за жуткий грех "сомнения", за преступление перед Господом, состоявшее в том, что девушка не могла, не умела подавить в себе естественных человеческих стремлений - отдавать душу любимой работе, петь в клубе, читать книги, наряжаться перед свиданием, - "братья" и "сестры" по

 

- 51 -

вере, некогда хитро заманившие Нину в сети своей подпольной организации трясунов, принесли ее в жертву богу милосердному, заставив покончить с жизнью.

Не укладывается в сознании, что через семь столетий в нашей стране, в наше прекрасное время - время высокого гуманизма, истинной справедливости, блестяще развитой науки и просвещения, в нескольких часах езды от Москвы умирает едва начавший жить человек по таким же невероятным "законам", какие приводили в движение карающий механизм инквизиции...

Это должно было упрочить, по мнению главарей секты, ее влияние среди верующих. Ведь страх - одно из главнейших средств, которыми трясуны удерживают принявших водное крещение новых "братьев" и "сестер".

Родилась идея создать комсомольские штабы на местах. Секту брали в кольцо.

Плотина воздвигнута и все более укрепляется усилием тех, кого мы привыкли называть общественностью: речь идет о серьезной, целенаправленной, трудной борьбе, что ведется силами молодых энтузиастов - коммунистов и комсомольцев, - не кампания, не вылазка , не случайный набег, а ежедневная, ежечасная, упорная работа, такая, какую ведут врачи во время эпидемии. Пока не исчезнет последний больной.

Десятки постоянных членов и сотни помощников всюду: в Москве и подмосковных селах Видное, Бирюлево, Болотниково.

 

- 52 -

Решение создать постоянный штаб пришло с первой же поездки в те места, где, как они знали, уже существует довольно разветвленная подпольная организация трясунов, с регулярным расписанием радений и бесед, налаженной сетью агентов по вербовке.

Сектанты подходили к указанной квартире осторожно, сторонясь людей... Филаткин вышел вперед и постучал погромче. За дверью кто-то заворошился, потом она распахнулась, и перед ним стал на пороге рослый, дюжий детина, рыжеватый, со светло-зелеными глазами.

Так они впервые узрели "брата" Ивана Федотова, хитрого главаря одной из самых крупных в Подмосковье сект - трясунов. Филаткин стал составлять список собравшихся, многие из них, к великому удивлению и досаде хозяев дома Холодовых и "брата" Ивана, сказали свои фамилии и адреса.

Спевка была сорвана. Сектанты разошлись.

Атеисты создали прежде всего большой штаб в Бирюлеве, который держал тесную связь с поссоветом. Они выпускали фильмы "Апостолы без масок", "Чудотворец из Бирюлева". Пускали их неподалеку от церкви.

В работе штаба особое внимание уделялось активным членам секты, разоблачению новоявленных "апостолов" и "святых".

И оттого, что работа штаба так кропотлива, вдумчива и неуклонна, оттого, что она ведется умно, тонко, с непроходящим энтузиастмом, уходят из

 

- 53 -

секты люди, разнося недобрую славу о своих "проповедниках" - Федотове, Афендикове, Грицане, Болдиной. И становятся известным, что "брат" Иван слушает по вечерам "Голос Америки", чтобы наутро пересказать со смаком болтовню наших недругов "братьям" и "сестрам", что он горько вздыхает:

- Эх, нам бы так... Были бы в распоряжении секты телестудия и радиорубка, мы бы себя показали...

Обнаглевший "святой" обнаружил незаурядные задатки чисто светского направления. Уверенный в терпимом, мягком отношении к верующим со стороны государства, он сделал из этого отношения щит и прикрытие.

Что он чувствует, этот человек, наш ровесник, когда старики и старухи, изломанные бедой, ограниченные люди бухаются перед ним на колени? Радость? Удовлетворение? Полноту счастья? Ведь была же и у него, настоящая жизнь: служба на флоте, увлечение футболом, боксом, чтение книг, работа на заводе... Все не то... Мелко... Не дает острых ощущений, не дает чувства неограниченной власти над судьбами людей, над жизнями их... Страшный человек с темной душой, он сидит сейчас перед следователем областной прокуратуры и обнажает перед ним мрачные глубины своей души... Он понимает, что судят его не за веру, а за изуверство, но держится нагло, вызывающе, отрицает все, что произошло 24 июля этого года в лесу на станции Битца. А произошло почти невероятное.

 

- 54 -

Едва сектанты, уверенные, что надежно укрылись от взглядов "антихристов", начали длительное воскресное сборище,  из-за деревьев  показались комсомольские пикеты. "Брат" Иван, явно обеспокоенный, поторопился закончить службу и дал уже сигнал разойтись, как вдруг вперед вышла маленькая смуглая женщина и кинулась молящим в ноги. Широкобровое, кареглазое ее лицо было искажено мукой, залито слезами.

-    А как же решение? - выкрикивала она.

-    Что же, я так ничего и не узнаю... Сегодня мне обещали сказать, будут приносить в жертву богу мою долю или нет... Пощадите, оставьте ее, она у меня одна... Не могу я убить ее...

У "брата" Ивана перекосилось лицо, и он зашипел на бьющуюся в рыданиях "сестру" Анну, как гусь. Молящиеся кинулись ее щипать и толкать, называли предательницей и иудой, показывая на комсомольский пикет.

Комсомольцы, ошеломленные услышанным, подбежали к женщине, вместе с несколькими бирюлевскими жителями немедленно составили акт о  случившемся и увели с собой "сестру" Анну - Анну Красину, работницу совхоза имени Ленина. Немного придя в себя, женщина рассказала все: как она, одинокая, не очень счастливая в личной жизни, стала ходить к трясунам, как они поначалу привечали ее, согревали ее душу вежливым обращением, тихими разговорами.

 

- 55 -

Помнится, как-то зимой обронил в разговоре с ней иезуитское и вкрадчивое слово Афендиков, ближайший сподвижник Федотова:

-     Ох-хо-хо! Слабые мы людишки... Христос, тот сына в жертву принес... А мы? Вот ты смогла бы?

И Анна, вовсе не думающая о реальном смысле своих слов, уже привычно ответила:

-     Как Господь делал, так и мы должны.

Летом рабочком совхоза дал Анне путевку в пионерлагерь для дочери. И она уехала, чтобы купаться, загорать, петь с другими ребятами звонкие песни о Родине, о пионерских кострах, о том, как хорошо жить на свете. На квартире сектанта Фролова Анну Красин долго терзали за грех общения с "начальниками" из совхоза, исхлопотавшими путевку для ее дочери. "Брат" Иван попросил у Фролова Евангелие и велел Красиной прочесть 14-ю главу от Марка - длинную вязь грозных слов о том, как согрешившая перед Христом женщина во искупление грехов своих принесла ему в жертву самое ценное, что имела...

-     Что же я должна принести... в жертву? - запинаясь и начиная дрожать, спросила Анна.

Фролов и Федотов многозначительно переглянулись. И тогда-то услышала Анна слова, от которых дыбом встают волосы:

-     Наложи руки свои на дочь свою... Это научит всех прочих... Иди... Совет братьев еще решит, когда и как сделать это...

Кошмар наяву! Бред? Картинка из книги о далеком, страшном, отжитом?.. Нет! Это было. Это бы-

 

- 56 -

ло нынешним летом. Анну Красину толкали на убийство ее милосердные "братья" и "сестры". Но убийства не произошло. Сорвалось у слуг господних!

Ныне Анна Красина больше не носит с собой Евангелие и сторонится тихих, ласковых людей с елейными глазами, которые чуть было не сделали ее участницей и жертвой страшного преступления.

Сектанты прокляли ее и проклинают каждый раз, как добиваются свидания с сидящим за решеткой Федотовым, по делу которого ведется трудное, упорное следствие...

Дело необычное, дело страшное... Сидит перед молодым еще, но опытным следователем Иваном Алексеевичем Колесниковым мускулистый парень в пестром пиджаке, шелковой тенниске и, кривя свои бледные губы, выплевывает ответы на вопросы.

Иван Федотов, "брат" Иван, уголовный преступник...

Следователь устал после девятичасовой беседы, очных ставок, изворотливых, скользких ответов. Он много курит, на высоком лбу под волнистыми волосами испарина. Но голос все так же ровен, спокоен, умные, острые глаза без раздражения, без злости изучают лицо подследственного, отмечают каждое выражение его после неожиданного, хитрого вопроса.

Колесников - бывший работник райкома партии, человек крепкой идейной закалки. Он не просто допрашивает, он выясняет для себя и для общества

 

- 57 -

политическую подоплеку деятельности таких, как Федотов, старается понять истоки, корни сектантства как явления. Он ловит "святого" на лжи, он уличает его на очных ставках, записывает высказанные в бессильном гневе откровения мракобеса:

-     Я бы полжизни отдал, чтоб грамотных на земле не стало, чтоб не могли слушать Бетховена и читать  Пушкина,  в  школы  ходить...  Мои  овечки блеяли бы тогда то, что им пастух в дудочку наиграет... Я был бы для них и знанием, и знамением... Или другой, такой, как я.

В другой раз он с циничной откровенностью заявил:

-     Структура жизни нашей мне не по душе. Тесно... Не развернешься.

Да, развернуться Федотовым мы не дадим, не позволим! На собрании трудящихся Метрополитена, где Федотов работал в последнее время, путевой обходчик Кононов хорошо сказал:

-     Сейчас воров прощают, потому что, если человек ошибся, его поправляют. А Федотов и его дружки действуют на души человеческие как отравители... Его на поруки не возьмешь... Его бы охотней  взяли  на  поруки  те,  кто  ассигновывает миллионы на подрывную работу в нашей стране.

Скоро начнется открытый суд над идеологом подмосковных пятидесятников, секты, запрещенной законом.

Идет к концу следствие, проявляется картина.

Федотов еще хорохорится. Он позволяет себе издеваться над следователем:

 

- 58 -

- Умаялись со мной, сердечный? Ну-ну... Я, однако, поздоровей буду.

Он еще тешит себя мыслью, что вознесется за свое нынешнее мнимое мученичество в глазах верующих своей общины. Он плохо представляет себе, как ударит по его надеждам и его "делу" волна справедливого народного возмущения.

И может быть, в тот момент, когда вы читаете эти строки, едут на попутных машинах или в автобусах комсомольские пикеты из штаба атеистов в села и деревни Подмосковья или сидят с Иваном Алексеевичем Колесниковым, и он, следователь и партийный человек, проводит с ними своеобразное занятие, делясь наблюдениями, давая советы, а порой и спрашивая их. Общественность, предупредившая преступление, помогает разоблачить и подготовку к нему.

Идет следствие. Черные призраки дают показания. Их должны узнать и услышать все.

И вот наступил день суда... Апрельский день 1961 года. Зал, где проходил суд, полон местных, дрезненских жителей и многочисленных приезжих из окрестных сел, городков, Москвы. Напряженное внимание... Исполненные гнева взгляды людей, взволнованные речи общественных обвинителей. Угрюмые, кидающие в зал осторожные косые взгляды, сидят на скамье подсудимых изуверы Иван Федотов, Михаил Афонин, Мария Смирнова, Федосья Клиника и другие. На их черной совести жизнь людей: детей и женщин, принесенных в "жертву богу живому". "Христолюбивые воины" не

 

- 59 -

смеют смотреть в зал. Они ежатся, слушая показания свидетелей, ста свидетелей, среди которых немало бывших "братьев" и "сестер" "во Христе", сумевших наконец вырваться из паутины, которой их опутали сектанты.

Аплодисментами встречен приговор каждому из преступников, попавших на скамью подсудимых за подстрекательство к убийству или нанесение непоправимого вреда здоровью десятков людей.

Судебная коллегия приговорила Ивана Федотова, известного среди сектантов-пятидесятников под именем "брата" Ивана, к десяти годам тюремного заключения, и соучастников преступника - к разным срокам заключения.

Человек разрывает цепи земного тяготения. Он делает реальной давнюю свою грезу о небе. Он, простой, веселый, дерзкий, нашенский, наводит глаза приборов на Луну, посылает своих гонцов к Венере, все глубже проникает в тайны Вселенной, которую начинает обживать, как новосел новый дом. Эй, небо, сними шляпу перед человеком! Он обшаривает все уголки небес: где же здесь тот, чьим именем столетиями устрашали и укрощали, держали в повиновении простых людей? Где мощный штат его святых и угодников, райские кущи, молочные реки, кисельные берега? Их там нет! Где же они - Аллах, Иисус, Иегова? Их там нет! Ярче тысячи солнц свет творческой мысли человека - ученого, инженера, космонавта. И мрачная тень лживых проповедей о бренности жизни и ничтож-

 

- 60 -

ности человека никогда не затмит этот ликующий, победный, неугасимый свет."

Так заканчивается глава "Черные призраки дают показания" из книги Э.Черепанова "Черные тени отступают", которая пропитана, пронизана грязью, обливающей народ Божий.

Все эти многоформатные явления еще раз подтверждают, как активно велась борьба с верующими, создавались многочисленные структуры по борьбе со служителями церквей, особенно нерегистрированными. И, вероятно, весь этот процесс, о котором изложено выше обошелся слишком дорого властям, ибо многие участники этого сценария - общественность, так называемая - получали хорошие должности, повышение в окладах, а сама Анна Красина за ложные обвинения Федотова и других верующих, несмотря на то, что была у властей всего лишь марионеткой, получила квартиру. Вот истинное царство сатанинской стихии!

Читая эту гнусную исповедь, так хотелось бы сказать следователю Колесникову - бывшему работнику райкома партии, - вероятно, у него дефицит совести, если он уставал и потел после девятичасовых очных ставок. Ведь он со своей "свитой" заранее обыграл сценарий, и решение было принято однозначно по делу Федотова и других. Всем этим лжесвидетелям еще предстоит время, когда они будут не только потеть, но и гореть в озере огненном, ибо написано: Матф. 25:46 - "И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную". Отко. 20:15 - "И кто не был записан в

 

- 61 -

книге Жизни, тот был брошен в озеро огненное", и От Матф. 13:49-50 - "Так будет при кончине века: изыдут Ангелы и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов".

Таков удел всех лжесвидетелей. Сегодня мы все являемся свидетелями, к чему привела их охота за верующими.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.