На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Выкидыш ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 157 -

Выкидыш

 

Я уже оформилась и должна была в понедельник выходить на работу. Кажется, я ему не сказала, что в положении. А в воскресенье пришел к нам Санька с Цилей и говорит: - Ну что разлеглась, смотри день какой, солнце, пошли гулять в Сокольники.

А я лежу еще, что-то как-то плохо себя чувствую.

- Ну ладно, - говорю, - встану, иди выйди.

Я спустила ноги, а Циля говорит: - Что это, кровь? Да?

- Ну ладно, пройдет.

- Да нет, что ты?

Она пошла, Сане, Юрию сказала, они подняли тревогу, приехала скорая помощь.

-   Да вы что? никуда я не поеду, пройдет.

-   Тогда подпишите: "в состоянии смертельной опасности по своей воле отказалась".

-   А какая смертельная опасность?

-   Такая, кровь пойдет, не остановить.

Так потом и случилось. Отвезли в больницу. Лежу, двенадцать человек родильниц. Сестра приходит, простыни подо мной меняет. Обложили льдом.

-   Вы что-нибудь сделали?

-   Да вы что?! если бы я хотела, я бы на пять недель сделала, зачем же я буду на седьмом месяце?

Ладно, обложили льдом. К ночи стало сильнее, я лежу в полузабытьи, больные кричат - у нее кровь под кроватью, вызовите врача! Пришла сестра, выдернула простыню, и что-то на пол шмякнулось. Я говорю: - Что это?

- Да ничего, сгусток.

Собрала этой же простыней лужу под кроватью и ушла, а это плод вышел, без потуг, схватки были, а он маленький и без потуг вышел. Но я ничего этого не понимаю, только чувствую, колокола где-то звонят, и я уплываю куда-то.

А потом уже очнулась от крика, они кричат так ужасно все сразу. Мы ей говорили, мы ей все говорили, а она ничего не делала, это в четыре часа детей кормить принесли, свет зажгли, они меня увидели, как я лежу, такой крик подняли: Умирает, умирает, зовите врача!

Меня на каталку и в операционную. Врач - мужчина, руки вот так держит кверху, и вокруг него сестры, все торопятся, спрашивают:

 

- 158 -

-    Руки мыть будете?

-    Нет, поздно.

Они не то йодом ему их мажут, не то перчатки одевают, еще про что-то.

-    Будете?

-    Нет, поздно.

-    Нет, поздно. Плод отошел, место осталось. Поздно. Поздно. Подошел, руку внутрь засунул и дернул, и последнее, что помню, весь верх его халата стал красный, и струя ударила в стену. Потом очнулась на другой каталке у стены, под грудями две иглы вставлены, и они туда качают.

Я засыпала, а они говорили: - Нет, голубушка, терпи, ты с того света вернулась.

А потом перевели в маленькую каморку, и там я лежу одна.

Вдруг через несколько дней открывается дверь, и входит целая толпа - все в белых халатах, главврач, врачи и прокурор. Что такое? Оказывается, женщины, которые были со мной, подняли такой скандал, потребовали прокурора. Мы ей говорили, мы ей всю ночь говорили, а она ничего не делала и врача не хотела вызвать.

Они говорят: - Вы должны дать показания, все дали, остались только ваши.

-    И что тогда будет?

-    До пяти лет тюрьмы.

-    Тюрьмы?

-    Да, конечно. Вы же понимаете, она совершила преступление. Вы мог ли умереть. Дайте ваши показания.

-    Из-за этих показаний ее посадят в тюрьму, но я не хочу кого-нибудь сажать в тюрьму.

-    Но вы понимаете, она совершила преступление, вы могли умереть.

-    Ребенок уже все равно умер, а я жива. Нет, я не буду, я не хочу.

И я вижу, главврач радуется, даже сказал что-то. Конечно, ему не хочется, чтобы потом про его больницу так говорили.

-    Так вы не будете давать показания?

-    Нет, не буду.

Они ушли, открывается дверь, и та акушерка прямо с порога падает на колени, целует мне руки.

- Спасибо, спасибо, что вы меня от тюрьмы спасли. Ну я говорю: - Как же это так получилось?

- Все мой супротивный характер виноват, он у меня с детства такой: мне говорят, я всегда наоборот делаю. Чем они больше кричали, тем больше я хотела сделать по-ихнему. Они кричат - врача! а я, нет, не вызову врача. Я сама не знаю, почему я такая, вот теперь чуть до тюрьмы не дошла.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru