На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Доминик ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 182 -

Доминик

 

С Домиником познакомилась сразу, как пришла на автобазу. Зашла как-то в красный уголок, а там стоит книга Франка о Сервантесе, я сразу ее взяла и стала смотреть. А Доминик стоял рядом, увидел и говорит:

-    Что это, хорошая книга?

-    Да, - говорю, - очень хорошая и урок мужества всем нам, потому что он же был среди мавров в Испании.

Доминик говорит: - Ну тогда я за вами читать буду.

А потом мы с Леной стоим в очереди, еду получать, и говорим между собой, что, мол, жаль, что мы Нину Улащик не смогли тоже сюда затащить, а Доминик стоял сзади, услышал и говорит:

- Что? Нина Улащик тоже здесь?

Так мы и познакомились. У меня коса была длинная, а заколоть нечем, потому что все шпильки отбирают. Он говорит:

- Приходите ко мне, я вам сделаю.

И действительно сделал. А Нины Улащик брат, тот, который потом стал доктором наук, был женихом его первой жены, Доминика. И он всю семью Улащиков хорошо знал.

Когда он вернулся и стал искать жену, то оказалось, что их всех - и ее вместе с ребенком - согнали в церковь и сожгли.

Доминик изобрел какие-то жиклеры для машин, которые работали на морозе, за это у него была мастерская при автобазе. Начальство получил премию, а его не отметили даже благодарностью. Он с ними поругался - дядя Саня всегда говорил о нем "занозистый панич" - они устроили обыск,

 

- 183 -

нашли бумажки, в которых он все время продолжал расчеты. Они ничего в них не понимают, но видят - тетради, много тетрадей с записями. Пригрозили, что ушлют на рудники.

Он пришел ко мне и говорит: - Оля, что делать?

А мы еще раньше говорили, что если бы он послал то, что он изобрел - о ракетах, война же шла! - то его сразу же отсюда бы вызвали.

Я говорю: - Посылай.

- Но ведь я тогда с тобой больше не увижусь, мы расстанемся, меня увезут отсюда.

- Ну а если тебя на рудники увезут, разве ж мы не расстанемся?

Я отредактировала ему, и мы послали письмо с вольным, тот опустил его прямо в Спасской башне Сталину. И ровно через месяц, день в день, за ним приехали и увезли его. Он был в тюрьме у Королева. Их освободили раньше - еще в войну или сразу после войны. Он говорил, что искал меня, но я не очень этому верю, потому что если бы искал, нашел. Если я люблю, я где хочешь найду.

Но он говорил, что искал. Что сперва он, конечно, искал жену, а когда не нашел, то стал искать меня, написал на автобазу, а ему ответили, что я умерла.

Это когда меня с автобазы на двадцать шестой километр отправили, я, действительно, тогда чуть не умерла и на автобазу больше не вернулась, потому что мне дали заключение, что на тяжелой работе нельзя и в холоде. И меня отправили в котельную.

А он потом уж нашел меня, когда я вернулась и работала в КПК. Он увидел подпись под некрологом, сперва Микоян, потом Шатуновская. Пошел к брату Микояна, Артему. Я, говорит, знал на Колыме Ольгу Шатуновскую. Это, говорит Артем, она и есть. И он прямо из кабинета Артема мне в кабинет позвонил.

А он за это время женился на своей троюродной сестре Ростиславе, и у них родился сын Стасик. Ему было тогда уж лет одиннадцать. Ростислава ушла от него, оставила ему Стасика, он показывал мне ее письмо. Он говорил тогда, давай, мол, будем вместе, звал, приезжай ко мне. У него была пятикомнатная квартира, но сам же говорил, что Ростислава стала опять бывать у них. И даже ночевать.

- Нет, не у меня, - говорил он, - а в спальне Стасика.

Ну как я поеду в дом, где бывает другая женщина, тем более бывшая жена?

А тут еще дядя Миша сцены устраивал. Обманом у Стасика достал телефон Ростиславы, поехал к ней, стал говорить ей, что ее муж отбивает у него любимую женщину. Ростислава говорит, он такой, я поэтому и

 

- 184 -

сошлась с ним. И мне стал говорить, с кем ты связалась, вот и жена его говорит, что он негодяй.

Я ему говорю: - Не беспокойся, я его раньше тебя знала, мы еще на Колыме познакомились.

Я тогда очень на дядю Мишу рассердилась.

- Вот, - говорю, - чем ты мне за все добро заплатил.

 

[Джана: Мне не нравились эти мамины слова. А за какое добро, думала я. А его любовь - не добро? Отказала ему от дома. Он год почти не бывал. А с Домиником все равно уж все расстроилось. Мне помнится что, действительно, Доминик испугался тогда дяди Миши, может испугался, что тот и до работы его доберется, за карьеру свою. Но и к маме он очень ходил, когда у него неприятности были, это дядя Миша правильно говорил, а потом все уладилось. Дядя Миша тогда все вызывал меня, жаловался — вот, Джанка, как твоя мама меня теперь видеть не хочет!]

 

Потом он на Лизе женился. Да что там, все правильно, конечно. Ну как бы это все было? Теперь я - старая развалина, а около него молодая здоровая женщина. И тогда все это не для меня было. Лиза рассказывала, что когда он ее привел в дом, Ростислава придет в комнату, сядет на постель и говорит - это моя. А Лиза тоже сядет и говорит — нет, теперь моя. Нет, это только современные женщины так способны, я не могу.

Ну да, но хоть бы дружба осталась. А то и этого нет. Он не приезжает никогда. Пишет: "всегда любящий тебя Доминик". Один раз так было - он поехал ко мне и с полдороги вернулся. Почувствовал, что не может ехать. И с тех пор больше не приезжает, только письма присылает или то телефону разговаривает. Почему вернулся? что он там в это время почувствовал? кто его знает, сложный он человек.

Но вот, видишь, как все получилось. Лиза тогда, чтобы он о Стасике не грустил, детей взяла, такие были славные карапузы, а вот какие бандиты выросли. Теперь они их в дом не пускают. Она к Стасику ревнует-обижается, что он ходит. Доминик уже говорит, давай разведемся. Она ко мне прибежала, что делать?

Я ему звонила. Ты, говорю, с ума сошел. Да, говорит, это я с ума сошел.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru