На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Клава Замятина ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 249 -

Клава Замятина

 

Клава Замятина - ее муж, Замятин, был в рютинской группе.

Рютин в тридцатых годах был секретарем Краснопресненского райкома. Он написал свою платформу, в которой все тогда уже понял и предвидел. Что коллективизация - разорение крестьян и сельского хозяйства, что разрушены все производственные мощности, вся экономика. Индустриализация - пыль в глаза, пятилетние планы не выполняются. Он был тогда же расстрелян.

Клавин муж распространял эту платформу, а Клава сама ее печатала. И когда я потом в пятьдесят пятом году хотела ее реабилитировать, это не удалось, по рютинскому делу не реабилитировали.

Он тогда был переведен на Урал, и Клава взяла четырех детей и поехала к нему. Они там жили. В тридцать седьмом году его расстреляли, а ее осудили на десять лет. Меня на восемь, поэтому я смогла два года на воле пожить, да и то потому, что Анастас исхлопотал для меня разрешение на выезд - с Колымы никого не выпускали. А ее оставили сразу из лагеря в ссылку и привезли в Кзыл-Орду этапом. В тюрьму, до решения особого совещания.

Обо мне пришло решение особого совещания, ОСО, из Москвы - ссылка на вечное поселение в Енисейский край. А ей - в Казахстан.

Трое ее детей умерли в детдомах, а один остался жить. И однажды, когда она была в лагере в Куйбышеве, работала там фельдшерицей, оказалось, Что его детдом тоже в Куйбышеве. Вольные врачихи выпросили его, вроде к себе, и привели на улицу перед медпунктом, где она работала. Через двор и решетку она смотрела на него.

 

- 250 -

Передавала ему, что могла. Белье какое-нибудь, сухари, деньги - в детдомах тоже голодали. А потом когда он вырос, он стал тренер футбольной команды и ни разу не съездил к ней в Кимры, когда был в Москве со своей футбольной командой. У сестры ее, Паны, ночевал. Я Пане говорила: - Не пускай его.

- Как не пущу, он племянник.

Пана ему говорила: - Съездил бы к матери.

- Нет, некогда.

Жена у него - заведующая столовой или магазином, в доме всего полно. Один раз у них Клава была, они ничего не дали. Обмолвилась про консервы - у нас нет в Кимрах.

- У нас тоже нет ничего.

Сережку подобрала в детдоме, где работала фельдшером, он к ней прибился, за мать считает.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru