На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Политбюро при Хрущеве ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 289 -

Политбюро при Хрущеве

 

Ведь 30 июня 1956 года было опубликовано пресловутое сусловское постановление ЦК о культе личности. Это он старался погасить доклад Хрущева. Притушить. И вот после этого постановления сразу пошла пробуксовка. Комиссии закончили работать в сентябре - к первому октября должны были. Никто их не собирал. Никто итогов не подводил. Совершенно некому было это делать. Никому это не было интересно. Аристов должен был. Ему поручили руководство.

Мы сдали свой отчет какому-то третьему секретарю в отделе Миронова, и на этом все закончилось.

Хрущев и Микоян с охотой к этому относились. Были ли возражающие? Наверное были, раз они дали установку спрятать.

На Политбюро перед двадцатым съездом Каганович, Маленков, Молотов возражали. И Суслов возражал против того, чтобы в отчете ЦК был раздел о Сталине. И в результате получился отдельный доклад по этому вопросу, который, уже согласно постановлению президиума самого съезда, Хрущев сделал отдельно на съезде.

И мало этого. Ведь съезд проголосовал доклад Хрущева как резолюцию съезда. А в стенограммах и в бюллетене съезда доклада нет. Только недавно опубликовали в первом номере "Известий ЦК". Как-то умудрились в бюллетень не включить.

Каганович, Молотов и Маленков, эта антипартийная группа, они же ус-

 

- 290 -

троились с помощью Суслова и других. Там был Игнатов еще, Кириленко. Они имели большинство в Политбюро, и они постановили выгнать из секретарей Хрущева. Это было в пятьдесят седьмом году, после двадцатого съезда. Но в это время быстро удалось Хрущеву, с помощью Фурцевой, вызвать по телеграфу, по прямому проводу членов ЦК, пленума.

К этому времени постановление уже состоялось, и они имели большинство, чтобы Хрущева выгнать. За Хрущева были только Микоян, Фурцева, в общем, меньшинство. Но очень быстро, на другой же день съехался пленум ЦК, отменили это постановление, Хрущева оставили, а их выгнали.

Суслов, Шелепин, Кириленко, Игнатов остались и сыграли в дальнейшем очень отрицательную роль. Почему не удалось их убрать? Они были большинство, и на пленуме они уже сманеврировали.

Антипартийную группу исключили из партии: Молотова, Кагановича, Маленкова, - а потом Черненко Молотова втихую восстановил. А Молотов это же страшная фигура. Черненко и компания тогда имели перевес в Политбюро. После смерти Андропова был же Черненко. И Громыко сумел это сделать. Он выкормыш Молотова. Не думайте, что там было единогласие. Он провел постановление Политбюро, хотя оно нигде не было опубликовано. Мы узнали из голосов - этого кровавого палача восстановили в партии.

Его жена сидела, Полина Жемчужина. Потом, пока Хрущев был у власти, она все время делала вид, что она за Хрущева и не согласна со своим мужем Молотовым. Она даже мне говорила, что вот давай, приходи к нам домой, и ты Вячеслава должна переубедить.

Я сказала: - Я к вам не пойду, и ни о каком переубеждении его не может быть и речи. Он участник всех этих кровавых расправ.

На тысячи людей он подписывал списки. Ему дали список на несколько сот женщин, жен расстрелянных, и там на этом списке была заготовлена не то Ежова, не то Берия резолюция: "Восемь лет лагерей".

Он зачеркнул, я своими глазами видела эти списки, и сверху написал "Первая категория". И их всех расстреляли. Первая категория - это расстрел. Жуткий негодяй! Мейерхольда он же постарался угробить.

Я видела дело Мейерхольда. Вот знаете, заключенным выдавали крошечные тетрадочки из папиросной бумаги и махорку. И вот отрывали листочек и крутили цигарки. Так вот, на такой книжечке Мейерхольд кусочком карандаша написал Молотову, что меня вынудили подписать на четыреста с лишним виднейших деятелей нашей культуры, режиссеров, актеров и драматургов, что они составляют из себя контрреволюционную организацию. Я это подписал, лежа в луже крови. И умоляю вас, я не хочу сам жить, я только умоляю вас - спасите цвет нашей культуры, потому что то, что я подписал, это клевета и ложь вымученная.

И вот эту книжечку маленькую с препроводиловкой, это уже Берия по-

 

- 291 -

сылает Молотову: "Посылаю вам письмо заключенного Мейерхольда".

И на этой препроводиловке Берия Молотов пишет: "НКВД, Берия". Обратно отфутболил.

Тот умоляет его о спасении четырехсот с лишним человек, цвета нашей культуры. А он отсылает обратно. И они это вшили в дело. Я брала дело Мейерхольда, и там и эта тетрадочка и эта препроводиловка. И резолюция Молотова.

Он этим показал себя Сталину, какой он преданный человек. Что он даже жен и тех предлагает расстрелять. А он их лично знал, это были жены наркомов.

Хрущев и Микоян рассказывали, что перед убийством Михоэлса Сталин сам после Политбюро - фактически на Политбюро, инструктировал Ежова, как обернуть лом мешковиной, чтоб не было следов, предварительно напоить немного, бросить на дорогу и проехать грузовиком. Потом изобразили, что пьяный Михоэлс попал в аварию.

Вот так же, на Политбюро, Сталин обсуждал вопросы выселения украинцев в Сибирь. А когда обсуждали, как быть с евреями, во время процесса врачей, с иронией заметил: - Ну что, дескать, посадить на баржи и утопить всех вместе с командой, - предлагал варианты сценария.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru