На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Оля больна ::: Шатуновская О.Г. - Об ушедшем веке ::: Шатуновская Ольга Григорьевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шатуновская Ольга Григорьевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шатуновская О. Г. Об ушедшем веке. Рассказывает Ольга Шатуновская / сост.: Д. Кутьина, А. Бройдо, А. Кутьин. – La Jolla (Calif.) : DAA Books, 2001. – 470 с. : портр., ил.

Следующий блок >>
 
- 349 -

Из бесед с Н.И.Старковым, 1989

 

Оля больна

 

[Джана: Когда мама болела, я составляла расписание, кто, когда придет. Однажды было совсем плохо. Мама говорит - я заболела, но я этого не понимала, потому что, по моему представлению, мама болела всегда. В этот день обещалась Алла, и убежав пораньше с работы, я увидела сидящих в большой комнате за круглым столом - Аллочка угощала чаем. А мама как? Высокое давление. А они зачем? Джан, я же не могу их выгнать - они сидят и сидят, я стала угощать их чаем.

Иван Павлович Алексахин давно просил за своего знакомого:

- Профессор, Волков, Оля, ну давай мы к тебе придем.

И уже пару раз приводил его.

Я зашла в маленькую комнату, мама не подняла голову с подушки, померила давление, не поверила глазам. Лекарство? Да. Чай? Нет. Давно так? Все время, кто там? Алексахин и Волков, ты их звала? Мама закрыла глаза. Никого не надо, пусть все уходят.

Я вышла, они сидят, как ни в чем не бывало. Иван Павлович спросил - ну что она? Волков нагнулся над маминым письменным столом.

Я тихо говорю: - Алл, они давно? мама разговаривала с ними?

- Нет, она сразу была такая.

У нас, действительно, не было принято выгонять гостей, но это выглядело уж как-то совсем бесцеремонно, как пир у Пенелопы. Я сказала, что вы бы лучше ушли, Иван Павлович. Волков как будто не слышал, а Иван Павлович не отрывал его от чтения.

- Пожалуйста, уходите, мама больна, она не может говорить.

После их ухода мы два часа мерили давление, мама глотала таблетки, не глядя, пригоршнями и откидывалась без сил на подушку. Врача? Нет, не надо. Потом давление соскочило резко вниз. К вечеру, когда пришла в себя, стала спрашивать:

-    Кто был? Алексахин? Один? С Волковым? Почему они пришли?

-    Я не знаю, ты, наверное, позвала.

-    Нет, он утром звонил, я сказала, что больна. Зачем вы их приняли?

Я пыталась объяснить, что мне тоже это не понравилось, что Аллочка не знала, как быть. Но переносить гнев на Аллочку не очень хотелось. Но мама уже сама восстановила картину:

- Что же они делают в моей квартире, когда я лежу без сознания? Буря разразилась спустя несколько дней, мама сказала, что какой-то листок исчез со стола. Я говорила, как всегда, не может быть, тебе кажется, где-нибудь в другом месте, чем сердила ее все больше. И в самом деле, через некоторое время оказалось, что Волков из того, что он услышал или бегло считал, изготовил сенсационные статьи и доклады, и выступал с ними в разных местах, а впоследствии поместил это в свою книгу]

 

 

 
 
Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru