На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
КАССАЦИОННОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО В ВЕРХОВНОМ СУДЕ РСФСР ::: Горбаневская Н.Е. - Полдень ::: Горбаневская Наталья Евгеньевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Горбаневская Наталья Евгеньевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Горбаневская Н. Е. Полдень : Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади. - Frankfurt/M.: Посев, 1970. - 497 с.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 405 -

КАССАЦИОННОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

В ВЕРХОВНОМ СУДЕ РСФСР

 

19 ноября 1968 г.

 

Председательствующий: П. П. Луканов. Члены суда: В. М. Тимофеев, В. Г. Сальников. Прокурор: К. М. Сахарова. Защитники: С. В. Каллистратова, Д. И. Каминская, Н. А. Монахов, Ю. Б. Поздеев.

Председательствующий: Рассматривается уголовное дело в отношении Бабицкого, Богораз-Брухман, Литвинова, Делоне и Дремлюги. (Объявляет состав суда). Есть ли отводы членам суда? (Отводов нет). Есть ли ходатайства адвокатов? (Ходатайств нет). Поступили ходатайства: Богораз-Брухман и Делоне, которые просят, чтобы их вызвали в кассационный суд (зачитывает ходатайства).

Адвокат Каллистратова (защитник Вадима Делоне): Я поддерживаю ходатайство моего подзащитного. В порядке ст. 335 УПК он может быть вызван в кассационную инстанцию.

Адвокат Каминская (защитник Ларисы Богораз и Павла Литвинова): Я поддерживаю заявленные ходатайства. Закон предусматривает возможность заслушать объяснения осужденных по их кассационным жалобам.

 

- 406 -

Прокурор: Согласно статье 335 явка осужденных на кассационный суд не обязательна. Осужденные представили в Верховный Суд кассационные жалобы. В зале присутствуют адвокаты, поддерживающие кассационные жалобы. Я считаю, что оснований для вызова в суд осужденных не имеется.

Суд совещается и постановляет в просьбе осужденным отказать.

 

Дело докладывает председательствующий Луканов:

 

Рассматривается дело по кассационным жалобам Бабицкого, Богораз-Брухман, Делоне, Дремлюги, Литвинова и адвокатов Каминской, Каллистратовой, Поздеева, Монахова на приговор судебной коллегии по уголовным делам от 11 октября 1968 года (подробно излагает приведенные в приговоре анкетные данные подсудимых. Сообщает, на какие сроки они осуждены).

Богораз-Брухман, Делоне, Литвинов, Бабицкий и Дремлюга признаются виновными в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственной и общественный строй, а также в организации сборища, приведшего к нарушению общественного порядка. Как установлено следствием, преступление совершено при следующих обстоятельствах: осужденные, будучи несогласны с политикой Советского правительства, решили организовать сборище на Красной площади с целью пропаганды своих клеветнических измышлений. Для придания своим замыслам широкой гласности они заранее изготовили плакаты и 25 августа примерно в 12 часов все они пришли на Красную площадь к Лобному месту, имея при себе спрятанные плакаты,

 

- 407 -

и приняли активное участие в групповых действиях, грубо нарушивших общественный порядок.

Каждый из них развернул плакат и выкрикивал тексты аналогичного содержания, чем они вызвали возмущение граждан и нарушили общественный порядок.

Подсудимые виновными себя не признали, однако ни один из них не отрицает, что 25 августа они пришли на Красную площадь, где сели на тротуар и развернули плакаты с выполненными на них текстами.

В кассационных жалобах подсудимые и в своих жалобах адвокаты просят об отмене приговора: по ст. 1901 — на том основании, что в лозунгах отсутствуют заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, а в части осуждения по ст. 1903 — что действия осужденных не были нарушением общественного порядка.

Адвокат Поздеев также считает, что ссылка как мера наказания назначена неправильно: применяя ст. 43 УК суд не мог назначить срок больший указанного в статье.

Кроме того, на основании ст. 319, так как согласно приговору наказание не связано с лишением свободы, подсудимые, приговоренные к ссылке, должны были быть освобождены из-под стражи. Адвокат Поздеев ссылается на ст. 254 УПК, нарушение которой, по его мнению, заключается в том, что суд ссылается на обнаруженные органами прокуратуры при обыске у его подзащитного вещественные доказа-

 

- 408 -

тельства изготовления плаката, хотя это изготовление не вменяется ему в вину. На это же нарушение УПК указывает и адвокат Каллистратова.

 

РЕЧЬ АДВОКАТА Д. И. КАМИНСКОЙ

 

(защитник Ларисы Богораз и Павла Литвинова)

 

Я поддерживаю как те доводы, которые изложены в моей кассационной жалобе, так и те доводы, которые явились основанием жалоб моих подзащитных.

Я так же, как и мои товарищи по защите, прежде чем перейти к анализу обвинительного приговора, прошу обратить внимание на вопрос, не стоящий в прямой связи с этим анализом — на вопрос о мере наказания для Литвинова и Богораз. Я полагаю, что подсудимые невиновны и должны быть оправданы. Но и в том случае, если бы их виновность была доказана, ст. 43 УК применена судом неправильно, т. е. не в соответствии с ее содержанием.

Применение ст. 43 УК предполагает смягчение меры наказания. Абсолютное бескорыстие поступка осужденных, отсутствие судимости и наличие детей дают основание для определения меры наказания ниже того низшего предела, который предусмотрен в ст. 1901 и 1903 УК. Тем не менее, суд, применяя ст. 43, избрал срок по времени более длительный, для Литвинова — почти вдвое, хотя в ст. 1901 и 1903 предусмотрены и более мягкие меры наказания. Поэтому, если бы я признавала доказанность обвинения, то и

 

- 409 -

в этом случае я бы просила об изменении приговора и о назначении более мягкого наказания Литвинову и Богораз в пределах санкции ст. 1901 и 1903 УК.

Но, повторяю, я пришла сюда, чтобы поддержать основной довод кассационной жалобы и просить о прекращении дела.

Материалами дела установлено, что 25 августа 1968 года подсудимые Богораз-Брухман и Литвинов пришли на Красную площадь и Лобному месту и установлено, что они, сидя, развернули лозунги; правильнее назвать их плакатами.

В этой части никакой разницы между обвинительным заключением и приговором нет. Формулировки их совпадают в точности. Повторяю, эти фактические обстоятельства дела не требуют доказывания. Это единственный вопрос, на который подсудимые давали положительный ответ еще в 50-м отделении милиции. Доказывать и оспаривать эти факты нет оснований. Второй вопрос, стоящий перед вами, товарищи судьи: дает ли основание их появление на Красной площади с транспарантами для их обвинения по ст. 1901. Я считаю, что нет состава преступления по ст. 1901. Статья 1901 карает за систематическое распространение заведомо ложных измышлений. Должно быть доказано, что тексты плакатов были ложными и что их ложность была известна тем, кто их держал.

Все осужденные говорили, что они вышли на площадь потому, что не могли не выразить своего субъективного отношения к событиям, вызвавшим их выступление.

Все объяснения подсудимых свидетельствуют об их глубокой убежденности в ошибочности допущен-

 

- 410 -

ных актов (вы знаете, о чем идет речь). Выражение своей личной оценки уже в силу субъективной убежденности в правильности этой оценки не может считаться клеветой.

Значит, отсутствует обязательный элемент заведомой ложности. Ни лозунг «За вашу и нагну свободу», ни лозунг «Руки прочь от ЧССР» по существу не несли никакой информации. Все эти и другие лозунги выражали личную, субъективную оценку, отношение к известным событиям. Никаких новых сведений, никакой информации эти тексты не содержали. Поэтому отсутствуют основные элементы состава преступления по ст. 1903.

Я полагаю, что не доказан факт изготовления лозунгов Литвиновым. Не доказан ни показаниями свидетелей, ни материалами предварительного следствия. (Богораз сама заявила о том, что лозунг, который она держала, изготовила сама).

Суд необоснованно назвал эти тексты произведениями. Само слово «произведения» впервые прозвучало в приговоре и не фигурирует в обвинительном заключении. Суд необоснованно включил такую формулировку в приговор, ибо эти тексты по смыслу своему не являются произведениями, т. е. продуктом творческого труда. Назвать произведениями эти надписи, исполненные на куске материи, было бы неправильно. «Произведение» — понятие правовое, оно порождает и влечет за собой гражданские правовые отношения для автора. А если это не произведения, то не наступает ответственность за их изготовление.

Вот те доводы, которые привели меня к убеждению, что подсудимые не изготовляли никаких про-

 

- 411 -

изведений, не распространяли клеветнических сведений; в своих лозунгах они не порочили советский государственный и общественный строй, а выражали свои личные убеждения. Это не карается законом, и дело по ст. 1901 должно быть прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

Теперь об обвинении по ст. 1903 УК. Я считаю, что сам факт выхода подсудимых на Красную площадь, то, что они сели около Лобного места и подняли транспаранты, не дает состава уголовного преступления. Статья 1903 карает не за любые групповые действия, не за любые выражения своего мнения публично, а только в тех случаях, когда те или иные действия сопровождаются грубым нарушением общественного порядка и тормозят работу транспорта.

Для вынесения обвинительного приговора необходимы бесспорные доказательства того, что действия Литвинова и Богораз были грубым нарушением общественного порядка и нормальной работы транспорта. Таких доказательств нет.

Суд в приговоре ссылается на справку, которая имеется в деле, что эта часть Красной площади является проезжей частью. Но это обстоятельство не является доказательством того, что действия подсудимых вызвали нарушение работы транспорта. Два свидетеля, допрошенные по этому вопросу, показали, что сидящие лица не задержали машин, осужденные не мешали непосредственно движению в этот момент на Красной площади. Вообще не установлено, были ли машины, кроме тех, которые увезли подсудимых. Ходатайство защиты об истребовании таких сведений было судом отклонено.

 

- 412 -

Ответственности за действия других лиц подсудимые нести не могут. Если бы был установлен факт задержки движения на этом участке, то это не было бы виной подсудимых.

Тем более не было грубого нарушения общественного порядка. Закон предусматривает не нарушение, а грубое нарушение общественного порядка. Таким образом, если не доказано нарушения работы транспорта, были ли другие формы «грубого нарушения» общественного порядка? В материалах дела отсутствуют свидетельства, что подсудимые допустили какие-либо бесчинства и грубые выражения. Свидетели, в объективности которых трудно сомневаться, — Ястреба и случайно оказавшийся на площади Леман, оба они говорят, что подсудимые вели себя очень спокойно, что даже когда задерживавшие их лица допустили грубые выражения и физические действия, подсудимые продолжали спокойно сидеть. Аналогичные свидетельства дают Медведовская и Великанова.

Таким образом, факт выхода подсудимых на Красную площадь с плакатами состава преступления по ст. 1903 не дает.

Вот те доводы, которые привели меня к убеждению, что, какую бы реакцию ни вызвали действия подсудимых, эти люди выражали свое личное субъективное мнение, не допуская при этом действий, грубо нарушающих общественный порядок. Поэтому нет оснований в предъявленных им обвинениях, и я прошу о прекращении дела.

 

- 413 -

РЕЧЬ АДВОКАТА Ю. Б. ПОЗДЕЕВА

 

(защитник Константина Бабицкого)

 

Уважаемые члены суда! При рассмотрении дела в первой инстанции выносится приговор. Это сформулированная истина, которая после вашего определения принимает силу закона. Приговор — это квинтэссенция судебного заседания. Но в отличие от других истин, приговор решает человеческую судьбу. Поэтому судебные ошибки, в отличие от других, принадлежат к категории самых тяжелых, в особенности, если речь идет об очень полезном члене общества, отце троих несовершеннолетних детей и талантливом ученом, авторе 16 научных трудов, а судьба четырех, еще не изданных работ зависит от вашего решения.

Председательствующий в суде первой инстанции неоднократно говорил, что подсудимых судят не за взгляды, а за конкретные действия, связанные с выражением этих взглядов. Это совершенно правильно, так как нельзя ставить знак равенства между убеждениями и преступными действиями.

Я полагаю, что в приговоре суда первой инстанции допущен ряд существенных ошибок. Прежде всего, суд применил к Бабицкому наказание в виде ссылки, не предусмотренное ст. 1901 и 1903 УК, в то время как санкция этих статей предусматривает, кроме лишения свободы, исправительные работы и штраф. По сравнению с этими мерами ссылка, в соответствии со ст. 21 УК, признается более тяжким наказанием. Следовательно, суд нарушил ст. 43 УК, на которую ссылается в приговоре.

 

- 414 -

В действиях Бабицкого суд нашел состав преступления, предусмотренного ст. 1901 УК РСФСР, т. е. изготовление и распространение произведений, порочащих советский государственный и общественный строй. Я полагаю, что ни одного из этих действий Бабицкий не совершил. В приговоре вообще не указывается текст плаката, который держал Бабицкий: «Да здравствует свободная и независимая Чехословакия». Сам по себе этот текст приводится, например, в статье в «Правде» и при самом скрупулезном рассмотрении никакого криминала не несет. Может ли суд осудить не за текст, а за тот смысл, который вкладывал в него — ошибочно, по мнению защиты, — Бабицкий? Русский язык богат и допускает различные толкования. Даже, например, лозунг «За нашу победу» может быть понят по-разному (ссылается на фильм «И один в поле воин»). Должен быть объективный критерий оценки содержания плаката. Криминальным является текст либо оскорбительный, либо несущий неправильную информацию. Но я не представляю, как таким можно признать этот текст.

Таким образом, нет оснований утверждать, что этот текст содержит порочащую советский общественный и государственный строй информацию, и я полагаю, что не имел таких оснований и Московский городской суд.

Суд допустил еще одну ошибку в оценке действий Бабицкого. Ст. 1901 УК не предусматривает ответственности за групповые действия. Каждый человек отвечает только за личные поступки. Если Бабицкий сам ничего не изготовлял, не распространял и не оказывал содействия в изготовлении и распростра-

 

- 415 -

нении, а доказательств обратного в суде первой инстанции не было, то в чем же усматривает суд вину Бабицкого по ст. 1901?

Суд указывает, мотивируя вину Бабицкого, что он заранее изготовил плакат. Таких данных ни в материалах дела, ни в суде первой инстанции нет. Ни один свидетель не сказал, что Бабицкий изготовил именно эти плакаты и принес их. К тому же, его одежда была неподходящей для этого. Суд ссылается на заключение криминалистической экспертизы, хотя экспертиза является не доводом обвинения, а доводом защиты. Суд указывал, что на оргалитовой доске, изъятой у Бабицкого, был изготовлен плакат с текстом «Долой интервенцию из ЧССР». Но Бабицкий этот плакат не принес на Красную площадь, в последний момент заколебавшись. Изготовление этого лозунга и не вменялось в вину Бабицкому, следовательно, суд нарушил ст. 254 УПК. Другие плакаты на этой доске не изготовлялись.

Экспертиза не дает никакого основания утверждать, что Бабицкий участвовал в изготовлении лозунгов, поднятых на Красной площади, или помог их принести. Кроме того, ряд свидетелей, в том числе свидетель Давидович, утверждали, что лозунг, который держал Бабицкий, был вынут из коляски Горбаневской.

Не любой текст лозунга может быть вменен в вину, а лишь содержащий заведомо ложную информацию. Если же Бабицкий добросовестно заблуждался, то элемент «заведомости» отсутствует. Поэтому и здесь отсутствует состав преступления по ст. 1901 УК РСФСР.

 

- 416 -

Я позволю себе еще раз сослаться, резюмируя обвинение по ст. 1901, на выводы суда:

— заведомо ложных измышлений, о которых говорится в обвинении, сам по себе лозунг Бабицкого не содержит, а лишь выражает личное субъективное мнение Бабицкого;

— вина «подтверждается показаниями свидетелей», но ни один свидетель ничего не говорит о действиях Бабицкого;

— вина «подтверждается показаниями подсудимых», но эти показания подтверждают только их присутствие на Красной площади;

— «подтверждается фактом задержания» — сам по себе факт задержания не говорит о вине;

— «подтверждается изъятием у Бабицкого оргалитовой доски», но этим скорее подтверждается то, что лозунг, изготовленный Бабицким, не фигурировал на Красной площади.

О прочих элементах обвинения я уже говорил.

Таким образом, обвинение по ст. 1901 не доказано и дело подлежит прекращению.

По поводу ст. 1903 УК РСФСР.

Помимо того, что следует доказать само по себе грубое нарушение общественного порядка, нужно еще обосновать конкретное участие или организационную роль подсудимого. Никто, ни свидетели, ни подсудимые не показывают об активной роли Бабицкого; только два свидетеля видели его на площади и никто не говорил о его выкриках. Со стороны Бабицкого никакое активное участие не доказано, как бы ни относиться к действиям всей группы.

Кроме того, нужно согласиться с доводами моих коллег, что само по себе сидение на ступеньках Лоб-

 

- 417 -

ного места никак не нарушает движения транспорта. Суд смешивает два различных факта: действия подсудимых и реакцию других людей, которую трудно предвидеть. Суд стремится показать, что движение было перекрыто из-за большого скопления людей. Но народ собрался, в основном, после того, как их увезли, и, следовательно, это не может свидетельствовать о вине подсудимых.

Суд нарушил также ст. 319 УПК: вынеся приговор, не связанный с лишением свободы, не освободил Бабицкого из-под странен в зале суда.

На основании изложенных обстоятельств, считаю вину Бабицкого в суде 1 инстанции не доказанной. Приговор прошу отменить и дело производством в отношении Бабицкого прекратить.

 

РЕЧЬ АДВОКАТА С. В. КАЛЛИСТРАТОВОЙ

 

(защитник Вадима Делоне)

 

В конечном итоге я буду просить об отмене приговора и прекращении дела в отношении Делоне.

Но независимо от этого, я должна остановиться на двух вопросах. Один из них совсем не освещен в кассационной жалобе. Уже после подачи мной кассационной жалобы, дополнительно изучая дело, я обнаружила, что судом в отношении Делоне допущена существенная формальная ошибка. В обвинительном заключении и в документах Делоне значится, что он уроженец г. Москвы и родился 22 декабря 1947 года. По совершенно непонятным причи-

 

- 418 -

нам суд в приговоре указал, что Делоне родился в августе и является уроженцем г. Одессы*).

Фактически осужден по приговору не тот человек, которого судили, так как дата рождения и место рождения являются таким же определяющим его личность моментом, как имя и фамилия. Несмотря на отсутствие прямого указания в Законе, защита по общему смыслу Закона полагает, что такая ошибка должна повлечь пересмотр дела.

Второй вопрос. Я не прошу о смягчении приговора, я прошу об отмене приговора. Я считаю его неправильным по существу.

Но тем не менее, я должна подвергнуть критике приговор и в части наказания, определенного судом Делоне.

Делоне — молодой талантливый поэт, и это не только мое мнение. В деле есть грамота конкурса в честь 50-летия Октября, на котором Делоне получил вторую премию за свои стихи. Кроме того, суд располагал заключением такого мастера и известного писателя, как Корней Чуковский, о стихах Делоне.

Итак, этот молодой, одаренный поэт, самый молодой из подсудимых, получил почти предельно высокое наказание, предусмотренное статьей. Я понимаю, что он предстал перед судом второй раз, но я не могу понять той строгости к нему, которую проявил

 

 


*) В приговоре указаны дата и место рождения Евгения Кушева, осужденного вместе с Делоне Мосгорсудом 1 сентября 1967 года по делу о демонстра­ции на Пушкинской площади 22 января 1967 года (Н. Г.).

- 419 -

суд. Даже наличие судимости не оправдывает излишней суровости приговора.

При этом я хочу остановиться на решении суда как на психологическом, а не только правовом моменте. Из протокола судебного заседания видно, что прокурор считал достаточным наказанием для Делоне 2 года лишения свободы, но при этом допустил ошибку и просил присоединить еще один год лишения свободы по предыдущему условному приговору. Здесь была очевидная ошибка, так как до первого суда Делоне около 8 месяцев находился под стражей.

В отношении всех подсудимых суд согласился с требованием прокурора о мере наказания. В отношении же Делоне, «исправляя» ошибку, прокурора, присоединил 4 месяца еще неотбытого срока, но наказание назначил 2 года 6 месяцев вместо предложенных двух лет. Я понимаю, что правового значения это не имеет, но с точки зрения психологической эти полгода говорят о том, что мера наказания излишне сурова, неоправданно сурова в отношении такого человека, как Вадим Делоне.

В своей кассационной жалобе я ссылаюсь на нарушение ст. 254 и 301 УПК РСФСР.

В обвинительном заключении и приговоре совершенно различно сформулированы и оценены мотивы действий Делоне. А мотив является существенной частью приговора, это видно из ст. 314 УПК. Поскольку это существенная часть приговора, в приговоре обязательно должна быть дана оценка мотивов совершенных действий, суд не мог выйти ни за пределы предъявленного обвинения, ни за пределы материалов судебного разбирательства.

Но если в постановлении о предъявлении обвине-

 

- 420 -

ния и в обвинительном заключении в качестве мотива было указано несогласие с политикой партии и правительства по совершенно конкретному вопросу, то в приговоре — несогласие с политикой партии и правительства в общей форме. Это совершенно разные вещи. Вы не можете отрицать, что критика, правильная или даже неправильная, отдельных действий, не равнозначна общему несогласию с Советским правительством в целом.

Нарушена и ст. 301 УПК. В судебном заседании вопрос об отношении Делоне к политике Советского правительства вообще не рассматривался, и не рассматривался совершенно законно, так как такое обвинение не было предъявлено, и когда Делоне пытался говорить о мотивах своих действий, то председательствующий его останавливал, предлагая не выходить за пределы предъявленного обвинения и не говорить о своих убеждениях.

Поэтому, я считаю, в этой части приговора, касающейся оценки мотивов, я имею право говорить о нарушении статей 254 и 301 УПК.

Выступавшие до меня адвокаты уже подробно анализировали ст. 1901 УК и говорили о ее применении. Я позволю себе очень кратко сформулировать позицию защиты. Во всяком споре — а рассмотрение дела в судебной инстанции всегда есть спор — во всяком споре должен быть определен какой-то общий уровень понятий, на котором сходятся обе спорящие стороны. Таким уровнем в суде должен быть закон. Что происходит? Если признать, что сам факт развертывания лозунгов на Красной площади с неофициальными текстами есть преступление по закону, то тогда защите нечего делать, остается

 

- 421 -

признать вину и просить о смягчении наказания. Но в нашем законе этого нет. Чтобы это признать, нужно изменить закон, и не в деталях, а Основной закон.

Пока закон не предусматривает уголовной ответственности за взгляды, убеждения, идеи, независимо от того, каковы они, до тех пор .сам факт развертывания плакатов не может считаться преступлением. Ведь это будет расширительным толкованием закона.

Я не могу не отметить, что некоторые из текстов плакатов попали в обвинительное заключение и в приговор вообще по недоразумению. Делоне сказал, что он не изготовлял, не приносил и не выбирал себе плакат. Делоне не снимает с себя ответственности за все плакаты, он развернул тот лозунг, который ему дали. В качестве примера я и остановлюсь на этом лозунге: «За вашу и нашу свободу».

11 октября был вынесен приговор, по которому лозунг «За вашу и нашу свободу» был признан криминальным и Делоне, державший этот лозунг, получил 2 года 6 месяцев лишения свободы. А 12 октября в газете «Комсомольская правда» на всю страницу был напечатан заголовок статьи: «За вашу и нашу свободу». Конечно, нужно иметь в виду смысл, в котором употреблен этот текст. Но кто дал право решать это в суде? В идеологической дискуссии можно и нужно говорить о смысле, который вкладывает человек в тот или иной лозунг: но с точки зрения правовой, с точки зрения судебного приговора — как можно такой лозунг назвать криминальным?

Адвокат Каминская высказала точку зрения, общую для всей защиты по этому делу. Поэтому я не стану повторять то, что уже сказано о субъективном

 

- 422 -

отношении, об информации, которую несут лозунги, и о заведомой ложности. Субъективные убеждения человека могут быть правильными и неправильными, полезными или вредными, субъективное выражение их может быть правомерным и неправомерным, но не может быть заведомо ложным. И опять, если стать на точку зрения, что развертывание лозунгов неправомерно, вредно, то нужно менять закон, исключив из него слова «заведомо ложные». А до тех пор, пока в законе есть признак «заведомой ложности», до тех пор защита имеет право утверждать, что в действиях Делоне нет состава преступления.

Мне еще остается сказать об обвинении Делоне по ст. 1903 УК. Совершенно очевидно, и вы сами, товарищи судьи, должны быть в этом убеждены в силу вашего опыта и образования, что принцип солидарной ответственности в нашем УК неприменим. Одним из основных принципов нашего уголовного права является индивидуальная ответственность за индивидуальную вину. А в приговоре сказано: «Все они...», включая в это «они» всех без разграничения конкретных действий каждого.

Ведь для того, чтобы сказать, что Делоне осуждается за «активное участие» нужно доказать, что именно сделал Делоне. Но когда вы читаете приговор, вы убеждаетесь, что суд и не пытался подвергнуть детальному разбору действия каждого, в том числе Делоне. Я считаю, что никто из обвиняемых не нарушил общественного порядка, но моя роль — защита Делоне. Все мы — и мать Делоне, присутствующая здесь, — ждем справедливого разрешения дела: вся жизнь юноши может сложиться так или

 

- 423 -

иначе в зависимости от приговора. Но будем говорить о правовой стороне вопроса.

Суд ссылается на показания 15 свидетелей, которые якобы уличают подсудимых в грубом нарушении общественного порядка. Вы читали дело, и вы можете убедиться, что из 15 только 2 человека — Ястреба и Давидович дают показания в отношении Делоне. В чем они его уличают? Они безусловно не уличают его в выкрикивании лозунгов. Ястреба единственная опознала его как участника. Она показала: «Один мужчина подбежал к Делоне и ударил два раза портфелем по голове. Делоне никак не реагировал... Делоне шел к машине спокойно... Они сидели у Лобного места спокойно...» Свидетель Давидович говорит, что Делоне сопротивлялся, когда его вели к машине. Ни в каких выкриках и других действиях Делоне не уличает и Давидович. Я уже не говорю о том, что его показания расходятся с показаниями других свидетелей, все остальные свидетели утверждали, что никто не сопротивлялся, но ведь Делоне и не вменяется в вину оказание сопротивления при задержании. Ему вменяется в вину совсем другое то, что материалами дела не доказано.

Когда есть доказательства, защита спорит. А против чего прикажете спорить мне? Делоне откровенно утверждал, что никаких лозунгов у него не было, что он узнал о демонстрации лишь 25 числа, пришел с пустыми руками, взял первый предложенный ему плакат и, развернув его, сел. И ни одного слова в материалах дела, которое опровергало бы эти показания Делоне, нет. Как я могу представить отрицательные доказательства, если обвинение не представило положительных? Если в приговоре ка-

 

- 424 -

писано «изготовлял», дайте хоть малейшее доказательство этого. Тогда мы либо признаем, либо будем оспаривать. Если написано «выкрикивал лозунги» — дайте вот такое, хотя бы крошечное доказательство. Но и этого нет. Так против чего же спорить?

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 года «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел», никакие нарушения законности не могут быть оправдаемы ссылками на то, что это необходимо, якобы в целях усиления борьбы с преступностью. Расширительное толкование закона и применение судебных репрессий при недоказанности вины является нарушением закона и мне представляется не только неправильным, но и вредным для целей правосудия и целей воспитания.

Я прошу об отмене приговора и о прекращении дела производством за отсутствием в действиях Делоне состава преступления.

 

РЕЧЬ АДВОКАТА Н. А. МОНАХОВА

 

(защитник Владимира Дремлюги)

 

Владимир Дремлюга признан виновным в распространении заведомо ложных сведений. С объективной стороны нет оснований для признания его вины. По закону подлежат уголовной ответственности лица, либо систематически распространявшие заведомо ложные измышления, либо хотя бы один раз изготовившие или распространившие произведения та-

 

- 425 -

кого же содержания. Транспаранты, которые осужденные развернули на площади, не являются произведениями. Вопрос о том, что является произведением, подробно рассматривался до меня. Произведение — это продукт творческого труда. Понятие «произведение» определено в любом словаре. Кусок материи, на котором написаны лозунги, — это транспарант, и он не является произведением, а эпизод, за который был осужден Дремлюга, был однократным. Отсутствует признак систематичности и признак произведения. В деле также отсутствует самый главный признак — формула «заведомо ложные измышления».

Когда в судебном заседании защитник говорил, что лозунги могут быть по-разному истолкованы, в зале были смешки, полагали, очевидно, что защитник прибегнет к такому примитивному трюку, как другое толкование. У нас нет оснований к этому прибегать. Отношение подсудимого к событиям известно. Но предметом статьи 1901 УК РСФСР не является отношение. Личное отношение к тому или иному факту не может само по себе вызывать уголовной ответственности.

Тексты плакатов могли вызвать у окружающих определенную эмоциональную реакцию, но они не могли никого ввести в заблуждение о фактах.

Государственный обвинитель сказал, что один из плакатов, а именно тот, который держал мой подзащитный, в подтексте содержал заведомо ложные измышления — утверждение о том, что Дубчек был не на свободе. Я полагаю, что предметом рассмотрения суда не может быть подтекст. Подтекст может быть понят по-разному. Дремлюга утверждал, что,

 

- 426 -

услышав по зарубежному радио, что первый секретарь КПЧ Дубчек был подвергнут аресту, он повегрил этому. А то, что 25 августа Дубчек был и на совещании в Москве, стало известно из нашей печати лишь 27 августа, когда Дремлюга уже был ]арестован.

Что касается применения статьи 1903 УК, то обвинительное заключение и формулировка приговора совершенно расходятся с содержанием самой статьи. В статье говорится не просто о действиях, которые при известных условиях могут привести к нарушению работы транспорта, а о действиях, уже повлекших за собой нарушение.

Я полагаю, что ход судебного разбирательства по этому вопросу был недостаточно правильным. В ходе разбирательства рассматривались дорожные знаки и путь следования машин. Однако общеизвестно, что в воскресенье вообще перекрывается движение машин вдоль Красной площади и только из Спасских ворот выезжают иногда машины. Но в материалах дела нет даже утверждения, что одна какая-нибудь машина была остановлена, а закон предусматривает, конечно, более серьезное нарушение.

Применительно к статье 1903 в обвинительном заключении фигурирует пункт о том, что действия подсудимых вызвали возмущение граждан. Но строить обвинение на том, какое впечатление произвели действия обвиняемых на свидетелей, нельзя. Суд рассматривает действия подсудимых и должен объективно выяснить, содержат ли они состав преступления или нет.

Вот приблизительно все, что я хотел добавить к словам моих товарищей.

 

- 427 -

Итак, по ст. 1901 состав преступления отсутствует, по ст. 1903 состав преступления не доказан.

Хорош или плох Дремлюга, дело в отношении его должно быть прекращено.

 

РЕЧЬ ПРОКУРОРА К. М. САХАРОВОЙ

 

Товарищи судьи, обстоятельства дела достаточно подробно изложены в докладе председателя суда и в речах адвокатов. Это позволяет мне сразу же перейти к доводам, которые приводили адвокаты и которые изложены в кассационных жалобах, не останавливаясь подробно на обстоятельствах совершения преступления.

Первый довод, который повторяется всеми адвокатами. Он состоит в том, что нет состава преступления по ст. 1901. Этот довод опровергается в первую очередь содержанием самих лозунгов, которые перечислены в приговоре. Этот довод опровергается и показаниями подсудимых, которые прекрасно сознавали преступный характер своих действий.

Кроме того, осужденные не только вышли с лозунгами, но и произносили вслух тексты этих лозунгов.

Это позволяет мне сказать, что в действиях осужденных есть состав преступления по ст. 1901.

Следующий довод адвокатов — нет состава преступления по ст. 1903. Так ли это? Учинены групповые действия, это установлено как в следствии, так и в судебном заседании, и доказательства приведены

 

- 428 -

в приговоре первой инстанции. То обстоятельство, что они выбрали самую оживленную площадь Москвы и в результате мгновенно собралась толпа, говорит о том, что они умышленно шли на организацию беспорядков. Произошло именно то, чего они добивались. Мгновенно собралась очень большая толпа, создавшая беспорядки на площади. Это позволяет мне утверждать, что доводы адвокатов не обоснованы.

Следующий довод в кассационных жалобах — суд необоснованно определил Богораз, Литвинову и Бабицкому вместо наказания, предусмотренного ст. 1901 и 1903 УК, ссылку. Следует сказать, что суд приговорил Делоне и Дремлюгу к лишению свободы. Эту меру наказания заслуживали Богораз, Литвинов и Бабицкии. Но суд учел, что они ранее не судились, имеют на иждивении детей, учел данные, характеризующие их личность, и применил к ним ст. 43 УК о смягчении наказания. Действительно, ссылка является мерой более мягкой. Поэтому суд совершенно обоснованно определил меру наказания, и никакого нарушения закона судом допущено не было.

Следующий довод адвокатов — нарушение ст. 319 УПК, якобы, допущенное Московским городским судом. Так ли это? Нет. Ст. 319 говорит о том, что, если подсудимые оправданы или приговорены к наказанию, не связанному с лишением свободы, они должны быть освобождены из-под стражи в зале суда. Но адвокаты забыли ст. 25 УК, а она специально посвящена ссылке. В ней говорится о доставке к месту отбывания ссылки или принудительно или добровольно. И в данном случае я не усматриваю со стороны суда нарушения закона.

 

- 429 -

Наконец, последний довод — нарушение ст. 254. И этот довод не заслуживает внимания, я и здесь не вижу нарушений. Осужденные Литвинов, Богораз-Брухман, Бабицкий, Делоне, Дремлюга осуждены за те же действия, обвинение в которых им было предъявлено, и никакого расширительного толкования обвинительного заключения суд в приговоре не допустил.

Последнее — то, о чем говорила Каллистратова, о паспортных данных Делоне. В томе шестом есть паспорт Делоне и судебная коллегия рассмотрит и внесет исправления.

Таким образом, прокуратура РСФСР считает решение суда обоснованным и не находит оснований для изменения или отмены приговора. Одновременно с этим прокуратура считает жалобы адвокатов необоснованными.

 

РЕПЛИКИ АДВОКАТОВ

 

Адвокат Каминская: Допущена фактическая неточность в речи прокурора — о признании осужденными преступности своих действий. Все они не признали себя виновными и не считают своих действий преступными. Они говорили, что предвидели последствия своего поступка, но не считали, что нарушают закон.

Прокурор неправильно ссылается на ст. 25 УК РСФСР. После вступления приговора в законную

 

- 430 -

силу органы, исполняющие приговор, решают, как доставить осужденных к месту ссылки. Но в точном соответствии со ст. 319 У ПК суд обязан был немедленно после вынесения приговора освободить из-под стражи лиц, осужденных к ссылке.

Прокурор обошел молчанием довод защиты о неправильном применении ст. 43 УК, которая является основанием для смягчения наказания. Под видом смягчения суд определил Литвинову и Богораз значительно больший срок наказания, чем это предусмотрено санкцией ст. 1901 и 1903.

Адвокат Поздеев: Ссылка на ст. 25 УК неправомерна: в этой статье вообще ничего не говорится о доставке к месту ссылки.

Адвокат Каллистратова: Прокурор уклоняется от анализа доказательств по делу. Прокурор считает возможным не спорить с доводами защиты, а отмахнуться от них.

Прокурор считает, что нарушение подсудимыми общественного порядка заключается в том, что вокруг них собралась толпа. Но толпа собралась не потому, что подсудимые сели у Лобного места, а потому, что туда подбежали несколько человек и стали их бить. Подсудимые могут нести ответственность лишь за свои действия.

(Суд удаляется на совещание. Из совещательной комнаты не доносится никаких звуков. После перерыва председательствующий зачитывает определение, текст которого напечатан на машинке. В машинописном тексте одна поправка от руки: исправлены анкетные данные Делоне.)

 

- 431 -

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР в составе:

председательствующего — ЛУКАНОВА П. П.

членов суда — ТИМОФЕЕВА В. М. и САЛЬНИКОВА В. Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 ноября 1968 года дело по кассационным жалобам осужденных БОГОРАЗ-БРУХМАН, ДЕЛОНЕ, ЛИТВИНОВА, БА-БИЦКОГО, ДРЕМЛЮГИ и адвокатов Каминской Д. И., Каллистратовой С. В., Поздеева Ю. Б., Монахова Н. А. на приговор Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11 октября 1968 года, которым

БОГОРАЗ-БРУХМАН Лариса Иосифовна, рождения 8 августа 1929 года, уроженка г. Харькова, по национальности еврейка, беспартийная, с высшим образованием, замужняя, имеет сына 1951 года рождения, работала старшим научным сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского института технической информации, ранее не судимая, проживала в г. Москве по Ленинскому проспекту дом 85 кв. 3,

ДЕЛОНЕ Вадим Николаевич, рождения 22 декабря 1947 года, уроженец г. Москвы (в приговоре ошибочно указана дата рождения — 3 августа и место рождения — гор. Одесса), по национальности русский, со средним образованием, беспартийный, холост, не работал, судимый 1 сентября 1967 года Московским городским судом по ст. 1903 УК РСФСР к одному году лишения свободы условно с испытательным сро-

 

- 432 -

ком в течение 5 лет, проживал в г. Москве по Пятницкой ул. д. 12 кв. 5,

ЛИТВИНОВ Павел Михайлович, 6 июля 1940 года рождения, уроженец г. Москвы, по национальности русский, беспартийный, с высшим образованием, женат, имеет на иждивении сына рождения 1960 года, без определенных занятий, ранее не судимый, проживал в гор. Москве по улице Алексея Толстого дом 8, кв. 78,

БАБИЦКИЙ Константин Иосифович, 13 мая 1929 года рождения, уроженец г. Москвы, по национальности еврей, с высшим образованием, беспартийный, женат, имеет трех детей рождения: 1953, 1955 и 1958 годов, работал младшим научным сотрудником института русского языка АН СССР, ранее не судимый, проживал в г. Москве по улице Красикова, дом 19, кв. 86,

ДРЕМЛЮГА Владимир Александрович, 19 января 1940 года рождения, уроженец города Саратова, по национальности русский, беспартийный, со средним образованием, женат, без определенных занятий, ранее не судимый, проживал в гор. Москве по улице Метростроевской, дом 7, квартира 44,

осуждены:

ДРЕМЛЮГА В. А. по ст. 1901 УК РСФСР к трем годам лишения свободы; по ст. 1903 УК РСФСР к трем годам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений к отбытию определено 3 (три) года лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

ДЕЛОНЕ В. Н. по ст. 1901 УК РСФСР к двум годам и шести месяцам лишения свободы; по ст. 1903 УК

 

- 433 -

РСФСР к двум годам и шести месяцам лишения свободы. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений определено два года и шесть месяцев лишения свободы, а с присоединением неотбытого наказания по приговору Московского городского суда от 1 сентября 1967 года на основании ст. 41 УК РСФСР к отбытию определено 2 (два) года и 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима.

БОГОРАЗ-БРУХМАН Л. И. по ст. 1901 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на четыре года; по ст. 1903 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на четыре года. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений к ссылке сроком на 4 (четыре) года.

ЛИТВИНОВ П. М. по ст. 1901 УК РСФСР, с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на пять лет; по ст. 1903 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на пять лет. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений к ссылке сроком на 5 (пять) лет.

БАБИЦКИЙ К. И. по ст. 1901 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на три года; по ст. 1903 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к ссылке сроком на три года. На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности совершенных преступлений к ссылке сроком на 3 (три) года.

Заслушав доклад члена Верховного Суда РСФСР ЛУКАНОВА П. П., объяснения адвокатов Каминской Д. И., Каллистратовой С. В., Поздеева Ю. Б. и Монахова Н. А., поддержавших доводы своих кассационных жалоб и заключение прокурора Сахаровой

 

- 434 -

К. М., полагавшей приговор суда оставить без изменений, Судебная коллегия

установила:

Богораз-Брухман, Делоне, Литвинов, Бабицкий и Дремлюга признаны виновными в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих Советский государственный и общественный строй, а также в организации и активном участии в групповых действиях, нарушающих общественный порядок.

Как установлено судом, преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

Осужденные Богораз-Брухман, Литвинов, Бабицкий, Делоне и Дремлюга, будучи не согласны с политикой Советского правительства, решили организовать сборище на Красной площади с целью пропаганды своих клеветнических измышлений.

Для широкой гласности своих замыслов они заранее изготовили плакаты с текстами, являющимися заведомо ложными измышлениями, порочащими советский государственный и общественный строй.

25 августа 1968 года, примерно в 12 часов дня, все они пришли на Красную площадь, к Лобному месту, имея при себе спрятанные указанные плакаты, и приняли активное участие в групповых действиях: каждый из них развернул плакат и, обращаясь к собравшимся вокруг гражданам, выкрикивал лозунги, аналогичные с текстами указанных плакатов, чем вызвали возмущение граждан, грубо нарушили общественный порядок и нормальную работу транспорта.

Богораз-Брухман, Литвинов, Бабицкий, Делоне и Дремлюга виновными себя не признали, однако,

 

- 435 -

никто из них не отрицал, что они 25 августа 1968 года, примерно в 12 часов пришли на Красную площадь к Лобному месту, где сели на тротуар и развернули плакаты с вышеназванными текстами.

В кассационных жалобах Богораз-Брухман, Делоне, Литвинов, Бабицкий, Дремлюга и в их защиту адвокаты просят приговор суда отменить и дело производством прекратить по тем основаниям, что в лозунгах, с которыми осужденные пришли на Красную площадь, отсутствовали заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.

В части осуждения по ст. 1903 УК РСФСР они в кассационных жалобах указывают, что действиями осужденных не были нарушены общественный порядок и нормальная работа транспорта.

Адвокат Поздеев также считает, что применение судом в качестве меры наказания ссылки в данном случае не основано на Законе.

Применив ст. 43 УК РСФСР, суд по мнению адвоката, не мог назначить ссылку, он должен был избрать более мягкую меру наказания. Кроме того, адвокат утверждает, что суд допустил нарушение требований ст. 319 УПК РСФСР, так как, определив наказание, не связанное с лишением свободы, не освободил Бабицкого из-под стражи в зале судебного заседания.

Аналогичные доводы по этому вопросу приведены в кассационной жалобе Богораз-Брухман.

Адвокат Поздеев Ю. Б. в кассационной жалобе указывает на нарушение судом требований ст. 254 УПК РСФСР, которое по его мнению заключается в

 

- 436 -

том, что суд сослался в приговоре на обнаружение у Бабицкого оргалитовой крышки, на которой был изготовлен лозунг, хотя это не вменялось ему в вину. На нарушение этой же нормы закона указывает и адвокат Каллистратова С. В.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Непосредственно ознакомившись с материалами дела и содержанием плакатов, Судебная коллегия считает, что вывод суда о распространении осужденными заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а также об организации и активном участии в групповых действиях, нарушающих общественный порядок и нормальную работу транспорта, является правильным.

Вина Богораз-Брухман, Делоне, Литвинова, Бабицкого и Дремлюги в совершении указанных в приговоре преступлений, подтверждается: объяснениями осужденных, не отрицавших, что они 25 августа 1968 года пришли на Красную площадь с плакатами, текст которых приведен в приговоре суда; фактом задержания их на Красной площади и изъятием этих плакатов; вещественными доказательствами отобранными у осужденных — плакатами и другими материалами дела.

Приведенные в кассационных жалобах доводы о том, что в лозунгах, с которыми они вышли на Красную площадь, не содержится заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный

 

- 437 -

и общественный строй, являются необоснованными и опровергаются самим содержанием лозунгов.

Свидетели Ястреба, Давидович, Долгов, Стребков, Савельев, Иванов, Федосеев, Ударцев, Савилов, Куклин, Беседин и Розанов подтвердили в судебном заседании, что вокруг осужденных, державших лозунги и выкрикивающих их текст, собралась большая толпа граждан, что нарушило общественный порядок и мешало нормальной работе транспорта. Это обстоятельство подтверждается и имеющейся в деле справкой 4 отделения ОРУД ГАИ.

Из приведенных в приговоре судом первой инстанции доказательств следует, что осужденные сознавали преступный характер своих действий.

При наличии таких данных суд правильно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях и обоснованно квалифицировал их действия по ст. ст. 1901 и 1903 УК РСФСР.

Судебная коллегия не усматривает нарушения судом первой инстанции ст. 254 УПК РСФСР, на что в жалобах ссылаются адвокаты Поздеев Ю. Б. и Каллистратова С. В.

Согласно упомянутой статьи не допускается изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду.

По данному делу эти условия судом соблюдены.

При назначении наказания суд учел, что Дремлюга ранее привлекался к судебной ответственности, а Делоне совершил преступление в период испыта-

 

- 438 -

тельного срока, и назначил им меру наказания, связанную с лишением свободы.

Суд учел также, что Богораз-Брухман, Литвинов и Бабицкий впервые совершили преступление, имеют на иждивении несовершеннолетних детей и, обоснованно применив ст. 43 УК РСФСР, избрал меру наказания, не связанную с лишением свободы.

Утверждение в жалобах о том, что применение судом ссылки в отношении Богораз-Брухман, Бабиц-кого и Литвинова не основано на Законе, нельзя признать правильным. Санкция статей 1901 и 1903 УК РСФСР предусматривает в качестве меры наказания лишение свободы.

Суд, приняв во внимание вышеназванные мотивы в соответствии со ст. 43 УК РСФСР, мог назначить осужденным ссылку, поскольку она, как это следует из ст. 21 УК РСФСР, содержащей перечень видов наказания, является более мягкой по сравнению с лишением свободы.

Указание суда в приговоре об отмене меры пресечения Богораз-Брухман, Литвинову и Бабицкому по доставлении их к месту ссылки, а не в зале суда, не является нарушением требований ст. 319 УПК РСФСР, так как суд вправе постановить о принудительном доставлении лица к месту ссылки.

Поэтому, не находя оснований к отмене или изменению приговора, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, руководствуясь п. 1 ст. 339 УПК РСФСР.

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11 октября 1968 года

 

- 439 -

в отношении БОГОРАЗ-БРУХМАН Ларисы Иосифовны, ДЕЛОНЕ Вадима Николаевича, ЛИТВИНОВА Павла Михайловича, БАБИЦКОГО Константина Иосифовича и ДРЕМЛЮГИ Владимира Александровича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их адвокатов — без удовлетворения.

 

Председательствующий — ЛУКАНОВ

Члены суда — ТИМОФЕЕВ, САЛЬНИКОВ

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.
 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=2045

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен