На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ МЫ ТОЖЕ МОЖЕМ ::: Шепетинский Я. - Приговор ::: Шепетинский Яков Исаакович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шепетинский Яков Исаакович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шепетинский Я. И. Приговор. – Тель-Авив : Кругозор, 2002. – С. 3–169 : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 63 -

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

МЫ ТОЖЕ МОЖЕМ

 

Участвовали новые партизаны и в так называемых хозяйственных операциях, где главным образом надо было обеспечить отряд продовольствием. Во многих домах находили разные еврейские принадлежности. Как-то раз наткнулись на маленькую скатерть, которой накрывали субботнюю халу во время молитвы и зажигания свечей. Взял ее с собой как талисман. Всю войну эта скатерть пробыла со мной.

Итак, вся наша семья в 51-й группе: Герц в разведывательном отделении, я - пулеметчик в первом взводе, Рувен - рядовой в хозяйственном взводе, там же мама - повар и отец - ответственный за топливо и охрану. Двое маленьких с ними. Сестра Рая в медицинском взводе.

2 августа перед рассветом тревога. Всем быстро в полном боевом строиться. Глянули - весь отряд выстроен, значит это не какая-нибудь мелкая операция. Приказ двигаться лесным массивом тихо, бесшумно, между группами - интервалы. Задание получим на ходу.

Вдали на опушке видим родителей с маленькими, смотрят на нас, машут руками. Точно в то время пришла большая группа под командованием Кременя из города. Принесли с собой оружие, боеприпасы и т.д. Среди них была и молодая супруга моего командира отделения Давида Блюменфельда - Лиля. Получив разрешение, он вышел из строя, обнялись, расцеловались, попрощались, бегом обратно в строй. В этом бою Давид погиб.

 

- 64 -

Тихо идем, сила большая, около пятисот бойцов. Понимаем, что дело серьезное. Двигаемся с привалами, разведка впереди, обходим села, пастбища, к вечеру задержались. Отдых. К цели около десяти километров. Двухчасовой переход. Приказ: с рассветом атакуем районный город Косово Брестской области. Там немецкий гарнизон, рота литовцев и местные полицаи. Задание: уничтожить врага, взять оружие и, главное, медикаменты. Честно говоря, сначала волнение, все же первое крупное боевое крещение. Но когда видишь глазами эту большую силу, успокаиваешься. К рассвету вышли на исходные позиции. Получаем направление атаки, ориентиры справа и слева.

Ждем условного сигнала. Оказывается, отряд имени Чапаева присоединился к этой операции. Их задача - не допустить врагу подкрепление. Как оказалось, операция хорошо спланирована. И вот сигнал к атаке. Все вместе бежим и как-то не заметили, что наш взвод бежит через территорию гетто. Ужасно непуганые лица. Евреи не поняли, что случилось. Наверное, слышали, как мы между собой кричали на идиш. Так они к нам с протянутыми руками: "Идн, идн!" Но нам некогда, вперед, к площади.

По нас открыт огонь. Залегли, отвечаем огнем. Поступил приказ вести огонь по колокольне костела, откуда шквальная стрельба. Взвод поднят, бегом. Давид упал, пораженный пулей. Залегли, открываем бешеный огонь по цели. Сменил диск, отполз в сторону. Огонь. Приказ Федоровича: "За мной! Вперед!" И мы все бежим со всех сторон. Занято полицейское отделение, литовский гарнизон, немецкая комендатура. Вокруг много трупов.

Расправа продолжается. Литовцы на коленях умоляют, я еще такого не видел, те самые, что так „мужественно" расправлялись с безоружными в гетто. Вбегаем в больницу, все койки заняты больными, как говорится "лежачего не бьют", и тут вошел командир отряда Пронягин с местным и тот указывает: этот больной, тот больной, а этот - полицейский. Оказывается, более десяти полицаев сразу притворились

 

- 65 -

больными. Расплата на месте.

Доктор Блюмович быстро начал собирать и грузить медикаменты. Это для него самый ценный груз. Победа полная, гарнизон уничтожен. Немцы вообще и не пытались прийти на помощь.

Все же с костела снова открыт огонь. По приказу Пронягина взобрались наверх. "Взять живьем!" Взяли. Оказался местный. Повели домой. И там всех... У войны свои законы.

На обратном пути заметил, что все обитатели гетто в движении, уходят кто куда. Были, что и к нам, но большинство - в соседние города, в границах Третьего рейха. Идут слухи, что там евреев не трогают. Ко мне пристал один парень, схватил за руку и не отпускает:

- Я с тобой.

- Ну пошли, только оставь руку. Звали его Берл Евшицкий.

Возвращаемся к себе на базу, в лес. Все усталые, но воодушевленные. Так вот оно как... Мы тоже можем, мы уже не стадо овец, наши пули убивают. В общем, эта операция имела огромное значение. Известие о разгроме гарнизона в Косове быстро разнеслось по окрестностям. Многие евреи начали бежать из разных гетто в леса. Члены семей полицаев из деревень и сел бежали в районные центры под защиту немцев, боясь мести партизан. Теперь, наверное, кто хотел помогать немцам, дважды обдумает свое решение...

У нас тоже были потери. Убитых и раненых около десяти человек, в том числе наш командир отделения Давид Блюменфельд. С волнением и тревогой ждали нас родители и младшие братья.

После косовской операции командование отряда приняло решение двинуться на восток на соединение с фронтом.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.