На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ ЛЮСЯ ::: Шепетинский Я. - Приговор ::: Шепетинский Яков Исаакович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шепетинский Яков Исаакович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шепетинский Я. И. Приговор. – Тель-Авив : Кругозор, 2002. – С. 3–169 : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 145 -

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

ЛЮСЯ

 

Прошли нелегких два года. Знакомые и друзья заботятся, стараются помочь. Решили познакомить меня с одной женщиной. Дали телефон. Позвонил. 12 января 1971 года встретились. На этой встрече у меня невольно выскочило:

- Это она и есть.

Врач-педиатр, разведенная, с сыном. Много общего. Оказывается, ей рассказали о моей судьбе. Пошла в школу увидеть ребенка. При первом серьезном разговоре я ей сказал:

- Знай, Люся, перед тобой раненый физически и душевно человек, с дочерью, которая росла почти без матери. Материальных благ у меня нет. Единственное,

 

- 148 -

что могу тебе подарить - мою любовь.

Посмотрев на меня, сказала:

- Знаешь, Яша, этого хватит.

Услышав такой ответ, почувствовал, что это то, что Рива хотела, и что я исполнил ее завещание.

3 марта 1971 года, в день рождения Люси, мы поженились. И недавно праздновали 30-летие совместной жизни.

Из любящей, заботливой мамы-супруги превратилась в не менее любящую и еще более заботливую бабушку шестерых внуков и старого, "хныкающего" мужа.

За нашу совместную супружескую жизнь, между обычными семейными делами, произошло несколько интересных событий, связанных с нашим прошлым.

Весной 1973 года меня приглашают на суд в Гамбург, как свидетеля. Еду в сопровождении личного врача. То есть с моей любимой, подставляющей всегда плечо, супругой - Людмилой Бенедиктовной. Ответил на все вопросы, на сей раз без переводчика. Все подробности, детали, это было не просто, но чувствовал, что это был завет тех, кто был уничтожен с такой жестокостью.

Вот отрывки из приговора, вынесенного судом города Гамбурга на немецком языке и переведенного автором на русский:

 

- 149 -

(Перевод отдельных мест приговора на русский):

Показания обстоятельств, которые происходили у могил, в основном опираются на свидетельства Якова Шепетинского. Его показания были подтверждены другими свидетелями (бывшими немецкими солдатами, принимавшими участие в акции). Среди них: Лелонг, Молль, Граксенберг, Прейг, Гельпингер, Грекл, Пахалы, Ахмиллер, Айхингер, а также два врача-еврея из гетто: д-р Каплинский и д-р Алендер.

В общем эти свидетели не дали полной картина происходящего около могилы. Некоторые из них находились там очень короткое время. Частично о происходящем там они узнавали из рассказов других солдат.

Совпадение показаний этих свидетелей с показаниями Якова Шепетинского удивительно точно схожи сами по себе. Только из

 

- 150 -

того, что он рассказал, хотя немецкие свидетели в своих показаниях были воздержаны, суд поэтому убежден в правде и искренности показаний этого свидетеля...

Свидетель Яков Шепетинский правильно определил представленные ему в процессе следствия фотографии обвиняемого.

Интересно, что суд нашел всех немцев из роты, которая участвовала в этом злодеянии. В приговоре отмечено, что я точно опознал на снимках гебитскомиссара (Эррен получил пожизненное заключение). Рассказанные мной подробности, совершавшиеся возле могил, удивительно точно совпадали с показаниями участников расстрела. После Гамбурга мы поехали к сестре в Канаду и вернулись домой к обычной семейной жизни.

Сын Барух служит в действующей Армии Обороны Израиля. Вспыхнула война Судного дня. Опять совместное нападение Египта и Сирии на нашу маленькую страну. Тяжелые бои и немалые потери. Но все мы знаем, как эта война окончилась. Слава Богу, сын вернулся с войны целым и невредимым.

1 января 1986 года вышел на пенсию. Времени стало много. Есть и для внуков, и для прогулок с собакой и еще остается. Люся настаивает: начинай писать воспоминания. Сейчас ни дети, ни внуки нашим прошлым не интересуются, но придет время, и они будут жалеть, что не спрашивали и не записывали.

"Приговор окончательный, обжалованию не подлежит", - и я начал.

Страница за страницей, а вечером, перед сном - всегда открытое ухо супруги, первого слушателя и критика.

Это не просто, это не роман, не повесть, не твоя фантазия или внимательный глаз талантливого писателя - это твоя жизнь. И когда ты пером по бумаге - опять заново переживаешь, перед тобой появляются образы родных, товарищей, лица близких и врагов. Сколько бессонных ночей и иногда реплик: "Яша, я к тебе обращаюсь, а ты не слышишь".

 

- 151 -

Спасибо тебе, дорогая супруга моя, что имела столько терпения, что так настаивала и ободряла.

По приглашению Медицинского института города Вроцлав, где жена закончила лечебный факультет, съездили на юбилей.

В этом же городе мы посетили могилу отца Люси Бенедикта, умершего в 1951 году.

Потом поехали в Белосток, гуляем по городу, вспомнили Эстер - мою первую любовь. Идем по направлению железнодорожному вокзалу, там недалеко жил и я. Приближаемся, наши руки сжаты. Вот этот дом, сейчас откроется дверь и моя любимая тетя Циля выйдет нас приветствовать, как будто ничего не случилось...

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.