На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
1.Введение ::: Налимов В.В. - Канатоходец ::: Налимов Василий Васильевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Налимов Василий Васильевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Налимов В. В. Канатоходец. – М. : Прогресс, 1994. – 456 с. : ил., портр.

Следующий блок >>
 
- 374 -

ПРИЛОЖЕНИЕ II

 

РОЗЫСКНОЕ ДЕЛО1

 

7. Введение

 

Поведение на допросах — существенная часть моего жизнеописания. Это показатель моей зрелости и в то же время моих ошибок. Важна их глубина, степень ответственности за них. Это касается и моих коллег, проходивших по тому же делу. Мы брали на себя обязательство, и его надо было выполнить в борьбе.

Я привожу все оказавшиеся мне доступными мои протоколы. Но нужно иметь в виду, что к Делу почему-то были подшиты далеко не все протоколы. Существенного урона этим не наносится, так как содержание. допросов многократно повторялось. Иногда мне задавались вопросы об Ордене Тамплиеров; я на них не отвечал, и в протокол ничего не заносилось. Соответствующие вопросы задавались, видимо, и другим и, очевидно, фиксировались в каких-то секретных характеристиках, откуда мне для устрашения иногда зачитывались отдельные фрагменты.

Далее я привожу (выборочно) протоколы допросов других участников Дела для характеристики анархо-мистического движения в целом. Не мне здесь выступать судьей... но перед героизмом некоторых надо преклониться. Ведь все это свершалось в те годы — годы всеобщего и почти повсеместного признания.

 


1 Копии некоторых документов ЦАКГБ (материалы Дела по обвинению Болотовой А. О., Р — 11994, т. I, и Дела по обвинению Солонович А. О., Р — 7776) и Архива ВЧК-ОГПУ-НКВД (материалы Дела по обвинению Солоновича А. А., БемаД.А. и др., № 7107, т. I). Подготовлены к печати Ж. А. Дрогалиной.

- 375 -

В целом протоколы однообразны. Они с достаточной полнотой характеризуют личностей, подлинный уровень их духовной зрелости. Но мало что сообщают об Ордене — его духовном настрое, его эзотеризме, его ритуальных традициях. Следователи на допросах преимущественно интересовались политической стороной дела — а этим как раз не занимался Орден. У него не было ни политической программы, ни устава, ни каких-либо прочих политических проявлений. Это все-таки было только религиозно-философское Братство, именовавшее себя Орденом в силу духовной, а частично и ритуальной преемственности.

Было бы крайне интересно сравнить протоколы современных допросов с протоколами времен Филиппа Красивого [Lizerand, 1964]2. Но это уже дело историка. Хотя даже из поверхностного сравнения с очевидностью следует, что ритуально-презентативная часть изменилась до неузнаваемости. Улавливается только духовная общность — для того, кто может слышать. Так же как, впрочем, изменились допрашивающие стороны. Но преемственность где-то узнается. Открытое для обозрения сжигание на костре заменилось тайным расстрелом. Только и всего!

Правда, потом, после «малой революции», начавшейся в 1950-е годы, власти все же признались в произволе.

Существенно то, что после средневекового французского погрома (совершенного с разрешения Папы), Орден все же уцелел, правда рассредоточившись, уйдя в подполье. После советского погрома Восточный отряд, кажется, полностью погиб.

 


2 Вот события тех лет. В 1307 г. — аресты тамплиеров по указа­нию короля Франции Филиппа Красивого. Допросы инквизиции. (Lizerand G., ed. Le dossier de l’affaire des Templiers. Paris: Societe d’edition “Les Belles Lettres”, 1964, 229 р.) В 1312 г. папа Кли­мент V упраздняет Орден. В марте 1314 г. в Париже сжи­гают на медленном огне Великого магистра Ордена Жака де Молле и Командора Нормандии Жеффруа де Шарню. Проходит 600 с не­большим лет, и процесс повторяется, но теперь уже в России.

- 376 -

Перед нами забытое ныне проявление русской постреволюционной культуры. Здесь речь идет о реальном мировоззренческом сопротивлении, выстоявшем до середины 30-х годов. Показана стратегия и техника репрессивных органов тех мрачных лет. Раскрывается и природа человека, оказавшегося вынужденным вести борьбу, будучи в плену — за решеткой. Поучительно и поведение профессионального предателя. И наконец, реабилитация — как форма раскаяния со стороны властей, начавших что-то понимать в содеянном.

Однако это «что-то» пока еще очень призрачно. Реабилитированные люди, и оставшиеся в живых, и погибшие, формально были восстановлены только в политических правах. Им не вернули отобранное имущество, не выплатили денег за каторжный труд в заключении, не вернули уважения, которого они заслуживают, — в примитивном сознании некоторых людей сохраняется отношение к ним как к «врагам народа». Они получили от государства компенсацию, которой в настоящее время не хватает даже на похороны.

Достойное отношение к жертвам репрессий могло бы восстановить уважение к юридическому и нравственному Закону страны, нарушение которого должно быть не только недопустимо, но и экономически невыгодно. Говорят, в США человек, пострадавший от государства, получает компенсацию в размере нескольких миллионов долларов за каждый год страданий.

Материал, прошедший через наши руки, все же не полон. Много лакун. Хочется думать, что кто-то в будущем сможет провести более полное исследование, на которое придется затратить годы3.

 


3 Со всей серьезностью я могу утверждать, что А. А. Солонович и Н. И. Преферансов (а следовательно, и их единомышленники) мо­гли избежать репрессий в 30-е годы. Нужно было только изменить своим убеждениям. Но такое предложение не было принято. Нас пре­дупреждали о возможных последствиях. Но устояли не все. Кто-то даже занял высокие должности. Возможно, сумел даже внести существенный вклад в культуру России, действуя в дозволенных рамках. (Текст орденской присяги звучал как обещание верности…) Но кому дано право осуждать – вспомним ту трагическую ночь, когда трижды пропел петух! Только теперь мы начинаем понимать всю серьезность этого евангельского события. «Нам ясен ужас древнего соблазна, когда случайно чья-нибудь рука две жердочки, две травки, два древка соединит на миг крестообразно» (Н. Гумилев).

 
 
Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.