На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
2.Под ударом допросов ::: Налимов В.В. - Канатоходец ::: Налимов Василий Васильевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Налимов Василий Васильевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Налимов В. В. Канатоходец. – М. : Прогресс, 1994. – 456 с. : ил., портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 377 -

2. Под ударом допросов4

 

А. Прямое нападение на меня

 

Протокол

На основании ордера Главного Управления Государственной Безопасности НКВД СССР за № 8770 от 21 октября мес. 1936 г. произведен обыск у гр. Налимова Василия Васильевича в доме № 8 кв. 16 по улице Рещиков пер. При обыске присутствовали: Аксенов Борис Иванович, проживающий в этом доме кв. 12.

Согласно данным указаниям задержан гражданин Налимов Василий Васильевич.

Взято для доставления в Главное Управление Гос. Безопасности следующее (подробная опись всего конфискуемого или реквизируемого. — Ж. Д.). Паспорт сер. МР № 624955 и военный билет на имя Налимова Василия Васильевича. Три записные книжки с адресами, сборник стихов на 85 листах5. 22/Х-36 г. Протокол подписал Налимов

Обыск проводил: сотрудник для поручений Оперода Марков и Макаров.

 

Акт

Мы, нижеподписавшиеся, дворник Акимов и сотрудник НКВД Макаров составили настоящий акт в том, что во время производства обыска в д. № 8, кв. 16 по Рещикову пер. у гр. Налимова Вас. Вас. последний совместно со своим отцом и сестрой всячески оскорбляли сотрудников, производящих обыск. В частности отец Налимова называл сотрудников НКВД хулиганами, а также говорил, что НКВД во

 


4 В публикации исправлены грубые орфографические ошибки, встречающиеся в тексте протоколов; особенности стилистики и пунк­туации оригиналов в основном сохранены. В протоколах имеются подчеркивания, сделанные чернилами или, чаще, цветными каранда­шами. Можно предположить, что это было сделано в процессе подго­товки реабилитационных документов. В нашей публикации эти места выделены курсивом.

5 Это была перепечатка стихотворений М. Волошина.

- 378 -

время обысков подбрасывает различные документы и пр.

Все это делалось со стороны Налимовых с целью спровоцировать сотрудников НКВД, так как когда был закончен обыск, они потребовали записать в протоколе обыска о якобы грубом отношении лиц, производивших обыск, и о том, что отец Налимова якобы в результате этого был близок к обморочному состоянию. Подписали: Аксенов

22/Х-36 г.   Сотрудник ГУГБ НКВД Макаров

 

Протокол допроса

1936 г. октябрь месяц 23 дня.

Я, помощник оперуполномоченного 2-го отделения ГУГБ6 Голованов, допросил в качестве обвиняемого Налимова Василия Васильевича7.

Вопрос: Расскажите о Вашей контрреволюционной анархической деятельности.

Ответ: Я таковой не вел.

Вопрос: Следствию известно, что Вы являетесь участником контрреволюционной группы. Вы признаете это?

Ответ: Нет, не признаю.

Вопрос: Вы знаете анархистку Агнию Солонович?

Ответ: Нет, не знаю.

Вопрос: Вы обманываете следствие. Я требую правдивого ответа на поставленные Вам вопросы.

Ответ: Участником анархической группы я не являюсь и Агнию Солонович я не знаю.

Протокол записан с моих слов правильно и мною прочитан.

Налимов

Допросил помощник уполномоченного

4-го отделения ГУГБ Голованов.

 

Протокол допроса Налимова В. В.

от 3 ноября 1936 года.

Вопрос: Следствие располагает фактами и документами, полностью изобличающими Вас в том, что Вы до дня своего ареста вели активную контрреволюционную анархическую деятельность. Признаете ли себя виновным в этом?

Ответ: Я отрицаю свою контрреволюционную деятельность, также отрицаю и свою принадлежность к контрреволюционной группе.

Вопрос: Анархиста Шаревского Иона Вы знаете?

Ответ: Да, с анархистом Шаревским я знаком. С ним я восстановил связь после возвращения его из ссылки, примерно в 1934 году.

Вопрос: Анархиста Проферансова Вы знаете?

Ответ: Да, с Проферансовым я знаком, и он является моим

 

 


6 ГУГБ  —  Главное Управление Государственной Безопасности.

7 Далее идут очень пространные анкетные данные.

- 379 -

другом. До последнего времени я с Проферансовым встречался, хотя и редко, так как он жил и работал в Минске. Летом 1936 года я вместе с Проферансовым провел часть отпуска в Крыму.

Вопрос: С анархистом Иоффе Ионом знакомы?

Ответ: Да, с анархистом Иоффе Ионом я знаком. Как будто бы он является родственником Шаревского. С ним я также встречался до моего ареста, но редко.

Вопрос: Анархистку Солонович Агнию Вы знаете?

Ответ: Да, с анархисткой Солонович А. я также знаком. Впервые, насколько мне помнится, я познакомился у Проферансова. Я посещал квартиру Солонович, но редко.

Вопрос: Указанные Вами лица, а именно: Шаревский, Профе-рансов, Иоффе и Солонович между собой знакомы были?

Ответ: Да, все указанные анархисты между собой были знакомы

Вопрос: Следствие располагает данными, что все указанные выше анархисты, в том числе и вы, систематически собирались на квартире друг у друга. Следствие требует от Вас правдивого ответа.

Ответ: Да, за исключением Солонович, мы иногда и не систематически собирались вместе. У Солонович я, насколько помню, бывал один или два раза с Проферансовым.

Вопрос: Для какой цели вы все вместе собирались?

Ответ; Наши сборища никакой цели не преследовали.

Вопрос: По показаниям участника контрреволюционной организации Проферансова, ваши сборища являлись нелегальными собраниями анархической группы.

Ответ: Наши сборища не носили характера нелегальных собрали

Вопрос: Вы лжете, так как участник группы Иоффе также показал о том, что эти сборища носили характер нелегальных собраний контрреволюционной группы. Требую от Вас правдивого ответа.

Ответ: Я категорически отрицаю наличие каких-либо собраний и рассматриваю наши встречи (меня, Проферансова, Иоффе и Шаревского) как обыкновенные беседы.

Записано правильно, мною прочитано. Налимов.

Допросил: Опер. уполномоч. ГСПО8 ГУГБ мл. лейтенант ГБ Макаров.

 

Протокол допроса

Налимова В. В.

от 15 ноября 1936 года.

Вопрос: Какой характер носила Ваша связь с анархистом Со-лоновичем, Шаревским, Проферансовым, Иоффе?

Ответ: Мои связи с анархистами: Шаревским, Солонович, Проферансовым и Иоффе носили характер личного знакомства.

Вопрос: Если Ваши связи с указанными анархистами носили

 


8 ГСПО — Государственный Секретно-Политический Отдел.

- 380 -

личный характер, то почему Вы на первом допросе 23 октября отрицали всякое знакомство с перечисленными лицами?

Ответ: Свою связь с Солонович Агнией я отрицал, так как своей близкой знакомой ее не считаю.

Вопрос: Тем более, если Солонович Вы мало знали, то следовательно, эта связь не могла компрометировать Вас и отсюда отпадает всякая необходимость отрицать знакомство. Следствию известно, что Вы с Солонович были связаны как участники контрреволюционной анархической группы. Предлагаю прекратить запирательство и дать правдивые показания.

Ответ: Признаю, что на допросе 23 октября я дал ложные показания в части отрицания своего знакомства с Солонович по той причине, что ее мало знаю и вспомнить тогда не мог.

Вопрос: Вы говорите неправду, так как на допросе 30-го ноября Вы признались в том, что не только с Солонович знакомы и посещали ее квартиру и очень часто.

Ответ: Подтверждаю, что на квартире у Солонович Агнии я действительно бывал, но редко — раза два-три. У Солонович я примерно два раза был вместе с Проферансовым; Иоффе у Солонович я не встречал; что же касается Шаревского, то не помню.

Вопрос: С какой целью Вы бывали у Солонович, тем более, что с ней близко не были знакомы?

Ответ: Мои посещения Солонович объясняются тем, что меня просили подыскать ей работу, какую не помню.

Вопрос: Следствие располагает материалами, что Вы с Солонович были связаны как с руководителем анархической группы, участником которой Вы являлись до момента Вашего ареста. Признаете ли Вы это?

Ответ: Нет, это я не признаю.

Вопрос: Ваше участие в контрреволюционной группе также подтверждается показаниями обвиняемого Проферансова.

Ответ: Участником контрреволюционной группы себя не признаю.

Вопрос: Вы с анархистом Брешковым Игорем знакомы? Ответ: С анархистом Брешковым я не знаком.

Вопрос: Это неверно, так как Вы с Брешковым неоднократно встречались на квартире у Иоффе. Почему скрываете это?

Ответ: Бывая на квартире у Иоффе, я встречал там несколько незнакомых мне лиц, среди которых, возможно, был и Брешков.

Вопрос: Ваши показания являются ложными, так как с Брешковым вы коротко знакомы по работе в контрреволюционной группе. Зачитываю Вам его показания от 4-го ноября 1936 года. В последний раз предлагаю дать правдивый ответ.

«Ответ: Показания Брешкова в отношении того, что я являюсь участником контрреволюционной группы, отрицаю.

Записано с моих слов правильно, мною прочитано,

в чем и расписываюсь. Налимов.

 

- 381 -

Допросил: Опер. Уполномоч. ГСПО ГУГБ мл. лейтенант ГБ Макаров

 

Протокол допроса Налимова В. В.

22 ноября 1936 года.

Вопрос: У Вас при обыске обнаружены билеты №№ 8, 9 и 10. Для какой цели предназначались эти билеты и от кого они Вами получены?

Ответ: Отобранные у меня при обыске лотерейные билеты получены от кого-то из моих знакомых, кого именно не помню. Каждый билет стоит 3 рубля (не точно), и эта лотерея была организована в пользу Кропоткинского музея. Кому должны быть переданы деньги за указанные билеты, не помню, так как позабыл, при каких обстоятельствах мне были переданы. Отсутствие памяти объясняю своим болезненным состоянием в результате ртутного отравления.

Вопрос: Следствие располагает данными, что Вами было получено 10 штук билетов, а при обыске обнаружено только три. Где же остальные?

Ответ: Сколько у меня было билетов, я не помню. Все они хранились в карманах брюк или пиджака.

Вопрос: Это неверно. Следствие требует назвать лиц, которым Вы передали часть имевшихся у Вас билетов.

Ответ: Имевшиеся у меня лотерейные билеты я не распространял.

Вопрос: Вы подтверждаете свое знакомство и связь с анархистами Шаревским, Проферансовым, Иоффе, Солонович Агнией и Брешковым'!

Ответ: Свое знакомство с указанными лицами подтверждаю, причем с Брешковым, фамилию которого не знал, встречался два раза у Иоффе.

Вопрос: Следствием установлено, что все указанные анархисты, с которыми связаны и вы, — являются активными участниками контрреволюционной группы. По показаниям участников контрреволюционной группы Проферансова, Иоффе и Брешкова, Вы также входили в состав группы и принимали в работе деятельное участие. Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Участником группы я не являлся!

Вопрос: Как же Вы отрицаете свою принадлежность к контрреволюционной группе, если Вы неоднократно присутствовали на ее собраниях и принимали участие в обсуждении ее программы и методов борьбы с Советской властью.

Ответ; На квартире у Проферансова весной 1935 года собрались я  —  Налимов, Преферансов, Шаревский и Иоффе. Кажется, здесь же присутствовала мать Проферансова. Во время беседы Шаревский заявил, что он считает наши мировоззрения близкими к анархизму, и вслед за этим предложил обсудить его анархические убеждения, сформулированные им в ряде пунктов.

 

 

- 382 -

Основным пунктом считалось отрицательное отношение к государству, причем о какой-либо борьбе с Советской властью в прямой форме в этом пункте не говорилось. Кроме того, был ряд пунктов о необходимости самообразования и обращения к философским вопросам. Смысл последних для меня был непонятен. Я и Преферансов отрицательно отнеслись к выдвинутым Шаревским пунктам, которые не соответствовали нашим политическим мировоззрениям. Данную встречу я не рассматриваю как собрание контрреволюционной группы, так как вопросы, обсуждавшиеся там, были выдвинуты Шаревским по его инициативе. В дальнейшем между нами бесед на политические темы не было.

Вопрос: Ваши показания ложны. На этом собрании основным вопросом был вопрос о разработке методов борьбы с Советской властью, и в обсуждении его Вы принимали самое активное участие. Предлагаю в последний раз дать искренние показания о Вашей контрреволюционной деятельности.

Ответ: Заявляю, что контрреволюционной деятельности не вел и в обсуждении вопросов о методах борьбы с Советской властью участия не принимал.

Запись правильна, мною лично проверено,/

в чем и расписываюсь. Налимов./

Допросил Опер. Уполномоч. СПО ГУГБ/

мл. лейтенант Макаров./

 

Протокол допроса обвиняемого Налимова В. В.

от 15 декабря 1936 г.

Вопрос: Вы знакомы с лицом, изображенным на предъявляемой вам фотографии?

Ответ: Да, с лицом, изображенным на фотографии, я знаком. Это Назаров Михаил Алексеевич. Он, насколько мне помнится, проживал вблизи Арбата на Денежном переулке. Эта фамилия у меня плохо сохранилась в памяти.

Вопрос: Где и при каких обстоятельствах Вы познакомились с Назаровым М.А.?

Ответ: Познакомился с Назаровым М.А. примерно в 1933 — 34 гг. При каких обстоятельствах произошло мое знакомство с ним, не помню.

Вопрос: Вы посещали квартиру Назарова М.А.?

Ответ: Да, на квартире Назарова бывал, но примерно в течение последних двух лет, насколько мне помнится, с Назаровым не встречался.

Вопрос: Ваши показания не соответствуют действительности. Следствию известно, что Вы с Назаровым встречались в 1935 г. в марте месяце на квартире Солонович Агнии9. Предлагаю дать правдивый ответ на этот вопрос.

 


9 Это был для меня особый, памятный день. Но кто мог об этом со­общить?!

- 383 -

Ответ. Встречался ли я с Назаровым на квартире у Солонович, утверждать не могу, но, возможно, если я с Назаровым там и встречался, то эти встречи носили мимолетный характер, и они не остались в памяти. Последний раз у Назарова я был примерно в конце 1934 года или начале 1935 года.

Вопрос: Кто из участников молодежной контрреволюционной группы также был знаком с Назаровым?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Что Вам известно о политических убеждениях Назарова?

Ответ: О политических убеждениях Назарова мне ничего не известно.

Вопрос: Что же Вас связывало с анархистом Назаровым?

Ответ: Моя связь с Назаровым носила личный характер. В частности, Назарову я начал давать уроки математики. Политической связи между мной и Назаровым не существовало.

Вопрос: Если Ваши связи с Назаровым носили личный характер, то почему Вы до последнего времени скрывали Вашу связь с Назаровым от следствия?

Ответ: Фамилию Назарова я не помнил и признал его только после предъявления его фотокарточки.

Вопрос: Ваши показания ложны. Вы были связаны с Назаровым как с анархистом и участником контрреволюционной организации. Вы полностью в этом изобличены, и дальнейшее Ваше запирательство бесполезно. Намерены ли вы теперь признать то, что с Назаровым Вы были связаны по совместной контрреволюционной деятельности?

Ответ: Еще раз заявляю, что моя связь с Назаровым контрреволюционного характера не носила.

Вопрос: Почему Вы на очной ставке с Иоффе отрицали свою связь с Назаровым?

Ответ: На очной ставке с Иоффе я свою связь с Назаровым отрицал, потому что его фамилию не помнил. Кроме того, у меня с наименованием фамилии Назарова всплыло в памяти другое лицо, а именно Назаров М. И., который был преподавателем в школе, где я учился. Помимо этого — Иоффе мне не напомнил отдельных деталей о личности Назарова.

Вопрос: А почему Вы сами не вспомнили Назарова? Вы же с ним были знакомы, так же как и Иоффе?

Ответ: Не вспомнил Назарова потому, что давно его не видел. Вопрос: Вы окончательно запутались в своих собственных показаниях. Вы продолжаете лгать. Забыть фамилию Назарова Вы не могли, так как встречались с ним в последнее время, упоминали о нем в беседах с Иоффе. В последний раз предлагаю Вам прекратить запирательство.

Ответ: В последние полтора — два года в беседах с Иоффе о Назарове не упоминал и в последнее время с ним (Назаровым) не встречался.

 

- 384 -

Записано правильно, мною прочитано, в чем и расписываюсь. (Под писи нет.)10

Допросил: Опер. Уполномоч. СПО ГУГБ мл. лейтенант Макаров

 

Протокол допроса

обвиняемого Налимова В. В.

от 10 июня 1937 г.

Вопрос: Вам объявляется об окончании следствия по делу. Что можете добавить по существу предъявленного Вам обвинения?

Ответ: По существу предъявленного мне обвинения добавить ничего не могу11.

Допросил: Опер. Уполномоч. СПО ГУГБ мл. лейтенант Макаров

 

Б. Позиция ближайших коллег

 

Справка

по архивно-следственному делу № М — 6342

по обвинению Шаревского Иосифа Исааковича, 1911 г.р,

уроженца г. Самарканда, гр-на СССР, по национальности еврея,

до ареста работавшего Врид. директора биостанции ЦИНУП.

Шаревский И. И. арестован 21 октября 1936 г. НКВД СССР.

 

На предварительном следствии он обвинялся в том, что после возвращения из ссылки в 1934 г. по заданию анархиста Алексея Александровича Солоновича создал нелегальную анархистскую группу в составе: Налимова В., Проферансова Ю. и Брешкова И., ставившую своей целью борьбу против Советской власти.

Из дела видно, что на всем протяжении предварительного следствия обвиняемый Шаревский от дачи показаний отказывался, однако заявлял, что по убеждениям является анархистом-коммунистом.

К делу Шаревского приобщены копии: 2-х протоколов допроса от 9 февраля 1937 г. осужденного Волкова Г. Г., протокола допроса Бем Д. А. от 5 — 7 марта 1937 г., протокола допроса обвиняемого Мокринского от 30 марта 1937 г., которые имеются в архивно-следственном деле № 260273 по обвинению Болотовой и др. Приоб-

 


10 Это машинописная копия протокола допроса.

11 Меня прекратили систематически допрашивать в конце 1936 г. Всего было около 30 вызовов. Протоколы большинства из них в деле отсутствуют. Тема допросов неизменно повторялась. В на­рушение процессуального кодекса меня не познакомили с обвинитель­ным заключением. Прокурор меня не вызывал. Все делалось заглазно. Объявлен был только приговор, вынесенный Особым совеща­нием заочно 9/УП 1937 г.

- 385 -

щены также к делу Шаревского копии протоколов допроса обвиняемого Проферансова Г. Н. от 01 и 03 ноября 1936 г., подлинники которых находятся в деле Болотовой и др.

Шаревскому были даны очные ставки с обвиняемыми Проферасовым Г. П., Брещковым И. С. и осужденным Волковым Г. Г., протоколы которых имеются в деле. На все вопросы, заданные следствием во время очных ставок с указанными лицами, Шаревский продолжал отказываться от дачи показаний.

Обвиняемый Проферансов на очной ставке с Шаревским 5 марта 1937 г. показал, что в состав анархической группы помимо него входили: Шаревский, Налимов, Иоффе. Далее Проферансов заявил, что группа фактически оформилась в 1930 г., деятельность которой после ареста Шаревского не продолжалась. На происходивших собраниях обсуждались политические вопросы, в частности Шаревский, по словам Проферансова, высказывался за активные формы борьбы.

Осужденный по другому делу Волков Г. Г. на очной ставке с Шаревским 10 марта 1937 г. показал, что Шаревский являлся участником анархической организации «Альянс», руководимой Солоновичем Алексеем, основной и конечной целью которой было свержение Советской власти путем «устройства» 4-ой революции и установления анархического строя. Волков далее заявил, что Шаревский перед своим отъездом из Каргасока получил директиву от Солоновича о создании группы среди студентов г. Москвы.

Обвиняемый Брешков И. С. на очной ставке с Шаревским 5 февраля 1937 г. показал, что с Шаревским он познакомился в 1928 г. на квартире анархиста Иоффе, который в 1930 г. содействовал вступлению Брешкова в анархическую группу, членами которой являлись:

Шаревский, Иоффе и некто по имени Игорь12. В 1935 г., как заявил далее Брешков, он познакомился на квартире Иоффе с анархистом Налимовым Василием, который также являлся участником этой группы. На очной же ставке Брешков показал, что на сборищах группы обсуждались политические вопросы.

29 июля 1937 г. дело по обвинению Шаревского было рассмотрено Военной Коллегией Верховного Суда СССР.

Шаревский виновным себя не признал и заявил:

«Показания Бема и Иоффе ему не известны. Показания же Волкова и других он знает. По своим политическим убеждениям он — анархист-коммунист. Членом анархической организации он не состоял. Солонович ему никакого террористического задания не давал. Он не хочет называть других лиц, т. к. это навлечет на них подозрения. Показания Проферансова ему известны по очной ставке, но они являются ложными».

Военная Коллегия, признав Шаревского И. И. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 58-8 и 58-11 УК

 


12 Здесь речь идет об Игоре Тарле — племяннике известного со­ветского историка, академика Е. В. Тарле

 

- 386 -

РСФСР, приговорила его к ВМН13. Приговор приведен в исполнение 29 июля 1937 г.

По данному делу Аренский П. А., Ляшук С. Р., Коростелев Б. В., Гориневский Г. В., Губерт-Поспелова В. В., Болотова А. О. и Васильева Е. М. не проходят, и в отношении их Шаревский не допрашивался.

Следователь 2 отдела Следуправления КГБ

при Совете Министров СССР

капитан Захаров

20 октября 1956 г.

 

Протокол очной ставки

между обвиняемыми Проферансовым Георгием Николаевичем14  и Налимовым Василием Васильевичем

от 26 ноября 1936 г.

Обвиняемые Налимов и Проферансов, подтвердив свое знакомство, показали:

Вопрос П.: Вы являлись участником контрреволюционной группы?

Ответ: Да, я с 1930 г. входил в состав существующей в Москве контрреволюционной анархистской группы, участником которой был до момента ареста.

Вопрос П.: Назовите лиц, входивших в состав контрреволюционной группы.

Ответ: В состав контрреволюционной анархистской группы, участником которой я являлся, входили следующие лица: Шаревский Ион, Налимов Василий, Иоффе Ион, Брешков Игорь и я —  Проферансов. Кроме того, группа была связана с анархисткой Солонович Агнией, знавшей о существовании нашей контрреволюционной группы.

Вопрос П.: Откуда Вам известно, что названные лица входят в состав контрреволюционной группы?

Ответ: Все указанные выше лица, а именно Шаревский, Нали-

 


13 Высшая мера наказания — расстрел.

14 Георгий (иногда Юрий) Проферансов, геолог по специаль­ности, был ближайшим моим другом. Умер он в первую же лагерную зиму. Его отец — Николай Иванович, анархист с дореволюционным стажем. Он отбыл в тюрьме годичный срок еще при старом режиме. Наряду с А. А. Солоновичем он был ведущей фигурой в движении анар­хистов-мистиков. Был арестован по делу 1930 г. Приговор — пять лет политизолятора. В 1934 г. приговор был смягчен: его направили в ссылку в одну из Среднеазиатских республик. Там он умер при весь­ма странных обстоятельствах — от печного угара. До ареста Н.И., имевший гуманитарное образование, работал в Институте Маркса —  Энгельса. В одной из центральных газет от имени Института было сообщение о его смерти. До сих пор помню его прекрасное эссе «Ле­генда о рыцаре Гуго де Лонго».

- 387 -

мов, Иоффе и Брешков по своим политическим убеждениям являются анархистами. Всех нас объединяла общность контрреволюционных анархистских убеждений и враждебное отношение к диктатуре пролетариата. Я как участник группы вместе с Шаревским, Налимовым и Иоффе присутствовал на собраниях группы, на которых один или два раза обсуждались вопросы программно-политического характера, о которых мною даны показания в протоколе допроса от 1 ноября 1936 г. С Брешковым я на собраниях группы не встречался и знал о его участии в группе, насколько мне помнится, от Иоффе.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли Вы показания Проферансова и признаете ли свою контрреволюционную деятельность?

Ответ: Свою контрреволюционную деятельность и свое участие в группе отрицаю и считаю, что группы как определенного политического объединения не существовало.

Вопрос П.: Для какой цели вами передавались Налимову деньги?

Ответ: На одном из собраний нашей группы в 1935 г., на котором присутствовал Шаревский, я — Проферансов, Налимов и Иоффе, было вынесено решение отчислять определенный процент от нашей зарплаты на приобретение для группы литературы, а также для передачи Солонович Агнии на предмет оказания помощи ссыльным анархистам. Я лично деньги передавал Налимову, который знал, для какой цели эти деньги предназначались. В последний раз мною было переслано Налимову шестьдесят руб. летом 1936 г.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Проферансова?

Ответ: Показания Проферансова подтверждаю, но считаю необходимым уточнить их в том отношении, что отчисления нами производились нерегулярно.

Вопрос Н.: Для какой цели вами передавались деньги Солонович Агнии?

Ответ: Часть отчисляемых нами денег передавалась Солонович Агнии для оказания помощи ссыльным анархистам. Передавались деньги Солонович потому, что она была связана со ссылкой —  Каргасокской.

Вопрос Н.: Из вашего ответа вытекает, что вы оказывали помощь анархистам, репрессированным за определенные контрреволюционные действия — тем самым и сами вели контрреволюционную работу. Правда это?

Ответ: Нет, это я не рассматриваю как контрреволюционную деятельность, так как эти деньги передавались нами по этическим соображениям, согласно информации Шаревского о тяжелом положении ссыльных анархистов, не имеющих подолгу работы.

Вопрос П.: Как вы расцениваете ту помощь, которую оказывала группа анархистской ссылке?

Ответ: Материальная помощь, оказываемая нашей группой анархистской ссылке, обусловливалась этическими соображениями, но объективно являлась одним из элементов контрреволюционной деятельности.

 

- 388 -

Вопрос Проф.: Когда и при каких обстоятельствах был разговор о сохранении имеющейся в группе анархистской литературы?

Ответ: Примерно в январе мес. 1936 г. на одном из собраний группы, на котором, кроме меня, присутствовали Шаревский, Налимов и, кажется, Иоффе (точно не помню), был выдвинут вопрос о сохранении на случай провала группы имеющейся литературы. В результате было решено закопать литературу, и мною был указан для этой цели район между ст. Румянцеве и Н.-Иерусалим Балтийской ж. д. Как была выполнена эта операция, мне не известно.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Проферансова?

Ответ: Действительно, нами был поставлен вопрос о сохранении имевшейся анархической литературы, которая нам не нужна была, но могла служить компрометирующим нас материалом. В основном литература состояла из изданий «Голос труда» и брошюры Карелина. Литература нами, т. е. мною, Шаревским и Иоффе, была зарыта в землю недалеко от ст. Н.-Иерусалим. Литература пряталась нами как представляющая исторический, а не политический интерес.

Вопрос Н.: Признаете ли вы теперь свою контрреволюционную деятельность?

Ответ: Борьбы с Советской властью я не вел, контрреволюционной группы не существовало. Однако некоторые мои действия, как, например, закапывание литературы и денежная помощь ссыльным анархистам, объективно являются элементами контрреволюционной деятельности15.

 

Протокол очной ставки

между обвиняемыми Налимовым В. В. и Брешковым И. С.,

произведенной 16 ноября 1936 г.

Вопрос Б.: Вы знакомы с сидящим против вас человеком?

Ответ: Фамилии я его не знаю, но с ним знаком. Зовут его Вася.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы свое знакомство с Брешковым?

Ответ: С указанным человеком я действительно встречался у Иоффе, в течение 1935 — 36 гг. — два раза.

Вопрос Б.: Откуда вы знаете Налимова и при каких обстоятельствах с ним познакомились?

Ответ: Знаю Налимова как участника контрреволюционной анархистской группы, в которую я также входил после возвращения из лагеря в Москву в 1935 г. Познакомился с Налимовым на квартире анархиста Иоффе, через которого я и вошел в состав группы, участником которой и являлся вплоть до ареста.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания обвиняемого Брешкова?

Ответ: Нет, не подтверждаю.

Вопрос Б.: Откуда вам известно о принадлежности Налимова к контрреволюционной анархистской группе?

 


15 Здесь я сдался. Не под натиском следователя, а под уговором друга. Очные ставки все же опасны.

- 389 -

Ответ: Принадлежность к нащей группе гр. Налимова мне известна потому, что я его встречал на нелегальном собрании, где присутствовали, кроме нас, — Шаревский и Иоффе. Припоминаю, что Налимов читал на этом собрании стихи анархистского содержания, напечатанные на машинке. Кем принесены были эти стихи — я не знаю.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Брешкова?

Ответ: Я подтверждаю встречу на квартире Иоффе в 1936 г. между мной, Иоффе и Брешковым. Возможно, также присутствовал и Шаревский. Эту встречу я не рассматриваю как нелегальное собрание, так как беседа велась без определенного намеченного плана и переходила с одной темы на другую. Стихи Волошина, отпечатанные на машинке, были принесены мною, но не в этот день.

Вопрос Н.: У кого еще имелся такой же сборник стихов Волошина, и кем он отпечатан на машинке?

Ответ: На этот вопрос ответа дать не могу, так как не помню, кто еще имел такой сборник стихов и кем он отпечатан на машинке.

 

Протокол очной ставки

обвиняемого Налимова В. В.

и свидетеля16 Иоффе Иосифа Исааковича

от 28 ноября 1936 г.

Подтвердив свое знакомство, обвиняемый Налимов и свидетель Иоффе показали:

Вопрос И.: Перечислите лиц, входивших в состав контрреволюционной анархистской группы.

Ответ: В состав анархистской контрреволюционной группы входили следующие лица: Шаревский, Налимов, Проферансов, Брешков и я — Иоффе.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Иоффе?

Ответ: Нет, не подтверждаю, так как настаиваю на отрицании существования группы.

Вопрос Иоффе: Скажите, кто осуществлял идейное руководство контр-революционной группы?

Ответ: Контр-революционная анархистская группа, в состав которой входили вышеупомянутые мною лица, была тесно связана и фактически руководилась анархисткой Солонович Агнией. Основным же руководителем и идейным вдохновителем группы был Солонович Алексей, который до ареста в 1930 г. непосредственно осуществлял идейное руководство группой, а после ареста наша группа получала от него руководство через его жену Солонович Агнию. Так, например, в конце 1934 г. Агния Солонович у нее на квартире по приезде от мужа из Каргасока сообщила присутствующим Налимову, Шаревскому и мне установки Алексея Солоновича по поводу нашей анархистской работы. Установки сводились в основном к:

1) Самоусовершенствованию и работе над собой;

 


16 Обратите внимание: Иоффе не обвиняемый, а только свиде­тель

- 390 -

2) Разработке в анархистском духе вопросов философии, науки и искусства;

3) Подготовке кадров и подбору новых лиц в целях расширения анархистского движения.

В последний свой приезд осенью из Каргасока Солонович Агния говорила мне и Налимову о том, что сейчас старое поколение анархистов отживает, а поэтому наступает момент, когда молодежь должна взять в руки анархистское движение. Кроме этого, Солонович Агния информировала группу о положении анархистов в ссылке, вела с Шаревским в 1936 г. переговоры относительно закопки литературы, а также стоял вопрос о размножении на машинке имевшихся у нее — Солонович — лекций А. Солоновича.

Как мне рассказывал Налимов, он для этой цели приносил Солонович бумагу. Наша группа передавала Солонович деньги для «Черного креста». Деньги передавались Солонович Налимовым, Шаревским и иногда мною.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Иоффе?

Ответ: Нет, показания Иоффе не подтверждаю. Однако считаю необходимым отметить, что деньги, передаваемые нами Солонович Агнии, предназначались для оказания материальной помощи анархистской ссылке, но не для «Черного креста».

Кроме того, действительно Солонович Агния информировала о положении в ссылке, материальном и бытовом, но при каких обстоятельствах — ре помню.

Вопрос И.: Кто еще был связан с группой? Ответ: Кроме Солонович, наша группа была связана с анархисткой Пахомовой Ольгой Степановной вплоть до ее ареста в 1930 г. Помимо этого, группа связана с анархистом Назаровым Михаилом Алексеевичем. Из участников нашей группы с Назаровым были знакомы Налимов, я — Иоффе  — и Шаревский. Последний с Назаровым познакомился на квартире у Солонович. Я и Налимов встречались с Назаровым у него на квартире в районе Смоленского рынка. Назаров знал о существовании нашей группы и давал нам советы о развертывании ее анархистской контрреволюпионной деятельности.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Иоффе?

Ответ: Показания Иоффе я отрицаю. С анархистом Назаровым я не знаком.

Вопрос И.: Расскажите подробности хранения групповой литературы.

Ответ: На одном из собраний группы был поставлен на обсуждение вопрос о хранении имевшейся анархистской литературы. В результате было решено литературу, главным образом издания «Голос труда», запаять в железный сосуд и закопать на значительном от Москвы расстоянии. Точно не помню, кем во исполнение этого решения, возможно одним Шаревским, литература была взята у Солонович и закопана около ст. Румянцеве Шаревским, Налимовым и мною летом 1936 г.

 

- 391 -

Вопрос Н.: Подтверждаете показания Иоффе?

Ответ: Да, действительно литература анархистского содержания издательства «Голос труда» нами была закопана в указанном Иоффе месте. По-моему, большая ее часть принадлежала лицам, участвовавшим в ее закапывании. Она — эта анархистская литература —  пряталась нами как представляющая историческое, а не политическое...

Вопрос И.: Что вам известно о перестройке контрреволюционной группы по орденскому принципу?

Ответ: Примерно месяца два тому назад Налимов спросил о моем мнении по вопросу орденских организаций и заявил о своей готовности перестроить нашу группу по такому принципу. Это он мотивировал лучшей конспирацией и вместе с тем возможностью вести работу на более широкой основе, не наклеивая на себя определенной партийной марки, и только в случае столкновения с членами других контрреволюционных организаций выступать как анархисты. Мне также известно, со слов Налимова, что Шаревский якобы возражал против орденской организации, и поэтому было решено переговорить по данному вопросу лично с Шаревским и Солонович Агнией. Из этого я делаю предположение, что мысль о перестройке группы исходила не лично от Налимова, а от Солонович. Этот разговор с Налимовым происходил у меня на квартире.

В основу организации орденского типа прежде всего входила работа над собой и привлечение новых людей к ордену.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы этот разговор с Иоффе?

Ответ: Этот разговор с Иоффе относительно перестройки группы по орденскому принципу я отрицаю.

Вопрос И.: Что вам говорил Налимов о лотерее в пользу Кропоткинского музея?

Ответ: В начале октября месяца я зашел к Налимову на квартиру, оттуда вместе с ним пошли прогуляться. По дороге Налимов передал мне 10 штук пронумерованных листов, говоря, что это билеты для меня и Шаревского, стоимостью по 3 руб., которые предложено Солонович распространить. Эти билеты являлись лотерейными в пользу Кропоткинского музея и получены были Налимовым от Солонович. Налимов предупредил, что лотерея является нелегальной.

Вопрос Н.: Подтверждаете ли вы показания Иоффе?

Ответ: Действительно, билеты были переданы мною Иоффе для него и Шаревского лично. Билеты были выпущены для сбора средств в пользу Кропоткинского музея, но они не были лотерейными.

Вопрос Н.: За все время следствия вы давали ложные показания, сознательно скрывая свою контрреволюционную деятельность. Теперь вы полностью изобличены очными ставками и фактами, имеющимися у следствия. Признаете ли себя виновным в предъявленном вам обвинении?

Ответ Н.: В предъявленном обвинении себя виновным не признаю.

Очную ставку провел; Опер. Уполномоч  отд. СПО мл. лейтенант ГБ Макаров.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru