На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
5.Реабилитационный процесс ::: Налимов В.В. - Канатоходец ::: Налимов Василий Васильевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Налимов Василий Васильевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Налимов В. В. Канатоходец. – М. : Прогресс, 1994. – 456 с. : ил., портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 433 -

5. Реабилитационный процесс

 

Он шел медленно, нудно и часто мучительно. Шаг за шагом мы, предательски осужденные, шли к поставленной цели. Новые факты не появлялись. Менялась только их интерпретация. Менялось что-то там —  «Наверху». Только после смерти Отца всех народов страна начала выздоравливать от параноидального страха перед своим же народом: кругом враги народа, кругом террор, кругом шпионаж. Ловите их, истребляйте, уничтожайте! И теперь еще страна до конца не оправилась. Посмотрите, как до сих пор осложнен выезд за рубеж, как осложнена переписка.

 

А. Первая попытка

 

Она была наивной пробой. И все же шел 1947 год —  казалось, после героической победы уже нечего бояться. Но психоз не логичен. Вот краткие относящиеся сюда документы.

«утверждаю»

Зам. нач. УМВД ПО СДС подполковниц                Дымнов

1 января 1947 г.

Справка

По материалам, представляемым в Особое Совещание при МВД СССР на предмет снятия судимости с гр-на Налимова В. В.

Налимов Василий Васильевич, 1910 г. р., уроженец

 

- 434 -

гр-н СССР, по профессии научный работник, работает в должности ст. инженера Геологоразведочного управления Дальстроя МВД.

Судим 9-го июля 1937 г. Особым Совещанием при НКВД СССР за контрреволюционную деятельность к пяти годам ИТЛ, считая срок с 22 октября 1936 г. Наказание отбывал в Севвостлаге НКВД, откуда освобожден 30 августа 1943 г. по отбытии срока наказания.

По освобождении из лагеря Налимов все время работает в системе Дальстроя МВД по вольному найму и по месту работы положительно характеризуется администрацией как хороший специалист и добросовестный, трудолюбивый работник37.

Управление МВД по Дальстрою компрометирующими материалами в отношении Налимова не располагает.

Нач. 2 отд. 1 Спецотдела УМВД

по СДС — ст. лейтенант Лаврухин

«СОГЛАСЕН»

Нач. 1 Спецотд. УМВД по СДС —

майор Володин 27 января 1947 г. г. Магадан.

 

Сов. секретно38

МХ-3 § 145

Отдел «А» 8 июля

20934

Нач. 1 Спецотдела УМВД по СДС

гор. Магадан, Хабаровского края

Препровождаем для объявления и исполнения выписки из протокола № 24 Особого Совещания при МГБ СССР от 21/VI-1947 г. об отказе в снятии судимости с Налимова В. В., проживающего в г. Магадан, Колымское шоссе, д. № 16, кв. 2.

Дату объявл. выписки сообщите нам. Приложение: выписка в 1 экз. Зам. нач. Отдела «А» МГБ СССР полковник  Титов

Зам. нач. 14 отделения капитан  Кирин

 

Б. Вторая попытка

 

Она опять не удалась, хотя и шел уже 1957 год. Вот последовавшее заключение.

 


37 К Делу приложены еще две положительные характеристики, полученные непосредственно с места работы.

38 Примечательно, что «совершенно секретным» является то, что предназначалось для сообщения мне. Это опять свидетель­ствует о постоянном страхе. Страх перед всем — даже перед сообщением об отказе, — но ведь его уже нельзя засекретить.

- 435 -

«Утверждаю»

Заместитель начальника следственного

управления КГБ при Совете Министров СССР

полковник       Калместов

Заключение

г. Москва, 29 марта 1957 г.

Я, следователь 2 отделения Спецуправления КГБ при Совете

Министров СССР капитан Захаров, рассмотрев архивно-следственное дело № 260273 по обвинению:

Гориневского Г. В., 1892г. р.... Ляшука С. Р., 1887 г. р.... Налимова В. В., 1910 г. р.... Проферансова Г.Н., 1911 г. р. ... Брешкова И. С., 1913 г. р.... Коростелева Б. В., 1889 г. р.... Губерт-Поспеловой В. В., 1896 г. р.... и Васильевой Е.М., 1885 г. р.... Нашел:

Указанные лица, за исключением Васильевой, арестованы НКВД СССР в 1936 — 1937 годах, в отношении Васильевой тогда же была избрана мера пресечения — подписка о невыезде.

Постановлением Особого Совещания при НКВД СССР от 9 июля 1937 г. «за контрреволюционную деятельность» осуждены: Налимов, Брешков, Преферансов, Ляшук, Коростелев, Гориневский и Губерт-Поспелова к пяти годам, Васильева к трем годам лишения права проживания в 15-ти пунктах.

На предварительном следствии Налимов, Преферансов и Брешков обвинялись в том, что являлись до 1936 г. участниками антисоветской анархо-мистической группы, возглавлявшейся Шаревским, проводили антисоветскую деятельность.

Коростелев, Губерт-Поспелова, Гориневский и Ляшук обвинялись в принадлежности к антисоветской анархистской группе, возглавлявшейся анархисткой Солонович Агнией, на сборищах которой обсуждали вопросы свержения Советской власти.

Члены указанных анархистских групп одновременно входили в мистическую организацию «Орден Тамплиеров», целью которой являлось воспитание враждебных Советской власти кадров, а также принимали участие в работе «Черного креста», занимавшегося сбором средств для оказания помощи ссыльным анархистам.

Васильева обвиняется в том, что, будучи связана с участниками анархистской группы, знала об их нелегальных сборищах.

Брешков, Преферансов, Ляшук, Гориневский, Коростелев на предварительном следствии в предъявленном обвинении виновными себя признали. Губерт-Поспелова, не отрицая свое участие в организации «Орден Тамплиеров» и в работе «Черного креста», показала, что антисоветской деятельностью не занималась. Налимов виновным себя не признал, однако не отрицал факт хранения антисоветской литературы, а также сбор денежных средств для приобретени» литературы и оказания помощи ссыльным анархистам. Васильева в предъявленном ей обвинении виновной себя не признала.

Антисоветская деятельность Налимова, Брешкова, Проферансова

 

 

- 436 -

и Васильевой подтверждалась показаниями Иоффе И. И., а в отношении Брешкова — также показаниями свидетеля Жук Л. Г. (умерла).

В 1956 году от осужденных Ляшука, Налимова, Губерт-Поспеловой и Васильевой поступили жалобы с просьбой об их реабилитации.

В том же году жена Коростелева — Коростелева А. А. подала заявление с ходатайством о пересмотре дела ее мужа.

В процессе дополнительной проверки, произведенной по указанию Прокуратуры СССР, предъявленное обвинение Гориневскому, Ляшуку и другим подтвердилось.

Проверкой установлено, что в Москве до 1936 года существовали антисоветские анархистские организации «Орден Тамплиеров» и «Черный крест», возглавляемые Солонович Алексеем и Солонович Агнией (осуждена к высшей мере наказания).

Солонович Агния на допросе в октябре 1936 года показала, что она с 1919 года являлась секретарем «Всероссийского Черного креста», в задачу которого входил сбор денежных средств для оказания помощи репрессированным анархистам, причем часть средств поступала из Америки.

Анархист Бем (осужден к высшей мере наказания) на допросе в 1937 году показал, что ему известно от Солонович Алексея, что антисоветская организация должна строиться по принципу цепочки, путем создания мелких групп. Тогда же Бем заявил, что летом 1936 г. Солонович Агния ему сообщила о существовании в Москве контрреволюционной мистической группы, членами которой являлись Назаров (осужден к высшей мере наказания), а также осужденные по данному делу Губерт-Поспелова В. В. и Лящук С. Р.

Арестованный в 1936 г. Назаров М.А. на следствии признал, что в Москве существовала антисоветская анархистская организация, целью которой являлось свержение Советской власти.

Передопрошенный в 1956 г. свидетель Иоффе подтвердил, что Налимов, Проферансов, Брешков и Шаревский входили в антисоветскую анархистскую группу, участники которой считали политику коммунистической партии и советского правительства неправильной и на своих сборищах подвергали ее критике со своих анархистских позиций, читали анархистскую литературу, обсуждали организационные вопросы, собирали деньги для организации «Черный крест» и поддерживали связь с Солонович А.

На данном же допросе Иоффе заявил, что указанные сборища происходили на квартире у Проферансова, мать которого —  Васильева Е. М. была осведомлена о связях, взглядах и деятельности группы.

Далее Иоффе показал, что летом 1934 года он совместно с Налимовым и«Шаревским (осужденным к высшей мере наказания) по решению группы закопал антисоветскую анархистскую литературу с целью ее сохранения.

Брешков и Проферансов на следствии показали, что на почве общности контрреволюционных взглядов и враждебного отношения

 

- 437 -

к Советской власти они входили в антисоветскую группу. Практическая деятельность группы, как показал Профераисов, выражалась в проведении нелегальных сборищ, где обсуждалась программа группы и другие антисоветские вопросы, а также в отчислении определенного процента от зарплаты для оказания помощи ссыльным анархистам и для приобретения анархистской литературы39.

Налимов, будучи вторично арестован в 1949 году, подтвердил свое участие в указанной анархистской антисоветской группе40. Хотя в настоящее время он изменил эти показания, однако не отрицает, что в 1934 году совместно с Иоффе закопал анархистскую литературу  и участвовал в сборе денег для арестованных анархистов.

Передопрошена в 1957 году Губерт-Поспелова. Она признает свое участие в работе «Ордена Тамплиеров» и «Черного креста», хотя утверждает, что она якобы не считает их антисоветскими организаниями.

На допросе в 1956 году Васильева показала, что к ее сыну Проферансову приходили Иоффе, Налимов, Шаревский, и она была знакома с Солонович Алексеем и его женой Агнией, При этом Васильева утверждает, что об антисоветской деятельности указанных лиц ей якобы не было известно. Однако, передопрошенный в 1956 году свидетель Иоффе факт осведомленности Васильевой об антисоветской деятельности своего сына и других — подтвердил.

Участие Коростелева в антисоветской группе, кроме личного признания, подтверждается показаниями арестованного по другому делу Назарова М. А. и его жены Назаровой Н. Н., допрошенной в качестве свидетеля по делу своего мужа.

Передопрошенные в 1956 году Гориневский и Ляшук, хотя и отказались от своих показаний, данных в 1937 году, однако не отрицают, что увлекались идеями анархизма, были знакомы с анархистами Назаровым и Солоновичем А. и на сборищах с указанными лица-

 

 


39 Здесь возникает вопрос: где можно было покупать анархистскую литературу, если она считалась антисоветской, т.е. нелегальной?

40 Здесь я действительно сдался. Передо мной, как я рассказал в главе XI, стояла дилемма  —  возможность снова получить лагерный срок как неисправившемуся (т.е. не осознавшему свою вину) или 1 попасть в ссылку. Допрос велся сурово, я был в одиночке, чего при первом аресте не было.

Признав стандартную формулировку, почему-то очень важную для следствия, я получил «вечную ссылку». Мое признание не могло никому повредить — не было в живых уже ни А. О. Солонович, ни М.А. Назарова, ни И. И. Шаревского, ни Г. И. Проферансова.

И все же внутренне тягостное ощущение у меня осталось. Может быть, лучше было идти на риск, оказаться снова в лагере, вынести ко­торый теперь уже сил не было?

Сдаваться всегда непросто, даже когда борьба уже лишена смысла.

- 438 -

ми обсуждали политику Советской власти с анархистских позиций.

Ляшук кроме того заявил, что они читали анархистскую литературу и обсуждали другие вопросы деятельности анархистов.

В настоящее время, как показал Ляшук, он не отказывается от своих анархистских убеждений.

На основании изложенного

ПОЛАГАЛ БЫ:

жалобы Ляшука С. Р., Налимова В. В., Губерт-Поспеловой В. В., Васильевой Е. М., в которых они просят о реабилитации, а также жалобы жены Коростелева — Коростелевои А. А., ходатайствующей о пересмотре дела ее мужа, оставить без удовлетворения.

Следователь 2 отдела Следственного Управления КГБ

при Совмине СССР капитан Захаров.

«СОГЛАСНЫ»:

Начальник 2 отдела Следственного Управления КГБ

при Совмине СССР майор Конон.

Заместитель начальника 2 отдела Следственного Управления КГБ

майор Зотов.

 

Я полностью привел здесь текст этого Заключения, так как в нем со всей отчетливостью раскрывается полная беспомощность обвинения.

Некоторые формулировки, такие как, скажем, чтение анархистской литературы или помощь заключенным, теперь звучат анекдотично. Ведь ни анархистская литература, ни «Черный крест» даже в те годы не были никем запрещены. Правда, они не соответствовали общему политическому настрою тех лет, но в год пересмотра дела это уже не было достаточным основанием для уголовного обвинения.

Меня передопрашивал следователь из новой когорты (одетый еще в форму морского офицера). Он сказал, что готов был бы поддержать мою просьбу о реабилитации, но этому мешали два обстоятельства: протокол передопроса свидетеля Иоффе, с одной стороны, и консерватизм начальства, еще остававшегося на своих местах.

Передопрос Иоффе — это стенограмма, занимающая 10, страниц машинописного текста. Ниже приводятся выдержки из этой стенограммы:

Иоффе Иосиф Исаевич, ур. г. Самарканда, по национальности еврей, член КПСС, работающий старшим научным сотрудником Института орга-

 

 

- 439 -

нических полупродуктов и красителей Министерства химической промышленности, репрессирован не был.

Осенью 1934 г. меня вызвали в ОГПУ и предложили сообщать ни этой группе и связанных с ней лицах старшего поколения. После этого участники группы продолжали собираться, обсуждая вопросы анархизма, получали и в индивидуальном порядке читали анархистскую литературу, собирали деньги на организацию «Черный крест» (был установлен взнос).

………………………

Как я уже показал, на сборищах группы обсуждались вопросы анархизма и политической жизни. Члены группы поочередно встречались с Агнией Солонович и еще каким-то анархистом, фамилию его я сейчас не помню. Вплоть до ареста Налимова, Шаревского, Проферансова на этих сборищах присутствовала А. Солонович в тех немногочисленных случаях, когда собрания группы проводились у нее на квартире.

……………………….

Группа, в которую входили Шаревский, Налимов, Преферансов и я, в основном считала нужным заниматься агитацией и пропагандой анархизма, критикой мероприятий Советской власти.

……………………….

Члены этой группы считали политику, проводимую партией и Советским правительством, неправильной с точки зрения их анархистских мировоззрений. Прежде всего это касалось вопросов свободы слова, печати, запрещения других политических партий и групп. Также часто осуждалась в разговорах и беседах политика чрезмерного вложения усилий на будущее строительство и созидание социалистического общества в ущерб, якобы, непосредственному повышению экономического благосостояния населения.

Налимов также разделял эту точку зрения группы, придерживаясь в последние годы пропагандистских взглядов с позиций анархо-мистического и философского мировоззрения.

Одним словом. Налимов по своим взглядам был анархист и придерживался изложенных выше позиций. Конкретных же его высказываний я за давностью времени не помню...

Если считать, что первоначальными членами группы являлись Шаревский, Налимов, Преферансов и я, то к числу привлеченных лиц следует отнести: Игоря Тарле41, отчество не помню, который, как я указал, умер в 1934 году.

В группу был также привлечен и Брешков... Была попытка привлечь к работе группы Белобжевского М...

После ареста членов группы Белобжевский не был репрессирован и, на-

 

 


41 Замечу здесь, что Тарле и Брешкова ввел в наш коллектив именно Иоффе. По-видимому, то же пытался он сделать и с Белобжевским. У Иоффе был талант на это. Но зачем это все делалось - чтобы потом репрессировать?

- 440 -

сколько мне помнится, я по заданию НКВД еще раз встречался с ним примерно в 1937 — 38 гг. После этого мне было дано задание с ним не встречаться.

………………………

Я хотел бы подчеркнуть, что члены группы считали себя организационно оформленными, и они различали встречи, связанные с деятельностью ее, от чисто личных встреч.

………………………

В последнее время перед арестом Налимов и Преферансов пришли к выводу, что их анархистские взгляды не находят поддержки, а потому никакой антисоветской деятельностью, кроме указанной выше, не занимались. Считаю вероятным, что Налимов и Проферансов в дальнейшем, убедившись в нереальности их взглядов, отошли бы от всяких попыток организационного оформления своих убеждений.

……………………….

В сентябре 1934 года я был вызван в ОГПУ и с того времени систематически информировал Органы о всем происходящем в группе и связанных с нею лицах.

Дополнений больше не имею.

Допросил: Старший следователь 2 отдела Следуправления КГБ

при Совмине СССР          Капитан Кремлев

Следователь 2 отдела Следуправления КГБ

Капитан Захаров

 

И все-таки реабилитационный процесс начался. Но был он почему-то селективным. Аренский П. А. вместе с Болотовой А. О. (сестрой Солонович А. О.) были реабилитированы, кажется, первыми: 29 апреля 1955 года. Назаров М.А., несмотря на суровый приговор, реабилитирован 8 октября 1957 года, т.е. практически в тот же год, когда я и многие другие получили отказ. Агния Онисимовна Солонович была реабилитирована 17 января 1958 года; на нашем положении тогда это тоже никак не отразилось. Здесь есть над чем подумать. Возможно, процесс реабилитации определялся какими-то прошлыми личными связями с высокостоящими лицами.

Ниже приводится заключение по материалам проверки следственного дела СОЛОНОВИЧ А. О.

«утверждаю»

Зам. Главного военного прокурора

Полковник юстиции Терехов

1 февраля 1958 г.

 

- 441 -

8р — 3506056/013335                                    Секретно

Экз. № 1

в Военную Коллегию Верховного Суда СССР

Заключение

(в порядке ст. 378 УПК РСФСР)

 

по делу СОЛОНОВИЧ А. О 4 января 1958 г. Г. Москва

Военный прокурор отдела Главной военной прокуратуры майор юстиции Кучин, рассмотрев архивно-следственное дело № М-6346 по обвинению СОЛОНОВИЧ А. О., материалы проверки по этому делу и заявление сына осужденной гр-на Солоновича С. А. о реабилитации его матери, Установил:

29 июля 1937 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР была осуждена по ст. ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР к расстрелу с конфискацией имущества

СОЛОНОВИЧ Агния Анисимовна (правильно —  Онисимовна. — Ж. Д.) 1888 года рождения, уроженка г. Карачева бывшей Брянской губернии, гр-ка СССР, б/п, до ареста работала машинисткой в музее им. Кропоткина.

Судом СОЛОНОВИЧ признана виновной в том, что она являлась активной участницей антисоветской анархической террористической организации, возглавляла и руководила Московским филиалом этой организации, будучи организационно связана с террористом СОЛОНОВИЧЕМ Алексеем, разделяла террористические установки контр-революционной организации и оказывала в этом направлении содействие анархисту ШАРЕВСКОМУ, направленному в Москву СОЛОНОВИЧЕМ Алексеем для организации террористических актов над руководителями партии и правительства (л. д. 168).

Обвинение СОЛОНОВИЧ основано на приобщенных к делу показаниях арестованных по другим делам ЛЯПГУКА С. Р., ГОРИНЕВСКОГО Г. В., НАЗАРОВА М.А., БЕМА Д. А., МОКРИНСКОГО М.С., ВОЛКОВА Г. П.42, КОРОСТЕЛЕВА Б. В. и свидетелей

 


42 В материалах дела Солонович А. О. имеется Справка по ар­хивно-следственному делу М° 530, где сказано, что Волкову Г. Г. было предъявлено обвинение в том, что он, «являясь секретным со­трудником органов НКВД, не принимал мер к выполнению давае­мых ему заданий, чем ослаблял борьбу с контрреволюционными эле­ментами. Умышленно небрежно относился к поручениям. Находясь в г. Петропавловске по заданию НКВД Казахской ССР, занялся пьянством, тем самым дискредитировал себя и не мог в силу этого выполнять данные ему поручения» (л. д. 190). 25 июля 1935 г. Особое Совещание постановило заключить Волкова в ИТЛ сроком на три года.

- 442 -

ИВАНОВОЙ-НЕЧАЯННОЙ О. К. и ИОФФЕ И. И., данных ими на предварительном следствии.

Сама же СОЛОНОВИЧ ни на предварительном следствии, ни в суде виновной себя в предъявленном ей обвинении не признала и показала, что ни в какой контрреволюционной организации она не состояла. ГОРИНЕВСКОГО, ЛЯШУКА и др. знает, но их показания о том, что она и ее муж были руководителями контрреволюционной организации, не верны. Она анархистка, но ни в какой группе не состояла. Все те лица, которые изобличают ее, также являлись анархистами, но никаких собраний у них не было, хотя они и встречались. Организация «Черный крест», членом которой она состояла, помогала материально заключенным анархистам. Деньги для помощи анархистам, получались путем сборов как на территории СССР, так и из Америки (л. д. 167).

Дополнительной проверкой, проведенной по настоящему делу в порядке ст. ст. 373 — 377 УПК РСФСР, в связи с жалобой сына осужденной — гр-на СОЛОНОВИЧА С. А., установлено, что СОЛОНОВИЧ А. О. осуждена необоснованно и приговор в отношении ее подлежит отмене, а дело прекращено по следующим основаниям.

Показания ЛЯШУКА, ГОРИНЕВСКОГО, НАЗАРОВА, БЕМА, МОКРИНСКОГО, ВОЛКОВА о том, что они — СОЛОНОВИЧ Агния и СОЛОНОВИЧ Алексей  —  являлись участниками антисоветской анархистской организации, возглавлявшейся якобы СОЛОНОВИ-ЧЕМ Алексеем, не могут служить доказательством по делу, так как ЛЯШУК и ГОРИНЕВСКИЙ на допросах в 1956 г., а БЕМ и МОКРИНСКИЙ при рассмотрении их дел в суде от своих так называемых «признательных» показаний об их участии в антисоветской анархистской организации отказались и показали, что хотя по своим убеждениям и являлись анархистами, однако антисоветской деятельностью не занимались и в антисоветских организациях не состояли (л. д. 215 — 222, 274 — 282).

НАЗАРОВ М. А., как установлено проверкой его дела, был осужден необоснованно, и дело в отношении него определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 8 октября 1957 г. прекращено за отсутствием состава преступления. Показания НАЗАРОВА о якобы его совместной с СОЛОНОВИЧ антисоветской деятельности не могут служить доказательством по делу еще и потому, что посмертной судебно-психиатрической экспертизой установлено, что он страдал хроническим психическим заболеванием и являлся невменяемым (л. д. 236).

Осмотром архивно-следственных дел по обвинению СОЛОНОВИЧА Алексея и ШАРЕВСКОГО Иона, с которыми, согласно приговору, СОЛОНОВИЧ Агния была связана по совместной преступной деятельности, установлено, что СОЛОНОВИЧ Алексей, будучи в 1937 году привлечен к уголовной ответственности по обвинению в руководстве антисоветской анархистской организацией, якобы существовавшей в Москве и Западно-Сибирском крае, виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал, в процессе предварительного следствия объявил

 

- 443 -

голодовку и умер. Привлеченные к уголовной ответственности по одному делу с СОЛОНОВИЧЕМ Алексеем, БЕМ Д. А., МОКРИНСКИЙ М.С. — в суде, а ЗИЛЬБЕРГ С.М. (правильно —  ЗИЛЬБЕР —  Ж. Д.), БОЛОТОВА Н.С., ПРОКОПЕНКО О.Х. и ФИСУН П. А. — на предварительном следствии и в суде виновными себя в антисоветской деятельности также не признали (л. д. 215 — 224).

Не признал себя виновным и ШАРЕВСКИЙ, который в суде показал, что он является убежденным анархистом-коммунистом, однако в анархистской организации не состоял и СОЛОНОВИЧ террористических заданий ему не давал (л. д. 230 — 231).

В показаниях ИВАНОВОЙ-НЕЧАЯННОЙ О. К. указано, что СОЛОНОВИЧ Агния в ее присутствии допускала антисоветские высказывания. Однако СОЛОНОВИЧ на очной ставке эти показания категорически отрицала, заявляя, что бесед на политические темы она с ИВАНОВОЙ-НЕЧАЯННОЙ никогда не вела, несмотря на ее неоднократные попытки начинать такого рода разговоры (л. д. 136 — 140).

Передопросить ИВАНОВУ-НЕЧАЯННУЮ в процессе проверки дела не представилось возможным (л. д. 300 — 302).

Что касается подтвержденного в процессе проверки дела участия СОЛОНОВИЧ в организации «Черный крест», занимавшейся оказанием материальной помощи репрессированным анархистам, и ее участия в нелегальном религиозно-мистическом кружке «Орден Тамплиеров», то при проверке, в том числе и в соответствующих государственных архивах, данных об антисоветской деятельности названных организации и кружка, а также лично СОЛОНОВИЧ Агнии не установлено (л. д. 175 — 183, 274 — 293).

К тому же ни по обвинительному заключению, ни по приговору суда СОЛОНОВИЧ не вменялось в вину ее участие в «Черном кресте» и «Ордене Тамплиеров» (л. д. 161 — 168).

Таким образом, в процессе дополнительной проверки установлены новые обстоятельства, свидетельствующие о том, что СОЛОНОВИЧ Агния была осуждена без достаточных к тому оснований.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 УПК РСФСР,

ПОЛАГАЛ БЫ:

Дело с материалами проверки внести на рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда СССР с предложением: приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 29 июля 1937 г. в отношении СОЛОНОВИЧ Агнии Онисимовны по вновь открывшимся обстоятельствам отменить, а дело о ней прекратить за недоказанностью предъявленного ей обвинения, т.е. по п. «б» ст. 204 УПК РСФСР.

Приложение: Архивно-следственное дело № М-6346 с материалами проверки в I томе от н/вх. № 018315 и 2-й экземпляр заключения  —  адресату.

Военный прокурор отдела ГВП

Майор юстиции Кучин

 

- 444 -

«СОГЛАСЕН»:

Старший помощник Главного военного прокурора

Полковник юстиции Артемьев

9 января 1958 г.

 

Далее следует ОПРЕДЕЛЕНИЕ Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 17 апреля 1958 г., где говорится:

Приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 29 июля 1937 г. в отношении СОЛОНОВИЧ Агнии Онисимовны по вновь открывшимся обстоятельствам отменить и дело о ней производством прекратить за недоказанностью обвинения.

И все. Лаконично сформулировано оправдание по делу, где были исписаны тысячи протокольных страниц и гремели выстрелы. Если бы они умели возвращать еще и отнятые жизни!

Они умели только отнимать и времени на это тратили... 20 минут!

Вот протокольная запись их работы под председательством Ульриха, «маленького лысого человека с розовым лицом и подстриженными усиками»... который «судил знаменитостей»43.

ПРОТОКОЛ

ЗАКРЫТОГО СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ ВЫЕЗДНОЙ СЕССИИ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР44

 

29 июля 1937 г                                                                   город Москва

Председательствующий:       Армвоенюрист

В. В. Ульрих

Члены: Корвоеюорист Л. Я. Плавнек, Диввоенюрист Я. П. Дмитриев

Секретарь: Военный юрист I ранга А. Ф. Костюшко

Заседание открыто в 14 час. 00 мин.

 


43 Боль и память (сост. Б. С. Бурков, В. А. Мякушков). М.: Рес­публика, 1993, с. 35.

44 Протокол и следующий за ним приговор отпечатаны на блан­ках.

- 445 -

Председательствующий объявил, что подлежит рассмотрению дело по обвинению Солонович Агнии Онисимовны в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР.

Секретарь доложил, что подсудимый в суд доставлен и что свидетели по делу не вызывались.

Председательствующий удостоверяется в самоличности подсудимого и спрашивает, вручена ли ему копия обвинительного заключения, на что подсудимый ответил, что получил.

Подсудимый никаких ходатайств, а также отвода составу суда не заявила.

По предложению председательствующего секретарем оглашено обвинительное заключение.

Председательствующий разъяснил подсудимому сущность предъявленных ему обвинений и спросил его, признает ли он себя виновным, на что подсудимый ответил, что виновной себя не признает. Ни в какой контрреволюционной организации она не состояла. Гриневского (надо  —  Гориневского. —  В. Н.), Ляшука и др. знает, но их показания в том, что она и ее муж были руководителями контрреволюционной организации, не верны. Она анархистка, но ни в какой группе не состояла. Все те люди, которые изобличают ее, также являются анархистами, но никаких собраний у них не было, хотя они все и встречались.

Организация «Черный крест», членом которой она состояла, помогала заключенным анархистам. Об арестованных анархистах она узнавала от родных арестованных. Деньги для помощи арестованным получала из-за границы — Америки. О террористических настроениях своего мужа ничего не знала.

Больше дополнить судебное следствие ничем не имеет. Председательствующий объявил судебное следствие законченным и предоставил подсудимому последнее слово, в котором она сказать ничего не пожелала.

Суд удалился на совещание. По возвращении суда с совещания Председатель огласил приговор.

В 14 час. 20 мин. заседание закрыто.

 

ПРИГОВОР45

Именем Союза Социалистических Республик Военная Коллегия Верховного Суда СССР В составе:

 


45 Приговор напечатан на бланке, который по своему оформле­нию и размерам букв в шапке является самым «торжественным» до­кументом Дела. Слово «Приговор» напечатано не просто очень боль­шими — огромными буквами, как бы олицетворяя собой Державу, относящуюся с пиететом именно к этому слову.

- 446 -

Председательствующего  Армвоенюриста В. В. Ульрих

Членов: Корвоенюриста Л. Я. Плавнек, Диввоенюриста Я. П. Дмитриева

При секретаре Военном юристе I ранга А. Ф. Костюшко

В закрытом судебном заседании в городе Москве 29 июля 1937 г. рассмотрела дело по обвинению СОЛОНОВИЧ Агнии Онисимовны, 1888 года рождения, служащей, в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-8, 58-11 УК РСФСР.

Предварительным и судебным следствием установлено, что Солонович А. О. являлась активной участницей антисоветской анархо-террористической организации, возглавляла и руководила Московским филиалом этой организации; будучи организационно связана с анархистом Солоновичем Алексеем, она разделяла террористические установки контр-революционной организации и оказывала в этом направлении содействие анархисту Шаревскому, направленному Солоновичем Алексеем в Москву для организации террористических актов над руководителями ВКП(б) и Советской власти.

Находя таким образом установленным виновность Солонович в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР, Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР, руководствуясь ст. ст. 319 и 320 УПК, приговорила Солонович Агнию Онисимовну к-высшей мере уголовного наказания — расстрелу с конфискацией всего лично ей принадлежащего имущества.

Приговор окончательный, обжалованию не подлежит и на основании Постановления УПК Союза от 1 декабря 1934 г. приводится в исполнение немедленно.

Председательствующий Армвоенюрист Ульрих

Члены: Корвоенюрист Плавнек Диввоенюрист Дмитриев

 

В «расстрельных списках» Вечерней Москвы мы нашли фамилии А. О. Солонович (от 7/У1-92) и И. И. Шаревского (от 2/Х1-92) и теперь знаем, где, может быть, покоится их прах — могила № 1 на Донском кладбище в Москве. Мир вам, дорогие! Наша память и наша надежда:

Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,

А жизни нет конца...46

 

 


46 А. Фет. Стихотворения. Проза. Письма. М.: Советская Рос­сия, 1988, с. 110.

- 447 -

Теперь о реабилитации, коснувшейся меня.

Секретно

Экз. № 1

В Президиум Московского Городского Суда

ПРОТЕСТ

(в порядке надзора) по делу ЛЯШУКА и других47

 

Постановлением ОС при НКВД СССР от 9 июля 1937 г. за контрреволюционную деятельность ЛЯШУК С. Р., ГОРИНЕВСКИЙ Г. В., НАЛИМОВ В. В., ПРОФЕРАНСОВ Г.Н., БРЕШКОВ И. С., КОРОСТЕЛЕВ Б. В. и ГУБЕРТ-ПОСПЕЛОВА В. В. были заключены в ИТЛ сроком на 5 лет каждый.

Васильева Е.М. была лишена права проживания в 15 пунктах СССР сроком на 3 года.

Указанное постановление ОС в отношении всех перечисленных лиц подлежит отмене по следующим мотивам:

ЛЯШУК, ГОРИНЕВСКИЙ и другие обвинялись в принадлежности к контрреволюционным анархистским группам, руководителями которых были СОЛОНОВИЧ Агния, СОЛОНОВИЧ Алексей и ШАРЕВСКИЙ Ион, а также в активной контрреволюционной деятельности, а ВАСИЛЬЕВА — в недоносительстве об их контрреволюционной деятельности.

Совместно с ними по этому делу были осуждены АРЕНСКИЙ П. А. и БОЛОТОВА А. О., в отношении которых определением судебной коллегии по. уголовному делу Верховного Суда СССР от 28 декабря 1955 г. дело производством прекращено.

Основанием к осуждению Ляшука и других послужили показания осужденных Брешкова, Проферансова, Ляшука, Коростелева и Гориневского, которые показали, что они являлись участниками контрреволюционной анархистской группы, устраивали сборища и обсуждали на них вопросы борьбы с Советским государством. Одновременно с этим читали анархистскую литературу и вели беседы на теософские и религиозные темы. Кроме того, состояли в анархистских организациях «Орден Тамплиеров» и «Черный крест», занимавшейся сбором средств для помощи репрессированным органами Советской власти анархистам.

В проведении контрреволюционной деятельности Ляшук, Гориневский и другие изобличались показаниями свидетелей Иоффе, Черкаева и Жука и осужденных по другим делам Бема, Назарова, Мокринского.

 


47 Протест возник по ходатайству Ляшука, в не как естественное следствие реабилитации А. О. Солонович — главной фигуры по делу.

- 448 -

В поданных жалобах Ляшук, Губерт-Поспелова, Налимов, Васильева виновность свою в контрреволюционной деятельности отрицают, а Ляшук заявил, что признавался по принуждению. То же заявил и Гориневский при допросе его в 1956 г.

Коростелев при объявлении ему об окончании следствия также отказался от показаний и заявил, что он виноват только в недоносительстве.

Васильева хотя на следствии себя виновной не признала и отрицала вину своего сына Проферансова, однако также заявляет, что по отношению к ней допускались недозволенные меры воздействия.

Свидетель Черкаев на допросе в 1956 г. свои показания о Гори-невском, данные им в 1937 г., не подтвердил.

Осужденные по другому делу Бем и Мокринский в Суде от своих показаний, в которых они изобличали в контрреволюционной деятельности себя и осужденных по настоящему делу лиц, отказались.

На следствии Ляшук, Брешков, Проферансов и другие, показывая о своей контрреволюционной деятельности, называли как организаторов и руководителей их антисоветской группы Шаревского, Солоновича Алексея, Солонович Агнию и Назарова. Однако материалами дополнительной проверки, проведенной по делу СОЛОНОВИЧ Агнии, установлено, что Солонович Агния и Назаров были осуждены необоснованно и дела в отношении их производством прекращены. (В отношении НАЗАРОВА — определение Военной Коллегии

Верх. Суда СССР от 8 окт. 1957 г., а СОЛОНОВИЧ А. О. — 17 апр. 1958.)

Дело по обвинению Солонович Алексея до конца расследовано не было и прекращено за его смертью.

По его показаниям, а также по показаниям Шаревского, Ляшук и другие осужденные по настоящему делу не проходят.

Таким образом, контрреволюционная деятельность со стороны Ляшука и других не установлена, а показания свидетеля Иоффе, который представлял материалы о контрреволюционной деятельности осужденных по этому делу и по ряду дел, не подтвердились, а показания Проферансова опровергнуты Васильевой.

По делу следует считать установленным то, что осужденные разделяли анархистские идеи и при встречах между собой вели беседы на философско-теософские темы, в чем нет состава преступления.

При указанных обстоятельствах осуждение Ляшука, Гориневского и других является необоснованным, и, руководствуясь статьей 48 Закона об Основах уголовного судопроизводства СССР и Союзных республик,

ПРОШУ:

Постановление Особого Совещания при Народном Комиссариате Внутренних дел СССР от 9 июля 1937 г. в отношении ЛЯШУКА С. Р., ГОРИНЕВСКОГО Г. В., НАЛИМОВА В. В., ПРОФЕРАНСОВА Г.Н., БРЕШКОВА И.О., КОРОСТЕЛЕВА Б. В., ГУБЕРТ-ПОСПЕЛОВОЙ В. В. и ВАСИЛЬЕВОЙ Е. М. отменить и дело производством прекратить за недоказанностью обвинения.

 

- 449 -

Заместитель Генерального прокурора СССР

Государственный советник юстиции I класса А. Мишутин

 

Далее я получил две завершающих справки.

№ 5 ПС 205/10

16 мая 1960 г.

Справка

Дело по обвинению гр. Налимова Василия Васильевича, работавшего до ареста научным сотрудником Центральной лаборатории контрольно-измерительных приборов пищевой промышленности, пересмотрено Президиумом Московского городского суда 9 мая 1960 года.

Постановление Особого Совещания при НКВД СССР от 9 июля

1937 года отменено, а дело в отношении гр. Налимова Василия Васильевича, 1910 года рождения, прекращено за недоказанностью обвинения.

Председатель Московского Городского Суда Л. Громов.

 

№ 5 ПС 201/60

16 мая 1960 г.

Справка

Дело по обвинению гр. Налимова Василия Васильевича, работавшего до ареста заведующим спектральным отрядом Средне-Азиатского геофизического треста, пересмотрено Президиумом Московского городского суда 9 мая 1960 года.

Постановление Особого Совещания при МГБ СССР от 20 апреля 1949 года отменено, а дело в отношении гр. Налимова Василия Васильевича, 1910 года рождения, производством прекращено на основании статьи 4 п. 5 УПК РСФСР.

Председатель Московского Городского Суда Л. Громов.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru