На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Адзьвавом ::: Тиминский В.С. - Путь без дорог ::: Тиминский Владимир Сергеевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Тиминский Владимир Сергеевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Тиминский В. С. Путь без дорог. – Калуга : Полиграф-Информ, 2001. – 172 с. : портр., ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 104 -

 

АДЗЬВАВОМ

Хозяин дома — пожилой коми — сидел за столом и что-то читал. Возможно, не такой пожилой, но густая рыжая борода старила его. Увидев меня, он снял очки и что-то сказал жене по-своему, внимательно осмотрел мою заиндевевшую фигуру и уже по-русски пригласил: «Раздевайся, проходи». Пока я снимал свою задубевшую одежду, он продолжал разглядывать меня. Жена хлопотала возле самовара, а под потолком на полатях затаились дети.

 

- 105 -

Стол, скамейки вдоль стен, несколько венских стульев возле стола, огромная печь и всякая утварь возле нее, да по стенам полки с посудой — вот все убранство избы.

— Проходи, садись, чай пить будем. Расскажи, какая нужда выгнала в такой мороз.

Я начал с того, что освободился, иду из Абези. Хотел показать документы, но он отстранил мою руку.

— Вижу и так, что не из жулья.

Завязалась беседа, хозяин оказался человек бывалый, да к тому же охотно рассказывал о себе. В первую мировую войну он попал в плен, работал в Бельгии в шахтах. Потом колесил по Европе в поисках счастья. Жил по-всякому — и хорошо, и плохо. В конце концов, не прижившись в чужих краях, вернулся домой. Трудно было понять, как решился он цивилизованную Европу сменить на почти первобытную жизнь в глухомани. Вопрос висел у меня на языке, я удивленно смотрел на него. Взглянув, он понял это и ответил на незаданный вопрос искренне и просто.

— Я ведь родился здесь, вырос в этом просторе, тишине. Здесь я свободен и сам себе хозяин. Народ у нас хороший, добрый, доверчивый. Вон, смотри, и замков у нас нет. А там — суета, толкотня, все норовят обмануть, украсть. Голова кругом идет. Не мог я там, затосковал, вот и вернулся на Печору...

— Женился, переехал на Усу, — продолжал он, — поступил в пароходство бакенщиком. Рыбачу, куропатку промышляю, хожу на Печору за мелким зверем. Хорошо, чего еще надо. Жена, дети — всем хватает. Вот, лампу зажег, на окно поставил, люди заходят, ты пришел.

— Не боишься зэков, там разные бывают?

— Бывает, приходят, я их в сельсовет отправляю, там для них пустая изба есть, — хозяин говорил медленно, отхлебывая чай из блюдечка.

— Скажите, а что вы читаете?

— А что придется, что привезут приезжие. Бывает, и газеты. А так — больше Библию, жития Святых. Мудрые книги, их читаю по многу раз и всегда что-то новое вычитываю.

— Ну, а дети грамоте знают?

— Знают маленько, у нас в деревне учитель грамоте учит, а больше — зачем? Девкам какая грамота нужна детей рожать? Этому они и так научатся. Ну, а ребятам, если голова есть, сами осилят. Я вот

 

- 106 -

сам научился. В человеке главное не грамота, а душа, совесть, уважение к людям. Будет это, и проживет он хорошо. Вот ты грамотный, а попал сюда. Говоришь, ни за что? Ты не обижайся, все так говорят Твое дело говорить, а мое верить или не верить. Я смотрю по человеку. Один такое наговорит, хоть на божницу ставь, а на деле не то — плохой человек. Много перевидал я народу и как-то научился сорт людей понимать. Ну, да ладно, засиделись мы с тобой, давай спать

Утром, попив чаю и поев ухи, я собрался было идти, а хозяин говорит:

— Морозно, шибко морозно, погоди, завтра может ослабеет.

Но завтра мороз не ослаб, только на третий день стало легче, и я засобирался в путь. Днем сходил в сельсовет узнать насчет продуктов. Там расспросили, пригласили пить чай, но кроме муки и соли у них ничего не было. Взял хоть это. Принес, отдал хозяевам и попросил хозяйку испечь хлеб.

Вечером, готовясь к дороге, пораньше лег спать. Хозяин еще сидел за столом и читал свою библию. Хозяйка возилась у печки, вскоре запахло теплым ароматным хлебом, и я заснул.

Утром, собравшись и получив каравай свежего хлеба, поблагодарил хозяев, тронулся в путь. Провожать вышли всей семьей.

Впереди ожидала дорога, длинная холодная. Позади остались двести километров пути и Адзьвавом — маленькая деревенька в пять-шесть домиков, над которыми в морозное небо поднимались столбы белого дыма.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.

 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=3118

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен