На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Тетрадь 5 Здравствуй мой париж ::: Вейнерт Ю.Н. (автор - Харон Я.Е.) - Злые песни Гийома дю Вентре ::: Вейнерт Юрий Николаевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Вейнерт Юрий Николаевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Харон Я. Е. Злые песни Гийома дю Вентре : Прозаический комментарий к поэтической биографии. – М. : Книга, 1989. – 240 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 183 -

81

ЖЕРТВА ЗАВИСТИ

 

Прошли сраженья. Заживают раны...

Увидев мой простреленный камзол

И взгляды восхищенных парижанок,

Агриппа был неимоверно зол.

 

Но не теряться же! — Свою квартиру

Он за ночь превратил в кромешный ад,

Изрешетив парадный свой наряд

Из пистолета — чуть ли не мортиры,—

 

И в зеркало скосил пытливый глаз.

А льстивое стекло солгало враз:

— Какое мужество! Какая сила!

 

...Мы вечером нахохотались всласть,

Когда Марго участливо спросила:

— Неужто... моль в Париже завелась?

 

82

ВПЕРВЫЕ НА КОЛЕНЯХ

 

Вентре угрюм — как пьяный гугенот,

Нечаянно попавший в лапы Гизу.

Подумать только: он вина не пьет!

Он о сонетах позабыл, маркиза!

 

Пугаются сорбоннские врачи:

Он бредит наяву, он тощ, как призрак...

Его болезнь сумеет излечить

Один бальзам: ваш поцелуй, маркиза!

 

О, сжальтесь! Жизнь его — на волоске.

Все чаще повторяет он в тоске:

«Любовь и смерть — нет лучшего девиза!»

 

Еще неделя, и Гийом погиб:

Не смерть страшна, а Фор-л'Эвек* (долги!)

Его спасет лишь ваше «Да!», маркиза!

 


* Фор л'Эвек — долговая тюрьма в Париже.

- 184 -

83

РАССУЖДЕНИЯ СЛУГИ

 

У всякого свои предубежденья!

Вас злит лорнет, месье, иных — сабо,

А, скажем, господина моего —

Все, что к рогам имеет отношенье.

 

На днях он выбил изобилья рог

Из рук фарфоровой богини счастья.

Над Зодиаком, к счастью, он не властен

А то бы сбил созвездье Козерог!

 

Шарахается прочь рогатый скот,

Когда навстречу стаду он идет,

И прячет свой рожок пастух, бледнея...

 

Месье, кладите шляпу на кровать:

Рога в передней велено убрать.

Ох, мне уж эти узы Гименея!

 

84

СУДЬБА ОДНОГО ПАМЯТНИКА


 


Задорным кружевом гасконских рифм

Всю исписав, что под рукой, бумагу,

Всё, что положено, до дна допив,

Зевну от скуки — ив могилу лягу.

 

Всплакнувши над «собратом» для приличья,

На крест перо и шпагу водрузя,

Сам дОбинье споет дискантом бычьим

Горячий дифирамб — своим друзьям.

 

Затем, оповестив страну и двор,

Среди поклонников устроит сбор

На памятник любимому поэту.

 

Но монументу бить не суждено:

Проект Агриппа спрячет под сукно

И — без меня, увы! — пропьет монету.

 

- 185 -

85

ДЕНЬ СВ. ГЕНРИХА

 

От залпов пушечных дрожит земля.

Кричат герольды в переулках грязных —

Сегодня именины короля!

Всех парижан зовет Анри на праздник!

 

Огромные столы на площадях

Трещат, заваленные снедью разной.

Быков и куриц жарят на кострах —

Бесплатный аромат прохожих дразнит.

 

И для поэтов жаркая пора:

Потея над цветистым мадригалом,

Малерб изгрыз сто двадцать два пера.

 

И я блеснул бы, да таланту мало:

Кормить Пегаса нечем стало мне.

Овес-то, сами знаете,— в цене!

 

86

КРИТИКАМ АГРИППЫ

 

Кто право дал над Гением глумиться

Тупому попугаю и свинье?

Как смеете, чернильные мокрицы,

Ругать при мне Агриппу д'Обинье?1

 

Из всех поэтов — дОбинье поэт!

В его руках воскресла древних лира.

Его стихам — взлетать над клеткой мира,

Ломая крыльями преграды лет!

 

А вам — клевать навоз вороньим клювом.

Мне одному бранить его дано,

Ему — меня. Другим — запрещено!

Прочь руки от Агриппы, говорю вам!

 

Quod licet Jovi, это значит — нам,

Non licet bovi — вам, слепым ослам!*

 


* Что дозволено Юпитеру... то не дозволено быку (лат.).

- 186 -

87

ПОД ЗНАКОМ КАДУЦЕЯ*

 

Мир начался с торговли: дед Адам

За яблоко расстался с райским садом.

Христос был продан выгодней куда —

За тридцать серебром, с доставкой на дом.

 

С тех пор торгуют все по мере сил:

Попы, юристы, сводники, маркизы...

А Клеопатре головой платил

За ночь любовник — вот дороговизна!

 

С Наваррским закупили как-то мы

Париж, Марго и десять лет тюрьмы —

Всего лишь за обедню — просто чудо!

...А в наши дни потерян всякий стыд:

 

За тридцать су всю Францию сулит

Испанцам некий Генрих Гиз, иуда!

 

88

В ТАВЕРНЕ

Агриппе д'Обинье

Хозяйка раскраснелась у огня.

Гасконец тощий, отрезвев от злости

(Он проиграл и плащ, и шпагу в кости),

Кричит: «До нитки обобрал меня!»

 

Трудясь над жирным крылышком индюшки,

Вздыхает, потом исходя, монах:

«Святой Мартин! Опять ни капли в кружке!

Sic transit... Эй, хозяюшка, — вина!

 

Жонглер бродячий бьет мартышку спьяна.

О чём-то врет раскрывшим рот крестьянам

Ландскнехт в камзоле четырех мастей...**

Так жизнь течет. Все словно ждут свершенья

 

По воле рока, по вождей веленью,

По прихоти игральных ли костей...

 


* Кадуцей — жезл глашатая, парламентария и торгового посла у древних греков и римлян. Здесь подразумевается лишь последнее его назначение.

** ...в камзоле четырех мастей.— Наемные солдаты (ландскнехты) носили одежду цвета знамени своего господина. Если наемник служил двум и более вассалам одновременно, его платье нередко отличалось разноцветными рукавами, штанами и т. п.

- 187 -

89

DE PROFUNDIS*

 

Свожу концы с концами еле-еле:

Залез в долги я по уши опять.

Пришли взаймы мне хоть пистолей пять

До пятницы на будущей неделе!

 

Я с воскресенья безнадежно пуст,

И кошелек мой тем же самым болен.

Пришли взаймы хотя бы пять пистолей,

Коль есть в тебе хоть капля добрых чувств!

 

Жениться с горя? — Лучше лечь в могилу!

Пришли мне хоть пистолей пять взаймы!

Фортуна-потаскушка изменила —

Я просто чудом избежал тюрьмы...

 

Что делать мне? — Схватить перо осталось

И написать тебе: читай с начала!

 

90

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО

 

В шальной калейдоскоп фортуны-шлюхи

Весь я не погружался ни на миг:

Я видел все, я слышал, щупал, нюхал,

Я пробовал от скуки на язык —

 

Всё вскользь... Увы, казалось: только снится

Мирских делишек пестрый карнавал!

Я лишь Свободы робкие зарницы

Шестым чутьем угадывал, искал…

 

Пять чувств оставил миру Аристотель.

Прощупал мир я вдоль и поперек,

И чувства все порастрепал в лохмотья —

Свободы отыскать нигде не смог.

 

Пять чувств кормил всю жизнь я до отвала,

Шестое чувство — вечно голодало.



 

 

 


* «Из глубины...» (лат.) — начальные слова заупокойной молитвы.

- 188 -

91

БЫВШЕМУ ДРУГУ

 

Я был тебе как пилигриму — посох,

Как бунтарю — оружие в бою:

Припомни, как связал я жизнь свою

С твоей, король-солдат, король-философ!

 

Как спали вместе на земле сырой,

Одним плащом истрепанным укрыты...

А помнишь, как — с гитарой под полой —

Мы пробирались к окнам Маргариты?

 

Я был оруженосцем, другом, тенью...

Теперь ты стал французским королем.

Боюсь я, скучно будет нам вдвоем!

Зачем тебе Гийом? Для развлеченья?

 

Довольно! Льстить и врать, как сивый мерин,

И быть твоим шутом — я не намерен.

 

92

ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЕ ЛИКОВАНИЕ

 

Вчера нашли какого-то Гийома

На Пре-о-Клер* — с пробитой головой.

Привлечена столь радостной молвой,

Сбежалась тьма соседей и знакомых.

 

В харчевне «Лев» ему обмыли лоб,

Останки всунули в камзол дырявый,

Те Deum затянул кюре гнусаво —

Поспешно в яму опустили гроб.

 

Приятели охотно и задаром

Непосвященным разъясняли с жаром:

Покойник был тупица. И нахал.

— Увы, друзья! Стрела промчалась мимо:

 

Ваш дю Вентре — живой и невредимый.

То тезка мой, трактирщик, дуба дал.

 


* Пре-о-Клер — излюбленное место дуэлей в Париже.

- 189 -

93

СТАРАЯ ПЕСНЯ

 

Какой меня злосчастный гений гонит?

Я вечно наступаю на мозоль

Какой-нибудь почтеннейшей персоне,

И очень часто это — мой король!..

 

Опять меня анафеме предали:

Париж решил не кланяться со мной.

Я вычеркнут из хроники баталий,

Куда был прежде вписан, как герой.

 

Меня бегут девчонки, как чумного,

В харчевне выпить не дают в кредит,

Анри мне отрубить башку грозит...

 

Как хорошо, что все это не ново:

И Карл меня чуть было не повесил,

А я — все жив и, как ни странно,— весел!

 

94

ANNO DOMINI MDS*

 

Часы бьют полночь... Через миг умрет

Последний день шестнадцатого века.

— Вина! Твое здоровье, время-лекарь!

Что принесет нам Новый век и год?

 

Настанет мир. Подешевеет соль.

Жак перестанет в суп плевать соседу.

Обещанную курицу к обеду,

Расщедрясь, даст нам скупердяй-король.

 

Придворным дамам скинут лет по двадцать.

Дозволит Ватикан Земле вращаться,

Наука вообще шагнет вперед.

 

Меня за скептицизм накажут плетью,

И много прочих радостей нас ждет.

Все это будет!.. Но в каком столетье?

 


* В год 1600 (лат.).

- 190 -

95

ЗА ЧТО МЕНЯ ЛЮБИЛИ

 

Когда стоишь одной ногой в могиле,

Ты вправе знать: за что тебя любили?

Меня любила мать за послушанье,

За ловкость рук — учитель фехтованья,

 

Феб-Аполлон — за стихотворный пыл.

За томный взор меня любили прачки,

Марго — за вкус, а судьи — за подачки.

Народ за злой язык меня любил.

 

Отец духовный — за грехов обилье,

Раскаянье и слезы крокодильи.

Агриппе нравилось, что я — чудак.


Три короля подряд меня, как братья,

Любили так, что чуть не сдох в объятьях.

Лишь ты меня любила «просто так».

 

96

ЧТО СКАЖУТ ОБО МНЕ

 

Век Валуа и Гизов тонет в Лете.

Иного солнца вижу луч вдали!

Простым бойцом на рубеже столетий

Приветствую грядущий День Земли.

 

Не суждено мне быть любимцем Музы,

Не суждено Плеяды пить нектар.

Иначе вспомнят обо мне французы,

Чем о тебе, божественный Ронсар:

 

— Он Аполлону не служил молебны

И жертв не приносил земным богам.

Он рвался в бой, Пегаса шпоря гневно,

И злыми песнями разил врага.

 

Короче: был солдат, а не поэт он.

И на Олимп ворвался с пистолетом.

 

- 191 -

97

ПРОЩАЙ, ПАРИЖ!

 

Прощай, Париж! Прощай, волшебный город,

Фата-Моргана юности моей!

Налей, Агриппа, кубки пополней,—

Прощайте, Елисейские просторы!

 

Войти в твой Пантеон — надеждой ложной

Не льщу себя, любовь к тебе воспев.

Мне б хоть, в сердцах друзей струну задев,

В их памяти оставить след ничтожный...

 

Я шел к тебе сквозь пламень испытаний.

Ни в радостях, ни в боли, ни в страданье

Не плакал я — нигде и никогда.

 

Разлуки лед мне обжигает руки.

Я не стыжусь бессильных слез разлуки —

Прощай, Париж! Надолго. Навсегда.

 

98

МОЕ УТЕШЕНИЕ

 

Я часто против совести грешил

И многих был ничтожней и слабее.

Но никогда не изменял себе я

И никому не продавал души.

 

Пускай враги льют желчь и поздний яд,

Тупым копытом мой лягают труп;

Пусть сплетничают нежные друзья,

Что был я подл, труслив, завистлив, скуп...

 

Кидайтесь! Плюйте бешеной слюной

На гордый лавр, на мой надгробный креп*

С листа Истории ваш хриплый вой

Стереть бессилен имя дю Вентре!

 

Пусть что угодно обо мне твердят,

Мне время — суд, стихи — мой адвокат.

 


* Надгробный креп.— Во времена дю Вентре придворным цветом траура считался... лиловый.

- 192 -

99

ПЕРЕД РАССВЕТОМ

Агриппе д'Обинье

Мы жили зря. И так же зря умрем:

Ни подвига — потомкам в назиданье,

Ни мысли дерзкой. Нам ли оправданье —

«Пророка нет в отечестве своем»?

 

...На площади Цветов сожжен живьем

Джордано Бруно — гордый светоч знанья,

Ни подкупом, ни пыткой, ни страданьем

Не сломленный: спор разрешен огнем!

 

Но жалкие попы сожгли лишь тело.

Бессмертна мысль, и Правда не сгорела!

 

Для счастья и любви на этом свете

Вновь зеленеют рощи и поля,

Во славу Разума, на радость детям,

Попам назло — вращается Земля!

 

100

НА БЕРЕГУ СТИКСА

 

Пройдут года. Меня забудет мир.

Листы моих стихов загадят мухи.

Какой-нибудь невежда вислоухий

В них завернет креветки или сыр...

 

Что жизнь моя? Что творчество и слава?

Самообман. Химера. Сказка. Сон.

Меня на свалку отвезет Харон —

Мышам и глупым совам на забаву.

 

Мой юмор злой, мой стихотворный пыл

Зальют зловонной клеветой попы —

Я не дойду к грядущим поколеньям!

 

И если бы в Агриппиных твореньях

Меня бессмертный автор не лягал,—

Чем доказать, что я существовал?..

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.
 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=329

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен