На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
История ОКБ-172 ::: Каган В.К. - История ОКБ-172 (автор - Крук Н.С.) (Вестник Мемориала) ::: Каган Виктор Кусиэлевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Каган Виктор Кусиэлевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Крук Н. С. История ОКБ-172 // Вестник «Мемориала». – 2001. – № 6. – С. 46–54, 126.

 
- 46 -

История ОКБ-172

 

Н.С. Крук

ОРУДИЯ ПОБЕДЫ

 

Начало истории особых конструкторских бюро ОГПУ-НКВД, специальных мест заключения, где арестованные ученые и специалисты в различных областях техники разрабатывали проекты НИ-ОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), главным образом в области военной техники, было положено циркуляром от 15 мая 1930 года, подписанного председателем ВСНХ В.Куйбышевым и зам. председателя ОГПУ Г.Ягодой. В циркуляре говорилось, что «за последние 2—3 года органами ОГПУ были раскрыты контрреволюционные вредительские организации в ряде отраслей нашего хозяйства», в связи с этим предлагалось «использовать вредителей <...> таким образом, чтобы работа их проходила главным образом в помещении органов ОГПУ. Для этого отбирать заслуживающих доверие специалистов. Оказывать им содействие в деле постановки опытных работ...»1. Так появились первые ОКБ, получившие позднее название «шарашек».

Идея превращения науки и техники в отрасль рабовладельческого хозяйства оказалась достаточно плодотворной. В 1930-е годы секретные научно-исследовательские и проектные институты, конструкторские бюро в системе Гулага были созданы в Москве, Ленинграде, Таганроге, Ростове, на Селигере и во многих других местах Советского Союза. Там под надзором работали ученые и инженеры, через «шарашки» прошли А.Н. Туполев, С.П. Королев, В.М. Петля-

 


1 Цит. по: Стецовский Ю. История советских репрессий. — М., 1997. Т. 2. С. 166-167.

- 47 -

ков, В.П. Глушко, В.М. Мясищев, А.Л. Минц, Б.С. Стечкин и многие другие известнейшие ученые и конструкторы.

После того как волна репрессий 1937 года смела руководящую верхушку промышленности Ленинграда, как администраторов, так и инженерный корпус, многие отрасли оказались полностью обезглавленными и оголенными. Новые специалисты — зачастую это были молодые выпускники технических вузов, которые пришли на смену исчезнувшим в недрах НКВД, — с трудом справлялись с ситуацией, и сводные отчеты политического контроля того же НКВД с тревогой докладывали в обком партии об ухудшении общего положения в промышленности и снижении показателей работы1. Были сделаны попытки решить проблему арестами новых руководителей; арестованные, как и их предшественники, действительно признавались, что были шпионами и вредителями, но делу это не помогало. Если в отношении гражданской промышленности с этим можно было мириться, полагаясь на целительную силу времени, то упадок в военной промышленности города требовал принятия экстренных мер. Страна жила ожиданием войны, и нужно было искать экстренный выход из сложившегося положения. Выход был найден с помощью все того же НКВД, точнее его 4-го спецотдела, ведавшего особыми конструкторскими бюро.

В области морской артиллерии проблема была решена следующим образом. К середине 1930-х годов появились первые «шарашки» в области морского вооружения, что находилось в логике общей политики усиления Военно-морского флота2. В частности, на эсминцах впервые для кораблей этого класса предусматривалась замена палубных артиллерийских установок башенными установками калибра 130 мм. В Ленинграде основным разработчиком корабельной артиллерии стал завод «Большевик» (Обуховский завод), однако его инженерный корпус был значительно ослаблен репрессиями. Большое количество конструкторов и технологов оказалось в Гулаге.

 


1 См. например: Материалы о деятельности контрреволюционного подполья в Ленинграде и Ленинградской области. 1938.—ЦГАИПД, ф. 24, оп. 26, д. 430, л. 34—121.

2 Решение о развитии строительства океанского флота с мощным вооружением было принято СТО СССР 27.05.1936. (Три века Российского флота (1696—1996): История Российского флота в морских походах, сражениях и боях. — СПб., 1996. Т. 2. С. 337). К концу 1936 для вооружения океанского флота и береговой обороны по стране было задействовано 47 крупных заводов, 13 конструкторских бюро и НИИ.

- 48 -

20 апреля 1938 года был издан приказ народного комиссара внутренних дел СССР об организации ОТБ УНКВД по Ленинградской области1. В Положении об ОКБ УНКВД Ленинградской области говорилось: «ОТБ УНКВД Ленинградской области организовано в целях всемерного использования заключенных специалистов для выполнения специальных конструкторских работ оборонного значения. Основной задачей ОТБ является устранение выявленных конструкторских дефектов в морских и береговых артиллерийских системах, изготовленных по чертежам ленинградского завода «Большевик», а также разработка проектов и рабочих чертежей новых артиллерийских систем и модернизация систем, состоящих на вооружении флота и береговой обороны»2.

Основной задачей ОТБ являлась разработка проектов и рабочих чертежей артиллерийских систем и модернизация систем, состоящих на вооружении флота и береговой обороны. ОТБ работало по плану, утвержденному 3-м Главным Управлением Наркомата оборонной промышленности. Организовано оно было по штатам обычного конструкторского бюро и имело все положенные подразделения, включая техническую библиотеку, архив и т.п. Бывшие заключенные вспоминают, что было там одновременно около 150 человек заключенных и около 15 человек вольнонаемных сотрудников. Под бюро было выделено два корпуса: один жилой трехэтажный и один рабочий двухэтажный (с высокими окнами, позже заложенными), которые стоят на территории, прилегающей к улицам Комсомола и Михайлова. К территории ОТБ относился и маленький сквер рядом с этими корпусами, где могли прогуливаться заключенные инженеры, а инженерная молодежь (набранная по студенческим арестам послевоенного времени) даже могла обмениваться знаками с девушками из общежития на другой стороне улицы Комсомола. Специалисты ОТБ обеспечивались по специальным нормам питания в зависимости от ранга, но даже и последний, так называемый «четвертый стол», был намного лучше того, что получали заключенные на общих работах в лагерях. Однако система зачетов, существовавшая в лагерях того

 


1 Приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР № 00240 от 20.04.1938. Москва. -  Копийный фонд СПб. НИЦ «Мемориал».

2 ОТБ в «Крестах» (Арсенальная наб., д. 5) к этому времени фактически уже существовало, что также подтверждается рядом воспоминаний. Этот приказ предусматривал организацию ОТБ задним числом с 01.12.1937.

- 49 -

времени, на них не распространялась, и свой срок они должны были отбывать «от звонка до звонка».

В качестве первого начальника ОТБ документы называют военного инженера 1-го ранга Ломотько, в послевоенный период — подполковника Балашова и подполковника (позже полковника) Беспалова. Из работников НКВД, обеспечивавших работу «шарашки», нывшие сотрудники ОКБ, однако, чаще всего вспоминают майора С.Ф. Пивоварова, много сделавшего для помощи заключенным и имевшего среди них кличку «Семен — голубая душа» (в 1960-е годы он работал зам. главного инженера ЦНИИ им. Крылова).

Первыми сотрудниками ОТБ были арестованные инженеры завода «Большевик» (разгром, устроенный на «Большевике», по-видимому, и инициировал создание бюро). Позже трудовой коллектив «шарашки» пополнялся арестованными математиками, механиками, инженерами, среди которых было много крупных специалистов, таких как конструкторы: Виктор Леонидович Бродский (строитель крейсера «Киров»), Эдуард Эдуардович Папмель, Антоний Северинович Точинский, Александр Лазаревич Константинов; математики профессора Андрей Митрофанович Журавский и Николай Сергеевич Кошляков, арестованные по известному блокадному делу № 5551, и др.

Ведущим конструктором ОТБ с самого начала его работы был Сергей Иванович Лодкин, бывший конструктор Балтийского завода и ЛМЗ, арестованный в 1933 году. Он был обвинен в передаче сведений о нашем ВМФ чешской разведке, приговорен к 10 годам заключения и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала. Катал тачку в Пиндушах, заработал туберкулез, в 1937 году привезен в Ленинград, в ОТБ, где возглавил работу по проектированию двухорудийной 130-мм башенной артиллерийской установки

 


1 Зимой 1941-1942 в Ленинграде было арестовано несколько сот ученых, профессоров и преподавателей ленинградских вузов по обвинению в оказании помощи немецко-фашистским захватчикам. Они были осуждены по нескольким процессам, из которых наиболее известно «Дело № 555» (Архив УФСБ РФ по СПб. и обл., ф. арх.-след. дел, д. П-22163), по которому кроме Н.С. Кошлякова и A.M. Журавского были привлечены профессора Н.В. Розе, В.А. Тимофеев, Г.Т. Третьяк, Б.И. Извеков и др. Следователь Н.Ф. Кружков широко применял избиения подследственных. Профессор Н.В. Розе умер во время следствия, остальные 23—25.04.1942 Военным Трибуналом войск НКВД ЛВО были притворены к ВМН; постановлением Верховного Совета СССР от 28.05.1942 всем осуждением расстрел заменен 10 годами.

- 50 -

(Б-2-ЛМ) главного калибра для вооружения лидеров и эскадренных миноносцев. Опытный образен был изготовлен на «Большевике» и ЛМЗ. Полигонные испытания опытного образца проводились с декабря 1940 по май 1941 года, корабельные испытания — во второй половине 1941 года в Севастополе. По воспоминаниям бывших сотрудников ОТБ, заключенных специалистов под конвоем привозили для проведения испытаний на Ржевский полигон, инженеры шли на полигон, а конвой оставался ждать их у дверей (у заключенных «шпионов» допуск на полигон был, а у комсомольцев конвоя — нет). Башенные установки Б-2-ЛМ были установлены на лидере «Ташкент» и использованы в морских сражениях Великой Отечественной войны. Как написано сегодня в книге по истории российского флота: «В 30-е годы <...> для нового поколения эскадренных миноносцев проекта 30 была создана 130-мм двухорудийная башенная установка, которая не имела себе равных по дальности стрельбы»1.

В начале войны наряду с другими предприятиями оборонного значения ОТБ подлежало эвакуации из Ленинграда. К. сожалению, пока не удалось полностью восстановить картину эвакуации. Известно, что первоначально предполагалась отправка специалистов-конструкторов в Казань (по данным ИЦ УВД СПб., этап отправлен 21 июля 1941 года2), вероятно, предполагалось слияние ОТБ с «шарашкой» в Зеленодольске. Однако неразбериха первых военных месяцев привела их в Томскую тюрьму, где заключенные специалисты находились около года без работы. И только летом 1942 года они были переведены в Молотов.

Сразу по прибытии из Томска, в июле 1942 года, заключенные конструкторы были разделены, часть (среди них С.И. Лодкин, Л.Л. Битнер, Г.М. Райцин, Д.М. Рыбкин, B.C. Мамашин)3 отправлена в Молотовск, где были использованы в «Двадцатом отделе СТБ» при судостроительном заводе № 4024.

 


1 Три века Российского флота. — Т. 2. С. 354.

2 20.07.1941 отправлен этап в Коканд (оказался в Актюбинске), в него включены: обслуживающий персонал, копировщики, чертежники, несколько младших конструкторов.

3 Стурова В. Жизнь не сломала / Северодвинск. Испытание на прочность. — Северодвинск, 1998. С. 238.

4 Архангельский судостроительный завод № 402 был начат строительством в 1938 в соответствии с постановлением ГКО (секретное решение правительства № 45 от 28.03.1938 «О строительстве Архангельского судостроительного завода № 402») и в общем русле раз вития ВМФ. В 1939 при заводе создан «Двадцатый отдел (СТБ)», основной состав корабле строителей был переведен из расформированного в 1940 ОТБ в Болшево.

- 51 -

В Молотове ОТБ из ленинградских «Крестов» вошло в состав завода № 172 (Мотовилиха1). С этого момента за ОТБ закрепилось название ОКБ-172. В пермский период в работе ОКБ-172 большую роль сыграл М.Ю. Цирульников2. Он был руководителем ряда проектов. Одним из важнейших достижений инженеров ОКБ-172 в эвакуации в Перми было их участие в разработке малокалиберной противотанковой пушки М-42, знаменитой «сорокопятки», «Аннушки», ставшей одним из самых популярных орудий Великой Отечественной войны.

По некоторым воспоминаниям, ОТБ было размещено на одной из тихих улиц Молотова, в двухэтажном особняке с небольшим садом. Верхний этаж занимали жилые комнаты, а нижний был переоборудован под рабочие комнаты. По-видимому, ОКБ—172 в Перми достояло из ряда самостоятельных подразделений, размещавшихся и разных местах Перми. По крайней мере, одно из них находилось на территории мотовилихинского артиллерийского завода.

В декабре 1944 года ОКБ-172 было реэвакуировано в Ленинград и размещено в старых корпусах «Крестов». Туда же в мае 1945 года в полном составе был переведен и 20-й отдел завода № 402 из Молотовска.

После возвращения из эвакуации ОКБ заняло свои старые помещения в «Крестах». Работали напряженно, по 10 часов в день, сразу после возвращения снабжение и питание были скудными, позднее ситуация нормализовалась. Кормить стали лучше, рабочий день сократился до 8 часов, праздники и выходные соблюдались, два-три раза в месяц для заключенных устраивалась баня. В ОКБ была прекрасная техническая библиотека, которая получала технические журналы как на русском, так и на иностранных языках. Газет библиотека не получала, но радио работало.

 


1 Завод Мотовилиха (назван по р. Большая Мотовилиха, впадает в Каму) построен 47 как медеплавильный, с 1863 — сталеплавильный, затем сталепушечный и чугунопушечный, с 1871 эти заводы объединены в Пермские пушечные заводы. В дальнейшем крупнейшие производители артиллерийских систем и снарядов.

2 Цирульников Михаил Юрьевич (Моисей Юхнович), 1907-1990. Родился в Киевской области. В 1931 окончил Ленинградскую артиллерийскую академию, адъюнкт в ОКБ Артиллерийской академии. С 1934 кандидат технических наук. Арестован, приговорен 23.14.1939 ОСО НКВД СССР к 8 годам ИТЛ. Направлен в ОТБ («Кресты»), летом 1941 этапирован в Пермь, работал в КБ Мотовилихинского завода. В 1939—1944 был руководителем проектов, разрабатываемых 4-м Спецотделом: 45 мм противотанковая пушка М-42 (реализован в 1942),танковая 45-мм пушка ВТ-42 (реализован в 1943), полковая 76-мм пушка ОБ-25 (реализован в 1943), корпусная 152-мм пушка БЛ-7 (реализован в 1943). Досрочно освобожден и назначен главным конструктором КБ Мотовилихинского завода.

- 52 -

Режим содержания и условия труда заключенных-специалистов за 15 лет существования ОКБ менялись. В довоенный период в ОТБ была организована ресторанная система питания. Заключенным специалистам выдавалась зарплата от 50 до 240 рублей в месяц и бесплатная одежда (костюмы, рубашки с галстуками), что было связано с необходимостью поездок в командировки на заводы (чаше всего на «Большевик»). Само КБ находилось в большом четырехэтажном корпусе, где был большой зал для проектировщиков, под которым располагалась макетная мастерская. Там был изготовлен деревянный макетдвухорудийной башни Б-2-ЛМ в натуральную величину. Конструктор мог сесть в кресло, повращать рукоятки управления, почувствовать себя в положении наводящего или командира башни.

На специалистов ОКБ оформлялся допуск к секретной работе. Когда заключенные руководители проектов и старшие инженеры выезжали на заводы, производственные совещания или на полигонные испытания, их сопровождали конвоиры в штатском. Охрану при этом ни на секретные совещания, ни в цеха, ни на стрельбище не допускали. Она оставалась в проходной или в 1-м отделе. Чтобы никому не пришло в голову, что специалисты являются заключенными, они всегда должны были быть хорошо одетыми, постриженными и побритыми у парикмахера.

Когда у заключенного специалиста ОКБ-172 заканчивался срок, он оказывался перед выбором: или остаться работать в том же тюремном ОКБ-172 вольнонаемным сотрудником и делать привычную работу, или получить полную свободу и принять все тяготы жизни человека, имеющего судимость по политическому обвинению (ограничения по прописке, по выбору работы, клеймо «врага народа» и т.п.). Большинство выбирало «Кресты». (Это было трудное решение, и многим давалось оно не просто. Карл Эмильевич Кольбе накануне освобождения умер от разрыва сердца.)

В 1940-1950-е годы ОКБ-172 занималось разработкой трехорудийных башен, которые могли вести огонь как по надводным, так и по воздушным целям. Эти разработки, в конечном счете, не нашли своего воплощения в связи с принятой Н.С. Хрущевым установкой на свертывание программы строительства океанического военно-морского флота. Тем не менее, опыт ОКБ-172 в конструировании морской артиллерии, разработка новых технических решений обеспечивали технический прогресс отрасли и развитие ее теоретических основ. Один из крупнейших математиков Ленинграда профессор Журавский в стенах ОКБ-172 подготовил к публикации монографию «Теория тепло-

 

- 53 -

вого процесса в артиллерийском орудии», изданную в 1952 году без указания автора. И по сей день специалисты по проектированию артиллерийских систем считают эту монографию классическим учебником.

Четыре сотрудника ОКБ-172 (С.И. Лодкин, Г.Н. Рафалович, Е.П. Иконников, А.Ф. Смирнов) 5 марта 1946 года за разработку башенной установки Б-2-ЛМ были удостоены звания лауреатов Сталинской премии 3-й степени.

К 1948 году ОКБ разработало 33 крупных проекта и выполнило свыше 60 научно-исследовательских работ. В связи с 10-летием со дня основания и организации ОКБ—172 было представлено к награждению орденом «Трудового Красного Знамени». Тридцать наиболее отличившихся оперативных сотрудников МВД СССР и вольнонаемных работников было рекомендовано наградить орденами и медалями СССР. Десять особо отличившихся специалистов, работавших после отбытия наказания в ОКБ— 172 по вольному найму, были представлены к снятию судимости1.

В апреле 1953 года ОКБ-172 было расформировано, специалисты с неоконченными сроками заключения были этапированы и лагерную зону Металлостроя (Лагпункт Ленинградского УИТЛК, ныне учреждение УС-20/5), где их использовали в конструкторском бюро, работавшем по гражданским заказам (на базе института Гипропиинеруд). Здесь они содержались уже на общих основаниях. Освобожденные из заключения сотрудники были переведены в Конструкторское бюро ОКБ-43 Министерства оборонной промышленности, с которым в течение всей своей деятельности тесно сотрудничало ОКБ-172. Позже, в 1961 году, ОКБ-43 было слито с ЦКБ-34 Министерства общего машиностроения, которое с марта 1966 года переименовано в Конструкторское бюро средств механизации (КБСМ). Трудно дать даже приблизительную оценку числа всех сотрудников, которые работали в ОКБ-172 в течение всего периода его деятельности. В настоящее время поименно известно уже около 160 человек. В последние годы в печати стали появляться воспоминания его бывших сотрудников2, и работа ОКБ-172 начала находить отра-

 


1 См. Наст. изд. С. 117.

2 Бондаревский С. Так было... - М., 1995. - 125 с.; Бондарсвский С.К. «20-й отдел» / Северодвинск : Испытание на прочность. — Северодвинск, 1998. С. 228–236; Ильина Л.Л. Мой отец против НКВД. - СПб., 1998. - 197 с.; Каган В. К. Повесть о безвременье // Время и мы (Тель-Авив).1980. № 56; Китаенко Г.И. Моя жизнь. - СПб., 1991. – 120 с.; Соколов Б. Два треста // Нева. 2001. № 4. С. 148-157.

- 54 -

жение в справочных изданиях по истории морской артиллерии1. НИЦ «Мемориал» разрабатывает тему «История ОКБ-172» с 1993 года, в настоящее время в архиве «Мемориала» хранится отдельная коллекция материалов по этой теме.2

 

 


1 Малоизвестные создатели боевых, кораблей: К 300-летию Российского флота. — М., 1996. — 160 с.; Морская артиллерия отечественного Военно-морского флота: Справочник. — СПб., 1995; Памяти судостроителей-жертв репрессий: Краткий справочник. - СПб., 1990. — 101 с.; Платонов А.В., Апрелев С.В., Синяев Д.Н. Советские боевые корабли. 1941- 1945 гг. / Вооружение. Вып. 4. - СПб., 1997. - 128 с.; Осинцев В.В. Артиллерийское вооружение современных российских кораблей. — СПб., 1994. — 38 с.; Оружие победы. — М., 1987. — 509 с.

2 Акулов В.К. Воспоминания. — Рукопись. Март-апрель 1993. — 30 с.;

Бондаревский С.К. Письмо от 18.01.1996. - 3 с.;

Жук В.И. В.Н. Яворский // Стенгазета КБСМ. 1997. 25 марта;

Жук В.И. Военный кораблестроитель А.Л. Константинов// Стенгазета КБСМ;

Жук В.И. Неизвестные соавторы Оружия Победы // Стен газета КБСМ. 1996. 9 апреля;

Жук В.И. Эраст Борисович Глинер // Стенгазета КБСМ;

Жук В.И. Случай с проф. Журавским // Стенгазета КБСМ;

Каган В.К. Письмо от 02.05.1995;

Каган В.К. Письмо от 22.12.1996;

Корман А. Г. Воспоминания об A.M. Журавском. - Запись Г. В. Карпенко. - Рукопись. - Август 1993. – 5 л.;

Тягунов В.И. Письма от 27.09.1940, 28.09.1940, 29.09.1940, 22.10.1940. - Рукопись. -18 л.;

Ферхмин А.А. Отдельные биографические сведения о В.Р. Бурсиане. — Рукопись, б.г. — 7 с.;

Фомченко С.И. Десять лет. - Рукопись. — 1989. - 104 с.;

Черногуз Э. Письмо. — Рукопись. — Март, 1944. — 2 с.;

Чижов А.В. Из клеток памяти... — Рукопись. — 1995. - 10 с.;

Яворский В.Н. Автобиография. — Рукопись. — Сентябрь 1964. — 56 с.;

Овсянников Б.К. Воспоминания об отце. — Рукопись. — 2000. — 5 с.

 
 
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=335

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен