На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПРИЕЗЖАЕМ В ПАВЛОДАР ::: Юркевич Ю.Л. - Минувшее проходит предо мною ::: Юркевич Юрий Львович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Юркевич Юрий Львович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Юркевич Ю. Минувшее проходит предо мною... - М. : Возвращение, 2000. - 256 с. : ил., портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 125 -

ПРИЕЗЖАЕМ В ПАВЛОДАР

 

Первое впечатление было неважным. Вокруг на многие сотни километров - голая степь, заснеженная, ровная, как стол, без единого деревца. В ноябре уже стояли сильные морозы. Скучный был вид у города: широченные прямые улицы под прямыми углами, казенной планировки 19 века, немощеные. Грязи, впрочем, там не бывало: грунт - песок, суглинок. Жителей тогда было в Павлодаре 13 тысяч, живших непонятно с чего.

По рассказам, город был точно такой же, как и прочие южносибирские и казахстанские города - Кустанай, Петропавловск, Акмолинск, и к 30-м годам ничуть не изменившиеся по сравнению с

 

- 126 -

дореволюционными временами. Ни водопровода, ни канализации; колодец в одном углу по-сибирски просторного двора, уборная - в другом углу. Колодезную воду, впрочем, пить было неприятно: жесткая, для еды и чая пользовались иртышной водой - и поговорка была: «чай кирпишный, вода иртышна...» Она была очень мутной, но мягкой и вкусной. Доставляли ее водовозы в конных бочках.

Застроен был Павлодар в большинстве одинаковыми полутораэтажными домиками, низ - полуподвальный кирпичный, верх - рубленый, под железом. Углы у домов были изъедены непрерывными и сильными ветрами - летом, и снежными буранами - зимой; ведь при крепком морозе снег - хороший абразив.

В центре были массивные торговые ряды первой половины прошлого века, несколько 2-этажных кирпичных домов, занятых разными районными организациями. На окраинах было много казахских зимовок - низеньких саманных домиков.

Населен был тогда Павлодар в основном русскими, больше из семиреченского казачества. Еще были сибирские татары, высокие и красивые люди, невероятно чистоплотные в быту; правда, и у местных русских обычно тоже очень чисто было в домах. Немного и немцев было в Павлодаре - различные ремесленники, механики, пивовары, и пиво варили отличное на местном пивзаводе. В Павлодарском районе было и несколько колоний немецких, благоустроенных, богатых, державшихся независимо. Но в 1928-29 годах большинство колонистов, бросив хозяйство, подались в Германию - им дали такое разрешение.

Происходили павлодарские немцы из Шлезвиг-Гольшгеина, говорили на совершенно непонятном диалекте, да и называли себя голландцами (Hollander).

Были и украинские поселения в этом районе. Мне не довелось там побывать, но рассказывали, что украинцы умудрялись там и вишневые сады вывести, и пчел завести, и хаты у них были побелены - не так, как у русских.

Рассказывали, что в дореволюционное время в Павлодарском районе - или в округе, которая соответствовала теперешнему району - числилось больше миллиона голов скота (если не ошибаюсь, кажется, 1,2 миллиона).

 

- 127 -

А при мне это количество было уже 130 тысяч и продолжало убывать, благодаря феноменально идиотскому хозяйничанию местных совхозов, принявших скот после раскулачивания степных казахов и находившихся под руководством невежд и бездельников.

До революции Павлодар очень неплохо жил со степного скотоводства - торговля шкурами, лошадьми для армии, овчинами. Было в нем даже два или три миллионера, хорошие магазины. Богатый был городишко.

Стоял Павлодар над Иртышом, глубоким и быстрым, шириной в том месте, вероятно, как полторы Москва-реки. Заводи, пойменные луга, летом отличное купанье, пляжи. В те годы был Иртыш еще чистейшей и очень рыбной рекой. Водились и стерлядь, и нельма.

Но была это голая река в пустой безлесной степи. По берегам лишь кое-где пучки тальника. Разливов у Иртыша было два - обычный весенний, а затем летний, когда таяли алтайские снега.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru