Фурман Полина Моисеевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Фурман П. М. Годы моей жизни. – Иерусалим, 1984. – 192 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 7 -

В ПЛЕНУ У ЦЫГАН

Летним утром я играла во дворе с девочками. Отец ушел на работу, братья в школу. Мать, уходя на базар за продуктами, наставляла меня:

— Ты, Полечка, со двора никуда не уходи, будь возле дома. Я все куплю и скоро приду.

Мне шел только четвертый год. Девочки были старше меня. Они скоро разошлись. Я стояла у калитки нашего палисадника и дожидалась матери.

К дому подошла женщина. Она была высокого роста, в цветастом платье. Увидев меня, она

 

- 8 -

остановилась и стала ласково со мной разговари вать:

— Я только что была на базаре. Там я встретила твою маму. Я с ней давно знакома. Она мне сказала: "У тебя есть лошадка, покатай на лошадке мою девочку". Хочешь сейчас покататься?

Она взяла меня за руку и сказала: "Ну, вот умница, мои лошадки тут, за углом". За поворотом, на другой улице, я увидела на телеге большого человека со страшной черной бородой. Я испугалась и закричала:

— Не хочу кататься, я побегу обратно домой. Цыганка взобралась со мной на телегу, посадила меня рядом с собой и сказала:

— Что ты! Это добрый дядя, он любит детей. Бородатый человек дал мне конфету, хлестнул лошадей, и мы поехали.

Я заплакала и сказала женщине:

— Мама сказала, чтобы я никуда не уходила, не хочу кататься, отпусти меня домой. Женщина строго прикрикнула на меня:

— Ты затихни и не плачь, лошадей испугаешь, они понесут, и мы все пропадем!

В страхе я затаилась, замерла и дрожала всю дорогу. Не знаю, сколько времени прошло, как вдруг я увидела много телег, покрытых белыми крышами. Слышно было ржание лошадей и крики людей. Кричали на каком-то непонятном мне языке. Это был цыганский табор.

Цыганка сняла меня с телеги, поставила на землю и сказала:

 

- 9 -

— Вот мы и покатались, и приехали. Сейчас ты увидишь веселых девочек, это твои сестры.

Она хлопнула несколько раз в ладоши и что-то крикнула. Прибежала целая ватага девочек. Они стали плясать вокруг меня. У меня закружилась голова, я упала и зарыдала.

Цыганка снова что-то крикнула детям, и они убежали. Она подошла ко мне и говорит:

— Дурочка, чего ты испугалась, они хорошие девочки, они твои сестры. Научишься, тоже будешь петь и плясать.

Я задрожала, снова зарыдала и крикнула:

— Вези меня сейчас же домой, моя мама меня ждет!

— Замолчи! Плакать у нас в таборе нельзя. Видишь, у нас никто не плачет. Дядя пошел сменить лошадей. Я тебя не обманула. Вот видишь, дядя с черной бородой пришел, сейчас поедем к твоей маме.

Подвода тронулась в обратный путь. Я вглядывалась, все вокруг было мне чужое. Вскоре меня укачало, и я уснула. Цыганка разбудила меня:

— Вставай, Поля, довольно спать, пора на работу.

Цыганка сняла меня с телеги и дала яблоко. Я была голодна и съела его. Оглянулась, все кругом чужое, незнакомое: с одной стороны — поле, с другой — высокая стена, не видно ничего.

— Вот, девочка, слушай меня и запомни. Тут кладбище, скоро сюда придет твоя мама. Мы

 

- 10 -

сейчас зайдем на кладбище. Я поставлю тебя около дороги. Ручку твою будешь держать вот так (она показала мне, как держать) и будешь говорить: "Тетенька, подайте милостыню!" А когда спросят: "Где твоя мама?" — ты отвечай:

"Моя мама сейчас придет".

Цыганка повторила со мной эти слова несколько раз. На кладбище было много народу. Женщины подходили ко мне и участливо спрашивали: "Как ты, дитя, сюда попала? Чего ты здесь стоишь?" Я отвечала заученными словами, и мне клали в руку белую монетку — гривенник. Как я потом узнала, нищим подавали по копейке, по грошику. А здесь, "за упокой души", целых 10 копеек!

Один раз подошла ко мне очень нарядно одетая женщина. Она посмотрела на меня внимательно, поздоровалась, взяла меня за ручку, перешла дорожку к одной могиле и сказала:

— Девочка, повторяй за мной то, что я буду говорить, каждое слово: "За упокой души... дорогой матери моей... Евдокии... Сергеевны... Румянцевой..."

Я повторяла каждое слово, хотя тогда не понимала, что такое "душа" и что значит "за упокой". Женщина вынула из кошелька 50 копеек, дала мне и сказала:

— Слушай меня внимательно: когда придет твоя мама, скажи ей, чтобы сейчас же шла с тобой домой и чтобы ноги ее никогда здесь не было. Поняла? Повтори!

Я с радостью громко повторила:

 

- 11 -

— Сейчас же домой и чтобы здесь не была!

— Молодчина, хорошее дитя! Она погладила меня по головке и ушла. В ту же минуту возле меня оказалась цыганка. Глаза у нее разгорелись. Она взяла у меня 50 копеек и выгребла из моего карманчика гривенники.

— Хорошо, — сказала она, — стой опять там, где стояла, заработаешь на пряник, а мама твоя скоро придет.

Что же происходило в это время у нас в доме? Мать пришла с рынка вскоре после моего исчезновения. Опросила всех соседей, всех детей. Расспросили людей в соседних домах. Никто ничего не знал, не нашли никаких следов. Слух об этом несчастье быстро распространился по всему кварталу. Моя мать после безуспешных поисков была в полном изнеможении. Огромная тревога овладела ею.

Во двор зашла женщина, живущая на нашей улице. Она уже знала о происшествии и стала расспрашивать соседей, какая девочка, какого возраста, какой цвет волос. Услышав ответ, она всплеснула руками и сообщила моей маме, что час тому назад она проходила возле нашего дома и видела на руках у цыганки такую девочку.

Это было очень тяжкое известие. Девочку украли цыгане, где ее искать?! Моя мать была волевая, она не терялась в трудные минуты жизни. Она понимала, что для моего спасения

 

- 12 -

нужно действовать немедленно, а действовать было некому. Отец уехал по делам в деревню, да он и не расторопный. Мать крикнула племяннице: "Беги сейчас же в пекарню, зови Якова, прошу, чтобы он пришел немедленно."

Через несколько минут пришел Яков. Он сразу сказал: "Тетя Теха, все знаю, беда большая, но тужить не надо. Вы меня знаете, какой я!" — "Зачем ты мне такой вопрос задаешь. Если бы не знала, не звала бы". — "Нет, тетя, вы пекаря Якова мало знаете. Сегодня вы меня узнаете. Клянусь Богом, что я найду девочку, и сегодня она будет спать в своей кроватке. Больше я ничего не скажу..."

И он быстро выбежал со двора.

Дальше предоставим слово самому Якову. Вот что он рассказал.

— Я побежал на ту улицу, где стоят извозчики, прыгнул в фаэтон деда Федора и сказал: "Гони, дед, дело срочное!" — "Ты что, сдурел, пароход давно отчалил на Одессу, а ты кричишь: гони!" — "Пароход тут ни причем, гони в Малый Бейкуш, по дороге все тебе расскажу!"

Я рассчитал так. Цыгане украли девочку только час тому назад, а их табор стоит под Бейкушем. Туда я и взял курс. По дороге спрашивал людей на встречных подводах, не встречались ли им цыгане. Никаких сведений не получил. Въехали в село. Справа от него — низина. Тут часто останавливается цыганский табор. Смотрю — ничего нет, никаких признаков. Спрашиваю знакомого крестьянина: "Дядя Васи

 

- 13 -

лий, где цыганский табор?" — "А на що тоби цыганы?" Объясняю. "Та нэ .туды ты заихав. Повертай на другу сторону, там знайдэш".

Повернули. Видим, пасутся кони, цыганские кибитки есть, но их мало. Въезжаем в табор. Одни престарелые цыганки и грудные дети. Спрашиваю, но те плохо понимают по-русски или делают вид, что не понимают. Один ответ:

"Ничего не знаем." На другой стороне видим цыганка что-то варит в большом котле. Обращаюсь к ней: "Тебя„ молодица, как звать?" — "Галя". — "К тебе, Галя, дело есть. Ваша цыганка увезла маленькую девочку, блондинку. Скажи мне, где моя девочка, озолочу". —"Ишь, какой ты хороший, золото — это хорошо, а твоей девочки с роду не видела". — "Тогда скажи, где ваш табор, куда снялся. Ты ведь обед варишь, скоро вернутся?' - "Это я тебе без золота скажу. Поехали в Большой Бейкуш, а теперь уже поехали на базар в Очаков".

Пока очень плохо никаких следов не нашел, досадная неудача. Что будет дальше! При выезде из села встречаем подводу, рассказываем крестьянке, в чем наша беда Она отвечает: " Брэшэ цыганка. Я зараз з Очакова, нияких цыган там немае. Сегодня дэнь Помынания. Цыганки, ма буть, там жебруть грошику людей. Езжай прямо на кладовыще, никуды нэ повертай. Там шукай свою дьггыну".

С большой тревогой пустились мы в обратный путь. Приехали на кладбище вошел я в ворота, оглядываю все пространство. Ищу, надеясь уви-

 

- 14 -

деть где-нибудь фигуру цыганки. Ничего не нахожу. Сердце у меня совсем упало. Неужели окажусь болваном. Поклялся Богом, а с чем вернусь? Неужели не найду! Пошел по средней дорожке кладбища. Пристально осматриваюсь кругом. Вижу впереди группу женщин, остановились, наклонились, о чем-то говорят. Спрашиваю старушку, что там за группа людей. Она отвечает:

"Да чего, милый, на свете ни бывает. Приблудилась девочка, все маму ждет, а мамы нет!"

Сердце у меня забилось, побежал к этим людям, крикнул: "Это моя девочка, расступитесь, люди!"

Женщины раздвинулись, смотрят на меня удивленно. На траве сидит Полечка, бледная, заплаканная. Поднимаю ее и прижимаю к себе. Пустился к выходу.

Мне преграждает путь высокий, широкоплечий мужчина: "Подожди, молодой человек, минуточку! Нужно вьюснить, кто ты такой. Ты крикнул, что девочка твоя!" — "Моя". — "А я вот спрошу девочку: "Это твой папа?" — "Нет, это не папа!" — ответила Полечка. Тут раздался крик женщин: "Авантюрист! Мошенник! Подозрительная личность! Позвать городового!"

Из толпы вышла женщина: "Будет вам тараторить. Неужто вы слепые, не видите, как ребенок обеими ручками его обнимает. Девочка, голубушка моя! Здесь все люди хорошие, не бойся нас. Скажи нам, ты знаешь этого человека?" — "Это не папа. Это дядя Яша..." — "Вот видите, а вы кричите — "мошенник", "подозри-

 

- 15 -

тельная личность", "позвать городового!"

Я зашагал по средней дорожке со своей драгоценной ношей, сердце мое наполнилось несказанной радостью.

Дедушка Федор уже дожидался меня. Он стоял у ворот и видел, что я иду не один, а с ребенком. "Здравствуй, дорогая наша малышка! Будешь жить долго, спасенная из беды! Сейчас привезу тебя домой. Радость-то какая будет! А ты, Яков, прямо чудодей! Ни в сказке рассказать, ни пером описать! Господь наградит тебя за твои добрые дела!.." — И он смахнул слезу с глаз.

В тот же день я была дома и спала в своей кроватке. Пекарь Яков выполнил свою клятву, данную перед Богом.

Так закончилась эта тяжелая история в самом раннем периоде моего детства. У меня в душе появилось нечто новое, появилась уверенность — ничего не надо бояться, даже бабы Яги. Обязательно придет кудесник и спасет тебя.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.
 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=3847

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен