На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПРОФЕССОР КОХ ::: Плотников В.Д. - Колыма-Колымушка ::: Плотников Владимир Дмитриевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Плотников Владимир Дмитриевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Плотников В. Д. "Колыма-Колымушка". - Магадан : МАОБТИ, 2001. - 64 с. (Архивы памяти ; вып. 7).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 45 -

ПРОФЕССОР КОХ

 

В начале 1942 года в лагерь пришел новый этап заключенных. Среди них было немало интеллигенции, в свое время видных и известных деятелей. Среди этих людей я увидел немало своих земляков.

Иван Копытин в двадцатые годы работал секретарем Краснооктябрьского райкома комсомола города Сталинграда. Он умер от голода через несколько дней после прибытия на «Золотистый».

Федор Бетин. С этим человеком я работал на тракторном заводе до 1937 года. Его я увидел случайно, в толпе других зэков, охраняемых конвоем. Успел передать ему кусок хлеба и больше я его не встречал.

С этим этапом прибыл в лагерь и профессор Кох, пожилой, небольшого роста немец. Его вид был жалким. Найдя его в одном из бараков, я подошел и обратился: «Профессор Кох, здравствуйте!» Кох, до этого сидевший на нарах как бы в забытьи, точно очнулся и обратил взор на меня. Он молчал. «Вы меня не узнаете?» — вновь обратился я. — «Нет. А вы откуда меня знаете?» — в свою очередь спросил он.

 

- 46 -

Я рассказал ему, как встречался с ним в магаданской больнице в 1939 году.

«А, да-да, вспомнил. Так это вы? Значит, остались в живых?! Везучий вы человек», — говорил Кох. — «Ну, а вы, профессор, как вы сюда попали?» — Кох отвечал: «Видите ли, я — немец. Немецкая армия ушла в глубь нашей страны, и меня изъяли из Магадана. Многих поснимали с должностей — и на прииски, добывать золото. Стране для победы нужен этот металл».

Так я встретился с профессором Кохом вторично на Колыме.

Начал прибаливать Цесарев, его донимал желудок. В феврале он уже страдал так сильно, что было невмоготу. Боясь потерять работу на электростанции, он терпел ужасные боли. В лагерной больнице большинство умирало, и Цесарев боялся операции. Я уговаривал его идти на операцию, говорил, что в лагере есть хороший специалист — профессор Кох, внимательный и аккуратный человек. Говорил, что хорошо знаком с ним и что добьюсь разрешения начальника лагеря, чтобы операцию сделал Кох. В конце концов Цесарев согласился. Встретившись с Кохом, я начал просить его помочь моему товарищу, на что профессор ответил: «Такую работу мне не доверяют, я работаю санитаром». Я заверил его, что добьюсь разрешения на операцию. Он ответил: «Если разрешат, то, конечно, помогу».

Теперь мы думали в своей берлоге, как упросить начальника лагеря-прииска Баркалова. Цесарев пошел на квартиру к Баркалову. Тот, выслушав его, дал соответствующее указание на операцию. Операцию Цесареву Кох сделал удачно, и тот остался жив.

На место Цесарева назначили меня и дали помошника. Пришла весна, началась промывка. Меня вновь направили на промывку. Но через месяц забирают в мехцех слесарем. Цесарева я больше не видел, и о его судьбе ничего не знал.

Через тринадцать лет, в 1955 году, я вновь встретился с Цесаревым. На Колыме он поселился навечно, обзавелся семьей, купил домик, заимел корову. Как когда-то в Сибири, так и на Колыме у него все было. Он счастлив. Как говорится в народе, «в своей тарелке».

В мехцехе прииска я проработал до ноября 1942 года. Осенью прииск «Золотистый» закрыли, он прекратил свое существование как золотодобывающая единица.

Изнуренных вконец заключенных расстреляли из пуле

 

- 47 -

метов там, где они работали, за контрреволюционный саботаж в военное время. Суд для сотен людей был прост: без допросов и следствия на открытом полигоне. В этом месиве погиб и профессор Кох.

Нас, работников механической службы, вместе с техникой начали переправлять на прииск «Борискин».

С тяжелым чувством сожаления я сейчас живу воспоминаниями о людях, переживших трагедию произвола и насилия. Встают мертвые в моей памяти и как бы спрашивают: «Ты помнишь нас?..»

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.