На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
II. ПИСЬМА СЕМЬЕ ::: Шиллер Ф.П. - Письма из мертвого дома ::: Шиллер Франц Петрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Шиллер Франц Петрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Шиллер Ф. П. Письма из мертвого дома / сост., пер. с нем., примеч., послесл. Дизендорфа В. Ф.; Общест. акад. наук рос. немцев. – М., 2002. – 1009 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 459 -

304. И.В. Шиллер[i]

Милая Инненька,

Нахожусь на Хабаровском этапном пункте, откуда следую дальше на восток.

Инненька родная, твой образ и образ любимой Флореньки постоянно перед мною. Очень прошу тебя, думай только о своем здоровье и о дорогой нашей дочке.

Горячо целую тебя, дочку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

г. Хабаровск,

17 ноября 1939


305.
И.В. Шиллер[ii]

 

Дорогая Инненька,

Я здоров, нахожусь на Хабаровском пересыльном пункте.

Часто думаю о том, что ты слишком много работаешь.

Сократи свои часы преподавания до минимума, так как я хорошо знаю, что здоровье твое не позволяет много работать.

Девочка родимая, люблю тебя все больше и больше. Хотелось [2] бы уже скорее получить от тебя письмо.

Смотрите за милой дочкой, чтобы она не заболела.

Целую тебя, Флореньку и маму крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Хабаровск,

27 ноября

1939

 


[i] (Письма Ф.П. Шиллера его семье (И.В. Шиллер, Ф.Ф. Шиллер, П.А. Нагорновой) хранятся у Ф.Ф. Шиллер (г. Москва).)

Письмо написано карандашом.

С. 459. Нахожусь на Хабаровском этапном пункте, откуда следую дальше на восток. - Из Хабаровска Ф.П. Шиллер проследовал на юг - во Владивосток, затем - в Находку, где находился до середины 1941 г.

Горячо целую... маму... - Имеется в виду П.А. Нагорнова.

(Ф.П. Шиллер) - В большинстве писем, посланных из мест заключения, Ф.П. Шиллер после подписи указывает свою фамилию и инициалы, как, видимо, требовалось лагерным распорядком.

[ii] Письмо написано карандашом.

С. 459. Сократи свои часы преподавания до минимума... -С 1938 г. И.В. Шиллер преподавала русский язык и литературу в Московском энергетическом техникуме.

- 460 -

306. И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

На днях послал тебе первое письмо, сегодня пишу второе. На носу новый, 1940-ой год: поздравляю тебя, Флореньку, маму с новым годом, желаю вам всем много счастья и лучшего здоровья. Не сомневаюсь, что 31-го дек. вечером ты устроишь для милой дочки елочку - в мыслях буду с вами.

Здесь я нахожусь в пересыльном лагере, где, по-видимому, и останусь до апреля, т.е. до начала весенней навигации. Тогда повезут на Колыму.

В дороге, когда я болел, у меня украли все вещи. У меня осталось: старое пальто, старый костюм, валенки и 2 пары белья. Больше мне ничего и не нужно. Беда только в том, что эта одежда совершенно не приспособлена для черной работы. Так как у меня никакой специальности для лагеря нет, то я зачислен в чернорабочие.

Последний раз я просил тебя, если у тебя будет возможность, прислать небольшую продуктовую посылку. Кроме жировых и антицинготных продуктов было бы хорошо вложить немного дешевых конфет, если ты можешь достать. Кроме того, одну пару чулок, кепку и совсем простые рукавицы для черной работы. [2]

Если пошлешь посылочку (повторяю, очень небольшую), объяви ее ценной на сумму стоимости - в случае, если меня переведут и она пропадет, чтобы ты смогла получить стоимость ее.

Еще раз прошу тебя, пиши часто и целую серию писем с описанием Вашей жизни за 1 1/2 года моего отсутствия. Ты понимаешь, что меня интересует каждая мелочь. В письмах твоих часто повторяй написанное в предыдущих, чтобы не терять нити, если письмо пропадает. Чаще телеграфируй. Очень прошу тебя, пришли мне сразу же с первыми письмами ваши фотографии, чтобы я мог бы вас видеть хоть на бумаге.

 


[i] Приписка после обратного адреса сделана карандашом.

С. 460. На днях послал тебе первое письмо... - Сохранились лишь две краткие записки Ф.П. Шиллера, отправленные из заключения и датированные ранее данного письма (№ 304 и 305). Возможно, речь шла о письме Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 31.12.1939 г. (№ 307), если оно было отправлено раньше данного.

Тогда повезут на Колыму. - Заключенные транспортировались из Приморья на Колыму (нынешняя территория юга Магаданской обл. и сев.-востока Якутии) морским путем, через порт Магадан.

Последний раз я просил тебя... прислать... продуктовую посылку. - Подобная просьба содержится в письме Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 31.12.1939 г. (см. наст.  изд., с. 461).

Кроме... антицинготных продуктов... - продуктов, богатых витамином С (шиповник и др.).

...за 11/2 года моего отсутствия. - К концу 1939 г. Ф.П. Шиллер находился в заключении 1 год и 2 месяца.

...пришли... с первыми письмами ваши фотографии... - Несмотря на постоянные просьбы Ф.П. Шиллера, он получил фотографию дочери лишь более года спустя. См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 18.2.1941 г. (наст.  изд., с. 534).

С. 461. Не знаю... писала ли ты заявления (и куда) по моему делу. - Как следует из материалов "дела Шиллера", к данному моменту И.В. Шиллер обращалась к наркому внутренних дел СССР Л.П. Берии (20.10.1939 г.).

подлагпункт Севвостлага № 1 - здесь: подлагпункт № 1 Севвостлага. Севвостлаг - то же, что Северо-Восточный ИТЛ (см. прим. к с. 5).

Владлаг - Владивостокский ИТЛ, существовал в 1939-1943 гг.

- 461 -

Не знаю, Инненька, писала ли ты заявления (и куда) по моему делу. Я писал уже во все инстанции, в которые можно писать. Пиши мне по этому поводу.

В общем, Инненька, живу любовью к тебе и Флореньке и верой в то, что мое дело в конце концов будет пересмотрено и убедятся, что я не виновен - истина должна торжествовать. Ты со своей стороны сделай все, что в твоих силах.

Целую тебя, дочку и маму

Франц.

Владивосток, 27/XII 39

Адрес: Владивосток. Шестой километр, подлагпункт Севвостлага № 1, спецпропускник. Для телегр.: Владивосток, Владлаг, спецпропускник.

Инночка, вложи в посылку бумагу (почт.) и конверты и открытки. Конверты с марками и 2-3 тетради.


307. И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Сегодня наш день, когда можно писать письма (1 и 15 каждого месяца). Но это не значит, что ты тоже можешь писать только два раза: тебе разрешается писать чаще.

Я приехал 22 декабря во Владивосток. Сколько здесь пробуду, не знаю: может быть до весны, а может быть отправят куда-нибудь раньше. Во всяком случае я сообщаю тебе ниже адрес и прошу тебя писать почаще. Если тебе нетрудно будет, пришли также небольшую продуктовую посылку. Было бы хорошо прислать немного: колбасы, масла, дешевых конфет (или сушеных фруктов), общая тетрадь белой бумаги (для писем), 6 конвертов с марками и написанными адресами, один простой карандаш, две катушки ниток, и - главное - витамин С (антицинготный) в таблетках или каплях, а также рыбий жир. Все это пишу тебе на всякий случай; я знаю, как ты занята [2] на работе. Поэтому пришли, что у тебя есть, а чего нет, так обойдусь так.

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 461. ...можно писать письма (1 и 15 каждого месяца). - Речь идет о датах отправки писем. Даты написания писем Ф.П. Шиллера, как видно из настоящего издания, не совпадают с приведенными.

С. 462. ...как устроились с квартирой... - По словам Ф.Ф. Шиллер, после ареста Ф.П. Шиллера его комната была опечатана, но в результате телеграфного обращения И.В. Шиллер к Сталину пришли сотрудники НКВД и открыли комнату. Квартира не конфисковывалась, т.к. постановление ОСО по "делу Шиллера" не предусматривало конфискации имущества.

Свитлага - здесь: СВИТЛ (Северо-Восточный ИТЛ).

- 462 -

Милая, родная Инночка, сегодня вечером канун нового года. Не сомневаюсь, что ты устроила для Флореньки елку: мысленно я провожу этот вечер с вами. Поздравляю вас всех, тебя, дочку и маму с новым годом и желаю Вам много, много радостей и счастья!

Инненька, телеграфируй иногда о состоянии вашего здоровья, пиши почаще открытки - это отнимет немного времени у тебя. Пиши, как живете, как устроились с квартирой, пиши о своей работе, о жизни и радостях нашей милой дочки.

Целую тебя, Флореньку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Адрес: Владивосток, Шестой километр, подлагпункт № 1 Севвостлага, спец. пропускник (мне)

Для телеграмм: Владивосток, Владлаг, спецпропускник Свитлага

31 декабря 1939


308.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная Инненька,

Нахожусь в пересыльном лагере во Владивостоке. Отправят ли нас куда-нибудь до весны или нет - неизвестно. При начале весенней навигации отправят на Колыму.

В дороге сюда я два раза болел и ослабел. Кроме того, меня во время болезни обокрали. Но последнее не имеет значения, так эти вещи мне не нужны. Работаю я на общих работах.

Я уже написал тебе, Инненька, что если тебе нетрудно составить маленькую продуктовую посылку, то сделай это. Пришли немного колбасы, шпика или ветчины, плохих конфет или сушеных фруктов, витамин С (антицинготный), рыбий жир, 6 конвертов с написанными конвертами [адресами], общую тетрадь с бумагой, простой карандаш, может быть какие-нибудь вещи вроде какао или сгущенного молока (или сушено-

 


[i] Приписка в конце письма "От посылок пока воздерживайся" сделана карандашом.

С. 462. Я уже написал тебе... составить... продуктовую посылку... - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 31.12.1939 г. (наст.  изд., с. 461).

С. 463. ...пиши каждую шестидневку. - Накануне войны в СССР существовала "шестидневка" (6-дневная рабочая неделя) -пять рабочих дней, затем - выходной, который обычно не совпадал с воскресеньем и в различных учреждениях приходился на разные дни.

Братьям своим я не пишу... - Имеются в виду младшие братья Ф.П. Шиллера - Петр (р. 1901) и Яков (р. 1903). Петр Петрович умер в январе 1939 г., но Франц Петрович узнал об этом лишь в 1944 г. (см. наст.  изд., с. 562). С братом Яковом, а также с семьей брата Петра Ф.П. Шиллер стал переписываться только в 1953 г.

...ты из приложенного заявления увидишь - я о Волге ничего и знать не хочу. - Эта фраза связана, очевидно, с тем обстоятельством, что Ф.П. Шиллер проходил по сфабрикованному "шпионскому делу" вместе с рядом немцев Поволжья. "Приложенное заявление" - видимо, ходатайство Ф.П. Шиллера от 14.1.1940 г. на имя председателя Совнаркома СССР В.М. Молотова, которое сохранилось в "деле Шиллера" и содержит изложение сфабрикованных против него обвинений.

Я просил бы тебя поговорить... с Ив. Капитан. ... - Имеется в виду Луппол Иван Капитонович (1896-1943) - автор трудов по истории философии, эстетики и литературы, акад. АН СССР (с 1939 г.), дир. Ин-та мировой литературы им. А.М. Горького (1935-1940 гг.), сотрудником которого был Ф.П. Шиллер.

...может быть он... согласится что-нибудь сделать для пересмотра моего дела. - В "деле Шиллера" имеется отзыв И.К. Луппола, где дана высокая оценка научной деятельности Ф.П. Шиллера.

С. 464. nation - нация, национальность (англ.).

- 463 -

го). Ни в коем случае не присылай никаких дорогих вещей или одежды.

Писать нам разрешается два раза в месяц - 1-го и 15-го. Вы можете писать сколько угодно. Инненька - пиши каждую шестидневку. Почаще телеграфируй о вашем здоровье. Почаще пиши открытки, они гораздо быстрее доходят. (Пришли и мне несколько открыток с адресом). Братьям своим я не пишу и не буду писать: каждую букву, которую мне удается писать, я пишу тебе, потому ты и Флоренька для меня все. Если считаешь возможным, черкни Якову иногда несколько строк - это вполне достаточно. Кроме того, ты из приложенного заявления увидишь - я о Волге ничего и знать не хочу.

Инненька, я уже писал во все инстанции заявления: дошли ли они - не знаю. Решил обратиться и в Академию. Я просил бы тебя поговорить - если это считаешь возможным и целесообразным - с Ив. Капитон. по поводу этого заявления; может быть он - несмотря на все - все же согласится что-нибудь сделать для пересмотра моего дела. В крайнем случае, если он этого не сделает от имени Академии или Ин-та Горького, то может быть он даст научную характеристику для заявления, которое ты напишешь куда-нибудь. [2]

Из приложенного заявления, Инненька, ты увидишь сущность моего дела, и в чем оно заключается. Думаю, что нет необходимости сказать тебе, что я никогда ни в какой к.-р. организации не состоял. Если сможешь, посоветуйся с каким-нибудь адвокатом, чтоб он написал тебе заявление в Прокуратуру или Президиум Верховного Совета СССР. Биографич. и другие сведения о моей научной и обществ, деятельности ты найдешь среди бумаг в письменном столе, да ты и сама их знаешь.

Милая, живу только мыслями о вас и верой в то, что дело мое в конце концов будет пересмотрено и убедятся в моей невиновности. Очень прошу тебя, сделай все, что только сможешь - да мне нечего напомнить тебе об этом, я знаю, что ты сама страдаешь не меньше меня и сама сделаешь все.

 

- 464 -

Пиши мне много и часто обо всем, что меня интересует - о мельчайших подробностях вашей жизни: первое письмо от тебя будет величайшим счастьем. В телеграммах указывай полный адрес.

Целую тебя, Флореньку и маму

Франц.

14 янв. 1940

Владивосток.

Шестой километр, подлагпункт № 1 Севвостлага, спецпропускник

Заявление на имя прокурора пошли зак. письмом. Здесь ты подробно можешь ознакомиться с моим делом.

P.S. Инненька, если заявление не удастся передать через Ив. Кап., то вложи его просто в конверт и пошли заказным письмом. В общем - ты сама понимаешь, что весь вопрос тут упирается в мою nation.

P.S. Возможно, что на днях отвезут отсюда. От посылок пока воздерживайся.


309.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Очень скучаю, что от вас нет никаких известий. Как мы с тобой виделись на свидании в сентябре, - нет ничего от тебя, да конечно и не могло быть, так как у вас не было никакого адреса. Жду телеграмму или первое письмо от вас, как манну небесную. Обязательно пришли небольшие фотографии всех вас.

Надеюсь, родная, что с деньгами и комнатой с книгами все уладилось. Очень беспокоюсь, как ты с семьей материально живете. Смотри, продай по мере надобности мои вещи и книги, которые тебе или Флореньке не нужны. Хранить эти вещи при ваших квартирных условиях нет никакого смысла, а мне они не нужны. Пиши мне в первых же письмах об этом и успо-

 


[i] С. 464. ...мы с тобой виделись на свидании в сентябре... - Свидание Ф.П. Шиллера с женой состоялось в Бутырской тюрьме 5.9.1939 г., после вынесения постановления ОСО по "делу Шиллера" (15.8.1939г.).

С. 465. ...книги о Байроне и о "Молодой Германии"... - Речь идет о рукописях Ф.П. Шиллера, сданных в 1938 г. в Гослитиздат, но ввиду его ареста так и не изданных.

Апекс. Абрам, или Мих. Давид. - A.A. Аникст и М.Д. Заблудовский - ученики Ф.П. Шиллера. Их жены - Евгения Федоровна (литературовед) и Алла Федоровна (ученый-химик) - были родными сестрами. Заблудовский Михаил Давидович (1912-1941) - литературовед, окончил аспирантуру МГПИ (1936 г.), погиб на фронте.

Может быть, ты или Флоренъка прочтете эти книги, а также о Теккерее. - Рукопись "Реализм Теккерея" тоже была сдана Ф.П. Шиллером в Гослитиздат в 1938 г., но не вышла в свет.

...VII век. - Видимо, речь идет об истории западноевропейской литературы в XVII в.

...от первого трехтомника о новой зап. литературе. - Имеется в виду 3-томник Ф.П. Шиллера "История западноевропейской литературы нового времени" (1-е изд. - М, 1935-1937).

...книги о Лессинге... Шекспире... Бальзаке... - Лессинг Готхольд Эфраим (1729-1781) - нем. драматург, теоретик иск-ва и лит. критик

Просвещения, основоположник нем. классич. лит-ры; Шекспир Уильям (1564-1616) - англ. драматург, поэт; Бальзак Оноре де (1799-1850) - франц. писатель.

С. 466. ... "Обыкновенную историю" Гончарова... - Гончаров Иван Александрович (1812-1891) - рус. писатель, автор романа "Обыкновенная история" (1847 г.).

...этих "Погибших мечтаний", "Воспитания чувств" и "Милого друга"... - "Погибшие мечтания" - видимо, "Утраченные иллюзии" (1837-1843 гг.), роман О. де Бальзака; "Воспитание чувств" (1869 г.) - роман франц. писателя Постава Флобера (1821-1880); "Милый друг" (1885 г.) - роман Ги де Мопассана.

квинтэссенция - основа, самая суть чего-либо (от лат. quinta essentia - пятая сущность).

- 465 -

кой меня. Единственное, что я прошу тебя пока хранить, это - мои рукописи и тетради, особенно рукописи тех произведений, которые не напечатаны. Кстати: книги о Байроне и о "Молодой Германии" 1830-40-х годов были уже сверстаны и отпечатаны, причем этот вариант сильно отличается от первоначальной рукописи. Если можно, то попроси Алекс. Абрам, или Мих. Давид., чтобы они взяли в Гослитиздате экземпляр последних листов этих книг; о Байроне находится в секторе критики, а "Молодая Герм." в отделе иностр. классиков. Может быть, ты или Флоренька прочтете эти книги, а также о Тек-керее.

За год в тюрьме я читал очень и очень много: всю русскую классическую и советскую литературу, затем ряд произведений античной, средневековой и особенно литературы востока (классическая арабская, персидская, китайская, японская). У меня в голове были уже готовы и, - можно сказать, написаны в уме, - дальнейшие три тома [истории] зап. европ. литературы: I средних веков, II - эпохи Возрождения, III - VII век. Этот трехтомник был [2] бы написан на широком фоне мировой литературы (особенно востока) с привлечением других видов искусства (живописи, скульптуры, архитектуры, музыки и т.д.). В этом отношении этот трехтомник значительно отличался бы от первого трехтомника о новой зап. литературе. Но и этот последний я в уме переписал по новому с широким привлечением русской литературы и искусства.

Кроме того, ты можешь себе представить, что под влиянием этой широкой концепции мировой литературы, о которой всегда мечтал Гёте, я по иному осмыслил и многих классиков: задуманные мною еще на воле большие монографии о корифеях зап. европ. литературы подверглись большой ревизии: книги о Лессинге, Гете, Шиллере, Шекспире, Сервантесе, Данте и Бальзаке, написанию которых должна была быть посвящена моя жизнь (в основном) воплотили бы это понимание мировой литературы. Особенно, Инненька, я хочу подчеркнуть огромное значение русской литературы для понимания мировой, - значение, которое недостаточно оценено. В 19 веке

 

- 466 -

ни одна литература мира не может сравниваться с русской. Мне, напр., стало досадно, когда я читал "Обыкновенную историю" Гончарова, что она в мировой истории литературы совершенно неизвестна, в то время, как она во многом лучше и целомудреннее всех этих "Погибших мечтаний", "Воспитания чувств" и "Милого друга" для характеристики истории "молодого человека" 19 века.

К сожалению, все эти идеи должны были оставаться мечтой. Но, может быть, ты или Флоренька когда-нибудь сможете что-нибудь осуществить, - ибо это - квинтэссенция, результат и смысл моей жизни.

Дорогая Инненька, твой образ и милая наша девочка всегда перед мною. Все думаю и беспокоюсь о вас, пока нет известий о том, что все вы здоровы. Пиши почаще, особенно -когда тебе некогда - телеграмму или открытку, лишь было бы несколько строк.

Целую тебя, доченьку и маму крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Адрес: г. Владивосток,

Шестой километр, подлагпункт

№ 1 Севвостлага, спецпропускник

15 января 1940


310.
И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая Инненька,

Все еще нет письма от вас: жду с нетерпением, ты сама можешь себе представить. Пиши целую серию писем, одно за другим, в котором была бы изложена ваша жизнь за время моего отсутствия - особенно что касается тебя и Флореньки. Описывай с мельчайшими подробностями.

Инненька, все же пошли, если ты сможешь, небольшую продуктовую посылку - жиры и витамины.

Пиши о своей работе в техникуме, как у тебя идет преподавание. Пришли обязательно небольшие фотографии (твои.

 


[i] Письмо написано карандашом.

- 467 -

Флореньки [2] и мамы, если есть, а если их у вас нет, специально снимайтесь в небольшом формате). С нетерпением жду портретов - твоего и Флореньки, чтобы посмотреть, как дочка растет. Она наверно у нас уже большая ростом и большая умница, - иначе я ее себе не представляю.

Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Адрес:

гор. Владивосток

Шестой километр, подлагпункт № 1 Севвостлага, спецпропускник.

21 января 1940


311.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Меня сейчас перевозят из Владивостока, отправляюсь в этап; куда не знаю. Прошу тебя не писать по адресу Владивостока, а также посылки не послать. Так и не удалось получить от тебя письма или телеграммы. Жди нов. адрес. Целую Франц.

31 янв. 1940

Шиллер, Франц Петрович 1898 г. рожд. ОСО, 5 лет

Москва 40

Ленинградское шоссе Дом № 40, кв. 61 Инне Васильевне Шиллер


312.
И.В. Шиллер[ii]

 

Дорогая Инночка,

На днях меня перевели из Владивостока в другой лагерь. Долго ли здесь останусь, не знаю. До сих пор, т.е. уже целых

 


[i] Письмо написано карандашом.

[ii] Письмо написано карандашом.

С. 467. ...меня перевели из Владивостока в другой лагерь. -Ф.П. Шиллер был переведен в ИТЛ "Строительства 213" (бухта Находка), где находился почти все время существования этого лагеря (организован 14.12.1939 г., закрыт в 1941 г.).

С. 468. "Семейное счастье" - ранний роман Л.Н. Толстого (1858-1859 гг.).

...он капля в каплю похож на нашу любовь, - за исключением конца... - Роман отражает крушение идеала уединенного счастливого мирка семейной жизни, финал навеян толстовской концепцией семейного долга женщины, добродетели и самопожертвования в браке.

Приморская область - здесь: Приморский край.

- 468 -

полгода, я не имею никаких известий от вас, даже не знаю, живы ли вы. Очень прошу тебя по получении сего немедленно телеграфировать о вашем здоровье и прислать письмо. Может быть, почта меня здесь достанет.

Думаю все о тебе, родная Инненька, и о милой доченьке. Хоть бы иметь несколько строк от вас. Если ты помнишь роман Л.Н. Толстого "Семейное счастье", то можешь себе представить, как я о тебе [2] думаю и мечтаю. Я перечитывал роман в тюрьме. В нем очень много автобиографического и он капля в каплю похож на нашу любовь, - за исключением конца - тут я с Толстым никак не соглашаюсь.

Инненька милая, думай о своем здоровье и о дочке!

Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

9/II (февраля) 1940

Адрес: Приморская область, Буденновский район, почт, отделение Бухта Находка, почт, ящик № 81 (мне)


313.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Твою телеграмму от 3/III я получил 5/III. Прошу тебя, присылай почаще хотя бы коротенькую телеграмму в несколько слов, - было бы хорошо - раза три в месяц. Писем я еще не получил. Хорошо бы получить от тебя несколько писем с описанием вашей жизни после ареста и до сих пор. Флоренька наверно уже выросла и стала большой девочкой, которая уже совершенно меня не помнит. Пришли - если у тебя есть - небольшие ваши фотографии, хотелось бы вас увидеть еще раз хотя бы на бумаге.

Часто думаю о том, как вы устроились с квартирой. Ведь комната твоя проходная, или вы с мамой устроились в наших двух смежных комнатах? Я еще раз прошу тебя совершенно не стесняться в продаже вещей и книг, - которые тебе и Фло-

 


[i] С. 469. ...в маленькой квартирке... - В 4-комнатной квартире на Ленинградском шоссе семье Ф.П. Шиллера в данный период принадлежали три комнаты - две смежные (общая площадь ок. 30 кв. м) и отдельная (ок. 9 кв. м), т.н. "маленькая комната" (семья лишилась ее после смерти П.А. Нагорновой). До ареста "маленькую комнату" занимал Ф.П. Шиллер, а позднее - П.А. Нагорнова и Ф.Ф. Шиллер. В четвертой комнате проживала посторонняя женщина.

Часто вспоминаю подругу своего детства - Полониецкую. -Имеется в виду роман "Семья Поланецких" (1893-1894 гг.) польск. писателя Генрика Сенкевича (1846-1916), члена-корр. (с 1896 г.), поч. члена Петербург. АН (с 1914 г.). Герой романа нашел свой идеал в семейном благополучии, а моральную опору - в Церкви.

- 469 -

реньке не нужны: мне это не нужно, и зачем вам возиться с этими вещами в маленькой квартирке?

Инненька милая, я думаю, что мне нечего говорить тебе о заботах о нашей дочке, - чтоб она по возможности хорошо питалась и одевалась. Конечно, все это в меру твоих сил. Здоровье твое - это самое главное. Поэтому я еще раз повторяю, не стесняйся в реализации всех ненужных вам вещей.

Инненька, помнишь ли рассказ Бальзака "В поисках абсолюта"? В нем с обычными для [2] Бальзака преувеличениями типа нарисован человек, который ради достижения определенной жизненной цели ("абсолюта") не обращал внимания на семью и т.д. Упреки, которые делает себе Бальтазар из-за этого, уместны и для меня в какой-то степени: к сожалению, я всю свою жизнь до ареста посвящал исключительно только работе, работе и еще раз работе, и слишком мало времени уделял вам, тебе и дочке, тебе в особенности. Ты уж прости меня!

Часто вспоминаю подругу своего детства - Полониецкую. Ты наверно помнишь ее?

Ну - на сегодня достаточно. Милая, пиши почаще!

Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

адрес: Приморский край. Буденновский район, почт. отд. Бухта Находка, почт, ящик № 81

12 марта 1940


314.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Сегодня у меня большая радость: я сразу получил твои три открытки от 23, 24 и 26 февр. и мамину открытку от 23-го. Три телеграммы я получил уже раньше (от 23 и 24 февр. и 3/III). Вчера я получил твою старую телеграмму (от 17/II) из Владивостока. Кроме того, меня вчера же известили, что 75

 


[i] С. 470. мигрень - франц. raigraine - приступы головной боли, обычно сопровождаются головокружением, тошнотой.

...бросила подготовку в аспирантуру. - И.В. Шиллер в аспирантуру не поступила.

...Грибам, Фрадкиным и Гальпериным... - Гриб Владимир Романович (1908-1940) - литературовед, окончил аспирантуру МГПИ; Фрадкин Илья Моисеевич (р. 1914) - литературовед и лит. критик, окончил МГПИ (1937 г.); Гальперина Евгения Львовна (р. 1905) -лит. критик и литературовед, коллега Ф.П. Шиллера по учебе в аспирантуре РАНИОН, и.о. проф. МГПИ (1935-1939 гг.), после ареста Шиллера дала положительный отзыв о его научной и педагогической деятельности.

...схоласты и схематики... - Схоластика (перен.) - оторванное от жизни умствование; схематизм - упрощенность понимания, изложения, изображения чего-либо.

С. 471. Почему она ничего не пишет о тете Мане и тете Шуре?.. Как Леонид? - Тетя Маня - Мария Андреевна Щеквна, старшая сестра П.А. Нагорновой, жила в Киеве. В годы войны попала в оккупацию, после чего ее контакты с сестрой прервались. Тетя Шура - Александра Андреевна Бегичева, младшая сестра П.А. Нагорновой, жила в Киеве, после войны - в Подмосковье. Леонид Бегичев - ее сын, находился в заключении, в частности на строительстве Беломорканала, освободился в 50-х гг.

- 470 -

руб., посланные тобою 9/II во Владивосток, переведены в Находку. Как видишь, почтовая связь с вами, наконец, наладилась. Я был бы чрезвычайно рад, если бы мне прислали из Владивостока 11 писем, посланных тобой туда. На всякий случай я просил бы тебя написать мне хотя бы одно сводное письмо с изложением вашей жизни (твоей, дочки и мамы) за последние полтора года, что мы не виделись.

Милая, милая Инненька, твоя глубокая, искренняя и героическая любовь ко мне меня так трогает и радует, что я не могу это выразить словами. Только знай, что прежние наши отношения ничто по сравнению с теми, которые сложились теперь. Твоя любовь придает мне огромную моральную силу, и мне только хотелось бы, чтобы я получил возможность благодарить тебя за все, что ты сделала и делаешь для меня.

Любимая девочка, только вот две вещи огорчили меня в твоих письмах: то, что у тебя часто мигрень, свидетельствует о том, что ты слишком много работаешь и переутомилась. Я очень прошу тебя оставить одну службу и работать меньше. Ведь твое здоровье - самое главное. Подумай о дочке! Во-вторых, милая, ты опять из-за меня бросила [2] подготовку в аспирантуру. Ты принесла мне уже столько жертв, а теперь опять и эта. Мое искреннее и горячее пожелание, чтобы ты сделалась скорее самостоятельной научной работницей. Ибо у тебя не только прекрасный педагогический талант, но не менее прекрасные способности к научно-исследовательской работе. Я до сих пор не могу всем этим Грибам, Фрадкиным и Гальпериным простить, что они тогда пытались поколебать уверенность в исследоват. работе в тебе. Ведь эти люди - схоласты и схематики, которые выкраивают литературу по избитым культур-философским схемкам, давным-давно изжитым и устарелым. Под руками этих людей литература теряет все свои художественные качества и свою прелесть документов величайших человеческих переживаний. К сожалению, в этом отношении и я в своих прежних работах был несколько суховат. В тебе же все качества литературного исследователя сочетаются с удивительной гармонией с некоторым перевесом

 

- 471 -

эмоциональной стороны, - а это как раз хорошо. Так что, родненькая, не понимай меня ложно: я вовсе не хочу, чтобы ты еще больше работала и обязательно готовилась в этом году в аспирантуру. Наоборот, я хотел бы, чтобы ты меньше работала [3] и реализовала бы побольше из вещей. А вот не надо много готовиться, а осенью поступить, ибо ты знаешь больше, чем многие из твоих экзаменаторов. Все же - это вопрос пока еще открыт, до осени еще много времени.

То, что ты и мама пишете о нашей милой дочке, меня чрезвычайно обрадовало: я думал, что Флоренька уже давно не помнит меня. Если есть еще копия ваших фотографий, пришлите мне их, и опять обязательно с надписью Флорхен. Когда же это доченька научилась писать буквы? Это ты, Инненька, наверно, научила ее? Целуй ее крепко, крепко от меня; она и ты так сжились со мною, что даже ночью, когда я на минуту просыпаюсь, вижу вас перед собою.

Очень был тронут открыткой мамы. Почему она ничего не пишет о тете Мане и тете Шуре? Здоровы они? Как Леонид?

Дорогая Инненька, пишите и дальше так часто, ну - хотя бы два раза в шестидневку; если ты занята, один раз ты, один раз мама. Да, Инненька, я должен вас просить присылать иногда посылки, хотя бы небольшие, пусть хотя бы сухари. Я знаю, что тебе это трудно, ибо все заботы о семье легли на тебя. Мне очень не-[4]приятно писать об этом, но сделай, что в твоих силах. Просил бы также прислать пару простых крепких ботинок, если можешь купить (№ 42 или 43). Милая, я с трепетом слежу за каждой строкой в твоих письмах, где говоришь о своих хлопотах. Как ты думаешь насчет пединститута? Они ничего не могут помочь? Тебе, конечно, лучше знать.

Любимая девочка, люблю тебя с каждым днем, с каждым письмом все больше и больше, без пределов. Ты для меня все. Целую тебя крепко, крепко, спасибо за все, ты сама не знаешь, что для меня значишь.

Целую крепко дочку и маму

Франц.

 

- 472 -

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

23 марта 1940

P.S. Инненька, пришли мне какую-нибудь кепку. Ты меня любишь, и я знаю, что сделаешь больше для меня, чем ты в силах сделать. На посылки всегда объявляй ценность на случай пропажи.


315.
И.В. Шиллер[i]

 

28/III 40

Милая, дорогая Инненька,

Вчера я получил сразу: письма №№ 2,3, 6 и 8 из Владивостока, телеграмму из Владивостока от 9/II и твои открытки из Москвы от 29/II и 2/III. Я так подавлен и взволнован письмами, что мне сегодня трудно писать. Бедная ты девочка, сколько ты перестрадала, сколько ты переносила! Теперь ты стала мне еще роднее, ближе, любимее, хотя я все время думал, что больше и глубже уже любить нельзя. Но, по-видимому, любовь не знает ни пределов, ни меры, ни пространства, ни времени. Родненькая, любимая, никогда я не смогу тебя благодарить за все то, что ты страдала за меня. Но если нам скоро удастся увидеться, я буду стараться устроить твою и нашу жизнь так. как мы оба с тобою всегда мечтали и мечтаем. Я не знаю также, как выразить свою благодарность Саше и Мише: скажи им большое, большое спасибо и вечную мою благодарность за все!

Знаешь, Инненька, я до сих пор не догадался, что нужно написать и Флореньке. Для меня она осталась в памяти как маленькая прелестная киндхен двух лет и, понимаешь, мне трудно представить себе ее иной. Я даже все боялся, что она совершенно забыла обо мне, что в таком возрасте, кажется, естественно. А теперь я был тронут до слез, когда ты описываешь развитие и умственный уровень доченьки, - особенно, что она помнит о папе. Придется как-то переосмыслить ее образ, - она, конечно, уже не та девонька, какой я ее оставил.

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 472. Саше и Мише - A.A. Аниксту и М.Д. Заблудовскому.

киндхен - Kindchen - ребеночек (от нем. Kind - ребенок).

С. 473. Валерика я помню xopoiuo... - Имеется в виду Валерий Михайлович Храпченко. Его отец - Храпченко Михаил Борисович (1904-1986) - литературовед, акад. АН СССР (с 1966 г.), Герой Соц. Труда (1984 г.). Ленинская премия (1974 г.), Гос. премия СССР (1980 г.). Учился вместе с Ф.П. Шиллером в аспирантуре РАНИОН. Семья Храпченко до войны жила в одном доме с семьей Шиллера.

...я еще не получил 200 руб. из Бутырской тюрьмы. - Видимо, речь идет о деньгах, полученных И.В. Шиллер по доверенности мужа, выданной им в Бутырской тюрьме (см. наст.  изд., с. 802-803).

...какой курс литературы издан взамен моего? - Трехтомник "История западноевропейской литературы нового времени" использовался в вузах в качестве учебного пособия много лет после ареста Ф.П. Шиллера (см. прим. к с. 104).

Что стало с Байроновским сборником... - Видимо, книга не была издана. См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 21.7.1940 г. (наст.  изд., с. 495).

Нусинов Исаак Маркович (1889-1950) - лит. критик и литературовед. Учился вместе с Ф.П. Шиллером в аспирантуре P АНИОН. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

- 473 -

Скажи ей, что папа сочиняет ей много, много новых сказок, и когда он приедет, он ей расскажет новые сказки. Валерика я помню хорошо; очень рад, что она имеет товарища для игры. Но, неужели, там во дворе нет детей ее возраста?

Из всех писем, любимая Инненька, я чувствую огромную твою любовь, которая поддерживает меня. То, что ты сильно выросла, понятно: то, что ты пережила, сделало из девушки взрослую женщину, - я это заметил еще на Свидании. Но, дорогая девочка, из всех писем чувствуется также, что ты страшно переутомлена и нездорова. Знаешь, [2] родненькая, с этой мигренью не надо шутить: за ней скрывается корень другой болезни. Милая девочка, я прошу тебя ради нашей любви и Флореньки, сократи свою работу, посоветуйся с врачом, - а если нужно, то я просил бы оставить и подготовку в аспирантуру. Я уже несколько раз писал, чтоб ты реализовала ряд моих вещей с тем, чтобы ты сократила часы работы. Еще раз прошу тебя серьезно подумать об этом, ведь ты же понимаешь, что самое основное - твое здоровье.

Относительно посылки, Инненька, я думаю, что для заключенных принимают: по крайней мере, все москвичи здесь получили непосредственно из Москвы посылки. Денег пока не надо посылать; я еще не получил 200 руб. из Бутырской тюрьмы. Когда нужно прислать деньги, я тебе напишу.

Спасибо тебе за сообщение о литературных работах. Хотел бы еще знать: 1) как идет работа по изданию истории мировой литературы, для которой я потратил столько сил и времени; 2) какой курс литературы издан взамен моего? Кто пишет? Какова судьба моих работ? 3) Что стало с Байроновским сборником, сданным мною (статьи аспирантов) в Гослитиздат? Нусинов издал его от кафедры или нет?

Ну, - а я, милая, живу мыслью о тебе и дочке. Все эти письма особенно ожили вас и еще больше приблизили нас. Присылай почаще телеграммы, хотя бы короткие. Видишь, телеграмму от 3/III я получил 5/III, а открытку от 2/III - 27/III. Особенно о своих хлопотах. Милая, родная, дорогая девочка, целую тебя крепко, крепко, твой образ всегда перед мною!

 

- 474 -

Целую крепко милую Флореньку и маму. Маме я на днях напишу.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка


316.
И.В. Шиллер[i]

 

Инненька, милая, голубушка моя, на днях я получил радостные твои телеграммы от 12/III. Итак, первый шаг сделан, нужно надеяться, что дело теперь будет рассматриваться быстрее. Телеграфируй мне сразу же, как будет что-нибудь. Неужели, родненькая, мы скоро увидимся? Сердце останавливается при мысли об этом.

Одновременно, миленькая, я получил твое письмо из Владивостока № 4 от 25/I и еще два конверта с бумагой. Какое хорошее письмо! В письме была твоя маленькая фотокарточка, которую я хорошо помню и очень люблю, потому что она замечательно передает весь твой образ и выражения. Большое спасибо, я теперь еще ярче запечатлел твой образ в ежеминутных мыслях о тебе. Теперь буду ждать письма из Владивостока с фотографией Флореньки!

Инненька, в последнем письме я написал тебе, что денег ненужно пока прислать. Но я не знаю, когда переведут мои деньги из Бутырской тюрьмы. Я прошу тебя, если есть деньги, переведи рублей 200. Что касается посылки, то я думаю, что тут какое-нибудь недора-[2]зумение: распоряжение, кажется, не относится к посылкам, посылаемым заключенным. По крайней мере, товарищи, между ними и москвичи, все время получали и получают посылки. Прошу тебя, пришли мне какую-нибудь верхнюю (не белую) рубашку или гимнастерку для работы, - только не из моих бельевых верхних рубашек, а совершенно простую и крепкую.

Дорогой Флорюсеньке скажи, чтобы она любила маму, во всяком случае, не меньше, если не больше папы. Мама сделалась такой героиней и проявила такую энергию и самоотвер-

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 474. ...распоряжение, кажется, не относится к посылкам, посылаемым заключенным. - Видимо, речь идет об очередном распоряжении, запрещавшем отправлять из Москвы посылки с дефицитными продуктами.

- 475 -

женную любовь, что ее нужно не только любить сверх всяких человеческих возможностей, но и стараться всю жизнь вознаграждать ее за все. А это относится не только ко мне, но и к Флореньке! Инненька голубушка, не знаю, как выразить свое восхищение перед тобой и любовь и благодарность за все, все! Целую тебя крепко, крепко, может быть, мы на самом деле скоро увидимся! Целую дорогую, милую дочку и дорогую маму, которая так много для нас делает.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

3 апреля 1940


317. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Открытку от 24/II получил. Вместе с открытками Инночки - это было первое известие от вас всех после шести месяцев мучительной неизвестности. Меня очень, очень обрадовало, дорогая мама, что вместе живешь с Флоренькой и Инной, что вам всем удалось сохранить квартирку, и что я могу быть спокойным за здоровье и уход за милой нашей деточкой и Иннюсей. Мне было бы очень тяжело, если бы Инна осталась одна с Флорочкой и работницей.

За полтора года моего отсутствия я часто думал о тебе. Ты, наверно, сама уже знаешь мой несчастный характер, что я не умею выразить, в достаточной степени, любовь свою к близким людям, с чисто внешней стороны. Жизнь у меня с детства сложилась так, что я всегда стесняюсь, и вообще природа и жизнь сделали меня таким, какой я есть. Но я тебя всегда очень любил с чистой сыновьей любовью, и особенно с тех пор, как ты так хорошо относишься к Флорочке.

В открытке ты ничего не писала о тете Мане и Шуре. Как их здоровье? Особенно тети Мани в ее возрасте? Передай им сердечный привет! Хотелось бы также узнать, есть ли известие от Леонида.

 


[i] Письмо написано карандашом.

- 476 -

Инночка мне писала, что часто страдает мигренью. Очень просил бы тебя строже следить за ней, чтобы она не работала чересчур много. Я понимаю, что хлопоты о мне ее очень утомили, но она достигла, судя по ее телеграмме, и результатов. Главное - надо сократить работу. Если с деньгами неважно, можно реализовать часть вещей моих. Ведь основ-[2]ное - сохранить Инночкино здоровье.

Все жду и жду посылку. Инночка писала мне, что временно нельзя посылать. Но здесь все получают и получали все время; мне говорят, что это распоряжение не распространяется на посылки заключенным. При моей слабости посылка была бы очень кстати.

Очень просил бы тебя, мама, написать что-нибудь о даче. Мы так хорошо жили в ней, что часто невольно вспоминаешь ее. Как фруктовые деревья и кустарник? Принялись, растут они? Пиши вообще побольше о повседневной вашей жизни, что весь день делает Флорочка, какие игры она играет, какие книжки с тобой читает и т.д. Все это меня немного отвлекает и очень радует. Следи за обеими, за Инночкой и Флорочкой. как за зеницей ока, чтобы они сохранили свое здоровье. Следи и за собой, не работай сверх сил. Еще раз повторяю, если нет достаточно средств, реализуйте часть моих вещей.

Пишите часто! Если Инночка занята, пиши ты, мама, о вашей повседневной жизни. Я так рад получить здесь письмецо из дому. Целую крепко тебя, милую незабвенную Инненьку и доченьку

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

7 апреля 1940

Бухта Находка


318.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Спешу тебе сообщить, что посылка мною получена. Большое, большое спасибо тебе и маме! Только не присылайте до-

 


[i] Написано на почтовой карточке, где указано: № 17, доставлено в Москву 22.5.1940 г.

- 477 -

рогих вещей, вроде перчаток и чулков. Если вы еще не выслали ботинок и верхней рубашки, то не присылайте, а то я боюсь, что пришлете что-нибудь совершенно неподходящее. Еще раз выражаю вам свою благодарность за посылку, она была очень кстати.

Жду письма от тебя. Последнее, что я от тебя, Инненька, имею - это телеграммы от 12 марта. Наверно скоро получу от тебя сразу несколько писем. Все мои думы у тебя и дочки. Если у Флореньки будут литературные способности, смотри, пусть она тогда идет по литературной или лингвистической специальности. Скажи ей, что папа очень желает иметь ее фотографию с надписью; если есть еще экземпляр, пришлите в письме.

Крепко, крепко целую тебя, дорогая Инненька, голубушка моя, затем доченьку и маму.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

16 апреля 1940

Бухта Находка


319.
И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая, любимая Инненька,

Долго я не имел от тебя никаких известий; вчера получил две открытки: от 12 и 18/III. По этим строкам я чувствую, как ты устала, измучилась, изнервничалась. Это и понятно. Но все же следовало бы тебе меньше нервничать и хлопотать, больше думать о своем здоровье, иначе мы Флореньки нашей милой не сохраним. Я знаю, что ты все делаешь из любви ко мне, я знаю, что такой любви, как у тебя, больше нет. Могу только удивляться, откуда ты взяла столько сил и энергии, чтобы столько работать! Но, по-видимому, любовь способна на большие жертвы. Мое единственное пожелание, чтобы я получил возможность отплатить тебе за все.

Милая Инненька, голубка моя, только и живу надеждой увидеть тебя. Вот полтора месяца прошло уже после твоей по-

 


[i] С. 478. ...я так и не понял, в качестве кого ты работаешь на заводе. - В тот период И.В. Шиллер совмещала основную работу в техникуме с преподаванием русского языка на вечерних курсах при одном из московских з-дов.

...при мне вышли 5, остальные 3 были заматрицированы (VI, VIII и IV, кажется)... - До ареста Ф.П. Шиллера, в 1936-1937 гг., вышли 1-4 и 7 тт. собр. соч. Фридриха Шиллера, тт. 5, 6, 8 изданы в 1949-1950 гг.

Пусть Флоренька купит у Володи цветы... - По пути от ж.-д. станции Отдых к даче Ф.П. Шиллера располагался Раменский лесхоз (функционирует до сих пор). До войны на его территории имелось цветоводческое хозяйство, которым руководил некто Володя (по словам И.В. Шиллер - немец по национальности). Он планировал дачный участок Ф.П. Шиллера - клумбы, дорожки; высаживал цветы. В хозяйстве можно было купить любую рассаду.

- 478 -

следней телеграммы. По-видимому, все идет очень медленно. А тут уже конец апреля. Пока пиши сюда.

Инненька, я так и не понял, в качестве кого ты работаешь на заводе. Все-таки было бы лучше при твоем состоянии здоровья оставить одну службу. О поступлении в аспирантуру тоже, по-моему, при таких обстоятельствах, нужно пока оставить всякую мысль. Этим летом ты так или иначе будешь свободной от хлопот, будь только мужественной и крепи свое здоровье.

Ты как-то писала мне, что Саша признал в Шиллере моего родственника. По семейным традициям оно так и есть. Я многое из Шиллера, - этого чистейшего из писателей, - как Гете его называл, - помню наизусть и восстанавливаю по памяти. Кстати: я редактировал все 8 томов его Собр. Сочин. в из-ве "Академия"; при мне вышли 5, остальные 3 были заматрицированы (VI, VIII и IV, кажется). Не знаешь, чья фамилия редактора стоит на этих 3-х томах? Я интересуюсь этим потому, что я Шиллера очень люблю, и хотел бы, чтобы Флоренька его тоже полюбила. [2]

Вы скоро поедете уже на дачу. Скажи маме, чтобы она посадила побольше овощей. Пусть хоть Флоренька радуется на даче. Очень любопытно, что ты пишешь о ее наклонностях в играх. Но удивительнее всего, что она меня, - как ты уверяешь, - хорошо помнит. Скажи милой, умной, незабвенной деточке, что я думаю о ней, как и о тебе, днем и ночью. Пусть Флоренька купит у Володи цветы и посадит специально уголочек для папы. А когда будет клубника, то пусть она помогает маме варить варенье для папы.

Инненька, девочка милая, если тебе трудно писать часто, скажи маме, чтобы она иногда писала; пусть пишет о ежедневной жизни Флореньки и вашей. Мне ведь важно иметь несколько строк от вас.

Целую тебя крепко, крепко, милую, любимую девочку, крепись и будь мужественной! Целую Флореньку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

 

- 479 -

Бухта Находка

25 апреля 1940


320.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Ты устроила мне большую радость, что прислала мне к 1 мая вторую посылку: я ее получил как раз утром 1 мая. Большое, большое спасибо тебе! Я понимаю, сколько трудов тебе это все стоит при твоей занятости работой!

Только вот вещей, милая, никаких не надо присылать. Кроме неприятностей я от них ничего не имею. Ни белья, ни верхней одежды присылать не нужно. Мы с тобой страшно непрактичные люди. Сколько вещей я брал с собою, когда уехал из Москвы, и сколько раз я их - эти вещи - проклинал. Присылай мне только такие вещи, о которых я тебя специально прошу. А то неужели ты думаешь, что я могу ходить на работу в верхней белой рубахе?

Вот, милая, с письмами плохо: последнее, что я получил от тебя, это - открыта от 18 марта. Но я думаю, раз приходят посылки от вас, значит, вы здоровы. Но бесконечно грустно без писем от тебя, голубка моя. Я ведь так люблю тебя, причем с каждым днем все больше и больше. Перед моими глазами все ты да Флоренька. Это прямо какое-то невыносимое томление...

Милая голубушка, вот прошло уже около двух месяцев после твоей последней телеграммы. Не знаю, продвинулось ли что-нибудь: Я все надеялся, но, по-видимому, скоро будет все беспредметно.

Скоро вы поедете на дачу. Я хотел бы, чтобы ты этим летом отдыхала и поправила свое [2] здоровье. Тебе следует меньше думать обо мне; ты сделала все, и еще гораздо больше, что можно было сделать для меня. Подумай о Флореньке, что она - основное. Я очень беспокоюсь о твоем здоровье, что ты совершенно расстроишь его. Будь разумной и мужественной

 


[i] С. 479. Не знаю, продвинулось ли что-нибудь... - Видимо, речь идет об ожидаемом пересмотре "дела Шиллера" после его многочисленных ходатайств.

- 480 -

девочкой, повторяю, ты сделала все, что в человеческих силах.

Девочка родная, ты моя единственная радость в жизни! Если бы ты знала, как далеко, далеко отодвинулась куда-то в небытие вся моя жизнь до встречи с тобою! Остались только три года, которые мы жили с тобой. Причем все мелкие неровности теперь сглажены, сохранилась лишь чистая, чистая любовь. Ею и живу.

Я уверен, Инненька родная, что вы пишете, но как досадно, что я так долго ничего не получаю. Пусть мама также иногда пишет. Из Владивостока я всего получил 7 писем, но первого так и не получил. Очень хотелось бы иметь фотографию Флореньки. Денег я после отъезда из Москвы не получал.

Инненька милая, родная, вечно любимая, целую тебя крепко, крепко. Целую так же крепко Флореньку и маму.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

3 мая 1940


321.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Вчера получил две телеграммы от тебя: от 24 и 31/III. Обе посылки также получил: первую 13/IV, вторую l/V. Большую благодарность! А вот писем нет да и нет от тебя.

Голубка моя милая, сгораю от тоски по тебе и Флореньке. Все вижу вас перед собою. Очень прошу тебя пришли мне фотографию Флореньки, и вообще было бы хорошо, если бы вы прислали мне фотографию всех: тебя, дочки и мамы.

Когда вы получите эту открытку, уже скоро поедете на дачу. Пусть мама сажает побольше всяких овощей, а Флоренька пусть купит побольше цветов у Володи и поливает их. Очень просил бы маму написать мне подробно про дачу, как там все растет и цветет.

 


[i] Написано на почтовой карточке, где указано: № 20, доставлено в Москву 5.6.1940 г.

- 481 -

Милая, все жду ответа и вообще сообщения от тебя. Крепи только свое здоровье, не нервничай, не перегружай себя работой, отдыхай летом, как следует. Целую тебя крепко, любимая, родная. Целую Флореньку и маму.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

8 мая 1940


322.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Спешу тебе сообщить, что вчера получил посылку от 10 апреля. Прямо уже неловко, сколько ты тратишь сил и хлопот, чтобы отправить мне эти посылки. Правда, они были мне очень и очень полезны. Большое, большое спасибо тебе!

Одновременно я получил твою открытку от 24/III и мамину открытку от 23/III, а также телеграмму от 10/IV. Хотелось иметь письмо от тебя и фотографию милой доченьки. Любовь к вам растет все больше и больше, мне даже трудно думать об этом.

Очень прошу маму написать мне подробное письмо о вашей повседневной жизни, особенно Флореньки. Хотелось бы знать состояние дачи, как вы там устроитесь, как все растет. Пишите пока по старому адресу.

Целую тебя крепко, Инненька, любимая девочка, так же крепко целую дорогую дочку и маму

твой Франц.

(Ф.П. Шиллер)

16 мая 1940

Бухта Находка


323.
И. В. Шиллер[ii]

 

Милая, дорогая Инненька,

На днях получил две телеграммы от 21-го и 30/IV. Очень жалею, что уже два месяца нет ни одного письма. Уж очень

 


[i] Написано на почтовой карточке, где указано: № 20, доставлено в Москву 8.6.1940 г.

[ii] Написано на почтовой карточке, где указано: № 20, доставлено в Москву 5.6.1940 г.

- 482 -

хотелось бы иметь фотокарточку Флореньки, чтобы иногда смотреть на нее и восстановить ее образ. Твою карточку ношу постоянно с собой.

Теперь у вас наверно уже тепло. Долго ли задержишься в городе? Или скоро уже поедете на дачу? Наверно вот-вот уже едете.

Посылок ты посылаешь уже слишком много, ведь я понимаю, как тебе при твоей занятости работой трудно все это организовать. Я ждал и ждал, что будет ответ, но вот прошло уже больше двух месяцев, и никакого ответа нет. Надо тебе подумать, как устроить свою служебную работу и вообще свою жизнь на следующий год, ибо так напряженно работать и переживать, как в этом году, тебе больше нельзя. Я только жил мыслями о тебе и Флореньке. Люблю, люблю тебя больше, чем когда-либо. Целую тебя крепко, крепко, целую Флореньку и маму.

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

21 мая 1940


324
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Ты наверно уже давно не получила писем от меня. Я не знаю, чем это объяснить, но уверяю тебя, что пишу в среднем каждую шестидневку (открытку или письмо). Я в свою очередь получил последнюю открытку от тебя с датой 23 марта. Но на днях пришла телеграмма, отправленная тобою 30/IV. Я представляю себе, как ты в связи с этим беспокоишься. Поэтому пишу тебе сегодня срочно письмецо, хотя только два дня тому назад отправил тебе открытку.

Милая, я здоров и работаю здесь в лагере. Чувствую себя хорошо и поэтому прошу тебя не беспокоиться, особенно при твоем нервном состоянии. Все твои посылки я получил, четвертая пришла два дня тому назад. Очень прошу тебя присы-

 


[i] С. 482. ...только два дня тому назад отправил тебе открытку. - Речь идет, видимо, о письме от 21.5.1940 г. (№ 323).

- 483 -

лать мне не больше одной посылки в месяц. Я знаю, что тебе нелегко отрываться от работы и заниматься этими посылками. Большое спасибо тебе за все твои хлопоты и заботы обо мне! Если я получу возможность, постараюсь быть достойным этих забот.

Я уже несколько раз просил прислать мне фотокарточку Флорочки. Пришли ее скорее! Твою карточку ношу постоянно с собою.

Милая Инненька, очень прошу тебя не беспокоиться! Я твердо убежден, что дело мое будет пересмотрено с положительным результатом, ибо иначе быть не может. Мужайся, отдохни с дочкой на даче. Люблю тебя с каждым днем больше и больше. Целую тебя крепко, крепко, а также и Флореньку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

22 мая 1940


325.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Сообщаю тебе сегодня только в двух словах, что ваши письма (два от мамы и три от тебя), написанные в конце апреля и в мае (до 15-го включит.) получены мною вчера. Письма эти принесли мне большую, большую радость и открыли мне новые стороны твоей чудной души. На днях я напишу тебе и маме подробно. Сегодня лишь добавлю еще, что все четыре посылки мною получены. Большую благодарность!

Флореньке я также напишу на днях. Очень рад, что вы уже на даче; надеюсь, что погода потеплела. Пишите и в дальнейшем часто, хотя бы несколько строк. Крепко, крепко целую тебя, милую голубушку, а также доченьку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

3 июня 1940

 


[i] Написано на почтовой карточке, где указано: № 20, доставлено в Москву 25.6.1940 г.

С. 483. На днях я напишу тебе и маме подробно. - См. письма Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 6.6.1940 г. (№ 326) и И.В. Шиллер от 8.6.1940 г. (№ 327).

Флореньке я также напишу на днях. - Письмо Ф.П. Шиллера дочери с поздравлением ко дню рождения (см. наст.  изд., с. 488) не сохранилось.

- 484 -

326. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Оба твои письма получил. Очень благодарен за то живое описание вашей повседневной жизни, которое ты дала в письмах. Особенно наглядное представление я получил о росте и умственном развитии нашей милой девочки - Флореньки. Судя по тому, что ты и Инночка пишете о ней, она у нас большая умница и красавица. Большая доля в ее развитии и росте, конечно, падает на тебя, и я не знаю, как тебя отблагодарить за все хлопоты о Флореньке, начиная со дня ее рождения и до сегодняшнего дня.

Я рад, что теперь уже живете на даче. Флореньке будет больше простора и вольности. Очень жалею, что не могу помочь тебе и Инночке в работе на огороде - это мое любимое занятие. Используйте огород и выращивайте побольше овощей и ягод. Клубнику вы наверно уже пересадили. Не знаю, как малинник - он наверно тоже уже истощен. Как вишневые деревья? Приносят уже плоды или еще рано? На даче, по всей вероятности, необходимо уже сделать кое-какой ремонт, особенно по забору. Если сможете, часть дачи сдать на лето, сдайте ее и на вырученные [2] деньги сделайте самый необходимый ремонт.

То, что ты пишешь мне о режиме жизни Инночки, мне очень и очень не нравится. Я понимаю, что она очень тяжело все переживает, но вместе с тем - самое основное, что у нас есть и должно остаться, - это здоровье Инночки. Помоги ей переключить свой центр интереса на что-нибудь, чем она увлекается: работой, театром или чем-нибудь другим. Иначе ее нервы не выдержат, тем более, что у нее имеются всякие нездоровые наклонности (мигрень) по этой части.

Приближается день рождения Флореньки. Очень прошу тебя и Инночку купить ей что-нибудь от моего имени и сказать, что папа прислал ей это издалека. О Флореньке мечтаю каждый час. Очень жаль, что до сих пор у меня нет ее фо-

 


[i] П.А. Нагорновой, 6.6.40 г.

- 485 -

тографии. У вас наверно же есть какая-нибудь карточка, пришлите мне ее.

Крепко целую тебя, Инночку и Флореньку

Франц.

6/VI 40


327.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

На днях получил три письма от тебя - от конца апреля и до 15 мая включительно. Опять пережил вместе с тобою юность нашей любви, ибо в мае я жил исключительно воспоминаниями о 1935 годе: вспоминал все детали и мелочи, вплоть до маленькой кошечки, которая бегала за нами и не хотела отставать. Как я жалею, что нет уже нашей переписки того времени! Сколько любви и надежды было в ней!

Родненькая, из твоих писем, - а также из одновременных писем мамы, - я получил наглядное представление о вашей жизни, особенно Флореньки. Наша девочка теперь уже на даче. Надеюсь, что погода потеплела. То, что ты пишешь о ее умственном развитии, меня прямо поражает. Неужели она помнит даже те места на даче, на которых я с ней стоял и смотрел на вагоны и т.д.? Это удивительно, ведь ей тогда было только два года. Хотя я лично тоже до сих пор помню ряд сцен из своей жизни, когда мне было 2 года.

Инночка, милая, скоро приближаются праздники для нашей милой деточки: 4 и 10 июля. Купи ей что-нибудь от моего имени и скажи, что папа прислал ей это. Что именно купить, это оставляю на твой выбор. Ты очень хорошо описала мне, как дочка провела праздник 1-го мая, сде-[2]лай так, чтобы ее день рождения прошел так же хорошо. Конечно, этот день для меня будет очень тяжелым; но вы об этом не думайте, а пригласите несколько хороших знакомых детей и не давайте нашей деточке почувствовать ничего.

Милая, то, что ты пишешь о себе и своем здоровье, внушает мне большие опасения. Я уже не знаю, как умолять тебя ду-

 


[i] С. 485. ...праздники для нашей милой деточки: 4 и 10 июля, -Имеются в виду именины и день рождения Ф.Ф. Шиллер.

- 486 -

мать обо мне меньше, отвлечься чем-нибудь, - ведь самое основное, - это сохранить твое здоровье. Если ты никак не можешь побороть себя, то думай хоть о Флореньке, - кто же будет за ней ухаживать и ее воспитывать? Будь умной и мужественной девочкой и поправляйся летом на даче!

То, что ты пишешь о своей работе, меня очень интересовало. Я рад за тебя, что так успешно работаешь и не теряешь интереса к научно-педагогическим вопросам. Одной из самых неприятных историй для [меня] является то, что ты из-за меня так долго вынуждена оставаться вне аспирантуры. Я убежден, что из тебя выйдет замечательный научный работник и педагог-организатор. [3]

Не суди так строго наших литературных знакомых: это человеческие слабости. Но я никого знать не хочу из них, я знаю только тебя и Флореньку.

Инненька, голубушка, если будет что-нибудь по моему делу, дай мне сразу же телеграмму.

Крепко, крепко целую тебя, дорогую Инненьку, дочку и маму

Франц.

8/VI 40


328.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Думаю, что это письмо как раз подоспеет ко дню рождения нашей дорогой доченьки. Можешь себе представить, как только одна мысль об этом волнует меня!

Вчера получил твое письмо от 24/V, а также телеграмму от 7/VI. Телеграмму от 1/VI я получил уже раньше. Я с большим интересом читал твои письма от 15 и 24 мая, особенно после того, как так долго не было писем от вас. Очень рад, что, наконец, выбрались на дачу, рад за маму и Флореньку. Тебе, бедняжке, конечно теперь хуже, потому что ты будешь больше без обеда, чем с обедом. Очень доволен гостями на даче, думаю, что и Флоренька будет довольна маленькой дочкой

 


[i] С. 486-487. ...маленькой дочкой Евгении Львовны. - Речь идет о Е.Л. Гальпериной - коллеге Ф.П. Шиллера по МГПИ. Ее дочери Ясе было в то время около одного года.

С. 487. ...о Фете... - Фет (Шеншин) Афанасий Афанасьевич (1820-1892) - рус. поэт, член-корр. Петербург. АН (с 1886 г.).

...реакционного славянофильства эпохи Николая 1-го. - Славянофилы - представители одного из направлений рус. обществ, мысли 1840-1850-х гг. Этот период в основном пришелся на годы правления (1825-1855 гг.) императора Николая I (1796-1855). Славянофилы выступали с обоснованием особого пути ист. развития России, противостояли западникам.

С. 488. ...купи ей что-нибудь от моего имени... - У Ф.Ф. Шиллер сохранились чашечка и заварной чайничек китайского фарфора, купленные И.В. Шиллер "от имени папы".

Я в эти дни буду переживать дни 1936 года... - года рождения дочери Флоры.

- 487 -

Евгении Львовны. Бесконечно жалею вас, что клубничка и вишни пропали. Нехорошие заморозки, они были и у нас. Надеюсь, что что-нибудь из ягод все же сохранилось, иначе дочке будет скучно на даче. Займитесь побольше цветами.

Вот комнату, где мы жили, свободно могли бы сдать. Вообще я все боюсь, что вам недостает средств, поэтому нужно было использовать помещение. [2]

Инненька милая, меня несколько напутало одно место в одном из твоих писем, в котором ты говоришь о каких-то разногласиях. Я даже не могу себе представить, чтобы мы с тобою можем быть двух мнений о каком-нибудь предмете или человеке.

То, что ты пишешь о русской литературе и в частности о Фете, я полностью разделяю. Я тебе писал, что в тюрьме перечитывал всю русскую классику и ставил ее выше всех остальных национальных литератур в 19 веке. Фета я даже перечитывал неоднократно. Нет такого мастера задушевной интимной человеческой любви, как он. Но я и на этот раз с отвращением читал его стихи на общественные темы: это самые жалкие крохи реакционного славянофильства эпохи Николая 1-го. Даже не хочется как-то верить, что такой лирик мог соединить в себе все эти качества. Но как лирик, повторяю, он стоит чрезвычайно высоко.

Но насчет Фридриха Шиллера у тебя, по-моему, неправильные представления. Он с полным правом считается самым эмоциональным, сентиментальным и возвышенным из всех писателей запада. Конечно, в переводе он очень сильно теряет. Но назвать его холодным, с гордой чистотой, по-моему, было бы несправедливо. Несомненно, что я, а через меня и Флоренька, сохранили кое-какие черты характера нашего отдаленного и дальнего родственника. Особенно глаза, нос, лоб, а еще больше легкий на-[3]клон головы направо - это чисто фамильные черты, о которых я никогда не говорил и говорить не хотел, потому что это могло казаться хвастовством. Но это так. То же самое относится к отдельным чертам характера. Считаю, дорогая, что ты до сих пор ошибаешься, как ошиба-

 

- 488 -

лась и раньше, называя меня холодным и горделиво-чистым. Я-то смотрю на это, как на маленький каприз любимой девочки, которая вбила себе как-то в голову именно такую мысль. Я пишу эту глупость и улыбаюсь. Но о чем бы я просил тебя всерьез, это вот что: не применять этой мерки к Флореньке. потому что нельзя застенчивость и сдержанную чистоту принять за холодность. Но, ладно, все это чепуха.

Ты просишь совета, перейти ли полностью на работу на завод и оставить техникум. Видишь, милая, мне трудно об этом судить, не знаю всех обстоятельств твоей работы и взаимоотношений с коллективом. Ты писала мне уже несколько раз о хороших друзьях из техникума, которые бывают у тебя. Если коллектив тебе нравится, и он хорошо относится к тебе, я бы не советовал уйти оттуда. Но повторяю, мне советовать отсюда трудно.

Милая, родная девочка, вот я пишу, а получается не то. Я хочу тебе писать очень тепло, тепло, хочется уже не писать, а говорить с тобою, ну хоть бы 10 минут, [4] видеть тебя. Но это ведь невозможно.

Я написал Флореньке несколько строк ко дню рождения, получилось тоже не то, что я хотел ей писать. Знаешь, как-то разучился писать письма. Устрой дочке по возможности хороший день рождения, скажи ей, что папа купил ей такой-то подарок (купи ей что-нибудь от моего имени). Я в эти дни буду переживать дни 1936 года, дни нашего счастья.

Ну милая девочка, прости, я кончаю. Целую тебя крепко, крепко! Целую дочку от всего сердца, поздравляй и поцелуй ее от меня. Целую маму крепко.

Франц.

13 июня 1940

Бухта Находка


329. H.H.
Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Спешу тебе сообщить, что вчера получил сразу три письма от тебя: от 25/V, 28/V и 1/VI. Милая, как я тебе благодарен,

 


[i] Написано на почтовой карточке, доставленной в Москву 20.7.1940 г.

- 489 -

что пишешь опять так прилежно! Каждое письмо от тебя - целое событие для меня. Я узнаю, как ты с семьей живешь, как проводишь время на работе и дома - а все мои мысли только и направлены туда, к тебе, к дочке. На работе, во сне - везде и всюду ты мысленно со мною. Вот почему мне так дорога каждая буква от тебя, вот почему каждое письмо от тебя придает мне и всем моим мыслям поднятое настроение. Я очень прошу тебя писать и в дальнейшем часто, независимо от того, получаешь ли много писем от меня или нет. Инненька, родная, какая ты дорогая и любимая!

Очень рад, что на даче у вас все наладилось. Очень часто представляю себе картину вашего житья на даче.

Крепко целую тебя, милую Инненьку, целую дочку и маму

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

20 июня 1940


330.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Я все еще живу под впечатлением твоих последних трех писем от конца мая и 1 июня. Ты стала такой чудесной, умной, милой. Правда, ты и раньше была такой же, но все же сейчас чувствуется, что ты очень выросла во всех отношениях. Милая, любимая девочка, я считаю величайшим счастьем своей жизни, что встретился с тобой. Ни один образ мировой литературы достаточно разносторонен, чтобы отразить все качества твоего характера: ты удивительным образом сочетаешь в себе силу любви Аси Тургенева, героизм женщин Некрасова, чистоту женских образов Шиллера и символизированную женственность Беатриче. Очень много в тебе сидит и от Татьяны Пушкина. Одним словом, дорогая Инненька, ты для меня стоишь выше всех этих женских образов в отдельности и вместе взятых, ты для меня все, понимаешь, - все.

 


[i] С. 489. ...Аси Тургенева... - Тургенев Иван Сергеевич (1818-1883) - рус. писатель, член-корр. Петербург. АН (с 1860 г.), автор романов, рассказов, повести "Ася" (1858 г.).

...женщин Некрасова... - Некрасов Николай Алексеевич (1821-1877/78) - рус. поэт, автор поэмы "Русские женщины" (1871-1872 гг.).

...от Татьяны Пушкина. - Татьяна Ларина - героиня романа в стихах A.C. Пушкина "Евгений Онегин" (1823-1831 гг.).

С. 490. ...насчет Чаадаева и Сенкевича ты мне ничего не сообщила... - Чаадаев Петр Яковлевич (1794-1856) - рос. мыслитель и публицист. В предыдущих сохранившихся письмах Ф.П. Шиллера семье Чаадаев не упоминается. О романе Г. Сенкевича "Семья Поланецких" см. прим. к с. 469.

- 490 -

Вот насчет Чаадаева и Сенкевича ты мне ничего не сообщила, читала ли их или нет. Чаадаев в Пушкинскую эпоху считался "самым умным человеком". Таковым он, несомненно, и был, - по моему глубокому убеждению. Я очень просил бы тебя при случае читать эти книги.

Инненька дорогая, я так часто, в каждом письме, прошу тебя выслать мне какую-нибудь фотографию Флореньки. Неужели у вас нет ни одной, - все равно какой - фотографии нашей милой доченьки? Ведь я же так скучаю по ней; не надо меня наказывать, пришлите хоть какую-[2]нибудь карточку.

Если ты сможешь летом на даче готовиться в аспирантуру, сделай это. Этот пункт для меня очень больной - я имею в виду то обстоятельство, что я летом 1938 г. не настоял до конца на твоем поступлении в штатную аспирантуру тогда. Но и сейчас при твоем возрасте не поздно, а - может быть - даже лучше. Учись, Инненька, и перестрой всю свою психику, думай о себе и дочке.

Очень просил бы маму почаще писать о повседневной жизни вашей, и особенно Флореньки. Я с такой любовью читаю все ваши письма, запоминаю многое наизусть, и все жду – вот-вот, опять должно притти письмо. Пишите часто, не дожидаясь ответа от меня. Инненька, раза два в месяц присылай - прошу тебя - телеграммы.

Целую тебя крепко, я не могу выразить словами, какая ты мне дорогая, как я тебя люблю. Крепко целую Флореньку и маму.

Франц.

25 июня 1940

Бухта Находка


331. П.A.
Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Вчера получил твое письмо от 8 июня. Очень благодарен тебе за каждую строку описания вашей совместной жизни. Я радуюсь как ребенок, когда получаю письмо от вас. Очень жа-

 


[i] П.А. Нагорновой, 4.7.40 г.

- 491 -

лею, что заморозки в этом году так повредили фруктовым деревьям и ягодам на даче. Надеюсь, что для дочки все же что-нибудь уцелело из ягод.

Сегодня день Флоры. Этот день особенно тяжело перенести; скоро будет и 10-е июля, когда наша милая девочка будет праздновать свой четвертый год рождения. В этот день я особенно буду жалеть, что у меня нет хотя бы фотокарточки Флореньки. Опиши мне подробно в письме, как она проведет этот день.

Инночка после всех экзаменов наверно очень устала. Я хотел бы, чтобы она отдохнула летом, как следует, чтобы она успокоила свои нервы и укрепила свое здоровье. Меня очень, очень беспокоит состояние здоровья Инночки, и если она не использует лето для подкрепления здоровья, то не знаю, как она зимою сможет [2] работать. Было бы хорошо, если она поехала на месяц в какой-нибудь хороший санаторий.

Ни ты, ни Инночка не писали, с кем вы живете в этом году на даче. Надеюсь, что вам не скучно и что вам повезло в этом отношении.

Очень просил бы, если не слишком трудно для Инночки, достать и послать мне: витамин С в таблетках, кожаный поясный (не широкий) ремень и - к осени - галоши № 12 (если не трудно достать).

Целую тебя, Инночку и Флореньку крепко, крепко

Франц.

4 июля 1940

Бухта Находка


332.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Все письма твои от 16, 17 и 22 июня я получил. Родная, любовочка моя, ты сама не знаешь, какая ты добрая, хорошая, и сколько жертв приносишь мне. Каждое слово от тебя является неоценимой ценностью для меня, каждая письменная беседа с тобою врезается навеки в память. Тысяча и тысяча раз

 


[i] С. 492. ...сера, друг мой, теория; вечно зелено лишь жизненное дерево практики... - В трагедии И.В. Гёте "Фауст" (1808-1832 гг.) по этому поводу сказано: "Сера, дорогой друг, всякая теория, / И зелено золотое древо жизни".

С. 493. Пусть она не смущается, если в 18 лет появятся седые волосы... - Ранняя седина - одна из характерных особенностей Ф.П. Шиллера и его предков.

- 492 -

я встречал в памятниках мировой литературы примеры самоотверженной, глубокой, классической и полной во всех отношениях любви, - но что это все по сравнению с переживанием настоящей человеческой любви, какую я в эти годы переживаю с тобою! Действительно верно сказал старик Гегель: сера, друг мой, теория; вечно зелено лишь жизненное дерево практики (цитирую по памяти). Сколько я писал (в своих книгах) о проблемах любви у мировых классиков, - но все, что я писал по этому вопросу, мне теперь кажется серым, однобоким, скучным. Мы с тобою - я считаю - жили очень хорошо, любили на редкость глубоко, чисто. Ведь ты мне принесла радость, смысл, полноту жизни. Я тебе - кажется - уже раз написал, что годы, прожитые с тобою, совершенно вытеснили предыдущий период жизни из моих переживаний и даже - памяти. Чем дальше, тем больше все мое сущест-[2]вование сливается с тобою, а образ твой становится символом счастья и истинной любви, превращается в какой-то вечный маяк. Не думай, любимая, что это у меня какие-то высокопарные слова. Нет, я это переживаю ежедневно, ежечасно, - потому что нет ни одного часа, чтобы я не думал и мечтал о тебе. Видишь, я ничуть не хочу умалять нашего прежнего счастья, нашей юной, неописуемой, чистой любви, когда мы с тобою встретились и полюбили, когда мы с тобою переживали прекрасные дни нашей юности и той любви, которая бывает только один раз в жизни. Но тем не менее теперь любовь моя к тебе иная, еще глубже, еще чище, еще разностороннее, еще полнее. Видишь, голубонька, на бумаге эти чувства нельзя описывать, всегда получается не то, что хочешь выразить.

Когда получишь это письмо, день рождения нашей милой Флорхен уже давно позади. Я мысленно буду праздновать этот день вместе с вами, хотя это будет не легко. Будь всегда ласковой и нежной с деточкой, и она, убежден, будет тебе отвечать тем же. У нее прекрасные способности во всех отношениях. Разви-[3]вайте их всесторонне, насколько это только позволят твое время и ваши средства. Не сомневаюсь, что милая девочка будет хорошо учиться. Следи за ней, чтобы она не

 

- 493 -

попала под какое-нибудь хулиганское влияние. Все Шиллеры созревают поздно в физическом, а отчасти и умственном отношении - имей это в виду при воспитании девочки. Пусть она не смущается, если в 18 лет появятся седые волосы - это ничего, она будет молодой и в 60 лет.

Инненька милая, голубонька моя, пиши часто, иногда присылай телеграммы. В письмах пиши о вашей жизни на даче, я очень люблю дачу и рад, что ты и дочка отдыхаете там. Успокойся, отдыхай после экзаменов и потихоньку готовься к поступлению в аспирантуру. Если здоровье твое позволит, обязательно поступай осенью в аспирантуру; мне очень хотелось бы, чтобы ты сделалась самостоятельной научной работницей. Только не осложняй этого вопроса, ты больше знаешь чем люди, которые будут тебя экзаменовать.

Если сможешь, милая, пришли мне рублей сто денег; я прежние переводы так и не получил еще.

Целую тебя крепко, крепко миллион раз. Целую Флореньку и маму

Франц.

Бухта Находка, 8 июля 1940


333.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Сегодня день рождения нашей единственной девочки. В этот день вспоминаю все, что было 4 года тому назад, переживаю каждую минуту июльских дней 1936 г. и мысленно присутствую на территории дачи, где в настоящие минуты наша деточка счастлива и весела. Ну, ладно, пусть дочка растет и будет хорошим и умным человеком! Пусть она будет радостью, а потом и опорой для тебя и бабуси!

Получил твои письма от 7 и 8 июня. Очень благодарен тебе за все эти хорошие, неоценимые для меня письменные беседы. Я с каждым письмом люблю тебя больше и глубже; ты так живо пишешь, даешь такие удивительно наглядные пред-

 


[i] Написано на почтовой карточке, отправленной из Находки 18.7.1940 г. и доставленной в Москву 30.7.1940 г.

С. 494. ...просил бы тебя прочесть как-нибудь книги, о которых я тебе говорил, - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 25.6.1940 г. (наст.  изд., с. 490).

- 494 -

ставления о себе и семье, что после каждого письма я как бы чувствую себя в семье, с вами.

Хорошо, что ты несколько успокоилась и занимаешься на даче. Только знаешь, милая голубушка, я очень просил бы тебя прочесть как-нибудь книги, о которых я тебе говорил.

Я очень огорчен, что опять не получил фотокарточки Флореньки и бабуси. Ты уже второй раз посылаешь, а я ни первой, ни второй карточки не получил.

Милая Инненька, люблю тебя бесконечно! Целую тебя, маму и доченьку крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

10 июля 1940


334.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

С нетерпением жду письма с описанием празднования дня рождения Флореньки. Пишите мне подробно, обстоятельно об этом дне, когда я мысленно присутствовал у вас на даче и переживал так много.

Ты давно, конечно, уже закончила экзамены и теперь живешь постоянно с деточкой и мамой. Надеюсь, что поправляешься и отдыхаешь хорошо. В аспирантуру подавай во всяком случае, и мне было бы очень приятно, если ты в сентябре поступила бы в аспирантуру. Все же, я имел бы уверенность, что ты идешь вперед по определенному плану в подготовке к научной деятельности. Но, понятно, решающим фактором в этом вопросе должно быть твое здоровье! В зависимости от него и поступай.

На даче пишите часто и много. Пусть мама также чаще пишет о жизни Флореньки в ежедневном обиходе. Может быть, было бы лучше, если бы ты уехала на месяц в санаторий? Взвешивай этот вопрос, если на даче шумно и твои нервы не в порядке.

 


[i] Написано на почтовой карточке, доставленной в Москву 14.8.1940 г.

- 495 -

Люблю тебя бесконечно, неописуемо глубоко и чисто. Целую тебя, Флорхен и маму крепко, крепко

Франц.

(Ф.П. Шиллер)

Бухта Находка

15 июля 1940

P.S. Фотокарточки Флореньки я так и не получил.


335.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

У меня сегодня радостный день: я получил твою посылку от 24 июня и сразу четыре письма: от 25/VI, 30/VI, 1/VII и 5/VII (от мамы). Можешь себе представить мою радость: я перечитываю твои письма без конца. Теперь я уже буду ждать письма с описанием дня рождения доченьки. Надеюсь, что сфотографируете ее в этот день и пришлете мне карточку в посылке.

Очень рад за всех вас, что отдыхаете хорошо на даче. Очень прошу маму (ей я на днях напишу отдельно) как-нибудь описать весь огород и обыденную жизнь Флореньки.

Продукты в посылках получаю в прекрасном состоянии. Напрасно опять прислали рубашку. Из вещей я очень прошу присылать только то, о чем я специально пишу. Большое, большое спасибо вам за посылку!

Инненька, я не совсем понял твоего упоминания Байроновского сборника: ты мне недавно писала, что сборник не вышел. В какой степени могли дать гонорар? За анонимное редактирование? Я очень прошу тебя, пиши мне в ближайших письмах, взяла ли ты через Сашу или Мишу листы двух моих книг (о Байроне и "Мол. Германии 1830-1840-х гг."). Мне было [2] бы также интересно знать, по какому курсу литературы сейчас сдают экзамены. Кто из состава кафедры работает в Институте. - Очень рад за всех диссертантов: я другого и не ожидал от них - люди талантливые и умные.

 


[i] С. 495. ...ей я на днях напишу отдельно... - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 24.7.1940 г. (№ 336).

...взяла ли ты через Сашу или Мишу листы двух моих книг... -См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 15.1.1940 г. (наст.  изд., с. 465).

- 496 -

Все это хорошо, но я все мечтаю о тебе и дочке. Особенно после получения каждого письма от тебя, - ты так живо пишешь, что я как будто сижу рядом с тобою и разговариваю, слушаю тебя. Инненька милая, люблю тебя еще больше!

Крепко, крепко целую тебя, дорогую девочку, будь здоровой и сильной! Крепко целую Флорхен и маму

Франц.

Бухта Находка,

21 июля 1940


336.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо твое от 5 июля я получил. Большое спасибо тебе за ту большую радость, которую мне всегда доставляешь описанием вашей жизни и в особенности жизни дорогой Флореньки. Благодаря твоим письмам и письмам Инночки я получаю полную картину о вашем житье-бытье, о росте и развитии нашей милой девочки. Пусть обе наши девочки, Инночка и Флоренька, хорошенько отдыхают и поправляются на даче! Самая большая радость для меня будет, если Инночка успокоит свои нервы и основательно поправит свое здоровье.

Посылку от 26 июня с большой радостью и благодарностью получил. Как и в мае, так и сейчас продукты сохранились в хорошем состоянии. Из вещей я очень прошу ничего не присылать кроме того, о чем я специально пишу.

Все никак не могу забыть 10 июля, дня рождения милой доченьки. Вот-вот должно притти письмо от вас с описанием этого памятного дня, который я еще часто буду вспоминать при чтении ваших писем. Дочка растет и растет: вот ей теперь уже пошел пятый годок, - а все кажется, что она недавно только родилась. Пусть растет, умнеет и доставит много, много радостей своей бабусе и матери! Вот только с ее фотокарточкой мне никак не везет: посланной недавно Инночкой я опять не получил. Может быть, у тебя есть общая карточка, на

 


[i] С. 497. Есть ли у Флореньки какие-нибудь живые зверьки? -По словам Ф.Ф. Шиллер, до войны в их дачном доме жил еж, других зверьков не было.

...о своем "игеле". - Igel - еж (нем.).

- 497 -

которой ты и Инночка [2] сняты с дочкой, - такая карточка была бы мне дороже всего.

С интересом жду твое письмо с описанием дачи и огорода. Было бы хорошо, если бы огород дал вам овощи и ягоды в достаточном количестве. Как колодец? Он еще не испортился? А то для поливки нет воды.

Есть ли у Флореньки какие-нибудь живые зверьки? Она еще помнит ежика, который сперва жил в норке, а потом переселился к нам на дачу и все топал маленькими ножками? Флоренька, помнится, еще долго спрашивала о своем "игеле".

Как поживают тети Маня и Шура? Как их здоровье? Яков давно уже не писал? Как у него и Петра - все здоровы?

Крепко целую тебя, Инненьку и Флореньку

Франц.

Бухта Находка

24 июля 1940


337.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Вчера я получил твои письма от 5 и 12/VII, а сегодня твою телеграмму от 30/VII. Милая, как я тебе благодарен, что часто пишешь! У меня есть иллюзия, похожая на реальность, что я ежедневно встречаюсь и беседую с тобою. Жаль только, что я не получал твоей и Флореньки фотокарточки.

День рождения дочки 10/VII я еще раз переживал глубоко, когда читал твое письмо от 12/VII с описанием этого дня. Как благодарна должна быть доченька всю жизнь, что имеет такую маму, как тебя! Я очень, очень рад за милую девочку, что она так хорошо провела этот памятный день! Желаю ей много, много счастья и любви, любви, прежде всего, к тебе.

Очень печально, что не отдыхаешь на даче, как следует. Я это все предвидел с твоими нервами и поэтому хотел бы, чтобы ты уехала на 1-1/2 м. в какой-нибудь санаторий. А то через 3 дня тебе уже опять приняться за работу, а отпуск твой пропал, собственно говоря, даром. Только, милая Инненька,

 


[i] С. 498. ..."Литература в средней школе" и "Язык в средней школе". - Речь идет о ежемесячных пед. журналах "Литература в школе" и "Русский язык в школе", издававшихся в Москве с 1936 г.

- 498 -

не думай, что я тебя виню в чем-нибудь или собираюсь читать тебе какие-нибудь наставления. Нет, голубенька, к самым тяжелым переживаниям относятся воспоминания о тех минутах, когда я иногда горячился и читал тебе наставления. Я был глуп и еще раз глуп и не всегда считался с особенностями твоего характера и твоей личности.

В письме от 5/VII ты пишешь, что собираешься выслать опять посылку. Инненька милая, не надо так часто посылать посылок: один раз в месяц вполне достаточно. Не надо делать особых расходов на посылку, что есть, то и посылай. Кроме того, я уже несколько раз писал вам, чтобы вы реализовали часть вещей (пальто, костюмы), - они же ведь совершенно не нужны. Может быть, Инненька, ты могла бы зимою сотрудничать какими-нибудь маленькими хотя бы статьями (пока на методические темы) в журналах "Литература в средней [2] школе" и "Язык в средней школе". Думаю, что из твоей преподавательской практики можно было бы извлечь немало интересных материалов для публикации. Если поступишь в аспирантуру (только при твоем состоянии здоровья это едва ли возможно и даже едва ли желательно), то ты могла бы сотрудничать и в других органах печати. В общем, пиши мне, как вы на зиму устроитесь со средствами (я часто думаю об этом), и еще раз повторяю тебе, не надо совершенно стесняться в реализации вещей.

Итак, дорогая Инненька, осень наступает, тебе уже [пора] приняться опять за преподавание. Желаю тебе много успехов в работе и хорошее здоровье.

Целую тебя, Флорхен и маму крепко, крепко

Франц.

Бухта Находка

2 августа 1940


338.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Вчера я получил твои письма от 3/VII и 15/VII и телеграмму от 30/VII, а сегодня письма от 16/VII и 18/VII. Большое те-

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 500. Кинокартина о Штраусе... - фильм "Большой вальс" (США, 1938 г.) франц. кинорежиссера Жюльена Дювивье (1896-1967). Штраус Иоганн (Штраус-сын) (1825-1899) - австр. композитор, скрипач и дирижер.

...в романе "Кто виноват" Герцена или "Что делать" Чернышевского. - "Кто виноват?" (1841-1846 гг.) - роман А.И. Герцена; Чернышевский Николай Гаврилович (1828-1889) - публицист, лит. критик, писатель, автор романа "Что делать?" (1863 г.).

Польди - Польди Фогельхубер, героиня фильма "Большой вальс".

...ты отведешь мне место Круциферова Герцена, а сама будешь мечтать о каком-нибудь Бельтове. - Бельтов - герой романа "Кто виноват?", возвратившийся на родину, в провинцию, и разрушивший семейную жизнь учителя Круциферского, ранее учившегося вместе с ним в университете.

- 499 -

бе спасибо за эти милые письма! Я их перечитываю по десять раз и каждый раз нахожу новые оттенки твоей удивительно глубокой, неизмеримой любви.

Очень рад за тебя, что ты сейчас окружена хорошими людьми, которые поддерживают тебя, по-видимому, морально и отвлекают немного от всяких дум. Передай им искренний привет и благодарность.

В связи с твоими письмами я как бы мысленно живу с вами на даче и играю с Флорхен. Не беспокойся, что она похудела: в июле и августе это в порядке вещей, лишь бы она была здоровая. Кто теперь ее детский врач? Может быть, для твоего успокоения, следовало бы ее показать какому-нибудь детскому врачу. Ничего также, если она пачкается в пыли; но вот философствовать насчет кошечки соседей, когда она сама обломала цветы, не следует. Но твоими письмами о дочке ты создала для меня такой удивительный образ, что ей прощаешь не только такую "философию", а, наоборот, даже такие сценки оживляют ее характер. То, что она хорошо запоминает стихи и рассказы, меня также радует: может быть, она будет специализироваться по литературе или языкам и таким образом сможет продолжить и осуществить те планы по истории литературы, о которых я тебе писал.

В этом деле я еще больше надеюсь на тебя. [2]

В этом году, понятно, из поступления в аспирантуру ничего не может выйти. Но я убежден, что, когда ты еще больше успокоишься и придешь в равновесие со своими нервами, то сможешь и учиться и заниматься научно-исследовательской работой. Я также убежден, что Саша и Миша помогут тебе советами, связями. Мне было бы приятно знать, что твое будущее будет так или иначе обеспечено научно-педагогической или исследовательской работой. Я, конечно, представляю себе все трудности, стоящие перед тобою во всех отношениях, но с другой стороны пойми мое желание, чтобы самое и единственно любимое существо, с которым я буквально живу одним сердцем, было бы в какой-то степени счастливым и обеспеченным. Я бесконечно ломаю свою белую как снег голову над

 

- 500 -

этим вопросом: как устроить в дальнейшем твою жизнь, чтобы ты была счастлива.

Кинокартина о Штраусе, которую ты смотрела в Москве, любопытна: она разрабатывает и освещает эпизод из личной жизни знаменитого "короля вальса". Я помню этот эпизод из его биографии. В несколько ином варианте это то же самое, что в романе "Кто виноват" Герцена или "Что делать" Чернышевского. Личные трагедии такого рода будут существовать, пока будут существовать люди. Я согласен с тобою, что твой характер никак не похож на Польди, но мой и не похож на Штрауса. В первое время нашей женитьбы я, - теперь я в этом могу сознаться, - правда, боялся немного, что со временем ты отведешь мне место Круциферова Герцена, а сама будешь мечтать о каком-нибудь Бельтове. Одно, два случайно брошенные слова по поводу моего характера заставили меня дрожать и опасаться такого ошибочного в отношении меня вывода. Вообще удивительно, как глубоко въедается [3] какое-нибудь словечко, когда оно вызывает тревогу за любимого человека. И уже на целых 100% ты не права, когда пишешь в письме от 3/VII, что ты была для меня прозой домашней. Я даже не понимаю, может быть это описка? Ведь если отвлечься от нескольких секунд ерундовской горячки, то вся наша совместная жизнь - сплошная поэзия, которая заложила прочный фундамент всей нашей жизни. Я бы сказал, что недостаток был другой: в связи с состоянием моих нервов (главным образом) наши отношения протекали так, что мы оба, я и ты, не смогли делиться всей глубиной наших чувств, может быть даже самые лучшие, светлые, теплые чувства вынуждены были прятаться за "холодной сдержанностью". И тем не менее, милая девочка моя, мы прожили с тобой период юной, цветущей поэзии, которая своими лучами убивала всякую прозу, когда она в какую-нибудь случайную секунду подкрадывалась к нам.

Боязнь трагедии герценовского Круцифера я потерял уже на втором месяце нашей женитьбы, когда узнал тебя ближе и твое отношение ко мне. Вообще, что касается меня, то вся основа личной трагедии Штрауса и т.д. совершенно чужда: я

 

- 501 -

36 лет жил - тут ты действительно права - холодно сдержано, и если бы я не встретил тебя, то жизнь моя так и закончилась бы. Два известных тебе знакомства, - одному, последнему из которых ты почему то придавала значение, - не могли поколебать ни одной струнки моей души и не оставили ни одного следа хотя бы на три дня. Ты - единственная, которая пробила лед, и - я не говорю уже о других принципах, - но в самой основе моего характера заложено один раз любить. И думаю не ошибиться, если скажу то же самое о твоем характере. Только, голубка моя, не надо больше писать, что ты была для меня прозой, это слишком оскверняет наши отношения, которые были до невозможности мало прозаическими. [4]

Ну, сегодня, милая, я уже устал писать. Погода ветряная, наша палатка качается.

Припомнил, что сегодня ты начинаешь уже работать, что отпуск твой кончился. Желаю тебе много радостей в работе, успокой свои нервы, будь хорошей, здоровой, крепкой девочкой! Не нагружай себя излишними часами преподавания, лучше пиши статейки в журналах на методич. темы, - это даст тебе больше морального удовлетворения.

Хорошо, что мама выписала тес и будет ремонтировать дачку. Это необходимо сделать, чтобы вы и в дальнейшем имели бы летом уголок, где отдыхать.

Целую тебя крепко, крепко, милую, дорогую, единственную девочку! Целую Флорхен и маму

Франц.

Бухта Находка

5 августа 1940


339. И.В.
Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Письма твои от 13,16 и 18 июля получил. Как хорошо, что ты хоть в последние дни своего отпуска немного отдыхаешь и можешь играть вдоволь с Флоренькой. Представляю себе (по твоим живым письмам) всю дачную идиллию. Очень рад за те-

 


[i] И.В. Шиллер, 9.8.40 г.

- 502 -

бя, что так хорошо дружить с доченькой, и очень рад за доченьку, что она имеет такую маму!

Но вот фотокарточки твоей с Флорхен я так и не получил.

Видишь, милая, ты все писала о себе и своем здоровье, что все хорошо. А теперь я узнаю из твоего письма от 13/VII, что даже затянувшаяся болезнь грудных желез все еще не прошла. Я очень часто хотел спрашивать тебя об этом, но думал, что уже давно все следы прошли, и поэтому не стоит напомнить. Разве ты не обращалась раньше к соответствующим специалистам? Ведь, Инненька, голубенька, нельзя так относиться к здоровью, - это же ведь самое главное. Когда начнешь работать в городе, не откладывай этого дела ни на один день, принимай сеансы, когда и сколько потребуется.

Голубушка, милая, по истории с твоими волосами сужу о твоих переживаниях. Ты, может быть, думаешь, что я против того, чтобы ты остригла свои волосы? Если они растут лучше, то остриги их, я не придаю этому никакого значения. [2]

Все живу тобою и Флоренькой. Вспоминаю без конца прожитые совместно годы, выделяю сценки, переживаю все заново, особенно после каждого письма от тебя.

После окончания отпуска - я понимаю - ты уже не сможешь так часто писать. Пиши так часто, как сможешь, и когда есть настроение. Иногда присылай телеграммы, я их получаю на второй-третий день.

Не нагружай себя слишком работой, следи за своим здоровьем. Люблю тебя бесконечно глубоко. Целую крепко, крепко. Целую доченьку и маму.

Франц.

9 авг. 1940


340.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Спешу тебе сообщить, что письма твои от 27 и 28 июля, а также письмо мамы от 25 июля получил. Маме на днях напишу отдельно.

 


[i] С. 502. Маме на днях напишу отдельно. - Из сохранившихся писем Ф.П. Шиллера следующее его письмо, адресованное П.А. Нагорновой, датировано 25.9.1940 г. (№ 350).

- 503 -

Милая, нехорошо, что доченька, по-видимому, несколько непослушная. Нехорошо это не само по себе, - ибо она сейчас как раз в таком переломном капризном детском возрасте, - а потому, что это опять еще одна нагрузка для твоих нервов. Думаю, что это скоро пройдет у нашей деточки. Шлепать ее действительно нет смысла, тем более, что у впечатлительного ребенка это очень долго, если не навсегда, сохраняется где-то глубоко в памяти.

Когда ты получишь письмо, уже давно будешь на работе. Как все-таки твое здоровье? Судя по отрывочным сведениям из твоих писем, оно не важное. Это обстоятельство меня тревожит не мало; ведь только об этом сейчас и нужно заботиться, это реальная возможность. Действительно не знаю, чем успокоить твои нервы. Могу только указать на [2] нашу любимую деточку, сделай это хоть ради нее.

Инненька родная, люблю тебя бесконечно глубоко. Целую тебя крепко, крепко. Целую крепко дочку и маму

Франц.

Бухта Находка,

13 авг. 1940


341.
И.И. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка моя, Инненька, Сегодня я получил твои письма от 30/VII и 2/VIII. Благодаря твоим письмам я полностью представляю себе вашу жизнь на даче. Одновременно я получил и письмо от мамы от 2/VIII. Так что у меня была большая радость, сразу получить три письма от вас дорогих.

В письме от 30/VII ты, конечно, права. У меня плохая память и я уже не помню, что это за письмо мое от 25 июня. Но, по-видимому, в какую-нибудь минуту я забыл о том, что ты не можешь меня понять, и написал тебе о своей грусти. Если я причинил тебе, милая, печаль, то прости меня, больше этого не будет. Мне теперь бесконечно жаль, что я тревожил твои и так уже истрепанные нервы. Повторяю, Иннень-

 


[i] С. 503. ...я уже не помню, что это за письмо мое от 25 июня. -См. письмо № 330.

- 504 -

ка, больше об этом писать не буду, я тоже нахожу, что это было очень глупо с моей стороны.

Насколько мне помнится, ты раньше писала, что 5/VIII уже приступаешь к работе в техникуме или на заводе. Боюсь, что ты плохо отдохнула. Мама об этом ничего не пишет, ты тоже [2] ничего не говоришь. Во всяком случае, не перегружай себя преподавательской работой.

Флоренька должна быть очаровательной девочкой: я издали любуюсь ею, сто раз переживаю все жесты, слова, поступки ее, о которых вы пишете. В мамином письме лежал премиленький ее рисунок (малина). Неужели она сама нарисовала его? Это было бы удивительно для ее возраста. Как раз прошлой ночью, перед получением ваших писем, я видел тебя и Флореньку во сне (это бывает почти каждую ночь): Флоренька мне рассказывала целую историю (вроде сказки) о своих зверях. Как жаль, что я до сих пор не имею ее фотокарточки.

Милая Инненька, очень прошу тебя, от времени до времени присылать мне конверты с адресом и маркой (вложенные в письма). Целую тебя крепко, крепко! Думаю о тебе днем и ночью. Не волнуйся только! Твой Франц.

Целую крепко Флореньку и маму.

Бухта Находка

19 августа 1940 г.


342.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Письмо твое от 6 авг. я получил 19/VIII. На следующий день, 20/VIII, я уже получил твою телеграмму от 19/VIII. Ты видишь, что почту я сейчас получаю очень исправно.

Спасибо, Инненька, что выслала деньги. Боюсь только, что ты их оторвала от чего-нибудь. Теперь долго не надо посылать.

Все мои думы и мысли у тебя и Флореньки. Любовь к вам, и в первую очередь к тебе, усиливается до бесконечности, целую тебя крепко, крепко, а также дочку и маму

 


[i] И.В. Шиллер, 23.8.40 г.

- 505 -

Франц.

23 августа 1940

Бухта Находка


343.
И.В. Шиллер[i]

 

Инненька, милая, дорогая девочка,

Десять дней не было писем, а вчера сразу пришли четыре: твои от 9,13 и 14 августа, и мамы от 11 авг. Очень рад, что вы все в таком хорошем настроении. В эти дни все приступили к занятиям, во всех учебных заведениях у вас происходили приемные испытания, веселые студенческие лица, радость учебы и преподавания, - я вспоминал и переживал все это особенно вчера, 1 сентября.

Очень хорошо, что ты так довольна своей работой. Для педагогической работы требуется специальное призвание, и оно-то как раз у тебя есть в троекратном размере. Работа со взрослыми имеет свои прелести и преимущества, работа с детьми и молодежью - свои. Я не сомневаюсь, что тебе удается как та, так и другая преподавательская работа. Было бы неплохо, если бы ты изложила свой педагогический опыт в какой-нибудь литературной статье для журнала.

Похождения Флореньки на детской железной дороге и на гороховом поле очень забавны. Но что-то меня несколько смущает ее поведение с горохом: думаю, что это идет от тех детей, с которыми она играет.

Ты очень скупа, милая, на литературные новости. Они меня, конечно, интересуют не очень, но для разнообразия моих переживаний было бы неплохо узнать вкратце развитие литературной науки (основные вопросы, их развитие и характеристика главных книг и работ за последние два года). Может быть, ты попросила бы Сашу или Мишу сделать это в форме письма за твоей подписью? Интересно было бы узнать что-нибудь и о судьбе моих книг.

У меня очень плохая память, но некоторые поэмы я все же помню еще наизусть. Особенно глубоко засела в душу фран-

 


[i] С. 505. Похождения Флоренъки на детской железной дороге... -До войны между соседними станциями Отдых и Кратово (ок. 3 км) была проложена детская железная дорога (функционирует до сих пор), где катали Флору.

Может быть, ты попросила бы Сашу или Мишу сделать это в форме письма за твоей подписью? - Ф.П. Шиллер, очевидно, опасался, что непосредственная переписка с ним могла бы навредить A.A. Аниксту и М.Д. Заблудовскому.

С. 506. Мюссе Альфред де (1810-1857) - франц. поэт-романтик.

По Эдгар Аллан (1809-1849) - амер. писатель-романтик, критик, автор лирич. цикла "Ворон и другие стихотворения" (1845 г.).

...поэму Оскара Уайльда... - Уайльд Оскар (1854-1900) - англ. писатель.

...в русском переводе, сделанном Гумилевым... - Гумилев Николай Степанович (1886-1921) - рус. поэт, переводчик. Расстрелян как участник контррев. заговора, в 1991 г. дело в отношении Гумилева прекращено за отсутствием состава преступления.

...замечательную дантевскую поэму: недаром Маркс и Энгельс так хвалили первую часть ее... - Речь идет о поэме Данте "Божественная комедия", первая часть которой называется "Ад". Маркс и Энгельс часто цитировали "Божественную комедию", но в их сочинениях нет ее прямой оценки.

- 506 -

цузская небольшая поэма А. Мюссе о любви, которая не знает ни расстояния, ни границ, ни времени, ни пределов. Незабываема - кажется, я ее ни-[2]когда не забуду - поэма (тоже небольшая) Байрона "Тьма" с замечательной английской рифмой (поэмку перевел на русский язык Тургенев; начинается она, если не ошибаюсь, в русском переводе: "Затмились небесные светила"). Еще полностью помню наизусть поэмку Эдгара По "Ворон" с ее замечательной звукописью, а также незабываемую для меня поэму Оскара Уайльда "Сфинкс". "Сфинкс" я запомнил в русском переводе, сделанном Гумилевым, потому что перевод не только равноценен в данном случае, но пожалуй даже превосходит английский оригинал. Но все же больше всех я помню наизусть (и часто повторяю) замечательную дантевскую поэму: недаром Маркс и Энгельс так хвалили первую часть ее за реализм и удивительно меткие характеристики.

Милая Инненька, целую тебя крепко, крепко! Целую Флореньку и маму.

Франц.

б/ Находка

2 сентября 1940

P.S. Было бы хорошо присылать иногда (в письмах) конверт с маркой и написанным адресом: все присланное вами раньше - исчерпано.


344.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Письмо твое от 17 августа меня очень огорчило. Я представлял себе, что здоровье твое очень плохое, но что оно в таком состоянии, как это явствует из письма, я все же не думал. Видишь, Инненька, это положение с твоим здоровьем самое скверное, которое только мыслимо, и поэтому еще раз прошу тебя, сократи свою работу до минимума и лечись, спи регулярно, успокой свои нервы, занимайся с дочкой! От меня ты больше никаких тоскливых фраз не услышишь и не увидишь.

 


[i] И.В. Шиллер, 7.9.40 г.

- 507 -

Телеграмму твою от 19/VIII я получил на другой же день -20/VIII. Деньги еще не получил. Если я их получу, то это хватит на месяцев пять - на что мне собственно деньги? Так что посылать не надо, пока я специально об этом не попрошу.

Теперь вы наверно уже переехали с дачи в город. Флоренька, несомненно, переживает этот переезд больше всех. С нетерпением жду фотокарточку, которую ты обещала.

Инненька, дорогая, не знаю, как мне выразить тебе свою любовь. Но самое главное - успокой меня насчет твоего здоровья!

Целую тебя крепко, крепко! Целую деточку милую и маму

Франц.

б/ Находка

7 сентября 1940


345.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Относительно давно - дней 10 - не получил от вас писем: задержались где-нибудь в дороге. Я так привык к частому получению писем от тебя, - другими словами - ты меня в этом отношении так избаловала, что 10 дней мне кажутся маленькой вечностью, если я не имею известий от тебя, милой, и от деточки.

Не проходит ни одной минуты времени, чтобы мои мысли не были у тебя и Флореньки. Прошлой ночью я все время (во сне) был у вас на даче, мы с тобою укладывали вещи к переезду в Москву, на зимнюю квартиру. Этот сон, по-видимому, связан с моими частыми мыслями о вашем переезде на квартиру. Флоренька все просила укладывать ее вещи и игрушки, чтобы не опоздать на машину.

Милая голубонька, через три дня пятая годовщина нашей женитьбы. Помнишь, как мы с тобою прямо после занятий в Институте пошли в Фрунзенский ЗАГС?

Целую тебя, единственно любимую, дорогую девочку, крепко-крепко! Целую деточку и маму

 


[i] С. 507. ...пошли в Фрунзенский ЗАГС... - Имеется в виду отдел ЗАГС Фрунзенского р-на Москвы, где в 1935 г. был зарегистрирован брак Ф.П. Шиллера и И.В. Нагорновой.

- 508 -

Франц.

Бухта Находка,

14 сентября 1940


346.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Письма твои от 23, 29 и 31 авг. получил все вместе. Очень рад за тебя, что так увлекаешься работой и забываешься немного.

Относительно скандалов с мамой по поводу дачи: видишь, милая, в моем положении мне трудно представить, что можно спорить о таких делах. Для меня это все [не] имеет никакого значения, все это кажется таким мелочным, и можно только удивляться, что мама нашла возможным поставить вопрос так резко. Если вопрос остается таким острым до сих пор и вы не решили его при помощи адвокатов, то наиболее разумным было бы выделить маме часть участка для постройки домика и выплатить ей [2] все деньги, которые были вложены (внесены в качестве вступит. пайка) покойным Василием Корниловичем. Насколько мне помнится, это было около 3500 или 4000 рублей. Мама должна это знать. Вернуть ей нужно все до последней копейки, ибо она работала и так много для нас. Для того, чтобы вернуть маме эту (а может быть и большую; я не помню) сумму, советую тебе продать два осенних моих пальто и костюмы. В крайнем случае, продайте дачу и делите деньги, как считаете справедли-[3]вым.

Напрасно, милая, ты думаешь, что должна была огорчить меня своим письмом. Ты все еще не понимаешь, до чего мне это кажется мелочным фактом сам по себе, - это характеризует лишь людей, которые ничему не научились и не научатся никогда. Жалею только, что эти скандалы с мамой еще больше расстраивают твои и так уже расстроенные нервы. Не обращай, милая, на это внимания. Можно жить и без дачи. Правда, мне непонятно, как мама считает, будто ее обманули с квартирой: ведь ее бы уплотнили и [4] переселили бы в какую

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 508. ...в качестве вступит, пайка... - вступительного пая.

...покойным Василием Корниловичем. - Нагорнов Василий Корнилович - проф. механики Промакадемии им. Сталина (Москва), муж П.А. Нагорновой, умер в 1934 г.

...непонятно, как мама считает, будто ее обманули с квартирой: ведь ее бы уплотнили... - До переезда на Ленинградское шоссе П.А. Нагорнова жила с И.В. Шиллер в двух комнатах коммунальной квартиры (общая площадь - ок. 30 кв. м) по ул. Неглинной. Видимо, она была недовольна тем, что после переезда из центра на тогдашнюю окраину Москвы и ареста Ф.П. Шиллера оказалась в маленькой комнатке (вместе с Ф.Ф. Шиллер). Если бы П.А. Нагорнова после отъезда И.В. Шиллер с прежней квартиры осталась одна в двух комнатах, то одну из них у нее бы неизбежно отняли (по советской терминологии - "уплотнили").

- 509 -

нибудь клетушку. Но, знаешь, старые люди трудно доступны разумным доводам.

Целую тебя, милое солнышко мое, целую дорогую деточку крепко, крепко

Франц.

15 сентября

1940


347.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная Инненька,

Письмо твое от 29 августа относительно дачи меня ничуть не расстроило, это в сущности такая мелочь, что можно только удивляться, что люди могут поставить вопрос ребром в наших семейных условиях. Мой совет: отведи маме участок, где кухня, для постройки домика и верни ей деньги (около 3500 рублей), которые Василий Корнилович внес в кооператив. Для выручения этой суммы продай мои пальто и костюмы (если еще не продала пишущую машинку, продай ее в первую очередь). В крайнем случае [2] продайте дачу и делите деньги, как считаете справедливым. Больше всех в этой истории пострадает наша милая крошка Флоренька. Зачем это вам понадобилось обратиться к адвокату? Мне после всего пережитого эти дачные скандалы кажутся такими мелочными и глупыми!

Инненька родная, ты уже очень давно ничего не писала о Якове. Здоровы ли он и Петр? Если Петр за эти два года умер от своей чахотки, то пиши мне об этом, это вовсе не будет неожиданно для меня. [3]

Инненька дорогая, я так рад, что ты так увлекаешься своей работой в Техникуме. Может быть, работа даст тебе некоторое удовлетворение и твои нервы успокоятся. Жаль только, что тебе приходится переживать еще и такие глупые споры, как история с дачей.

Целую тебя и деточку нашу крепко, крепко

Франц.

Б. Находка

 


[i] Письмо написано карандашом.

- 510 -

16 сентября

1940 г. [4]

P.S. Деньги еще не получил. Посылать не надо до тех пор, пока специально не напишу. Деньги мне, собственно, ни к чему.

Целую тебя, родную девочку, крепко. Люблю тебя бесконечно, чисто и глубоко. Только и живу мыслями о тебе и Флореньке. Продолжай писать так часто, как позволит твоя работа.


348.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Прошлой ночью я во сне все время играл с Флоренькой и тобою где-то на неизвестной дороге: строили мы городок из мокрого песка, делали много, много домиков, прямые улицы, а вокруг домиков - посадили деревья и цветы. Так мы во сне играли до утра, и мне стало ясно (в подсознательном), что мы должны проститься, - и вот, когда я хотел с тобой проститься, ты куда-то исчезла, а доченька мне в ответ на мое замешательство отвечает: Ты, папа, не огорчайся, я поцелую маму за тебя!

Такие и ему подобные сны я вижу очень часто.

Что-то уже больше недели от вас нет писем. Инненька. милая, я уже несколько раз просил тебя написать мне о двух вещах: во-первых, о судьбе моих книг (была ли какая-нибудь статья), 2) о здоровье Петра и Якова. Да - еще хотел просить тебя: ты как-то писала мне, что в твоих хлопотах тебе помогали учреждения и лица, - очень прошу сообщить мне и о них. Не думай, что ты меня чем-нибудь будешь огорчать. Нет, все. что не относится к тебе и Флореньке, уже давным-давно мет не огорчает. [2]

Надеюсь, что дела ваши с дачей уже налажены. Если мама ни за что не соглашается на твои предложения, продай дачу, делите деньги, как считаете справедливым. Лучше жить вам без дачи, чем портить твои расстроенные нервы. А в общем,

 


[i] И.В. Шиллер, 22.9.40 г.

- 511 -

надеюсь, что усиленная педагогическая работа поможет тебе больше успокоить нервы, чем так называемый "отдых" летом этого года на даче.

Каждая моя мысль, родная Инненька, связана с мыслями и думами о тебе, живу тобою и доченькой.

Целую вас крепко, крепко

Франц.

б/ Находка

22 сентября 1940


349.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Твои милые, ласковые письма от 2, 5 и 9 сент., а также телеграмму от 19/IX я все получил вчера. Очень, очень обрадовался, так как дней 10 не было ничего от тебя.

Хорошо, что пишешь часто и подробно о своей повседневной жизни: я живу словно с вами и переживаю все ваши думы и страдания. Хорошо, что Флоренька еще мала и ничего не понимает в неприятных дрязгах относительно дачи и т.п. Надеюсь, что вы так или иначе уладили вопрос, - каким образом, для меня не имеет значения, - самое важное, чтобы не пострадали твои нервы. Мама прислала письмо от 6/IX, в котором это дело излагается так, будто ты хочешь продать дачу из-за того, что вырубили изъеденные короедами деревья. Я отвечу ей, что вмешиваться в эти дела не смогу, так как мои советы все равно будут запоздалыми. Уверяю тебя, дорогая Инненька, это дело страшно противно, не хочется даже думать об отношениях и поступках мамы по отношению к тебе. Не понимаю, милая, какой решительный шаг ты хотела предпринять 5/IX. Я ни раньше, ни теперь об этом ничего не думаю, хорошо, что тебя все это время успокаивали. Не хочу только, чтоб ты пострадала на этом.

Теперь вы наверняка уже живете в городе. Деточка наша, наверно, очень живо, как всегда, переживала переезд. То, что она побледнела, ничего не значит, это объясняется переход-

 


[i] С. 511. Я отвечу ей, что вмешиваться в эти дела не смогу... -См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 25.9.1940 г. (наст.  изд., с. 513).

С. 512. ...пиши мне точные даты твоего дня рождения... -День рождения И.В. Шиллер - 7 декабря. См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 6.1.1941 г. (наст.  изд., с. 527).

- 512 -

ным климатом и погодой (осенней), которую мы все очень плохо переносим. [2]

Знаешь, солнышко мое, я очень огорчен, что не умею писать такие милые, теплые письма, какие ты мне присылаешь. Я люблю тебя так глубоко, чисто и сильно, что для этого нет совершенно размера, а вот словами не могу так хорошо выразиться, как ты. Ты уж извини меня и бери меня таким, какой я есть. Могу только сказать, что с каждым письмом люблю тебя еще больше.

Денег, милая, не нужно посылать, они мне совершенно ни к чему. А тебе они нужны, я представляю себе, до какой степени они нужны. Так что очень прошу тебя, не присылай больше никаких денег, если я специально об этом не прошу. Все прежде высланные деньги (во Владивосток, Хабаровск и т.д.) где-то гуляют, и я их до сих пор не могу получить.

Инненька, голубонька моя, твое письмо с поздравлением по поводу [годовщины] нашей женитьбы я знаю почти наизусть: оно такое хорошее, милое, теплое, дорогое, как ты сама. Я хотел тебе в этот день написать, но ничего не вышло. Кстати, родненькая, пиши мне точные даты твоего дня рождения и именин (начало декабря), - я числа уже не помню.

Целую тебя и Флореньку крепко, крепко

Франц.

б/ Находка.

25 сентября 1940


350. H.A. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама.

Письмо твое от 6 сент. вчера получил. Хорошо, что Флоренька так долго отдыхала на даче. Но теперь вы все наверни уже переехали в город. Представляю себе, как деточка все это живо переживает, особенно поездка по городу, метро и т.д.

То, что вы обе пишете о даче, относится только к вам. Ты, мама, сама должна понять, что в моем теперешнем положении мне не до дач и каких бы то ни было дел, кроме здоровья и

 


[i] H.A. Нагорновой, 25.9.40 г.

- 513 -

благополучия семьи. Если считаете нужным продать дачу, продайте ее, если сможете ее сохранить и построить домик, о котором ты пишешь, то сохраните: я ничего советовать не могу, это дело касается только Инночки и тебя. Мои советы все равно пришли бы с большим опозданием и, таким образом, были бы безрезультатными. Мое желание сводится только к тому, чтобы меньше расстраивать и так уже до невозможности расстроенные нервы и здоровье Инночки и не оставлять Флореньку летом без места отдыха. Каким образом [2] вы будете поступать, повторяю, мне все равно.

Пиши, как вы устроитесь в городе. Все ли сумели собрать с огорода, особенно картофель и помидоры, ведь все это вам очень пригодится. Если участок сильно оголили, то это беда поправимая, так как кустарник и деревья фруктовые скоро будут подрастать. Для огорода это даже лучше. Но все же, если вы обе решите или решили продать дачу, то никакой беды нет, для меня это сейчас такая ничтожная мелочь, что я совершенно в ней не заинтересован.

Пиши почаще о вашей жизни в городе, как Флорочка устроилась на квартирке, чем и как она живет, чем заполняет день.

Целую Франц.

бухта Находка,

25 сент. 1940


351.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая моя девочка, голубушка,

Вчера получил твое письмо от 15 сентября. Относительно давно от тебя не было писем, и я уже начал нервничать.

Опять видел тебя и Флореньку во сне: я ее обучал иностранным языкам и почему-то сразу наговорил ей кучу новых английских слов. А доченька на это отвечает: ты, папа, не спеши, ведь бабуся говорит, что сразу нельзя так много слов, - и при этом хитро, хитро смеется. Как-то было очень хорошо с вами, но, к сожалению, только во сне.

 


[i] И.В. Шиллер, 3.10.40 г.

- 514 -

Теперь вы уже в городе. Очень рад за тебя, что преподавательская работа несколько успокаивает твои нервы.

Целую тебя и милую доченьку очень, очень крепко! Желаю тебе, милая Инненька, чтобы не было больше детских иллюзий!

Целую Франц.

б/ Находка

3 октября 1940


352.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родненькая девочка,

Как я рад твоим письмам от 17 и 19 сентября! Ты пишешь так мило, по-родному, сердечному, что на два-три дня становится тепло и уютно на душе. Если сможешь, продолжай и в дальнейшем писать часто, ибо это самое большое счастье для меня в моих теперешних условиях - получить письмо от тебя.

Ты только не огорчайся относительно Флореньки: покажите ее детскому врачу, и если у нее действительно что-нибудь не в порядке, лечите ее. Такие явления ведь в порядке вещей у детей, и когда я и ты были маленькими, то страдали от этих посетителей, наверно, не мало.

Денег не получил. Еще раз прошу тебя не посылать без моей специальной просьбы.

Относительно дачи я одобряю то, что ты сделаешь, - откровенно говоря, она меня в настоящее время совершенно не интересует. Решите сами, если еще не пришли к определенному решению.

Я уже часто думал о том, почему это я не научился какому-нибудь ремеслу - сапожному, портняжному, столярному, и т.п., или почему я не работник физического труда? Ведь надо же иметь такую совершенно никому ненужную специальность! Но в моем возрасте уже трудно думать о другой специальности.

Инненька, солнышко, я так рад твоему [2] счастью преподавать в учебном заведении! Увлекайся работой, сколько

 


[i] С. 515.... "Русский язык в средней школе". - См. прим. к с. 498.

Напишу ей на днях. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 21.10.1940 г. (№ 354).

- 515 -

только сможешь, подытоживай свой методический педагогический опыт и - советую тебе еще раз - сделай попытку напечатать статью в журнале "Русский язык в средней школе".

Поздравляю тебя с успехами по языку! Это хорошо, что читаешь уже роман. Таким именно образом я всегда изучал языки: когда знал определенный запас слов и самые необходимые грамматические правила, я начинал читать без конца романы, журналы, газеты, - и очень быстро усвоил язык. Но практика языка также необходима (причем беспрерывная), иначе языки быстро забываются до определенного минимума, - который, правда, сохраняется навсегда.

Письмо от мамы от 16/IX я тоже получил. Напишу ей на днях.

Надеюсь, что теперь все живете в городе, ибо я беспокоился уже насчет твоего питания, - я знаю, когда ты живешь одна, безобразно относишься к самой себе в смысле питания.

Целую тебя крепко, крепко, дорогую любимую девочку! Целую крепко доченьку и маму!

Франц.

б/ Находка,

8 октября 1940


353.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Получил твое письмо от 28 сентября. Как всегда, и это письмо было для меня красным солнышком в пасмурную погоду; я не могу тебе даже передать словами, до чего тепло и хорошо у меня на душе при получении каждого письма от тебя. Голубонька родная, большое спасибо тебе за все добро и за невыразимую любовь. Я никогда не думал, что любовь может быть такой хорошей, глубокой и согревающей. Хоть бы полчаса тебя увидеть, крошка милая!

Надеюсь, что желудочек у нашей деточки в порядке. Я вас обеих так часто вижу во сне, что получается иллюзия, будто мы только что разговаривали. В сущности это так и есть, так

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 516. ...книгу статей Полевого... - Полевой Николай Алексеевич (1794-1846) - рус. писатель, журналист, историк, член-корр. Петербург. АН (с 1831 г.), издатель журнала "Московский телеграф" (запрещен в 1834 г.). Видимо, речь идет о книге: Полевой H.A. Материалы по истории русской литературы и журналистики тридцатых годов. Л., 1934.

...о прадедушке Лени в Воронеже... - Бегичеве.

- 516 -

как твои частые письма заменяют мне пока по необходимости совместные беседы и обмен мнений.

Если ты сможешь мне сообщить (иногда) какие-нибудь литературные новинки и события, сообщи: я уже два года ни одного слова не слышал. Конечно, это для меня сейчас все в высшей степени второстепенно, я говорю об этом только потому, чтобы несколько отвлечься от мыслей [2] о тебе и деточке.

Кстати, - в тюрьме я прочел книгу статей Полевого (помнишь - издателя "Московского телеграфа" в 1830-х годах) издания не то 1936, не то 1937 года. Там есть любопытные данные о прадедушке Лени в Воронеже (советую тебе как-нибудь посмотреть книгу - имя прадедушки легко найдешь в указателе имен).

Милая, голубушка Инненька, люблю тебя безмерно. Целую тебя и Флорхен много, много раз

Франц.

ЦЕЛУЮ ФЛОРУ

ПАПА

б/ Находка

19 октября 1940


354.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо твое от 29 сентября получил. Спасибо милой крошке нашей за детские рисунки. Папа особыми талантами по рисованию не обладает, или - лучше сказать - не имел времени и возможности приобрести хотя бы элементарные навыки в этом искусстве. Пусть дочка упражняется и приобретает хоть первые навыки.

Очень ты меня обрадовала своими сообщениями о здоровье Инночки. Самое главное, чтобы она увлекалась работой и успокоила бы свои нервы. В этом отношении также хорошо, что "дачный вопрос" пока ее больше не расстраивает. Хотелось бы, чтобы он был разрешен мирным путем.

 


[i] H.A. Нагорновой, 21.10.40 г.

- 517 -

О тете Шуре я думаю часто. Ее участь поистине трагическая: в таком возрасте стоять совершенно одинокой после потери единственного сына. Твоя забота о ней мне вполне понятна, было бы странно, если бы ты поступала иначе. Мое желание только сводится к тому, чтобы излишне не волновать Инночку. Ты знаешь ее нервность и ее характер, и в ее несчастном положении приходится с этим по мере возможности считаться. [2]

У вас в Москве скоро пойдет снег, и тогда начнется новая зима, и новая жизнь для Флореньки. Все мои мысли, - где бы я не находился и чего бы я не делал - всегда у вас. Надеюсь, что заработок Инночки позволит вам прожить и эту зиму. Опять повторяю то, что я уже часто говорил: если вам не хватит, реализуйте вещи, и в первую очередь мои вещи и дачу.

Горячо целую тебя, дорогую деточку и Инночку

Франц.

Бухта Находка,

21 октября 1940


355. И.В. Шиллер[i]

 

Инненька, милая, родная девочка,

Письма твои от 3/Х и 12/Х получил. По-видимому, между ними было написано еще письмо, которое еще не дошло.

Бесконечную радость доставляют мне эти письма: Каждый вечер, когда прихожу домой с работы, с волнением ожидаю, нет ли письма. Как я тебе благодарен, что не забываешь своего пеху и часто пишешь.

Все жалею, что нет фотокарточки Флореньки. Я ее держу в памяти только такой, какой она была два года тому назад. А она ведь за это время стала большой и умной, - судя по твоим письмам.

Работать в двух местах тебе, по-видимому, все-таки трудновато. Тебе следовало бы устроить дело так, чтобы одна служба считалась основной, где бы ты состояла в месткоме и вела бы общественную работу, а вторая служба считалась бы по

 


[i] С. 517. ...своего пеху... - Очевидно, домашнее прозвище Ф.П. Шиллера.

...где бы ты состояла в месткоме... - т.е. находилась на профсоюзном учете.

- 518 -

совместительству. Или этого нельзя так устроить? Тогда советовал бы тебе работать только в одном месте.

В письме от 12/Х ты переделала слово уверенность. Мне хотелось бы, чтобы у тебя была бы очень большая без исправления, в собственном значении слова, и чтобы ты передала ее и Флореньке.

Целую тебя, голубка моя, крепко, крепко. Люблю и жалею тебя бесконечно. Целую дочку и маму.

Франц.

б/ Находка

30 октября 1940


356.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Спешу тебе сообщить, что телеграмму от 27/Х получил 29/Х, а запоздалое письмо от 6/Х пришло 1/XI. Очень хорошо, что деточка наша ходила с вами в зоопарк и посмотрела на всех тех зверюг, с которыми она знакома уже с давних времен по картинкам.

Большое тебе спасибо, родная голубонька, что выслала посылку. Пока она еще не пришла, но наверно скоро придет. Двух пар калош не нужно присылать, а только одну, большую, на валенки.

Милая, прошлую ночь я видел тебя так живо во сне, что весь день находился под этим впечатлением. Тебя я в последнее время вижу гораздо больше во сне, чем деточку. Ты не можешь себе представить, до чего я томлюсь и тоскую по тебе, буквально ежесекундно.

Целую тебя и Флореньку, и маму, много тысяч раз

Франц.

б/ Находка

5/XI 40

 


[i] И.В. Шиллер, 5.11.40 г.

- 519 -

357. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Хотя последнее известие о тебе относится к 27/Х (телеграмма), мне кажется, что давно ничего не получил. Потребность в общении с тобой, в беседах хотя бы в форме письма, возрастает с каждым днем. Нервы мои очень и очень расшатаны, еще больше чем при свидании с тобой год тому назад.

Голубонька дорогая, когда думаешь о семье и себе, то особенно жаль тебя и Флореньку. Представляю себе, в каком состоянии твои нервы. Все хочется тебя успокоить, чтобы не думала много, но я ведь знаю, что если я буду писать в этом духе, ты опять рассердишься. Лучше, пожалуй, оставить эти мысли, жизнь сама покажет.

Я работаю на самом берегу океана. Очень странно, что каждое море, каждый океан имеет свою физиономию и, что еще более странно, как бы свою собственную психологию. Великий или Тихий океан совершенно не похож на Черное море с его черными бурями и сильными волнами. Не очень похож он и на серое, несколько ленивое и туманное Балтийское море. Великий океан имеет какой-то величавый спокойный вид (особенно в бухте), его волны удивительно равномерны, выдержаны, уравновешены. Природа здесь вообще совершенно иная, чем у нас в Москве. Летом здесь были такие большие пестрые бабочки, как птицы у нас, а муравьи, какие можно видеть только на картинках, - такие они большие. С другой стороны, воробьи почему то очень маленькие, а птицы не поют. Есть здесь и дикие козы, - смешные такие, я видел их только издали. О смешных козликах я вспомнил в связи с твоим сообщением о посещении (с Флоренькой) зоопарка.

О литературе я все больше и больше забываю думать: она где-то очень, очень далека в задних камерках памяти. Яркость образов все больше тускнеет, фактические сведения улетают. Всему этому я, конечно, не придаю никакого значения. Я давно уже примирился с этим.

Милая, дорогая голубонька! Я никогда не думал, что ты такая сильная и хорошая. То есть, я не так выразился: ты всегда

 


[i] И.В. Шиллер, 8.11.40 г.

- 520 -

была сильная и хорошая, но я не думал, что в таких размерах. Любонька, не сердись на меня, у меня мысли идут, приходят и уходят как в кино-аппарате. Люблю тебя бесконечно, невыразимо, беспредельно.

Целую тебя, Флореньку и маму тысячу раз

Франц.

б/ Находка

8 ноября 1940


358. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Вчера вечером, после прихода с работы, я получил сразу 4 письма от тебя: от 10 - 24 октября. Это был хороший подарок ко дню моего рождения сегодня, 11 ноября.

Итак, милая Инненька, мне сегодня исполнилось 42 года. Это уже третий день рождения, который я провожу вдали от тебя. И каждый раз все секунды в этот день принадлежат тебе, и только тебе. Сегодня у нас была чудная, чудная погода, на редкость теплый солнечный день. Много, много я в этот день думал о тебе, милая! Если мне только будет еще возможность принести тебе счастье, я приложу все силы, чтобы превратить нашу жизнь в рай.

Инненька, последние письма были довольно тревожные в отношении твоего здоровья: и нервы, и грудь, и еще какие-то дела! Милая, тебе нужно во что бы то ни стало успокоиться и побольше спать. Тебе нельзя все время думать о решении, которого нечего ждать. А если вдобавок мама все еще скандалит, то это уже совсем непростительно.

Умственное (преждевременное) развитие Флорочки мен даже несколько пугает: или она будет слишком умной, или наоборот, как это иногда с такими детьми бывает. Но никогда не сомневаюсь, что она будет талантливой. Поцелуй милую деточку за меня и скажи ей, что папа думает о ней ежеминутно и просит ее прислать поскорее фотокарточку с надписью. Деточка родная, много бессонных часов по ночам причиняешь мне!

 


[i] С. 520. ...ко дню моего рождения... 11 ноября. - См. прим. кс. 16.

С. 521. ...сочетал "Колокола" По с историей... "Колокола" Шиллера... - "Колокола" (1849 г.) - стихотворение Э. По, "Песнь о колоколе" (1799 г.) - стихотворение Фридриха Шиллера.

...на "Реквиеме" Верди... - Верди Джузеппе (1813-1901) - итал. композитор, автор Реквиема (1874 г.).

- 521 -

Итак, Инненька, сегодня перешагнул порог 43 года. Старик во всех отношениях. Много мечтаю (после твоих писем) о музыкальной поэме "Колокола". Поэма Э. По всегда принадлежала к самым любимым: она удивительная по звукописи. По-видимому, композитор сочетал "Колокола" По с историей человеческой жизни "Колокола" Шиллера, - и тогда конец очень понятен. Я эти [2] музыкальные поэмы очень, очень люблю и жалею, что не мог с тобою присутствовать на концерте. И на меня они действуют сильно и тяжело, но я не могу не ходить на такие концерты, когда я знаю, что они есть. Помнишь, я с Сашей был 22 октября 1938 г. на "Реквиеме" Верди? Там есть такие же части, как в "Колоколах".

Надеюсь, что работница твоя вернулась из отпуска, чтобы тебе было легче в бытовой жизни. Милая, береги свое здоровье! Ходи чаще к доктору, исполняй все предписания, будь хорошей девочкой и всегда думай о том, что для нашего счастья нужны ты, я и деточка!

Голубонька, дорогая девочка, скоро и твой день рождения. Поздравляю тебя и желаю, чтобы здоровье было крепкое, крепкое, и чтобы мы все скорее были бы вместе.

Целую тебя, деточку и маму миллион раз

Франц.

б/ Находка

11 ноября 1940


359.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Спешу тебе только быстро сообщить, что продуктовую посылку получил. Благодарю тебя бесконечно, хотя словами все равно нельзя благодарить тебя за все те хлопоты, которые были связаны с посылкой. Очень опять пожалел, что так и не прислала своей фотокарточки и карточки доченьки, которой я до сих пор не имею. Не могу себе объяснить этого обстоятельства, даже начал подозревать, что скрываешь от меня что-то по поводу доченьки.

 


[i] И.В. Шиллер, 22.11.40 г.

- 522 -

Сравнительно давно не получил от тебя писем. По-видимому, скоро получу опять целую кучу. Хочется думать, что ты немного успокоилась, поправилась хоть немножечко, немножечко.

Голубонька дорогая, думы мои о тебе и дочке принимают все более болезненный характер. Удивительно, до чего мы с тобою одинаковы: и у меня по поводу каждого пустяка льются слезы.

Целую тебя, дочку и маму миллион раз.

Твой муженька

Франц.

б/ Находка

22 ноября 1940


360.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Пишу тебе на авось, ибо относительно давно уже не получаю писем от тебя: последнее было от 26 октября. По-видимому, письма где-нибудь застряли на почте, а потом они придут пачками.

Но все же, хотя я и знаю, что пишешь часто, отсутствие писем меня беспокоит: все думаю, не случилось ли что-нибудь с вами, не ухудшилось ли твое здоровье, или здоровье деточки или мамы. Беспокоит меня и то, что в продуктовой посылке не было фотокарточки Флореньки, о чем я просил: меня берет сомнение, что, может быть, с деточкой что-нибудь случилось? В общем, ты понимаешь, когда нервы постоянно так напряжены, то в голову лезут всякие мысли о тебе и доченьке.

Сравнительно недавно получил одно из твоих писем, адресованных во Владивосток. Из него я узнал о семейном счастье Ивана Васильевича. Очень, очень рад за него, передай ему сердечные мои поздравления. У него счастливая фамилия.

Могу себе представить, с какими волнениями ты ходила в Институт за получением диплома. Действительно, с институтом у нас с тобой связаны и радость и горе. Я часто думаю об

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 523. ...на протяжении десяти лет в качестве профессора. -Ф.П. Шиллер был профессором МГПИ девять лет (1929-1938 гг.).

мастит - грудница (от греч. mastös - сосок, грудь), воспалит, заболевание молочной железы.

...в Кисловодске в 1938 году... - Кисловодск - город-курорт в группе Кавказских Минеральных Вод (Ставропольский край). Ф.П. Шиллер и И.В. Шиллер находились в Кисловодске на отдыхе.

fata morgana (итал.) - сложная и редкая форма миража.

Мы с тобой как дети в старинной немецкой народной песне (так прекрасно обработанной Гейне)... - В "Путевых картинах" Г. Гейне воспроизведена лишь та строфа этой песни, которую процитировал Ф.П. Шиллер. См. прим. к с. 16.

- 523 -

институте, где в основном протекала половина моей жизни, сперва в качестве студента, затем на протяжении десяти лет в качестве профессора. [2] Я был очень тронут твоим описанием посещения института и описанием отношения ко мне. Признаюсь тебе, что и я всплакнул.

Инненька, голубонька, смотри, исполняй все предписания профессора-хирурга (я фамилию его хорошо знаю, - он известный хирург), чтобы вылечить неприятный мастит. Мне очень тяжело вспоминать, как ты мучилась этой болезнью еще в Кисловодске в 1938 году, и я никак не ожидал, что эти боли мучили тебя все это время. Ты тогда, осенью 1938 г., не лечилась у гомеопата? Хотя я и не верю врачам-гомеопатам ни на одну йоту, но все же в данном случае я хотел бы, чтобы тебе помогли. Бедняжка ты родная, сколько же сразу на тебя навалилось!

Флореньку и тебя так часто вижу во сне, что не проходит иллюзия, будто мы все живем вместе. Но fata morgana, конечно, остается всегда иллюзией. Мы с тобой как дети в старинной немецкой народной песне (так прекрасно обработанной Гейне), которые все тосковали и не могли встретиться. Начало в обработке Гейне:

Es waren zwei Königskinder,

Die hatten einander so lieb;

Sie konnten zusammen nicht kommen,

Das Wasser war gar zu tief.

Целую тебя, дорогую деточку и маму крепко, крепко

Твой Франц.

б/ Находка,

2 декабря 1940


361.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Письма твои от 9 и 14 ноября, а также письмо мамы я получил. Одновременно пришли и галоши, высланные 28/Х. Я им очень и очень рад. Спасибо тебе за хлопоты и расходы.

 


[i] С. 524. ..."Философические письма" Чаадаева и "Семейство Полониецких". - "Философические письма" (1829-1831 гг.) - главное сочинение П.Я. Чаадаева, "Семья Поланецких" - роман Г. Сенкевича.

- 524 -

Письма меня очень обрадовали: я все боялся, что со здоровьем у тебя наступило ухудшение. Теперь, судя по письмам, ты поправилась и чувствуешь себя лучше. Это - лучшие известия, которые для меня возможны. Я дрожу над тобою гораздо больше, чем над собою и вообще над чем и над кем бы то ни было. Но только не думай меня обманывать насчет своего здоровья; я все равно читаю и замечаю по самому тону писем, если ты чувствуешь себя хуже. Голубонька дорогая, только вот тоска по тебе и доченьке уж очень заедает.

Да - насчет всяких литературных дел, относительно которых я тебя просил, ты ничего не пишешь. Или они тебе надоели? Я только недавно читал в одном из твоих писем, что тебе все же удалось прочесть "Философические письма" Чаадаева и "Семейство Полониецких". Я прямо был тронут, что ты читала эти книги: я их страстно люблю, - но читал их уже очень давно, в юношеские годы.

Милая девочка, любонька, целую тебя, доченьку Флорхен и маму миллион раз

Франц.

б/ Находка

9 декабря 1940


362.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Когда получишь это письмо, новый, 1941 год, уже наступил. Поздравляю тебя, Флореньку и маму сердечно с новым годом и желаю вам всем очень, очень много счастья и любви в новом году.

Последнее твое письмо - от 14 ноября. Надеюсь, что у вас все благополучно. В дни предстоящих праздников буду особенно много думать о тебе, родной голубоньке, и милой доченьке. Доченька наверно будет веселиться у елки. Помню, как она даже в 2-х летнем возрасте радовалась елке и тогда уже знала все украшения. Сейчас она уже почти что взрослая, и елка дл» нее будет еще большей радостью и целым событием.

 


[i] С. 525. ...в этом Мюссе прав. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 2.9.1940 г. (наст.  изд., с. 505-506).

- 525 -

У тебя, наверно, сейчас две недели зимних каникул. Отдохни и спи хорошенько, нужно набрать силы, чтобы работать опять до конца учебного года.

Мои думы, моя любовь увеличиваются еще и еще: у любви нет никаких пределов, нет границ, нет времени - в этом Мюссе прав. Если больших писем не нужно писать очень много при твоей занятости, то просил бы иногда присылать коротенькую телеграмму из 3-4 слов.

Целую тебя, Флорхен и маму миллион раз

Твой Франц.

б/ Находка,

23 декабря 1940 г.


363.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родненькая девочка.

Сегодня новый год. Как мне хотелось бы провести этот день - или хоть один час - с тобою и доченькой! Уже третий новый год без вас!

Зато ты украсила мне этот день письмами. Позавчера я сразу получил твои письма от ноября и начала декабря до 12-го включительно: Я как пьяный перечитываю все эти письма уже пятый раз. Позавчера же я получил смоленскую посылку. Никакими словами не могу выразить своей благодарности, уважения и любви к тебе; уверен, что на свете нет больше такой верной, заботливой и умной женушки и подруги, как ты!

Вместе с тобою переживаю радости по поводу умственного развития Флореньки. Я не сомневаюсь, что она будет талантливой девочкой. Но все же не надо слишком форсировать ее развитие. Вот когда будет возможность заняться с ней языком, - но об этом рано говорить.

Хоть бы фотокарточку доченьки иметь!

Очень хорошо делаешь, что читаешь много книг. Используй каждую свободную минуту, - я раньше поступал так же и

 


[i] С. 525. ...получил смоленскую посылку. - См. прим. к с. 18.

С. 526. ...Нине Ильинишне... и Наташе. - Видимо, Н.И. Непомнящей и Н. Румянцевой, приятельнице И.В. Шиллер.

Когда будет свободная минута, напишу ей. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 6.1.1941 г. (№ 364).

- 526 -

сейчас не каюсь. Уже то хорошо, что у тебя время быстрее проходит.

Ты удивляешься, что ничего не знаю о судьбе своих книг и т.д. Откуда же я могу это знать? Спасибо тебе за сообщение, я понимаю, этот вопрос сейчас уже и не имеет значения.

Передай привет Нине Ильинишне, Насте и Наташе. Я был очень тронут их приветом.

В общем, я вижу, что из письма сегодня ничего не получится, а поэтому нужно кончать. Ты сама понимаешь, что в такие дни особенно неудачно писать. Желаю [2] тебе, милой Флореньке и маме много, много счастья в новом году. Главное, милая голубонька, не надо иметь иллюзий.

Письмо мамы от 1 декабря тоже получил. Когда будет свободная минута, напишу ей.

Целую вас крепко, крепко

Франц.

б/ Находка,

1 января 1941


364. H.A. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама.

Твое письмо от 1 декабря я получил как раз перед новым годом. Поздравляю тебя, Флорочку и Инночку с новым годом и желаю вам всем, чтобы самые лучшие желания ваши исполнились в новом, 1941 году.

Новый год, наверно, особенно замечателен был для нашей общей любимицы - Флорочки. Я вечером 31 декабря высчитывал часы, когда у вас в Москве стемнеет и зажгут свечки елки (ведь у нас здесь темнеет на семь часов раньше, чем у вас, и когда у нас семь часов вечера и темно, у вас только 12 часов дня). И дальше я представлял себе, как наша деточка будет удивленно смотреть на украшения елки, которые она уже давно все знает, но шельма будет делать вид, что это все ново для нее! Наверно был и дед-мороз, настоящий, а не тот маленький,

 


[i] H.A. Нагорновой, 6.1.41 г.

- 527 -

которого мы купили в 1937 году. Наконец, деточка по-видимому, знает уже какую-нибудь песню или стишок о елке.

Вот все эти картины я представлял себе ночью 31 декабря. Я еще раз буду все это переживать, когда получу письмо от тебя или Инночки с описанием елки и проведения кануна нового года у нас в семье.

Смоленскую посылку я получил уже 26 декабря, а костромскую еще 16 ноября. Очень и очень благодарен тебе и Инночке за все хлопоты по собиранию и отправке этих прекрасных посылок: они пришли во время и были в очень хорошем состоянии. Благодарю и Флорочку за ее "участие" в собирании посылок; скажи ей, что продукты от этого стали еще вкуснее.

Инночка в одном из писем подробно описала мне вечер 7 декабря (день ее рождения) с декламацией Флорочки. В этом, дорогая мама, я вижу твой труд по воспитанию доченьки. Большое [2] счастье, что у Флорочки такая бабушка, которая знает, как заниматься с такой внучкой, и - главное, что у дочки есть такая хорошая бабушка, которая так любит свою внучку и души в ней не чает. Надеюсь, что внучка не забудет этих хлопот, которые с любовью окружали ее кроватку со дня рождения.

Больше всего меня радует, что здоровье Инночки поправилось, и что она увлекается преподаванием и общественной работой. Когда я женился на Инночке, я, конечно, был убежден, что она - прекраснейший и чистейший человек, который воплотил все мои юношеские романтические мечты и мечтания. Но что она такая жемчужина из жемчужин, о которой я даже не мог мечтать потому, что не считал возможным ее существование, в этом я убедился только теперь. Вообще на мою долю выпало неоценимое счастье, что нашел такую семью.

Ты спрашиваешь, мама, не нужно ли присылать каких-нибудь вещей. Пока не надо; когда нужно будет, я специально буду писать и перечислять нужные вещи. Если будет какой-нибудь случай весною, пришлите мне ремень (поясной) и фотокарточку Флорочки. Вы себе представить не можете, как я скучаю по карточке доченьки. Еще лучше было бы прислать

 

- 528 -

какую-нибудь семейную фотокарточку (Флора, Инночка и ты).

На этом сегодня кончаю. Будь здорова, не работай слишком много, Флорочка еще маленькая, с воспитанием успеете, слишком рано сделать ее умницей - тоже не полезно.

Целую вас всех крепко

Франц.

б/ Находка,

6 января 1941.


365.
И.И. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Надеюсь, что дома все благополучно. Часто перечитываю твои ноябрьские письма с описанием вашей жизни и успехов Флореньки. Скажи доченьке, чтобы она написала папе несколько строк и прислала бы свою фотокарточку.

Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

13 января 1941


366. H.H.
Шиллер[ii]

 

Милая, родная девочка.

Сегодня я так много думал о тебе, что обязательно должен написать тебе несколько строк, иначе тоска и томление заест меня совсем.

Плохо, что в последнее время письма идут медленно. Хотелось бы получать чаще коротенькие известия от тебя, но ничего не поделаешь. Я почему-то и так твердо убежден, что с тобою и доченькой все благополучно. Иначе быть не может. Только очень и очень прошу тебя прислать фотокарточку Флореньки; она так быстро растет, а я ее держу в памяти только маленькой девочкой.

Скоро будет опять весна, скоро опять поедете на дачу, Флоренька вырастет совсем большой девочкой. Устрой свою жизнь хорошо.

 


[i] Написано на почтовой карточке, отправленной из Находки 31.1.1941 г. и доставленной в Москву 10.2.1941 г.

[ii] И.В. Шиллер, 18.1.41 г.

- 529 -

Целую тебя, Флореньку и маму крепко

Франц.

б/ Находка,

18 января 1941


367.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

После длительного перерыва я вчера получил твое милое письмо от 28/ХII. Я знаю письмо наизусть, так часто его перечитывал. Очень, очень рад, что так хорошо провели новый год с Флоренькой. Представляю себе, какой изумительной доченька была в костюме голландочки. Добрая фея - бабуся - потрудилась наверно немало, чтобы сделать ее самой хорошенькой на вечере!

Не менее рад я за тебя, что нашла хороших друзей в лице Саши и Миши с их семьями. В их кругу - надеюсь - ты хоть немного радовалась на новогодних праздниках. Хорошо поступаешь, что много посещаешь театры и концерты и занимаешься историей искусств. Сперва изучай хорошенько русское искусство 19 века (оно гораздо богаче и разностороннее зап.-европейского искусства 19 века), а затем дополняй свои знания кратким синтетическим изучением искусства (совместно с теорией). В этом отношении немало толчков может тебе дать хотя бы просмотр перевода книги В. Гаузенштейна "Социология искусства" (книга имеется в нашей домаш-[2]ней библиотеке). Она довольно вульгарна с теоретической стороны, но полезна в разрезе обобщенного, синтетического изучения истории искусств. Причем Гаузенштейн прекрасный знаток ренессансного искусства, источника всего последующего развития всех родов искусства. "Социология искусства" покойного В.М. Фриче является, к сожалению, лишь бледной, еще более вульгаризированной копией книги Гаузенштейна.

Изучение истории искусств будет для тебя неисчерпаемым кладезем во всех отношениях, какими бы науками не занималась. Я помню своего преподавателя математики (я вообще страшно не любил сухих уроков математики): он удивительно

 


[i] С. 529. ...перевода книги В. Гаузенштейна "Социология искусства"... - Видимо, имеется в виду издание: Гаузенштейн В. Опыт социологии изобразительного искусства. М., 1924.

"Социология искусства"... В.М. Фриче... - Речь идет о книге: Фриче В.М. Социология искусства. М.-Л., 1926.

С. 530. а 1а Лукач - вроде Лукача (франц.). Лукач Дьёрдь (Георг) (1885-1971) - венг. литературовед и философ, в 1929-1945 гг. - в СССР. Ф.П. Шиллер совместно с Г. Лукачем написал комментарии к книге "Маркс и Энгельс о литературе. Новые материалы" (М., 1933).

- 530 -

- с педагогической точки зрения - сумел сочетать преподавание этой иссушенной науки с экскурсами в область географии и искусства, так что его уроки сделались самыми любимыми. Я хочу этим сказать, что искусство - как и литература - наука универсальная, которая укра-[3]шает и придает жизнь самым абстрактным и скучным предметам. Наши с тобой науки - литература и языки - сами по себе очень живые и универсальные, но и они чрезвычайно выигрывают от "взаимоосвещения" с искусством, от проведения параллелей между этими соседними областями. Если я смогу опять работать, я обязательно буду в гораздо большей степени, чем раньше, привлекать, изучать и использовать все виды искусства и эстетики (только не в схоластической форма а 1а Лукач) в своих работах о литературе. Это же самое советую и тебе.

Инненька милая, ты много мечтаешь о нашей будущей совместной жизни. Я только и живу этими мечтами и вполне и полностью одобряю твой идеал. К сожалению, это только мечты.

Инненька дорогая, очень [4] прошу тебя хотя бы раз в месяц посылать краткую телеграмму, чтобы я мог быть спокоен, что с вами все благополучно. Ведь ты же, при всей своей неописуемой любви все же не можешь себе реально представить, насколько я тоскую по тебе и дочке, и как я дрожу над вами, больше чем над своим сердцем или своими глазами. Проси Флореньку прислать мне свою фотокарточку, чтобы я мог бы представить себе ее теперешний облик.

Инненька, голубонька, каждая секунда моей жизни связана мыслями с тобой. Целую тебя, доченьку и маму крепко

Франц.

б/ Находка

27 января 1941


368. И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Вчера получил все твои письма от 14 дек. до 7 января. Вчера же мне выдали вторую костромскую посылку, очень бога-

 


[i] Написано на почтовой карточке, отправленной из Находки 3.3.1941 г. и доставленной в Москву 16.3.1941 г.

- 531 -

тую и прекрасно сохранившуюся. Не могу выразить тебе своей благодарности за все успешные хлопоты и материальную помощь. Живу одной только мыслью о тебе и Флорочке с бабусей. Это не красивые слова, а простейшая констатация положения. Мечтаю - как и ты - о скорейшей встрече и счастливейшей жизни как в мечте цитированного тобою романиста. На днях напишу тебе письмо.

Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

б/ Находка

4 февраля 41


369. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая девочка,

Все твои письма от 14/ХII до 7/I включительно я на днях получил: это хватит на меня на месяц. Не помню даже, сколько раз я их уже перечитывал. Переживаю каждую фразу, каждую твою мысль о себе, Флореньке, обо мне. Ты, понятно, не в состоянии представить себе, до какой степени ты стала мне родной, до чего ты органически живешь в каждой моей мысли, в каждом моем переживании. Единственное мое пожелание, чтобы я получил бы возможность сделать твое существование счастливым!

Одновременно, милая, с письмами мне выдали и вторую костромскую посылку. Сколько труда, хлопот и средств ты с мамой вкладываете в каждую такую посылку! Удивляюсь вашей энергии в этих делах. Ты это будешь считать прозой, но я и в этих вещах вижу исключительную твою заботу и любовь.

Инненька, родная, и я начинаю понемножку думать о своих литературных планах, [2] о нашей совместной жизни, о планах воспитания доченьки и т.п. Когда это будет, я не знаю, но ведь без этих мыслей, без этого содержания жизни жить нельзя. Мне хотелось бы много, много работать литературно и научно-организационно, как до 1938 года, и мне хотелось бы сделать тебя и доченьку самыми счастливыми людьми. Ты сама

 


[i] С. 532. ...из романа Кронина. - Кронин Арчибалд Джозеф (1896-1981) - англ. писатель.

- 532 -

по практике знаешь, что это не всегда удачно сочетается. Нужно работать и отдать все свои силы работе на благо общественное, но нужно уметь эту работу сочетать и с заботой о своих родных, самых любимых. Если мне будет дана возможность, буду проявлять исключительную заботу о тебе - начиная от высших культурных интересов и вплоть до самых мелких вещей ежедневного быта, до проявления чуткого внимания ко всему, что относится к любимейшему человеку. Это отношение ты хорошо иллюстрировала цитатами из романа Кронина. Но это только одна сторона внимания и заботы. Я понимаю это гораздо шире. [3]

Голубонька милая, ты иногда склонна пристрастно относиться к перевернутым страницам в истории нашей любви: она и раньше была хороша, я и раньше был невыразимо счастлив с тобою. Но ведь истинная любовь органически развивается в сторону все большего совершенства и созревания, по примеру всякого здорового идеального организма. Поэтому было бы несправедливо, напр., требовать, чтобы молодое деревцо, или еще не распустившийся бутон, были бы точь-в-точь похожи на развитый до совершенства цветок и т.д. Любовь наша раньше имела одни неповторимые прелести и переживания, которые оставили неизгладимые до конца дней моих следы; любовь наша сегодня приняла другие формы, несравнимо более глубокие (я не нахожу слов, чтобы выразить мою любовь к тебе сегодня). Но новые формы нашей любви не умаляют прежней любви, она навсегда останется нашей весной жизни.

Вот думы о Флореньке беспокоят меня в последнее время опять: никак не могу понять, почему ни одна из трех высланных фотокарточек не дошла. Мне почему то [4] все время лезут мысли в голову, что, может быть, с доченькой что-нибудь неблагополучно, что вы с мамой это скрываете от меня. Я же ведь весь год, что мы переписываемся, в каждом письме жду фотографию, и каждое письмо меня в этом отношении обманывает. Я оставил Флореньку, когда ей было 2 года, а теперь ей 4 1/2, и я никак не могу представить себе ее облика в настоящее время.

 

- 533 -

Письмо мамы я тоже получил. Большое спасибо ей за все хлопоты. На днях напишу ей отдельно.

Инненька родная, не нервничай, успокойся, работай. Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

б/ Находка

7 февраля 1941


370.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо твое от 2 января получил. Очень обрадовался, что так хорошо провели новый год. Представляю себе, как интересно все это было для доченьки, и как замечательно она выглядела в своем наряде. Напрасно ее не сфотографировали - ей на память.

На днях Инночка прислала мне фотографию доченьки: она так уже выросла, что ее мог узнать только я, а чужой человек, который не видел бы ее 2-3 года, ни за что не узнал бы. Она - замечательная девочка и так хорошо выглядит, что можно только удивляться, как бабуся и мама успевают со всей работой. С получением карточки я, наконец, успокоился относительно доченьки.

Скоро вам опять ехать на дачу. Флоренька наверно уже высчитывает дни, сколько еще осталось ждать. С хозяйством на даче устройтесь с Инночкой, как считаете целесообразно и удобно. Но на какой бы даче не будете жить, обзаведитесь огородом и сажайте побольше.

Целую тебя, Инночку и Флореньку крепко

Франц.

(Шиллер)

б/ Находка

14 февр. 1941

 


[i] Написано на почтовой карточке, доставленной в Москву 7.4.1941 г.

- 534 -

371. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Твои письма от 12 и 16/I получил. В первом из них наконец пришла долгожданная фотокарточка милой доченьки. Я так и предчувствовал, что облик Флореньки за эти 2 1/2 года сильно изменился, но я тем не менее был поражен: ведь это уже не лалюля, а самостоятельная индивидуальность, причем резко выраженная. Конечно, в целом она обликом похожа на меня: глаза, брови, лоб и подбородок - полные копии. В остальном - особенно в общей утонченной шлифовке лица - очень многое от тебя. Думаю, что лучшее от нас обоих отражается в дорогой доченьке. Но что особенно бросается в глаза - это ее лоб: широкий, чистый, умный, энергичный, и при всем в ее облике - скромность, внутренняя уверенность и то, что ты называешь "гордой чистотой". Ну и удачная же наша дочка!

Однако же нужно и честь знать. Хотя [2] ты и мать Флореньки, но наверно смеешься над восторгом и восторженностью отца. Важно то, что я теперь совершенно успокоился относительно дочки: ее новый облик живет уже во мне.

С большим интересом слежу за твоими занятиями языками и преподавательской работой: как-то трудно было (раньше) представить себе, что ты за целый семестр не будешь иметь ни одного опоздания, ни одного пропуска по болезни. Это ты. значит, действительно окрепла. Вот тоже никак не могу себе представить, что начинаешь полнеть. Но я этому очень рад, так как это свидетельствует о том, что здоровье твое действительно стало лучше, и нервы успокаиваются. То, что говоришь о нас как о старичках, относится к счастью только ко мне: ты даже еще не вступила в бальзаковский возраст.

Наступает уже весна. Скоро вам нужно опять задуматься относительно дачи и поездки за город. Очень прошу [3] тебя, не осложняй этого вопроса излишне: просто реши с мамой, продать или не продать. Если продать, то сделайте это поскорее, чтобы нервы не трепать, если же порешите оставить, то

 


[i] С. 534. ...ты даже еще не вступила в бальзаковский возраст. -Бальзаковский возраст у женщин (понятие, навеянное романами О. де Бальзака) - 30-40 лет. В феврале 1941 г. И.В. Шиллер было 27 лет.

С. 535. ОЛП - отдельный лагерный пункт.

- 535 -

не думайте больше о продаже. Ведь сохранить нервы - это половина жизни, и ссориться из-за таких мелочей особенно не нужно с родными, так как позднее очень жалеешь (всегда) об этом.

Второй семестр, милая голубонька, для тебя, наверно, не легкий: устанешь еще больше. Летом я все же советовал бы тебе подумать о каком-нибудь хорошем санатории на юге. Хотя бы для того, чтобы месяц-полтора отдохнуть от всех хозяйственных мелочей, которыми тебя, по-видимому, пичкают немало.

Письмо задержалось на день, - и сегодня я получил твои письма от 22-го и 25 января. Как сладко и хорошо после каждого письма от тебя! [4] Величайшее счастье моей жизни, что встретился с тобою. Милая, родная голубонька, я так тоскую по тебе!

Крепко, крепко целую тебя, Флорхен и маму

Франц.

б/ Находка,

18 февраля 1941

Сообщаю тебе уточненный мой адрес: п/о Находка. Приморского края, Буденновского района

почт, ящик № 81, ОЛП № 1


372.
И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая, единственная девочка,

Вчера я получил твои письма от 29/I и 2/II, а также письмо мамы от 30/I.

Твои письма очень печальные. Хорошо, если прорвавшееся в них настроение только случайное, мимоходное. Плохо, если оно встречается у тебя часто. Мне эта проклятая апатия слишком хорошо знакома, и ей ни в коем случае нельзя покоряться, иначе это - хуже наихудшего. Инненька, голубонька, ты же ведь большая, умная девочка, и тебе не к лицу всякие иллюзии.

 


[i] С. 536. самум (араб.) - сухой горячий ветер в пустыне.

...ты всегда тяжело переносила думы о брате. Тем отраднее, что из него вышел такой хороший и работящий человек. - После смерти в Воронеже родной матери Ефросиньи Ивановны Воробьевой Виктор, младший брат И.В. Шиллер, которому не было и пяти лет, заболел запущенным воспалением среднего уха, давшем осложнение на мозг. Учиться не мог, стал рабочим, жил под Воронежем.

- 536 -

Так зачем же ты так расстраиваешься, все ходишь, и даже принимаешь к сердцу обычные ворчания мамы по поводу кухонных мелочей. Ведь нервы, нервы, и еще раз нервы - это основное, во всяком случае половина нашей обыденной жизни. Видишь, я в этом отношении, т.е. в сохранении нервов, тоже похвастаться не могу: меня также раздражают все мелочи, у меня также по всякому пустому поводу льются - со-[2]вершенно непроизвольно - слезы, и затягивается горло. Но каждый момент думаю о тебе и Флореньке, и мне становится легче. Ты же ведь сделала все и еще в тысячу раз больше, что только может делать человек в твоем положении. В остальном ты ничего не можешь делать, и я ничего не могу делать. Но апатия в этом случае есть то, что самум для путника ил« каравана в пустыне. Поэтому, чтобы держаться над водой ради нашей любви и ради нашей доченьки, надо с этой апатией бороться и прогнать ее. По крайней мере, до тех пор, пока есть хоть сколько-нибудь сил.

Ведь до сих пор твои письма были всегда бодрые. Очень рад я за Виктора в Воронеже. Я знаю, что ты всегда тяжело переносила думы о брате. Тем отраднее, что из него вышел такой хороший и работящий человек. Что с Яковом и Петром? Что-то давно ничего не пишешь о них. Все ли благополучно? Как чахотка Петра? Девочки у него, [3] должно быть, уже совсем взрослые. Я очень рад за тебя, что полнеешь, ибо это доказательство того, что здоровье твое стало лучше. Это я пишу без шуток.

Очень жаль, что я сам не могу заниматься [с] тобою языками. Из всего, что пишешь об этих занятиях, я заключаю, что учительница у тебя очень хорошая, и что успехи тоже хорошие. А что касается заучивания слов, то память у меня стала такой слабой, что я буквально не могу припомнить имен лучших бывших знакомых, а из памяти исчезают целые страницы вроде того, что если бы вырвать из книги листы и главы. Ho если таково положение с памятью у меня, то это не обязательно для тебя: ты все же можешь читать книги и освежать память. В общем - все это не важно. Я убежден, что апатическое

 

- 537 -

твое настроение в последних письмах было чисто случайным, и я надеюсь скоро получить опять более радостные письма.

Мама пишет в письме, что [4] вы отправили мне перед 1 январем телеграмму: я ее не получил. Если будешь иногда посылать телеграммы, то я просил бы - только несколько слов о вашем здоровье!

В письме мамы я получил и маленькое письмо от Флорхен: это в сущности - первое письмо от дочки. Скажи ей большое спасибо, я очень обрадовался настоящему письму. А на фотографию я смотрел уже десять тысяч раз и не могу наглядеться: уж такой умницы и красавицы нет больше на свете!

Инненька милая, пришли мне свою новую фотографию, а если ее нет, то сделай себе новую. Та карточка, которую ты прислала мне прошлым летом, старая и имеет свою прелесть. А теперь мне хотелось бы иметь Инненьку сегодня.

Целую тебя, единственную девочку, голубоньку и вернейшую женушку крепко, крепко. Целую Флорхен и маму

Франц.

Находка,

23 февраля 1941


373.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая девочка,

У нас наступили уже весенние дни. У вас наверно еще холодно, и Флоренька катается на санках. Хотя, по-видимому, и у вас зима в этом году мягче. Как прозимовала дача? Не замерзли еще последние деревца? Пора уже опять думать о переезде на дачу: доченька наверно сейчас строит свои планы на лето.

Пусть мама и ты заботятся об огороде, чтобы вам - и в особенности дочке - летом было бы хорошо на даче. А Флоренька пусть заблаговременно покупает цветы у Володи.

Писем дней 10 не было.

Целую тебя, Флореньку и маму крепко

Франц.

4/III 41

 


[i] Написано на почтовой карточке, отправленной из Находки 1.4.1941 г. и доставленной в Москву 15.4.1941 г.

- 538 -

374. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Пишу теперь реже, потому что нам разрешается писать только два раза в месяц.

Твои письма от 6 и 10/II получил; получил также письмо мамы от 7/II. Мне прямо непостижимо, как вы до сих пор можете расстраиваться из-за этой несчастной дачи. В настоящее время, при нашем семейном положении, все это слишком ничтожные вещи, чтобы испортить себе настроение. Жила ты до этого без дачи, будешь жить и дальше без дачи. Получается так, что центральный вопрос всей нашей семьи - это дача. Я и видеть ее больше не хочу, и думать о ней больше не хочу. Поставь крест над ней и уступи ее полностью маме. Думай так, как будто дачи никогда у нас и не было. Летом поезжай куда-нибудь в санаторий.

Я и раньше знал, что жалованье твое не хватает вам на жизнь; твое письмо от 10/II меня полностью в этом убедило. Сколько раз я тебе уже писал, чтоб ты прежде всего реализовала оставшиеся мои вещи. Для чего ты их хранишь, непонятно. Ведь мне же гораздо приятнее знать, что это барахло может вам несколько облегчить жизнь, чем хранить его бесполезно. Я еще раз прошу тебя отбросить все другие соображения и думать только о том, как облегчить себе и милой Флореньке жизнь.

Если письмо твое от 10/II отражает не мимолетное настроение, а часто повторяемое явление, то я серьезно беспокоюсь о твоих нервах. Ведь годы идут, милая, я уже старик; ты еще молодая, но и для тебя приближается более степенный возраст. Научись относиться к мелочам быта и к капризам людей более философически, иначе с нашими нервами жить нельзя.

Ну вот, теперь я читал тебе целую лекцию, и сам уже прихожу в ужас от этих ненужных вещей. Все это чистейшая чепуха, и если ты серьезно вдумаешься в эти дела, то сама придешь к выводу, что по сравнению с основным все эти вещи не стоят и гроша. Вообще же советую тебе быть более реши-

 


[i] Постскриптум написан карандашом.

С. 539. ...в романе Мопассана... одинокий герой уезжает на пароходе... - Речь идет о Пьере Роллане, герое романа Ги де Мопассана "Пьер и Жан" (1888 г.).

...в особенности - Анатоля Франса. - Франс Анатоль (наст имя - Анатолъ Франсуа Тибо) (1844-1924) - франц. писатель.

"Сера, сера, друг мой, всякая теория"... - См. прим. к с. 492.

- 539 -

тельной во всех этих семейных дрязгах: не можете больше жить вместе, разрубите этот узел и живите отдельно.

Плохо, конечно, то, что разрыв между нашими письмами - минимально два месяца. А за это время настроение у тебя меняется, и я со своей лекцией, Может быть, сегодня тебе так же нужен, как прошлогодний снег. Но как бы ни было, эти вещи нервируют тебя, по-видимому, немало, и чем скорее разрешишь их, тем лучше. [2]

Ты видишь, я загнал все эти гадости в объем отдельной страницы, как в народных сказках сажают злых в бутылку и плотно заделывают ее. Удивительно, как крепко сидят все сказки, читанные и слышанные в детском возрасте, в нашей памяти. Помнишь, как в романе Мопассана (в конечной сцене) одинокий герой уезжает на пароходе, и как постепенно все скрывается на берегу, а у стоящих на берегу скрывается корабль (часть за частью). Такими пластами накапливается и уменьшается и наша память. Как я жалею, что не имею возможности освежить в своей памяти умных французских классиков, особенно Бальзака, Флобера, Мопассана и - в особенности - Анатоля Франса. Научись у последнего спокойствию.

А в общем, родная, милая голубонька, все это - рационалистические рецепты, которые не действуют ни на твои, ни на мои нервы. "Сера, сера, друг мой, всякая теория" - писал Маркс в письме к Энгельсу, повторя слова Гегеля, - "и вечно зелено лишь дерево реально-практической жизни."

Устрой свою жизнь так, как считаешь нужно; поступай с дачей и другими вещами так, как тебе подскажет жизнь. Все это не имеет значения; значение для меня имеют лишь наши взаимоотношения, наша любовь, твое личное счастье, воспитание Флореньки. Эти вопросы заполнили всю мою голову, и даже ночью, когда я на секунды просыпаюсь, передо мною образы - твой и доченьки. Флоренька в последнее время посылает мне в письмах мамы очень забавные письма "детская почта". Мне только не совсем ясно, пишет ли она слова "папе" и "Флора" сама, или при этом водят ее рукой. Фотокарточки до-

 

- 540 -

ченьки и твоя - мои вечные спутники. Я только хотел бы, чтобы ты прислала мне сегодняшную свою карточку.

Дорогая, единственная девочка, не волнуйся, успокой свои нервы, воспитывай доченьку. А летом обязательно поезжай в санаторий, чтобы отдохнуть, как следует.

Крепко, крепко целую свою вернейшую женушку. Целую Флореньку и маму

Франц.

б/ Находка

12 марта 1941 г.

P.S. Милая, незабвенная девочка, только что получил твое письмо от 17/II. Очень рад, что настроение у тебя лучше.

Целую Франц.


375.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная девочка,

Письма твои от 21/II и 26/II, а также телеграмму от 15 марта я получил. Какое счастье, что получаю твои письма регулярно: они передают мне столько тепла, столько радости! Правда, не скрываю, что каждое письмо, которое раскрывает еще шире и глубже твою чудную душу, еще больше усиливает тоску и какое-то непонятное мне раньше томление. Я немало писал об этом понятии романтиков. Если ты сейчас изучаешь баллады Уланда, рассказы Гофмана, Брентано, Гауфа, Новалиса, Эйхендорфа, Арнима, то тебе наверно приходилось нередко встречаться с этим термином. Вспомни особенно роман Новалиса "Генрих фон Офтендинген". Но все мои переживания при изучении этих произведений литературы были исключительно абстрактны, в порядке литературных реминисценций. Теперь же это чувство взяло меня за живое сердце. Инненька милая, то, что ты пишешь о нашей встрече в Институте и о нашей совместной жизни, - только отчасти соответствует тем представлениям, которые сложились у меня. Верно, что я люблю тебя еще глубже. Но уверяю [2] тебя, что с моей стороны не было никакого разума. С точки зрения моего "ра-

 


[i] С. 540. Я немало писал об этом понятии романтиков. - Романтизм (франц. romantisme) - идейное и худ. течение в дух. культуре кон. XVIII - 1-й пол. XIX вв., противопоставившее утилитаризму и нивелированию личности устремленность к безграничной свободе и "бесконечному", жажду совершенства и обновления, пафос личной и гражд. независимости. Под ред. Ф.П. Шиллера издан вып. 3 "Ученых записок" кафедры истории всеобщей литературы МГПИ "Из истории романтизма и реализма XIX в. на Западе" (М., 1937).

...баллады Уланда, рассказы Гофмана... Гауфа, Новалиса, Эй-хендорфа... - Уланд Людвиг (1787-1862) - нем. поэт-романтик, историк лит-ры, один из основоположников германистики; Гофман Эрнст Теодор Амадей (1776-1822) - нем. писатель-романтик, композитор, художник; Хауф (Гауф) Вильгельм (1802-1827) - нем. писатель-романтик; Новалис (наст.  имя и фам. - Фридрих фон Харденберг) (1772-1801) - нем. поэт и философ; Эйхендорф Йозеф (1788-1857) - нем. писатель-романтик.

"Генрих фон Офтендинген" - здесь: "Генрих фон Офтердинген" (опубл. в 1802 г.), незаконч. роман Новалиса.

С. 541. ...стихотворение Фрейлтрата... - Фрейлиграт Фердинанд (1810-1876) - нем. поэт, член Союза коммунистов (с 1848 г.).

...к книжке Меринга "Маркс и Фрейлиграт в их переписке"... -Речь идет о книге: Меринг Ф. Фрейлиграт и Маркс в их переписке. Вступ. статья Ф.П. Шиллера. М.-Л., 1928. Меринг Франц (1846-1919) - один из руководителей левого крыла герм. соц.-демократии, философ, историк, лит. критик.

...курс русской истории Ключевского... - Ключевский Василий Осипович (1841-1911)- рус. историк, акад. (с 1900г.), поч. член (с 1908 г.) Петербург. АН, автор "Курса русской истории" (ч. 1-5, 1904-1922 гг.).

С. 542. Книгу Перл Бак "Земля"... - Бак Перл (1892-1973) -амер. писательница, автор романа о жизни Китая "Земля" (1931 г.). Нобелевская премия (1938 г.).

- 541 -

зума" я хотел жить так, как я жил до встречи с тобою, т.е. хотел посвятить всю свою жизнь исключительно науке, не хотел оторвать от нея ни одной минуты для личной жизни. Такой образ жизни возвести в принцип, пожалуй, неверно, но я строго следовал ему до 36-летнего возраста. Встреча с тобою перевернула все это вовсе не потому, что я следовал каким-то принципам разума или практическим соображениям, а потому что твой образ рассеял все эти рационалистические построения и закостенелые привычки так, как светлое, теплое весеннее солнце разгоняет пасмурные тучи и растаивает снег. Если нам во время нашей 3-х годичной совместной жизни, которую я считаю исключительно, сверх всякой меры счастливой, все же иногда мешали какие-то трения, то это происходило от того, что мы оба были глупыми детьми: я еще не полностью тогда освободился от некоторых дурацких холостяцких привычек, совершенно безобидных и глупых, а ты была слишком молодой и придавала некоторым чертам моего несколько не шаблонного характера какое-то большое значение. Но все это в конечном итоге чепуха. Мне сейчас только досадно, что хотя и не частые эти трения могли отравить нам несколько часов жизни. Нам надо было помнить единственное стихотворение Фрейлиграта на любовную тему: "Люби, пока любить ты можешь". (Фрейлиграт понимает тему не в обычной трактовке. Я издал это стихотворение в приложении к книжке Меринга "Маркс и Фрейлиграт в их переписке" в серии "Библиотека марксиста"). [3]

Очень, очень рад, дорогая девонька, что с таким успехом изучаешь языки, а также русскую историю и историю русского искусства. Я уже неоднократно писал тебе, что все наши обобщающие работы по мировой литературе и по истории искусства недостаточно учитывают значения - и именно мирового значения - русской литературы и искусства.

Для изучения русской истории я рекомендовал бы тебе кроме тех книг, которые ты читаешь, обязательно прочесть курс русской истории Ключевского, который также имеется в нашей библиотеке (домашней).

 

- 542 -

Книгу Перл Бак "Земля", о которой ты пишешь, я в свое время читал. Присоединяюсь к твоей оценке, что это исключительный документ о человеческой жизни женщины.

Голубонька милая, вот думы, думы все мучают. Думы о тебе и о дорогой доченьке. О себе и своей научной работе я перестал думать. А все думаю, как вам трудно, и что я не могу вам помочь. Продумай хорошенько вопрос, как и где тебе провести лето: отдых, успокоение нервов недостает тебе больше всего.

Милая, будь мужественной девочкой!

Целую тебя, доченьку и маму крепко, крепко

Франц.

б/ Находка,

24 марта 1941 г.


376.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родненькая девочка.

Письмо твое от 8 марта получил. Очень рад за тебя, что работа твоя в техникуме и на заводе оценивается по заслугам, и что тебя отметили приказом уже третий раз. Зная тебя, твое отношение к людям и к работе и истинное твое педагогическое призвание, - это совершенно естественно. Работа должна заменить все.

Инненька милая, твои письма за последние месяцы стали более грустными. Я по этому поводу ничего не могу сказать, да мне и нечего сказать: нервы - вещь трудная, с которой не всегда владеешь. Кроме всего прочего, приближается - для тебя - конец учебного года, а с ним и общая усталость организма после длительного напряжения. Не перегружайся излишне, играй и гуляй почаще с нашей милой деточкой, не ходи и не расстраивайся. Думай всегда о том, что ради Флорочки и самой тебя здоровье твое - всегда на первом месте!

Весна теперь, по-видимому, у вас в полном разгаре. Здесь весна очень странная: начинается рано, в марте, а лето наступает только в июле. Весь этот промежуток от марта до июля

 


[i] И.В. Шиллер, 8.4.41 г.

- 543 -

стоят ветры, дожди, иногда и хорошие весенние и летние дни. Погода способна меняться каждый час. Но холода уже нет настоящего, солнышко весеннее берет свое, и вступило в свои права. Самая [2] лучшая пора в отношении погоды - осень, прекрасная солнечная теплая осень от сентября до конца декабря. Нам с нашими московскими представлениями об осени даже трудно вообразить такую осень.

Голубонька родная, о чем бы я ни думал, все мои мысли всегда у тебя и Флореньки. Слова, которые мы с тобою употребляем для выражения чувств, никак не могут передать тех новых оттенков и качеств, которые приобрела наша любовь. Никогда я не думал, что человек может так любить!

Думай о летнем отпуске для себя и для Флореньки. Если отношения твои с мамой по каким-либо причинам вызывают у тебя нервные раздражения, обязательно поезжай в этом году в санаторий. Уверяю тебя, что там гораздо лучше отдохнешь.

С нетерпением жду посылки, которые вы выслали в середине февраля и 5 марта: они что-то не идут.

Письма от меня будешь получать два раза в месяц.

Инненька, девочка любимая, будь мужественной и крепкой. Целую тебя, Флореньку и маму крепко, крепко

Франц.

б/ Находка,

8 апреля 1941 г.


377. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, единственная моя Инненька,

Письма твои от 14-го и 19 марта получил. Как хорошо, что опять регулярно пишешь. Одновременно получил посылку от 5 марта. Все было в сохранности. Большое спасибо тебе, бабусе и Флорочке за посылку, за ваши хлопоты и заботы! Посылку от середины февраля до сих пор не получил.

Девочка родненькая, письма твои очень милы и каждый раз дают мне огромную радость. Но вместе с тем они передают мне то состояние, в котором находишься, когда пишешь

 


[i] С. 544. Хорошо, что я не знал о кори... я бы страшно беспокоился о Флорочке. - Корь - острое вирусное заболевание, преим. У детей.

- 544 -

письмо. Боюсь я, милая, что нервы твои страшно расстроены. Единственная моя надежда на лето. Может быть, как-нибудь устроишься с отпуском так, чтобы ты действительно отдохнула и успокоила свои нервы.

Инненька дорогая, только не надо даже думать о приезде ко мне на свидание. Дорога такая дальняя и поездка сопряжена со столькими трудностями для одинокой женщины, что об этом, повторяю, даже не нужно думать.

Конечно, я отдал бы часть жизни, чтобы поговорить с тобою и увидеть тебя хоть бы на часок-два, но если бы ты действительно отправилась в этот дальний путь, то я бы больше волновался, чем когда-либо. Поэтому, голубонька, [2] я буду спокойнее, если ты используешь лето, чтобы поправить свое здоровье, а не для того, чтобы окончательно подорвать свое здоровье. Итак, родненькая, об этом больше не надо писать!

Книги, о которых ты пишешь, не надо присылать: я уже давно забыл о их существовании.

Хорошо, что я не знал о кори у вас в подъезде: я бы страшно беспокоился о Флорочке. Скажи ей, что папа очень гордится выдержкой и героизмом своей доченьки при принятии укола! Вообще у меня такие идеальные, прекрасные представления о тебе и Флорхен и вашей совместной жизни! А я как бы заочно присутствую ежеминутно и вижу вас и разговариваю с вами. Твоя карточка и карточка доченьки находятся в глубоком кармане, завернутые, на самой груди у сердца. Сколько раз я вас уже целовал! Ну, видишь, я опять ударился в сентиментальность! А впрочем, шут с ней, с сентиментальностью, я давно уже не стесняюсь, а пишу тебе так, как у меня настроение. А это в переводе на обычный язык означает, что любовь к тебе давно уже сняла какие-либо стеснения, а люблю я тебя так, как единственную, несказуемо родную голубоньку. Иногда мне кажется, что любовь так сильна, что должна чувствоваться в нашей квартирке.

Целую тебя, Флореньку и бабусю крепко, крепко

Франц.

Находка,

14 апреля 1941

 

- 545 -

378. И.В. Шиллер[i]

 

Бухта Находка, 2 мая 1941

Милая, единственная, родная девочка,

Не знаю, какие ласкательные слова подобрать, чтобы в какой-то степени выразить свои чувства к тебе. Эти дни не было буквально ни одного мига, ни одного мгновения, которые не принадлежали бы тебе, дорогой голубке.

Последнее твое письмо - от 27 марта. Хорошо, что ты догадалась выслать телеграмму от 14 апреля, иначе я стал бы беспокоиться о вас. Теперь вы, наверно, уже живете на даче, на старой ли, на новой - все равно. Важно, чтобы милая наша крошка имела бы на лето местечко за городом, вдали от пыли и шума большого города. [2]

Что касается твоего отдыха, то я все по-прежнему убежден, что единственно правильным является санаторный отдых. Говорю я это потому, что нервы твои опять - как и в прошлом году - будут причинять тебе больше вреда, чем стоит весь твой отдых на даче. Если у тебя есть средства и возможность поехать на курорт, еще раз советую тебе это сделать.

О твоей поездке ко мне не может быть и речи: я бы никогда не простил себе, если бы дал на это согласие.

Пора уже опять думать о юбилее для Флореньки: 4 и 10 июля. Ей уже будет 5 лет, уже пойдет шестой. А ведь была она еще совсем маленькая, только двухлетняя! И тогда уже была умницей из умниц! Представляю себе, [3] какая она теперь! Судя по фотокарточке, она все равно что взрослая, до того выразительные умные глаза и мудрый лобик. Эти дни опять не отрывал глаз от твоей и ее фотографий. (Очень хотел бы, чтоб ты прислала свою новую карточку).

Голубонька родная, хочется тебе передать много, много любви и сверхчеловеческое счастье. Но знаешь, словами это трудно выразить, слова получаются однообразные: буквы все-таки остаются мертвыми буквами. Я уже месяца два так томлюсь и тоскую по тебе и деточке, что таю как воск.

 


[i] И.В. Шиллер, 2.5.1941 г.

- 546 -

Целую тебя, Флорхен и маму крепко, крепко

Франц.


379.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная, любимая девочка,

Вот уже полтора месяца, как получил от тебя последнее письмо. Беспокоюсь, что ты или доченька простудились в весеннее ненастье и заболели. Но ведь тогда писала бы бабуся. Вот все нервничаю и нервничаю, что так долго нет письма. Или весенние экзамены отнимают много времени? Лучше всего, если бы ты посылала раз или два в месяц коротенькую телеграмму из трех-четырех слов и писала бы иногда несколько строк на открытке: может быть, последние доходят скорее. Все же не теряю надежды, что у вас все благополучно и все здоровы.

Милая голубонька, ведь я только и живу мыслями о тебе и крошечке. Устройтесь хорошенько на лето на даче, только не надо портить себе нервов! Еще раз повторяю, поезжай сама куда-нибудь в санаторий, а Флореньку оставь на попечении бабуси: я уверен, что это лучше для тебя, чем вечно расстраиваться. О приезде сюда и думать не надо! Самое главное, для меня, это - твое здоровье и здоровье деточки, а твое здоровье гораздо лучше обеспечено при летнем отдыхе, чем если бы ты приехала в такую даль и мы поплакали бы несколько дней.

Не перегружай себя на лето работой. [2] Если хочешь на досуге немного заниматься языками, то бери хорошие, занимательные рассказы, читай их и прибегай к помощи словаря, где это нужно. Таким образом, я каждое лето освежал десяток малоизвестных языков, с которыми мало приходилось соприкасаться в ежедневной научной работе. Регулярных часов я бы на твоем месте не соблюдал (с преподавательницей).

Скоро уже опять день рождения нашей милой деточки. Подумай, что можно было бы ей подарить от имени папы. Скоро Флоренька уже будет взрослая и пойдет в школу.

 


[i] И.В. Шиллер, 17.5.1941 г.

- 547 -

Желаю вам всем хороший летний отдых! Подумай о том, что он тебе крайне нужен, и не расстраивайся!

Целую тебя, дорогую девоньку, а также Флорхен и бабусю крепко, крепко

Франц.

Находка,

17 мая 1941


380.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Наконец я, после полугорамесячного перерыва, получил от тебя два письма: от 6 и 19 апреля. Радость была велика, т.к. я уже много нервничал из-за длительного отсутствия писем.

Каждая секунда переживаний связана с тобою и доченькой. Радуюсь, что у тебя кончается учебный год, что скоро будешь отдыхать. Уже сейчас каждый день думаю о 10 июле, дне рождения доченьки. Устройте ей опять такой же хороший радостный день, как и в прошлом году. Подари ей что-нибудь и от меня.

Восхищаюсь твоей настойчивостью, с которой ты продолжаешь свои занятия по истории и по языкам. "Аспазия" Гамерлинга - очень хороший роман, я помню его хорошо. Это - прелестная, неповторимая картина эпохи расцвета искусства в античной Греции. Автор хорошо сумел сочетать колоритность эпохи, быт с психологией героев. Вторая половина - несколько растянута, не знаю, хватит ли у тебя на нее терпения.

Как ты с доченькой и бабусей устроились на даче? Давно не получил письма от бабуси. Кстати - февральской посылки так и не получил.

Желаю тебе, доченьке и бабусе хороший, хороший отдых!

Целую вас крепко, крепко

Франц.

20 мая 1941

 


[i] Написано на почтовой карточке, отправленной из Находки 20.5.1941 г. и доставленной в Москву 3.6.1941 г.

С. 547. ...ты продолжаешь свои занятия по истории и по языкам. - Речь идет о подготовке И.В. Шиллер к сдаче кандидатского минимума.

"Аспазия" Гамерлинга... - "Аспазия" (т. 1-2 - 1876 г., рус. пер. -1885 г.), роман австр. писателя Роберта Хамерлинга (Гамерлинга), наст.  имя - Руперт Хаммерлинг (1830-1889).

- 548 -

381. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родненькая Инненька,

Пишу тебе быстро несколько строк.

Погода тут до сих пор довольно холодная, вечно идут дожди. Пасмурно, с моря веет пронзительный ветер, такой сильный, что выбрасывает на берег больших чудовищных крабов, с длинными щупальцами-клещами. Очень забавный морской зверек и - звезда, которую нельзя отличать от обыкновенной пятиконечной звезды. Недавно был забавный случай: рыба шла к устью речки метать икру (с моря), - так она шла такой густой стаей, что можно было палку поставить в воде. Люди прямо выбрасывали рыбу руками и ногами. Но это длилось всего два дня. Любопытно, что в стае рыб тут и там выставляла свою широкую пасть огромная акула: ей наверно весело жилось среди мелких рыб.

Надеюсь, что в июне будет уже тепло.

Милая, голубонька, я последние два месяца много нервничал - полтора месяца не имел писем от тебя. Наконец, недавно получил два письма от тебя - от 6 и 19 апреля, а вчера пришло письмо мамы и доченьки от 9 апреля. Можешь себе представить, как я радовался, что вы все здоровы и живете хорошо.

Новым источником нервничанья [2] для меня теперь будет предстоящий день рождения дорогой доченьки. Ей уже будет 5 лет - взрослая девочка, которой скоро уже пора в школу!

Очень рад, что тебе удалось полечить свои зубы: храни их, лечи их во время! Я только понял, что значит иметь хорошие зубы, когда их у меня не стало.

Девочка дорогая, люблю тебя без всяких мер. Я уже не знаю, существуют ли какие-нибудь границы для нашей любви, - эти границы - вечность. Самая жуткая - это тоска по тебе и доченьке. Для ее описания и выражения нет слов ни на одном языке.

Целую тебя, доченьку и маму очень и очень крепко

Франц.

25 мая 1941

 


[i] И.В. Шиллер, 25.5.1941 г.

- 549 -

382. И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родненькая девочка моя,

Наконец-то пришли ваши письма: вчера получил твои апрельские письма от 4 и 28/IV и письмо мамы и Флорюсеньки с картинками от 24/IV. Какая радость, когда от вас поступают письма! Если их долго нет, как это имело место в апреле и в первой половине мая, то это страшно для меня.

Из письма от 4/IV я узнал, что ты, бедняжка моя, болела гриппом. Как хорошо мне знакомо твое замечание, что чувствовала себя в это время "особенно одинокой, маленькой, несчастной". Хорошо, что ты с Флорхен опять здоровы. Наверно и носик доченьки опять в порядке: ведь скоро ее день рождения, когда будет и тепло и уютно на даче.

Погода у нас все по-прежнему холодная - большею частью дожди и холодные ветры. Несмотря на это, деревья начинают зеленеть. Здесь очень хорошее солнышко, ему стоит только показаться на час, чтобы изменить всю погоду. Солнышко здесь стоит [2] очень высоко.

Очень рад, что так увлекаешься общественной работой по руководству стенгазетами. Но только смотри, устрой свой отпуск в этом году таким образом, чтобы это был действительно отдых, а не сплошное дерганье нервов, как прошлым летом.

Все мои мысли ежесекундно у тебя и доченьки: буквально и днем и ночью, ибо и все сны относятся только к вам. Может быть, это отчасти даже нехорошо, ибо эта жуткая грусть наложила уже неизгладимый отпечаток на весь облик. Но ничего не поделаешь.

Сейчас все мои мысли направлены на 10 июля, день рождения нашей милой крошеньки. Устройте деточке и в этом году хороший, хороший праздник!

Пишу я тебе сейчас 2 раза в месяц: 1 и 15 числа.

Посылку от середины февраля так и не получил.

Целую тебя, голубоньку мою, тысячу раз!

Целую доченьку и маму

Франц.

 


[i] И.В. Шиллер, 1.6.1941 г.

- 550 -

Находка

1 июня 1941


383. И.В.
Шиллер[i]

 

Милая, родненькая Инненька,

Только что получил твое письмо с фотокарточкой. Ты доставила мне ею большую, большую радость. Теперь ты постоянно стоишь передо мною так живо, как будто я только что разговаривал с тобою.

Ты значительно изменилась. Ты совершенно права, когда мне писала, что каждый возраст человека имеет свою прелесть. В настоящее время у тебя переходный период от юности к первой зрелости. И этот переход придал тебе невыразимую прелесть: если твой первый облик юной романтической девушки, каковой я тебя оставил, имел свои неповторимые и самые дорогие для меня в жизни черты и проявления, то теперешний твой облик прибавил что-то совершенно новое, волнующее, и вместе с тем он включает в себя полностью и тот. ранний облик, как философы выражаются, "в снятом виде". Ко всему этому меня чрезвычайно радует, что ты поздоровела и окрепла, а я, - теперь могу тебе об этом писать, - всегда страшно боялся за твое здоровье. Хоть в этом отношении я теперь могу быть более спокоен. Но твой облик изменился во многом и в характере: серьезность, серьезность и еще раз серьезность, плюс энергичность, самостоятельность и выдержка, а вместе с тем под оболоч-[2]кой всего этого: детская веселость, любовь, горечь, тоска. При первом же взгляде на фотографию я ахнул, - до того ты стала похожей на меня, не только внутренне, но и внешне: еще мой подбородочек и голубые глаза - и нас назовут родными братом и сестрой.

Напиши, как вы устроились на лето, и не поедешь ли в санаторий. Еще раз советую тебе это сделать.

Ты уже больше полугода ничего не пишешь о Якобе и Петре. То, что Петр умер от чахотки, я давно инстинктивно чувствую. Но неужели с Яковом случилось тоже что-нибудь?

 


[i] С. 550. ...как философы выражаются, "в снятом виде". - Снятие (нем. Aufheben) - филос. категория, введенная Гегелем и означающая уничтожение формы объекта, изменение его содержания и сохранение жизнеспособных элементов при переходе на более высокую ступень развития.

- 551 -

Через месяц - 4 и 10 - праздник нашей милой деточки. Уже третий день рождения без меня. Не могу распространяться на эту тему, тяжело. Устройте деточке хороший праздник и пишите мне о том, как деточка себя чувствовала и вела в этот день.

Целую тебя, голубоньку милую, тысячу раз.

Целую деточку крепко, крепко

Франц.

5 июня 1941


384.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Оба твои письма от 9-го и 24 апреля получил. Очень обрадовался успехам доченьки, что она уже сама справляется с картинками. Насчет подписи печатными буквами у меня возникли сомнения: наверно ты водила ее рукой? Но как бы там ни было, дочка такая славная по твоим милым письмам и по фотокарточке, что я страшно горжусь ею и постоянно имею ее перед глазами. Вот тяжело - скоро будет ее день рождения, уже третий без меня. Деточка наша уже совсем взрослая девочка!

Устройте ей хороший, хороший праздник на веранде дачи, если живете еще на старой даче.

Получил я и карточку милой женушки. Инночка очень поздоровела, и я этому очень, очень рад: она выглядит такой мужественной, здоровой, энергичной. Это свидетельствует о том, что нервы ее несколько успокоились. Карточка меня очень обрадовала, ибо я теперь уверен, что здоровье ее гораздо лучше. [2]

О тебе, дорогая мама, очень благодарен, что пишешь так обстоятельно о жизни нашей милой крошки. Но почему ты никогда ничего не пишешь о себе? Как твое здоровье, здоровье тети Мани и тети Шуры? Передай им обеим сердечный привет! Тетю Маню с ее вечно любящим сердцем я вспоминаю очень часто. О тете Шуре часто думаю в связи с Леней, к

 


[i] П.А. Нагорновой, 5.6.41 г.

- 552 -

которому я был очень привязан, несмотря на наши редкие встречи. Леня был замечательный парень!

Инночка уже давно - уже больше полугода - ни слова не писала о Якове и Петре. От меня ничего не нужно скрывать, это гораздо хуже. Если Петр умер от чахотки, то я очень прошу об этом сообщить, потому что я ведь все равно инстинктивно это чувствую.

Пиши как-нибудь опять подробно о вашей жизни на даче: что посадили, как все растет, как вы все живете. Доченька помнит еще, как мы с ней носили молочко маленькому ежику в ямке? И как я ее качал на качелях?

Целую вас всех крепко, крепко

Франц.

5 июня 1941


385.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная, дорогая Инненька,

Получил твое письмо от 4 мая. Очень рад, что у тебя хорошее настроение. Поражаюсь прямо твоей энергии, с которой ты работаешь, и проявляешь заботы и хлопоты (фраза вышла очень не складной).

Сегодня пишу тебе, главным образом, чтобы отправить письмецо доченьке ко дню рождения, который уже на носу. Каково мое настроение по этому поводу, - сама можешь себе представить. Хорошо, что есть хоть ее фотокарточка! А то ведь до ее получения я уже стал сомневаться, жива ли дорогая крошечка.

Твои занятия идут к концу, скоро пойдешь в отпуск. Любонька дорогая, смотри, чтобы не испортить в этом году своего отдыха, как в прошлом году. Я вот все только и живу мыслями о тебе и доченьке: вот остались три недели до отпуска Инненьки, вот остался месяц до дня рождения доченьки и т.д. Все представляю себе, как вы живете, переезжаете на дачу, отдыхаете на веранде, как бабуся разливает чай и т.д. Вот 10/VII буду перебирать подруг доченьки, как они приходят ее

 


[i] И.В. Шиллер, 9.6.1941 г.

- 553 -

поздравлять, как они будут играть, потом сидеть за большим столом на веранде и кушать и т.п.

Поцелуй доченьку 10/VII крепко от меня!

Целую тебя и бабусю крепко

Франц.

9-го июня 1941


386. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

МИЛАЯ ФЛОРХЕН,

ПАПА ПОЗДРАВЛЯЕТ СВОЮ ЛЮБИМУЮ ДОЧЕНЬКУ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! ЖЕЛАЮ ТЕБЕ, МИЛАЯ КИНДХЕН, ОТ ВСЕЙ ДУШИ, ЧТОБЫ ТЫ ВЫРОСЛА БОЛЬШОЙ, УМНОЙ И ХОРОШЕЙ ДЕВОЧКОЙ. НА ДАЧЕ ПОСЕЩАЙ ИНОГДА С МАМЕНЬКОЙ ТЕ МЕСТЕЧКИ, ГДЕ МЫ С ТОБОЙ ГУЛЯЛИ И СМОТРЕЛИ НА ВАГОНХЕН. ЧИТАЙ МНОГО СКАЗОК И ДРУГИХ ХОРОШИХ КНИГ. ЛЮБИ МАМЕНЬКУ И БАБУСЮ И НЕ ЗАБЫВАЙ ПАПЫ, КОТОРЫЙ КАЖДУЮ МИНУТУ ДУМАЕТ О ТЕБЕ.

ЦЕЛУЮ ТЕБЯ КРЕПКО, КРЕПКО

ПАПА.

9. ИЮНЯ 1941


387. И.В. Шиллер[ii]

 

Милая, родная Инненька,

Сегодня уезжаю наконец к Лене, на север. Не пиши больше по старому адресу. Воспитывайте Флорюсю хорошо. Еще раз прошу тебя прочесть те книги, о которых я тебе писал, и думать обо мне.

Устройся со своей службой в дальнейшем так, чтобы не слишком вредить здоровью, особенно своим нервам.

Целую тебя, единственно любимого человека, миллион раз. Солнышко милое, невыразимо дорогая Инненька, спасибо тебе за все! Целую дорогую свою крошечку и маму

 


[i] Написано печатными заглавными буквами.

С. 553. ВАГОНХЕН - Waggonchen - вагончик, вагончики (нем.).

[ii] С. 553. ...уезжаю... к Лене... - Лена - река в Вост. Сибири (Иркутская обл., Якутия). Местонахождение Ф.П. Шиллера после его отправки из Находки (июнь 1941 г.) и до прибытия в Усть-Омчуг (не ранее июля 1944 г.) установить не удалось, т.к. до 1944 г. он не имел возможности переписываться с семьей, а его адрес в январе-июле 1944 г. был указан не в письмах, а лишь на конвертах, которые не сохранились.

- 554 -

Франц.

12 июня 1941 г.


388.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

Долго, долго я не мог тебе писать. Я все это время жил только мыслями о тебе и любимой деточке: каждую минуту вы были рядом со мною, ваши образы не покинули меня ни разу.

Всегда я вспоминал любимое стихотворение Мюссе, что истинная любовь не знает ни времени, ни пространства, ни меры. Это действительно так.

Очень много я переживал; очень много думал о вас, как вы живете. Ведь долго не имел никаких известий. В ноябре 1943 г., после долгого перерыва, пришла открытка доченьки от 22/IV 43, а в декабре получил телеграмму от тебя. Можешь себе представить, как я обрадовался, что все здоровы, что дома все благополучно.

В настоящее время работаю в [2] совхозе. Работа продолжится, наверно, еще месяца два-три. В связи с этой работой у меня просьба: зайди в Малаховке в Институт картофеля и достань семена картофеля для условий дальнего Севера и пришли их (адрес имеется на конверте). Пришли их и в том случае, если настоящее письмо опоздает. Было бы хорошо прислать заказной бандеролью второе издание (III том -1 изд.) курса.

Милая, родная Инненька, я так взволнован мыслями о тебе, что не нахожу слов для выражения своих чувств. Могу только сказать, любенька, что люблю тебя еще больше, еще глубже, как-то уже по-иному, и все же по старому. Любимая, когда же мы с тобою увидимся?

Напиши подробно о вашей жизни за последние три года. [3] Как живет и развивается наша милая деточка? Она, наверно, с осени прошлого года ходит уже в школу. Я убежден в том, что она учится очень хорошо. Она теперь уже совсем взрослый человек. Интересно, похожа она еще на меня или

 


[i] С. 554. ...в Малаховке... - поселок гор. типа в Московской обл.

...второе издание (III том - I изд.) курса. - Видимо, Ф.П. Шиллер в то время не знал о появлении 3-го тома (2-е изд.) его "Истории западноевропейской литературы нового времени" (вышел в Учпедгизе в 1938 г.).

С. 555. ...агроном им очень интересуется. - Имеется в виду Г.С. Лотоцкий.

- 555 -

нет? Пришли обязательно фотокарточки - всей семьи. Старых, присланных тобою раньше, давно уже нет.

Как теперь выглядит наша дача? Надеюсь, что огород вами хорошо обрабатывается и приносит вам пользу.

А чем ты, миленькая, сейчас занимаешься? Где и что работаешь? Как литературные друзья? Как я жалею, что тебе не удалось окончить [4] аспирантуру. Пришли обязательно курс, агроном им очень интересуется. Вообще он сделал мне очень много добра.

Инненька родная, пиши почаще, мне так хочется с тобою поговорить хотя бы письменно. Иногда присылай телеграмму: так тяжело, когда долго нет известий.

Если знаешь, где братья, сообщи. Где находится Виктор?

Целую тебя тысячу раз, милую, милую девочку

вечно любящий тебя

Лапушка.

25 января 1944


389.
И.В. Шиллер[i]

 

25 марта 1944

Милая Инненька,

Что-то долго нет ответа на мои последние телеграммы: я всего получил только одну телеграмму от 20/ХII 43 г., да еще милую открытку от доченьки от 22/IV 43. Не может быть, чтобы ты больше не телеграфировала; по-видимому, телеграммы где-то застряли.

В январе этого года я послал тебе письмо. Надеюсь, что оно теперь уже у тебя. Милая, если бы ты знала, с каким нетерпением жду письмо от вас! В телеграмме скажешь только самое основное в нескольких словах; а ведь хочется знать, как вы жили в это историческое время, чем занималась, как развивается ненаглядная доченька, как она учится, как живет мама и т.д. и т.д. Каждый день эти мысли появляются тысячи раз, то с великой радостью, то с тревогой, то с заботой, то в форме всевозможных мельчайших реминисценций. Помнишь,

 


[i] С. 555. В январе этого года я послал тебе письмо. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 25.1.1944 г. (№ 388).

...в это историческое время... - во время Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.).

...в форме... реминисценций. - Реминисценция (от позднелат. геminiscentia - воспоминание) - смутное воспоминание, отголосок.

С. 556. ...на прощанье... - при аресте.

Вольтеровский Кандид - Вольтер (наст.  имя - Мари Франсуа Аруэ) (1694-1778) - франц. писатель и философ-просветитель, деист, иностр. поч. член Петербург. АН (с 1746 г.), автор филос. повести "Кандид, или Оптимизм" (1759 г.).

С. 557. Как Юрий Иванович, Николай Калин.? - Имеются в виду, видимо, Данилин Юрий Иванович (р. 1897) - литературовед, учился вместе с Ф.П. Шиллером в аспирантуре РАНИОН, а также Н.К. Гудзий.

- 556 -

как-ты болела гриппом и не позволила мне на прощанье [2] поцеловать тебя? А я все-таки поцеловал тебя в лоб и не заболел. А к Флорюсеньке я вошел в маленькую комнатку к маме; комната была слабо освещена голубой лампочкой; доченька лежала в кроватке и спала, с правой ручкой под головкой - точь-в-точь так же, как она спала в первый раз, когда ты приехала с ней из родильного дома. И много, много таких воспоминаний все приходят и уходят, и вновь приходят...

Ну, а как вы живете материально все это время? Как дача, садик, огород? Как квартира в городе? Летом, надеюсь, по-прежнему живете на даче и, как Вольтеровский Кандид, прилежно возделываете огород. А доченька, милая, милая деточка, совсем уже взрослая, зимою ходит в школу, а летом помогает маме и бабусе на огороде. Так я все представляю себе свою родную семью, и всегда представляю себе ее так живо, что хочется сказать - вот это делайте так, а это так...

Если, милая Инненька, материально [3] вам приходится иногда туго, реализуйте вещи, которые имеют ценность.

Теперь, родненькая, у меня к тебе большая просьба. У моего близкого родственника, который сделал для меня столько добра в жизни, что передать не могу, имеется семья в Полтавской области, недалеко от Киева. Семья состоит из: 1) жены-учительницы, 2) дочери 17 л. Так вот - большая просьба от меня - помоги девушке устроиться в каком-нибудь вузе в Москве, в зависимости от наклонности. Спишись, прежде всего, с ней. Если она еще не окончила 10 классов, то нужно ее сперва устроить в 10-ый класс на год, а в будущем году - в вуз. Девушка очень умная, талантливая, красивая, хорошая. Ее обязательно нужно поддержать: 1) советом и помощью при устройстве в вузе, 2) в квартирном отношении. Если бы ты согласилась, она могла бы жить на квартире у нас. Материальную помощь она получит от отца. Основное, чтобы ты, так сказать, следила бы немного за ее воспитанием и учебой. - А - может быть - мать ее могла бы устроиться учительницей [4] где-нибудь под Москвой (если она вообще хочет переехать) и тогда они могли бы временно жить на даче. В общем, милая.

 

- 557 -

напиши сразу же письмо (матери или дочери) и договоритесь на чем-нибудь. Мне, Инненька милая, очень хотелось бы хоть частично вознаградить человека за ту огромную помощь, которую он мне оказывал в жизни. (Адрес матери и дочери: Кононовка, Полтавской области, Шрамковский Сахарный завод, учительнице Марии Григорьевне Потоцкой. Дочь зовут Викторию Григорьевну).

Пиши мне обстоятельные письма о вашей жизни, о судьбе родственников и близких знакомых. Как Виктор, где тетя Маня, тетя Шура? Не знаешь ли, где находятся Яков и Петр? Как Юрий Иванович, Николай Калин.? Вот вспоминаешь друзей, работу, и так хочется опять работать - много, много и глубоко, серьезно над научно-исследовательскими вопросами.

А главное, милая, пиши много о себе, деточке и маме. Любовь к вам так многогранна и чиста, что каждый день проявляется какой-нибудь новой краской и новым содержанием. Целую тебя, деточку и маму тысячу раз! Не забывайте и вы своего Бусеньку.


390.
И.В. Шиллер[i]

 

28/IV 44

Милая Инненька,

На днях я, наконец, получил от тебя телеграмму, что все здоровы, готовитесь к огороду и к переезду на дачу. Я больше трех месяцев не имел от вас известий; можешь себе представить, как обрадовало и успокоило меня это известие от вас. Очень хотелось бы получить опять письмо от тебя. Прошло уже три года после последнего письма. Ведь телеграммы - только несколько сухих слов о здоровье и т.п. Уж очень хотелось бы знать, как вы жили последние три года, как за это время росла и развивалась доченька, как здоровье мамы, как ты, родимая, все это время мучилась, страдала и руководила вашим милым гнездышком. И очень, очень много хотелось бы опять читать написанное твоей рукой, - помнишь, как в первые годы наши письма носили характер интимной беседы?

 


[i] С. 558. Пишу тебе в этом году уже третье письмо: первое в январе, второе в марте. - См. письма Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 25.1.1944 г. и 25.3.1944 г. (№ 388 и 389).

...написал ей сегодня письмо, которое тут прилагаю. - Письмо не сохранилось.

- 558 -

Пишу тебе в этом году уже третье письмо: первое в январе, второе в марте. Не знаю, получила ты их, или нет. Поэтому я вкратце повторяю то, что было написано во втором письме.

Милая, у меня к тебе большая просьба. Я здесь встретился с одним из своих родственников, который сделал мне в течении последнего года столько добра, что я тебе передать не могу. Так вот у этого моего родственника семья в Полтавской области, недалеко от Киева. Семья состоит из жены (учительницы) и дочери 17 лет. Дочь необходимо устроить учиться в Москве. Если она еще не окончила десяти классов, то следует ее устроить в 10 класс средней школы, если же она окончила десятилетку, - в какой-нибудь вуз по желанию. Просьба моя к тебе следующая: напиши немедленно матери или дочери и сговоритесь о переезде дочери в Москву и относительно ее учебы. Если не возражаешь, она могла бы жить у нас на квартире. Ты могла бы ей помочь советом и рекомендациями при поступлении в вуз и в дальнейшем немного следить за ее развитием и воспитанием. Материально отец ей будет ежемесячно высылать необходимые средства, но я со своей [2] стороны прошу тебя помогать ей, сколько в твоих силах, деньгами, одеждой и т.п. Если я в телеграмме просил тебя не высылать мне денег, то имей в виду, что они мне здесь не нужны потому, что я все получаю от своего родственника. Вот почему я еще раз прошу тебя сделать все, что в твоих силах, чтобы дать девушке образование и поддержку во всех отношениях (адрес матери и дочери: 1) мать: Кононовка, Полтавской области. Шрамковский Сахарный завод. Учительнице Марии Григорьевне Лотоцкой. 2) дочь: тоже, Виктории Григорьевне Потоцкой).

Приближается день рождения нашей Флорюсеньки. Можешь себе представить, как буду страдать в этот день. Чтобы согнать с сердца хоть немного мучительную тоску, написал ей сегодня письмо, которое тут прилагаю. Хотел написать отдельно и маме, но письмо будет слишком тяжелое по весу. В следующий раз напишу и маме.

 

- 559 -

Инненька, я с таким нетерпением жду письмо от тебя! Надеюсь, что вы написали зимою и весною, и что я летом получу эти письма. Это будет величайшей радостью, ощущение которой нельзя передать словами. Ведь любовь наша такая чистая, вечная, святая! И когда думы тяжелые, мрачные овладевают мною, то стоит мне только вспомнить, какое счастье выпало на мою долю, что у меня есть ты и наша деточка, - как думы эти проходят и появляются новые силы.

Инненька родненькая, ты наверно очень одинокая. Но у тебя все же есть Флорюсенька. Если к тебе приедет Виктория, я не сомневаюсь, что вы будете большими друзьями. Я видел фотографию Виктории: она девушка очень умная, талантливая и хорошо воспитанная, - портрет отца. Мне было приятно, если бы вы подружились.

Повседневные заботы о семье наверно не дают тебе сейчас заниматься наукой. Но все же не бросай своих занятий: от них жизнь полнее и интереснее. Когда увидимся, составим план и будем работать вместе. Скорее бы только наступил этот час! Целую тебя крепко, крепко твой Бусенька.


391.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, родная Инненька,

В моем распоряжении буквально несколько минут, чтобы написать тебе несколько строк.

В настоящее время я здоров, работаю пока в совхозе. Самое важное - думы о вас. Редко получаю телеграмму, письма одного не было с 1941 г. Пишите часто, много. Адрес на конверте. За прошедшие годы столько переживал, столько думал о вас, столько набирал в себе искренней, вечно-человеческой, теплой любви к тебе, многострадальной, родимой, единственно любимой, что все равно не в состоянии передать ее на бумаге. Ты для меня всегда путеводная звезда, ты всегда вселяла в меня силу в самые тяжелые минуты.

 


[i] С. 560. Опять повторяю просьбу... уже четвертый раз... - В предыдущих письмах Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер просьба о помощи семье Г.С. Потоцкого содержится дважды - 25.3.1944 г. и 28.4.1944 г. (см. наст.  изд., с. 556-558).

...Шрамковка, Полтавской области... - В двух предыдущих письмах в качестве места проживания Потоцких указана Кононовка. Шрамковка в настоящее время относится к Черкасской обл.

В этот день я напишу ей большое самостоятельное письмо... - См. письмо Ф.П. Шиллера Ф.Ф. Шиллер от 10.7.1944 г. (№ 394).

- 560 -

Пиши, милая Инненька, как живете все эти годы, как выросла [2] наша дорогая деточка, как она учится, не забыла ли она совсем папеньку. Как здоровье мамы, как вы живете на даче и т.д. и т.д. Как ты, милая, живешь в умственном отношении, что читаешь, где работаешь и т.п. Ведь я из телеграмм только знаю, что вы здоровы, - конечно, и это много, но все же хотелось бы знать все, все о вас, единственно дорогих и любимых в моей жизни.

Опять повторяю просьбу, которую я повторяю уже четвертый раз в письмах с января этого года (не знаю, получила ли ты их или нет - 3 письма). У моего родственника агронома имеется 17 летняя дочь Виктория, которая окончила десятилетку и хочет поступить в вуз. Адрес ее Шрамковка, Полтавской области, Сахарный завод, Виктория [3] Потоцкая. Она сейчас собирается куда-то поступить в Полтаве. Я очень просил бы тебя, Инненька, помочь ей устроиться в одном из московских вузов, по ее желанию. Если сможешь, устрой ее на квартире у нас и помоги ей, чем только сможешь. Ведь отец ее здесь помог мне за год всем необходимым, ну - буквально всем. Он замечательный человек, добрый, умный, очень культурный. Я был бы очень рад поблагодарить его хоть чем-нибудь, если бы вы могли помочь его дочери в учебе. Извини меня, милая, но я еще раз очень прошу тебя ради меня это сделать.

Родненькая, я так часто вижу тебя и нашу милую Флорюсеньку во сне, что мне иногда кажется, что вы тут, рядом со мною. Скоро уже опять день рождения [4] нашей доченьки. Ей уже 8 лет. В этот день я напишу ей большое самостоятельное письмо, как взрослой девочке. А она пусть тоже напишет мне большое письмо. И бабуся пусть напишет. Если я в этот день буду здесь, то обязательно справлю ее рождение.

Спешу, милая, нет уже времени. Пиши, где Виктор, тетя Маня, тетя Шура. Где Яков с семьей, где Петр?

Почаще посылайте телеграммы. Ведь, серьезно, времена года считаешь по полученным телеграммам. Тоска заедает, ведь столько времени уже не виделись, все думаешь и тоску-

 

- 561 -

ешь по любимым, мы же так мало жили с тобою и доченькою. Милая, дорогая, незабвенная Инненька, доченька милая, мама дорогая, целую вас тысячу и тысячу раз

Ваш Бусенька.

3 июня 1944


392.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая, дорогая Инненька,

С большим волнением и нетерпением ждал прибытие первого парохода: думал, что он привезет зимние и весенние письма от вас. Хорошо, что он привез хоть одно письмо - от мамы и доченьки - от 25/ХII 43 г. Ничего, я бесконечно был рад, что после 3-х лет получил опять весточку от вас, что все здоровы. Флоренька совсем уже большая - пишет письма, как взрослая. Я так и ожидал, что доченька у нас будет именно такая. Следи, милая, и за дальнейшим ее развитием. На днях ей будет 8 лет. Вся жизнь еще впереди. А в жизни каждого человека встречается на пути много, много грязи; счастлив тот человек, который проходит через эту грязь на жизненном пути с высоко поднятой головой, чтобы не пачкаться. Для этого нужны, конечно, крепкие моральные устои.

Был я немного опечален, что нет письма от тебя: хоть несколько слов, припиской к письму доченьки или мамы! Ведь больше трех лет от тебя нет ни слова. По-видимому, твои письма не доходят до меня. А теперь опять неизвестно, где буду работать, куда поеду. Значит, если письма твои где-то и странствуют, то не получу их.

Милая, а я ведь только и живу думами и мыслями о тебе. Уже тысячу раз перебирал все страницы нашей короткой совместной жизни; жизнь для меня вообще как-то оборвалась там, [2] где мы простились с тобою. Не знаю, может быть, и не суждено мне счастье получить от тебя хоть письмо в 10 строк.

Виктория, о которой я писал тебе в предыдущих письмах, кажется, устроилась в вузе. Агроному, - я очень прошу тебя, - пошли 3 тома курса, он очень интересуется литературой (ко-

 


[i] С. 561. ...в жизни каждого человека встречается... мною грязи... - См. письмо Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 2.2.1950 г. (наст.  изд., с. 101-102).

С. 562. ...вы в декабре 43 г. все болели. - Зимой 1943/44 гг. Флора Шиллер болела подряд скарлатиной и корью в тяжелой форме.

И.В. Шиллер и П.А. Нагорнова болели, видимо, простудными заболеваниями: после возвращения семьи в Москву в декабре 1941 г. из временной эвакуации (дер. Псарево, 15 км от Загорска, ныне - Сергиев Посад) квартира на Ленинградском шоссе долгое время не отапливалась.

- 562 -

нечно, если у тебя остались экземпляры). В случае, если больше не будете получать известий от меня, справляйтесь у него о моей судьбе.

Милая, многострадальная, родимая! Я очень спешу с этим письмом. Прости, что мало пишу о себе: нечего писать. Живу исключительно мыслями о тебе и доченьке. Телеграммы твои получил. Склоняю голову перед прахом Петра. Якова, конечно, тоже нет уже в живых. Сообщи, где Виктор. Трудненько тебе, милая, иногда приходится. Мама написала в письме, как вы в декабре 43 г. все болели. Хорошо, что все так благополучно сошло! Сообщи, где и что работаешь, с кем сейчас дружишь, как знакомые. А ты, как была, так и останешься моей путеводной звездой, независимо от обстоятельств, времени, расстояния!

Целую тебя крепко, крепко

Бусенька.

28/VI 44


393.
П.А. Нагорновой и Ф.Ф. Шиллер[i]

 

Дорогая мама,

Письмо твое от 25/ХII 43 только что получил. Я тоже переволновался твоим сообщением о повальной болезни. Хотя это относится уже к давнему времени, но ведь переживаешь каждое словечко, когда получаешь письмецо раз в году, а то и в два-три года. Меня беспокоит особенно Инночка: уже больше трех лет я не имею от нее ни одной буквы. Открытку Флорюсеньки от 12/IV 43 г. я получил и увидел, что адрес написан твоей рукой, а об Инночке [не] говорится ни слова. Теперь в твоем письме тоже нет хотя бы записочки от Инночки, или хоть два-три слова в приписке. И вот приходят на ум тревожные мысли, что, может быть, Инночка серьезно заболела ил« даже умерла, а ты скрываешь это от меня, сама пишешь телеграммы и т.д. Думаю, что с Инночкой все благополучно, но, знаешь ведь, мама, когда от любимого человека больше трех

 


[i] С. 562. Открытку Флорюсеньки от 12/FV 43 г. ... - В письмах Ф.И. Шиллера И.В. Шиллер от 25.1.1944 г. и 25.3.1944 г. (наст.  изд., с. 554-555) открытка датирована 22.4.1943 г.

С. 563. Я полагал, что Флорюсенька уже ходит в школу. - Решение о приеме детей в школу с 7 лет появилось в начале 1944 г. (некоторое время до этого принимали с 8 лет). Ф.Ф. Шиллер пошла в школу 20 апреля 1944 г., вскоре была переведена во 2-й класс и поэтому закончила школу уже в 1953 г.

- 563 -

лет не получаешь ничего, то беспокоишься, дрожишь за него, боишься.

Очень хорошо, что вы так умело пользуетесь огородом. Представляю себе, как он вам пригодился все эти годы. Я полагал, что Флорюсенька уже ходит в школу. Но это не беда, пусть она учится у тебя, а затем, с осени этого года, пойдет в школу. Судя по ее письмам, она уже вполне грамотная и умная девочка. Спасибо тебе за все хлопоты и исключительные заботы по воспитанию нашей милой деточки! [2] Ты ничего не пишешь о тете Мане и о тете Шуре. Здоровы ли они? Где они находятся?

Не знаю, где я буду 10/VII, в день рождения Флорочки. Отсюда наверно на днях уеду. Но где бы я не находился в этот день, буду жить только мыслями о ней.

Целую тебя крепко Франц.

28/VI 44

 

Милая, дорогая Флорюсенька,

Поздравляю тебя с днем рождения! Теперь тебе уже восемь лет. Значит, у папы теперь уже взрослая дочка. Что ты совсем взрослая, я заключаю и по твоему письму от 25 декабя: нет ни одной ошибки, а построения фраз и мысли умные, правильные. Письмом своим ты сделала папе самую большую радость, которую отец только может иметь. Пиши мне часто, папа думает днем и ночью все о своей милой доченьке, а иногда, как сейчас, так скучает о ней, что слезы капают из глаз. Но, ничего, деточка! Расти, учись, будь умной, хорошо воспитанной девочкой. Слушайся всегда маменьку и бабусю! А когда вырастешь большой, поступишь в вуз и будешь писать большие, интересные книги.

Целую тебя крепко, крепко

папа.

28/VI 44

 

- 564 -

394. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

Милая, ненаглядная доченька,

Сегодня 10 июля, день твоего рождения. Хотя я и отправил тебе только недавно письмо, но решил опять написать тебе в этот торжественный, памятный день.

Итак, сегодня тебе восемь лет, и теперь у меня доченька уже совсем взрослая девочка. О чем тебе только писать в этот день? Что я каждую минуту думаю о тебе, - это ты сама знаешь. Что я особенно в эти последние дни в связи с предстоящим днем твоего рождения особенно часто думаю о тебе и твоей милой маменьке, тоже понятно. Я опять перебирал в своей памяти все сцены нашей с тобою совместной жизни на даче и дома, с мамулей и бабусей. Хорошо помню, что у тебя всегда была большая коллекция самых разнообразных мишек: были большие мишки, с умными глазами, большими ушами и красным бантиком на шее. Были и маленькие мишата, с маленькими забавными носиками и мордочками. Бывало, мы с тобою ставим все это собрание мишек на тележку и едем с тобою в магазин на даче. Очень забавные были мишеныши. А вот - теперь я и вспомнил, о чем я хотел тебе написать в твой день рождения - о настоящем, живом Мишке-медведе по имени "Малютка", который жил в прошлом году долго с нами.

Дело было так. Работал папенька на лесозаготовках в лесу. Вдруг ребята заметили, что все чаще и чаще пропадает рыба, которую мы хранили не в землянке, а снаружи. Догадались, что ее, конечно, ворует медведь. Ставили капкан. Утром смотрим, рыбы опять нет, а капкан цел, стоит нетронутый на месте: хитрый бурый медведь опять утащил рыбу и ловко обошел капкан. В следующую ночь поставили капкан так искусно, спрятанно, что медведь, по-видимому, наткнулся на него, но не попался. От злости хитрое животное выбросил капкан на дерево, где он утром как бы в насмешку и висел. Но в последующую ночь - ведь люди тоже не дураки - спрятали капкан так умело, что медведь попался; утром [2] мы наблюдали такую картину: старая медведица, которая опять приходила воровать

 


[i] Ф.Ф. Шиллер, 10.6.44 г.

- 565 -

нашу рыбу, попала ногою в капкан. А рядом с нею сидел маленький медвеженок. Он пугливо смотрел на мать и на людей, пришедших убить медведицу. Воровку-медведицу действительно убили. Мясо немного жесткое, но очень вкусное.

А маленького медвеженка мы взяли к себе. Я дал ему имя "Малютка". Он сделался ручным, как мохнатая собака, постепенно терял свою пугливость и привык к нам. Кормили мы его рыбою и вообще, чем попало. Нередко он приходил к нам спать в землянку. Так привыкал к нам, что стал кушать и вареную пищу. Бывало, как ударит гонг на обед, "Малютка" наша, где бы она не была, бежит за своей миской (она имела свою отдельную миску, из которой кушала) и становится в очередь за получением супа. Получив суп, он аккуратненько идет с миской на свое место и кушает. Но больше всего маленький медвеженочек любил, конечно, рыбу. Причем он ловил ее сам. Садится у речки, где мелкая вода течет по камням, и ожидает. Вот большая рыба подплывает к камням, с трудом перебирается через камни, барахтается, мечется. А Мишке это только и нужно: подбежит и - лапой бац, и рыба убита. Он ее вытаскивает аккуратненько, и когда у него набралась уже целая куча, он ее уносит и прячет в определенном месте, - зарывает ее в землю. Через несколько дней, когда рыба припахивает (а медведи очень любят именно тухлую рыбу), он кушает ее с большим удовольствием.

Мы все очень любили "Малютку". А я прямо дружил с ней. Хороший был медвеженок, умный, иногда, - правда, редко, - даже ласковый. К жилой обстановке так привык, что, казалось, он ее никогда не покинет. Прилежный был медвеженок, трудолюбивый. Помогал [3] нам в хозяйстве. Бывает, колят дрова; для печки. "Малютка" стоит, смотрит. "А ну ка, "Малютка", неси дрова в печку", - и "Малютка" наша становится на задние лапы, а передними несет охапку дров в землянку и бросает у печки. Так же он научился таскать воду: берет вёдра, идет к речке, набирает воду и несет к кадушке, наливает, пока она не полная. Причем до того умный был медвеженочек, что, бывало, скажешь ему: "Малютка", иди за водой!"

 

- 566 -

А он, шельма, сперва идет к кадушке и смотрит: если в ней есть еще вода, - хотя бы немного на дне, - он ни за что не пойдет за водой. Но если кадушка пустая, он берет ведра и бежит к речке.

Так "Малютка" жила у нас все лето. Дружил я с ней как с исключительно умной собакой. Иногда она даже как будто приласкалась ко мне. А все же сидел в нем дикий, лесной зверь. То и дело сердится, то часами уходит в лес, но все же возвращается, и как будто все по-старому. Очень уж я ее любил. Бывало, говорю: "Малютка", становись! Дай лапу!" И она становится на задние лапки, дает мне переднюю, и мы ходим с нею. Может быть, она еще долго пожила бы с нами. Но все дело испортили собаки.

Дело в том, что пуще всех "Малютка" ненавидела собак, - маленьких, пушистых, проворных и прожорливых собак севера. И вот осенью к нам быстро, по снегу, приехала упряжь из 12 собак. Хозяин выпряг их, и прожорливые маленькие животные сразу бросились искать рыбу. "Малютка" боялась, что собаки найдут спрятанную ею рыбу и быстро побежала сама к месту, где она была спрятана, чтобы собаки ее не сожрали. Но этим "Малютка" только выдала секрет: собаки сразу бросились на ее рыбу. И тут-то и обнаружился дикий зверь в нашей при-[4]рученной "Малютке": она заревела, бросилась на собак и начала их убивать. Но тут сразу люди сбежались и - давай лупить "Малютку", чем только попало. Рассерженный и довольно-таки побитый медвеженок убежал в лес и больше не вернулся к нам.

Вот что я вспомнил из моей жизни, когда я перебирал в своей памяти годы твоего раннего детства.

Девусенька милая, спасибо тебе, что пишешь мне такие красивые, умные, хорошие письма. Бабуся выучила и научила тебя писать и читать. Очень хорошо, что читаешь много интересных книг. Книги - лучшие подруги. Когда осенью пойдешь в школу, веди себя хорошо и учись так, как подобает моей милой доченьке. Бабуся очень много сделала для тебя до посту-

 

- 567 -

пления в школу. Если здоровье ей позволит, она поможет тебе дальше в учебе и в жизни.

Флорюсенька, деточка родная, почему ты никогда не пишешь о маменьке? И маменька тоже ничего не пишет, или письма ее не доходят до меня. Может быть, мамуля больна, и ты и бабуся скрываете это от меня. От меня ничего не надо скрывать. В следующем письме, которое ты будешь писать, пиши о маме и, кроме того, попроси маменьку, чтобы она сама приписала к твоему письму хоть несколько строк.

Пиши, как ты провела с мамой и бабусей сегодняшний день твоего рождения.

Целую тебя, ненаглядную деточку, милую маму и бабусю крепко, крепко

твой папа.

10 июля 1944


395.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инненька,

Последние дни у меня был большой праздник: Григорий Стратонович прислал мне все твои письма, которые ты писала мне в 1944 году в Совхоз. Письма эти два года лежали у Григория; теперь, когда я установил опять письменную связь с ним, он был настолько добр и прислал мне письма и фотокарточку Флореньки 1944 г.

Милая, я прочитывал эти письма сотни раз: в них ты вся та же прежняя родная, олицетворенная моя мечта; в них любимый мой эмоциональный, с легким налетом грусти живой стиль и всепобеждающая искренняя, чистая романтическая любовь. Я понятия не имел о существовании этих писем и все время думал, что ты все эти годы - после 1941 - ничего не писала. Спасибо тебе, милая: твои письма, хотя уже и двухлетней давности, вновь обогрели меня. Прости меня, что я упрекал тебя косвенно в одном письме, что забыла меня и не пишешь ничего.

 


[i] Письмо написано карандашом.

С. 567. Григорий Стратонович - Г.С. Потоцкий.

Прости меня, что я упрекал тебя косвенно в одном письме, что забыла меня и не пишешь ничего. - Видимо, имеются в виду слова из письма Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 28.6.1944 г.: "Не знаю, может быть и не суждено мне счастье получить от тебя хоть письмо в 10 строк" (наст.  изд., с. 561).

С. 568. Поспелов Геннадий Николаевич (1899-1992) - литературовед, д-р филол. наук, в 30-х гг. - последователь "социол. метода" В.Ф. Переверзева. Учился вместе с Ф.П. Шиллером в аспирантуре РАНИОН.

С. 569. Виктор Максим. ...Юрий Иванович, Борис Иванович, Евгения Львовна - Имеются в виду В.М. Жирмунский, Ю.И. Данилин, Пуришев Борис Иванович (1903-1989) - литературовед, проф. МГУ и других вузов, Е.Л. Гальперина.

- 568 -

Фотокарточка нашей дорогой доченьки очень хороша: именно так я все время заочно представлял себе развитие дочурки. В чертах лица у нее очень многое от тебя, и это очень хорошо. В целом она пошла в меня. Жаль, что ты тогда же не прислала своей карточки. Надеюсь, что скоро получу ее и новую карточку Флорюсеньки, а также мамы. Как только немного поправлюсь, я пришлю Вам свою.

Инненька дорогая, из этих писем я увидел, [2] сколько мытарств и страданий ты переносила эти годы. После этого мне стало так стыдно, что я еще просил у вас денег. Больше этого не будет. Ты настоящая героиня!

Письма твои обрываются как раз перед твоим экзаменом для поступления в аспирантуру. Поступила ты тогда или нет? Поспелов лично не плохой человек, но его метод работы и направление совершенно иные, чем у меня и у тебя. Поэтому он вряд ли годился в качестве научного руководителя для тебя.

Я пока все еще занят устройством своей жизни. Работы подходящей, по душе, еще не нашел. Но буду искать. В первое время, конечно, не легко, но потом все устроится. Мне бы очень хотелось перебраться поближе к вам, но пока это невозможно. Официально я должен работать здесь "до особого распоряжения". Долго ли это будет, не долго - не знаю. Надеяться мне на то, что какое-нибудь авторитетное учреждение будет хлопотать за меня, навряд ли приходится: и в МГУ и в АН люди, наверно, все новые. Я сообщаю тебе об этом совершенно откровенно потому, чтобы ты могла сделать для себя соответствующие выводы. Конечно, самое главное, что и тебе и Флорюсеньке теперь не нужно больше стесняться относительно меня. Но поскольку я пока не могу уехать отсюда, тебе, Может быть, не хочется больше ждать. Приехать сюда ко мне, тебе, наверно, не хочется, и из-за доченьки навряд ли и стоит. [3] Много я думал и думаю о всех этих вопросах, но один ничего решать не могу. Продумывай, милая, про себя и для себя все это и сообщи мне свое мнение.

Много я думаю и о вашем материальном положении. Часть нашей библиотеки ты могла бы, думаю, реализовать. Сохрани

 

- 569 -

только специальные книги по моей узкой специальности. Как полагаешь, печатать что-нибудь из оставшихся рукописей или переиздавать какую-нибудь книгу из напечатанных нет никой возможности? Ведь теперь мое положение иное. Но, может быть, мой вопрос очень наивен, т.к. я не знаком с обстоятельствами и условиями на месте. Я это спрашиваю исключительно только потому, что какое-нибудь переиздание бы неплохой материальной помощью для вас. Пиши в нескольких словах о судьбе наших ближайших знакомых. Где Виктор Максим., Вениям. Цезаревич, Юрий Иванович, Борис Иванович, Евгения Львовна и др. Где Саша ест, Миша Заблудовский и др. знакомые? Получила ты какие-нибудь известия от Виктора и других воронежских родственниках? Тетя Маня наверно умерла. В общем, не стесняйся теперь и пиши о них. Как здоровье мамы? Как учится сейчас дочка? Пишите обстоятельнее о домашних делах.

Обнимаю вас и целую крепко, крепко вечно

твой Франц.

20.Х.46


396. П.А. Нагорновой[i]

 

ТЕЛЕГРАММУ ГРИГОРИЯ ПОЛУЧИЛ БЛАГОДАРЮ БОЛЬНИЦЫ ВЫПИСАН ИНВАЛИДОМ АДРЕС ПРЕЖНИЙ УСТЬ ОМЧУГ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ ЖКО

[Усть-Омчуг, 7 марта 1947 г.]


397. П.А. Нагорновой[ii]

 

ТЕЛЕГРАММУ ПОЛУЧИЛ ДЕНЕГ ПОКА НЕ НУЖНО ЗДОРОВЬЕ ЕЩЕ СЛАБОЕ ЦЕЛУЮ-ПАПА

[Усть-Омчуг, 20 марта 1947 г.]

 


[i] Телеграмма доставлена в Москву 8.3.1947 г.

С. 569. ТЕЛЕГРАММУ ГРИГОРИЯ... - Видимо, речь идет о телеграмме Г.С. Лотоцкого после посещения им семьи Ф.П. Шиллера в Москве.

...ИЗ БОЛЬНИЦЫ ВЫПИСАН ИНВАЛИДОМ... - Ф.П. Шиллер находился в больнице в январе-марте 1947 г. в связи с инсультом.

...АДРЕС ПРЕЖНИЙ УСТЬ О МЧУ Г ХАБАРОВСКОГО КРАЯ... - Видимо, адрес был указан на конверте письма Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 20.10.1946 г. (№ 395) или в его несохранившихся письмах (телеграммах). В настоящее время Усть-Омчуг (находится к северу от Магадана, у истоков р. Колыма) относится к Магаданской обл.

ЖКО - жилищно-коммунальный отдел.

[ii] Телеграмма доставлена в Москву 21.3.1947 г.

- 570 -

398. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Недавно я писал Инночке в письме, что здоровье мое понемногу улучшается. К сожалению, я тебе должен сегодня сообщить, что оно опять значительно ухудшилось. Вчера, как раз 1-го мая, когда была всеобщая радость, конечно, и у вас дома, со мною случилось второе кровоизлияние в мозг. Несколько часов я находился в состоянии, о котором окружающие не знали, жив я еще или мертв. Пострадали и на этот раз в основном речевой центр и правая нога. Правая рука (т.е. нервный ее центр) каким-то образом этот раз не пострадала, и поэтому я сегодня был в состоянии вам написать это письмецо.

Часть инвалидов у нас отправили на "материк", то есть домой, но я в это число не мог попасть (фамилия). Надеюсь, что может быть удастся выехать со вторым рейсом (впрочем, определенного еще ничего не известно). Но если не скоро удастся переменить климатические условия, тогда навряд ли можно и нужно об этом думать.

Судя по сообщениям радио, у вас в Москве весна в полном разгаре. У нас тут на [2] дальнем Севере еще холодно, но днем, когда солнце высоко стоит, снег на улицах начинает таять. Весна и тут немного оживает природу, но все же тут тайга-тундра, и сравнить ее с московской никак нельзя.

Пока письмо дойдет до вас, вы наверно будете жить уже на даче. Флорочка, надеюсь, понемногу помогает уже на огороде и в хозяйстве. Ибо как бы хорошо доченька наша не училась, самое необходимое в домашнем хозяйстве она должна знать.

С нетерпением жду письма и фотографии, о которых Ин-ночка телеграфировала, что они в марте высланы. Так давно я не получал ни одного слова (кроме телеграмм) от вас!

Целую вас всех крепко

Франц.

2/V 47

 


[i] С. 570. Недавно я писал Инночке в письме, что здоровье мое понемного улучшается. - Последнее сохранившееся письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер, датированное ранее данного момента (№ 395), отправлено 20.10.1946 г., т.е. до резкого ухудшения состояния его здоровья в начале 1947 г.

Часть инвалидов у нас отправили... домой, но я в это число не мог попасть (фамилия). - Будучи спецпоселенцем по национальному признаку, Ф.П. Шиллер не мог вернуться на прежнее место жительства.

- 571 -

399. И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер[i]

 

Дорогая Инненька,

6 июня Николай Сергеевич привез мне письмо с фотокарточкой, 200 рублей денег и посылку. За 9 лет моего отсутствия из родного дома это была самая большая радость. В этот же день я по почте получил еще письмо от 8 марта с фотокарточкой милой доченьки.

За деньги и посылку большую благодарность. Вещи все пришли как нельзя кстати. Но денег не надо было посылать. Пока могу жить своим заработком. Я ведь только месяц после выхода из больницы не мог работать. Сейчас же правая рука опять в порядке; работаю в конторе районного отделения Госбанка. - Курить я так и не научился, а теперь, в связи с моей болезнью, даже строго запрещено курить.

Еще в начале марта я подал заявление о выезде на материк (я же ведь тут числюсь спецпереселенцем "до особого распоряжения"). К заявлению я приложил врачебное свидетельство об инвалидности 2-ой группы (т.е. со 100% потерей работоспособности). Но разрешение на выезд я так и не получил. На днях я опять был у начальника районного отделения МВД, который мне сказал, что для получения разрешения на выезд спецпереселенцам нужно представить следующие справки: 1) о составе семьи, 2) о месте твоей работы и 3) вызов какого-нибудь учреждения на работу. Взамен вызова можно представить справку райсовета о том, что нет возражений против моего местожительства в Москве.

Я в тот же день дал тебе телеграмму с прось-[2]бой выслать эти справки заказной почтой.

Милая, я понимаю, что ты в конце учебного года очень устала, что твоя нервная система тоже пришла к концу. Но тем не менее я прошу тебя еще раз достать, что можешь. Хочу еще раз попробовать и подать заявление о выезде. Выйдет ли что-нибудь, не знаю, но надо все делать, что только в наших силах. Ибо я прекрасно понимаю, что моя болезнь неизлечима на Колыме и единственно выезд отсюда - мое спасение. Рас-

 


[i] С. 571. Я в тот же день дал тебе телеграмму... - Телеграмма не сохранилась.

С. 572. ...опасность повторения удара. - Здесь: повторения инсульта, случившегося у Ф.П. Шиллера в январе 1947 г.

С. 573. ...экзамены твои уже все закончены, - В тот период в СССР выпускные экзамены сдавались во всех классах средней школы.

- 572 -

суждая реально - только если такое авторитетное учреждение, как академия, университет или пединститут будет хлопотать за меня в МВД, тогда мне удалось бы поехать к вам или ближе, по крайней мере, к вам.

Инночка, ты, наверно, по почерку видишь, что правая рука у меня совсем восстановилась. Я этому очень рад, могу хоть потихоньку опять работать. Речь поправляется очень, очень медленно. Но главное зло - постоянные сильные головные боли от высокого давления крови (240x150) и ежедневное кровотечение из носа. А отсюда постоянная опасность повторения удара.

Но несмотря на все эти недуги, я живу исключительно напряженной научной мыслью. Сколько научных книг по своей специальности у меня в голове уже готово, - в этой несчастной, измученной голове, которая в этом году, наконец, забастовала по-своему!

Хочу тебя еще просить, милая, купи мне учебники для средней школы и для вузов по английскому языку. Если мне до осени не удастся выехать, я телеграфирую тебе, [3] чтобы ты выслала мне заказной бандеролью английские учебники (можно и один французский) и 3 тома моего курса (2 изд. 1-2 тт. и 1 изд. III т.). Надо же чем-нибудь в тайге заниматься: надо немного опять упражняться по-английски. Курс же мой - все-таки так и останется научным любимым детищем, несмотря на то, что я бы теперь очень многое написал бы по-иному, особенно всю эпоху романтизма.

Инненька, бедная женушка моя! Как хотелось бы приносить тебе после многолетнего горя и разлуки так много, много счастья! Ведь ты же тоже так много страдала, так много перенесла! Кто бы мог 12 лет тому назад, когда мы женились, подумать, что нам предстоит такая горькая судьба, - настоящая трагедия рока? Одной только надеждой и живешь, что может быть удастся нам еще когда-нибудь увидеться. Лишь бы дожить до этого счастливого дня!

Крепко целую тебя, милую

твой Франц.

 

- 573 -

Усть-Омчуг

16 июня 1947 [4]

 

Милая Флорюсенька,

Все твои три письма я получил, а также и три твои фотокарточки. Ты на всех трех вышла очень хорошо: на двух ты веселая, а на третьей очень, очень серьезная! Все же больше всего ты мне нравишься на карточке, где ты снята вдвоем с мамой своей.

Флорочка, то, что ты пишешь о своих успехах в учебе, меня очень радует. Папа убежден, что доченька всегда будет отличницой - как в средней школе, так и в будущем вузе. Теперь экзамены твои уже все закончены. Наверно, вы теперь уже живете на даче. Отдыхай хорошо после хорошей учебы! Помогай бабусе на огороде и в хозяйстве. Смотри, чтобы мама твоя отдыхала на даче и успокоила свои нервы за лето!

Доченька милая, папа думал, что летом приедет к вам. Но пока еще ничего не известно, смогу ли я приехать в этом году. А я каждый день мечтаю о своей милой доченьке, которая с каждым письмом становится все умнее и красивее.

Надеемся все же, Флорочка, что нам скоро удастся встретиться!

Целую тебя крепко

[подпись] Папа.

16 июня 1947

P.S. Прости, Флорочка, папа устал.


400.
И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая Инненька,

Письмо это отвезет к тебе мой хороший знакомый, киевский профессор Федор Григорьевич, который последний год жил в нашем поселке и заведывал клубом. Сейчас он едет домой. Он может тебе рассказать о моем здоровье и о нашей жизни здесь, в далекой северной тайге.

 


[i] С. 574. Недавно я вам послал два письма... - Видимо, имеются в виду письма № 398 и 399.

Из людей моего происхождения... уехали: 1) все, которым свыше 55 лет - они считаются демобилизованными; 2) те, семьи которых живут по эту сторону Урала. Последние уезжают на основании постановления Правительства "о воссоединении семей спецпереселенцев". - Российские немцы старше 55 лет не подлежали мобилизации в т.н. трудармию, и в этом смысле их можно было назвать демобилизованными. К тому же в 1947 г. уже происходило постепенное расформирование трудармии. Представители репрессированных народов, включая российских немцев, отбывшие наказание в исправительно-трудовых лагерях, направлялись в этот период на спецпоселение по месту жительства их семей после депортации, т.е. за Урал. 11 марта 1952 г. по этому поводу был принят специальный Указ Президиума Верховного Совета СССР. О каком "постановлении Правительства" писал Ф.П. Шиллер, не ясно: подобный документ до сих пор не публиковался.

В одном из своих писем... я просил вас выслать мне кое-какие справки... - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер от 16.6.1947 г. (наст.  изд., с. 571).

- 574 -

3 июля у меня был опять сильный приступ моей болезни, прямо на службе. Два дня лежал в больнице. Вообще, если мне не скоро удастся выехать отсюда, то дела у меня очень плохие.

Недавно я вам послал два письма, которые вы, наверно, уже получили. Народ отсюда уезжает и уезжает. Из людей моего происхождения также уехали: 1) все, которым свыше 55 лет - они считаются демобилизованными; 2) те, семьи которых живут по эту сторону Урала. Последние уезжают на основании постановления Правительства "о воссоединении семей спецпереселенцев".

В одном из своих писем и в телеграмме я просил вас выслать мне кое-какие справки, чтобы я мог бы вновь ходатайствовать о выезде, так как мои прежние заявления и справки об инвалидности (100%) так ничего и не дали. Ты ничего не писала, говорила ли с кем-нибудь из старых знакомых относительно ходатайства. Ибо если только какое-нибудь авторитетное научное учреждение [2] ходатайствовало бы за меня в МВД, могло что-нибудь выйти. Но так как ты ничего не пишешь и не телеграфируешь об этом, то я заключаю, что и это безнадежно. Да я и не хотел бы, что ты еще больше испортила свои нервы на этом деле: нет, так нет. Только сообщи мне об этом, чтобы я уже ниоткуда ничего не ждал.

О нашем быте здесь тебе может рассказать Федор Григорьевич. Беда в том, что сейчас я не могу читать. Книги тут есть - все русские и иностранные классики, отдельные труды по философии, истории, географии и т.д. Но у меня такие постоянные головные боли и кружение головы, что о чтении и думать нечего.

Наступило и у нас "лето" после 1-го июля. Но по ночам все еще бывают заморозки. Даже небольшой огород посадили с товарищами по общежитию: редис, лук, салат, репа, капуста. Редис растет пока ничего. Если не будет сильных заморозков, может быть, он вырастет. Нужно хоть овощи понюхать, иначе цынга одолеет. [3] Надеюсь, что огород у вас в этом году лучше, чем в прошлом. Желаю тебе после конца учебного года

 

- 575 -

спокойный отдых! У Флорочки через 2 дня день рождения: в этот день я духовно буду весь с вами. Флорочке теперь уже 11 лет: годы теперь быстро пойдут. Не успеешь оглянуться, как дочка уже будет взрослая!

Как здоровье мамы? Тетя Маня, наверно, умерла, хотя вы ничего и не писали. Ты, Инночка, так и не получила известий от воронежских родных?

Целую тебя, милую Флорочку и маму крепко

Франц.

8 июля 1947


401.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инночка,

Посылаю тебе тут несколько заявлений и частных писем. Если считаешь полезным, используй их. Но ты на месте лучше знаешь ситуацию и поэтому суди сама, отдать их по адресу и [или] не нужно. Полагаюсь весь на тебя!

Целую тебя, Флорочку и маму

Франц.

9 июля [1947]

Усть-Омчуг

P.S. Сегодня еще раз подал заявление в местное МВД о выезде. Заявление приняли, но будет ли результат, не знаю.


402.
П.А. Нагорновой[ii]

 

Дорогая мама,

Телеграмму твою от 10 июля я в тот же день получил. Спасибо за твои хлопоты! Справки наверно прибудут сюда в середине августа. Правда, они по всей вероятности тоже будут бесполезны, так как основное - это вызов. Раз никто не хочет его давать, то это означает, что ни один институт не хочет хлопотать, и тогда надо оставить эти мысли.

Я со своей стороны недавно подал еще раз заявление о выезде как инвалид в какой-нибудь район Сибири. Это - послед-

 


[i] С. 575. Посылаю тебе тут несколько заявлений и частных писем. Если считаешь полезным, используй их. - Текст этих обращений см.: наст.  изд., с. 803-806. Судя по тому, что заявления и письма хранились в семье Ф.П. Шиллера, адресатам они переданы не были.

[ii] С. 575. Справки наверно прибудут сюда в середине августа. -См. прим. к с. 574.

С. 576. ...я вам после 1 сентября, т.е. после вашего переезда с дачи, позвоню. - Ф.П. Шиллер, вскоре покинувший Усть-Омчуг, в Москву не позвонил. По словам Ф.Ф. Шиллер, после начала войны у них, как и у большинства москвичей, изъяли телефон, который к данному периоду, видимо, еще не был восстановлен.

- 576 -

няя моя надежда, ибо болезнь моя ухудшается каждый день. Особенно неприятно постоянное головокружение. [2]

На днях установлена постоянная прямая телефонная связь Усть-Омчуг - Москва. Разговаривать можно ежедневно в вечерние часы (с 8-9 час. по местному времени - на 8 час. раньше московского времени). Заказывать разговор нужно заранее. Прошу вас, сообщите мне телеграфно номер домашнего телефона и я вам после 1 сентября, т.е. после вашего переезда с дачи, позвоню. Мне только трудно разговаривать, т.е. меня трудно понимать. Если позвонить мне, то нужно меня предупредить по местному телефону через Госбанк в Усть-Омчуге.

Лето у нас сейчас даже для Колымских условий прескверное: холод и дожди. Солнечных дней мало. Несмотря на это, на моем маленьком огороде выросла неплохая редиска и салат. Хорошо растет и капуста; правда, куры соседей, кото-[3]рым кушать нечего, здорово ее щиплют. И тем не менее, она завивает уже кочан: дожди очень идут ей на пользу. Конечно, соседи у меня много воруют. Но все-таки немного зелени достается и мне, а без нее нет спасения от цынги.

Часто представляю себе, как вы все живете на даче, как вы работаете на огороде. Надеюсь, что Инночка хоть немного отдохнет за лето. А Флорочка, наверно, уже помогает понемногу в хозяйстве. Обязательно приучите ее к домашнему труду, чтобы она не сделалась беспомощной в хозяйстве.

Целую вас всех крепко

Франц.

Усть-Омчуг

18 июля 1947


403. П.А. Нагорновой[i]

 

БУДУ В ОМСКЕ ВОСЕМНАДЦАТОГО СЕНТЯБРЯ-ПАПА

[Улан-Удэ, 12 сентября 1947 г.]

 


[i] Телеграмма доставлена в Москву 12.9.1947 г.

- 577 -

404. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

18 сентября я прибыл в Омск. Путешествовал ровно 2 месяца по суше и по морю. Дорога была очень тяжелая. Прежде всего мне пришлось ждать больше месяца пароход. Наконец, когда он прибыл, с мною за день до посадки случился тяжелейший, третий по счету, припадок моей болезни. Я еле пришел в сознание в больнице, но меня все же по настоянию врачей посадили на пароход. К счастью, море было очень спокойное, качки не было. После всяких пересадок по железной дороге я через месяц доехал. Билет я имел бесплатный, как инвалид, но с питанием было плохо, так как, чтобы питаться два месяца на базаре - тем более на станциях - нужно иметь очень много денег. А их у меня не было.

Когда я приехал в Омск, я на главном почтамте получил ваше милое письмо и 500 рублей денег. Пять дней я хлопотал в Омске, чтобы получить разрешение остаться и работать в городе. Но, как я и ожидал, я разрешения не получил; меня направили на постоянное местожительство в село Красноярка, 45 км. от города, на севере, на Иртыше (железной дороги нет; ходят машины и речные пароходы). 24 сентября я, наконец, добрался до деревни. Дал Вам сразу же первую телеграмму и тут же хотел вам отправить письмо. Но я только сел за стол писать, как со мною случился еще более тяжелый припадок, уже четвертый по счету. Меня в бессознательном состоянии отправили в районную больницу. В ней я лежал с 24 сент. до 7 окт. По-видимому, перемена климата мне тоже не помогает. Промежуток между припадками все уменьшается, а интенсивность их все увеличивается. На днях я постараюсь попасть в Омск на консультацию к специалисту невропатологу. Такое быстрое развитие моей гипертонической болезни после кровоизлияния в мозг в январе этого года не оставляет никакого сомнения в ее исходе.

Вчера и сегодня ходил в местный районный отдел народного образования. Собственно говоря, работать мне нельзя -

 


[i] С. 577. ...ходят машины и речные пароходы... - В письме Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 29.4.1949 г. (см. наст.  изд., с. 35) сообщалось, что из Красноярки в Омск ходят автобусы и моторные лодки.

Дал Вам сразу же первую телеграмму... - Телеграмма не сохранилась.

- 578 -

ведь вечный шум и боли в голове. Но так, без работы, я же ведь тоже жить не могу. Так что мы сговорились, что я возьму 2 часа в день иностр. языка в местной школе. Больше я пока взять не могу, особенно принимая во внимание еще и то, что мне очень трудно говорить, язык наполовину парализован, но ведь все надеешься на лучшее, так и я: может быть, все же таки перемена климата еще скажется [2] в благоприятную сторону.

Дорогая мама, из вышеописанного ты сама можешь себе представить картину о моем состоянии. Материально здесь не будет гораздо труднее, чем на прежнем месте. Но как-нибудь придется устроиться с квартирой и с питанием. Получу я 500 грамм хлеба (мукой).

У меня, мама, будет просьба к тебе. Может быть, у вас найдется лишняя простыня или еще что-нибудь из постельного и нательного белья? Ведь я приехал ни с чем, как я стою в летнем рабочем одеянии. Если можно у кого-нибудь из близких моих знакомых попросить старый поношенный костюм, я был бы очень благодарен за присылку его. Ведь как-то неудобно пойти в класс в неподобающей одежде. Из мелочей я опросил бы: воротничек белый с шлипсом (к той рубашке, которую вы мне послали в апрельской посылочке) и безопасную бритву (полный прибор). Если вы смогли бы составить такую небольшую вещевую посылку и прислать мне ее по почте, я был бы очень благодарен. Причем имейте в виду, что меня ровно ничего нет, как я тебе, мама, откровенно и пишу.  Многого мне, конечно, и не нужно, особенно если здоровье не улучшится. А если оно улучшится, то я сам смогу себе заработать. Вопрос идет именно о первых порах. Только я прошу тебя, денег без моего специального требования не высылать (я знаю, как Инночке тяжело их зарабатывать). Вопрос идет о некоторых вещах, которые вы, может быть, можете так собрать.

Прошу тебя, мама, это письмо, адресованное только тебе, не показывать Инночке и Флорочке: не надо их расстраивать

 

- 579 -

состоянием моего здоровья. Тебе же я решил написать открыто.

Крепко целую Франц.

Адрес мой:

п/о Красноярка, Омской области,

Кагановичского района. Учителю

8 октября 1947


405.
И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер[i]

 

Дорогая Инна,

Вчера я отправил вам телеграмму с просьбой выслать мне мой курс и курс русской литературы XIX и XX века. Я столько времени был оторван от своей науки, что нужно будет все это освежить. Я еще очень прошу тебя прислать мне - если сможешь без труда достать – англ. учебники по средней школе с словарем англо-русским (хорошо было бы достать, кроме того: "Словарь-минимум по англ., франц. и нем. языкам для средней школы" под ред. И.В. Рахманова. ОГИЗ, Москва, 1947).

Состояние моего здоровья таково, что не надо бы совершенно работать. Но я должен чем-нибудь заняться. Взял я в местной школе 2 часа в день по иностр. языку. Но надо чем-нибудь заняться и для души. И вот я думал, что в большой своей теме о революционно-демократ. поэзии 1830-40 гг. на Западе у меня осталась неисследованной одна только Франция. (В связи со 100 летним юбилеем революции 1848 г. в 1948 году было бы хорошо написать исследование "Револ.-демокр. поэзия Франции 1840-х гг.".) Прошу тебя о следующем: в моей библиотеке есть маленькая книжка в фотокопиях: Skerlich Ivan "La poesie franc.aise dans la opinion publique de 1830-1840". Я ее сфотографировал в цюрихской библиотеке. Кроме того, в моих общих тетрадях с выписками (Exzerpte) в двух или трех тетрадях (с красными обложками) есть выписки для этой темы (из рукописей и книг). Если сможешь что-нибудь найти из

 


[i] С. 579. Вчера я отправил вам телеграмму... - Телеграмма не сохранилась.

...революции 1848 г. ... - В ходе революций 1848 года, охвативших целый ряд европейских стран, во Франции была свергнута монархия и провозглашена республика.

Skerlich Ivan - видимо, Skerlitch Yovan (Скерлич Йован) (1877-1914) - сербский литературовед и историк.

La poesie frangaise dans la opinion publique de 1830-1840. - Французская поэзия и общественное мнение в 1830-1840 гг. (франц.).

...в цюрихской библиотеке. - Ф.П. Шиллер побывал в Цюрихе (Швейцария), видимо, во время своей командировки в Германию летом 1928 г.

Exzerpte - от Exzerpt - выписка, выборка (нем.).

С. 580. ...на все мои просьбы о ходатайстве... - См. письма Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер от 16.6.1947 г. и Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 8.7.1947 г. (наст.  изд., с. 571,574).

...Оксман получил... вызов и сейчас... работает. - Ю.Г. Оксман в 1946-1957 гг. работал в Саратове, затем вернулся в Ленинград.

...папа написал маме и бабушке, чтобы, они достали ему несколько книг... и вещей. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 8.10.1947 г. (наст.  изд., с. 578) и наст.  письмо (с. 579).

- 580 -

этих материалов, пришли мне их. (Книжки-фотокопии никому не давай).

Инночка, на все мои просьбы о ходатайстве ты мне отвечаешь очень лаконично, что пока ничего нет. Если можно, сообщи мне, что тебе отвечают, с кем ты говорила, есть ли какая-нибудь надежда. Если нет, так нет. Я знаю, что о некоторых людях хлопотали, и с успехом. В частности, не так давно Оксман получил через Ин-т русск. лит. Акад. Наук вызов и сейчас восстановлен во всем и работает. Но возможно, что об одних считают возможным хлопотать, о других же нет. Может быть, тебе так и сказали. Тогда сообщи мне об этом: я видал уже всякие виды, и это меня ничуть не расстроит.

Целую Франц.

8/Х 47

P.S. Большое удовольствие ты мне составила, что этим летом отдохнула, наконец! [2]

 

Милая Флорочка,

Как хорошо, что ты провела в этом году лето с мамой на берегу Рижского залива! Папа уже давно не был там, но очень хорошо помнит по юношеским годам всю прелесть рижских дач и их окрестностей! Самое главное, что ты и мама хорошо отдохнули и теперь можете с новым здоровьем взяться за работу. Доченька милая, у меня есть просьба к тебе: папа написал маме и бабушке, чтобы они достали ему несколько книг (англ. учебник и словарик) и вещей. Так как мама очень занята работой, а бабушка уже стара, то я прошу тебя купить эти вещи в магазине.

Пиши мне, как вы переехали с дачи в город, и как в этом году уродился огород. Много ли собрали картофеля? Наварила вам бабушка варенья из клубники?

Учись, доченька, хорошо и доставляй маме, папе и бабушке много, много радостей!

Целую тебя крепко

папа.

8 окт. 1947

 

- 581 -

406. И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая Инна,

Хотя я вчера вам отправил письмо, но через местную почту, сегодня же у меня случай отправить письмо непосредственно через город. Поэтому это письмо, наверно, получите раньше того.

Болезнь моя и последствия от кровоизлияния в мозг в связи с переменой климата до того обострились, что в ближайшие месяцы должно выясниться, вылечится ли болезнь, или же приведет меня к неминуемому концу. Поэтому я месяца 3-4 навряд ли буду в состоянии что-либо работать. Тяжелые припадки, с потерей сознания на несколько часов, все учащаются. Ни физическим, ни умственным трудом сейчас мне заниматься нельзя.

Приехал я на постоянное местожительство в село Красно-ярка, 45 км. от Омска. Ни квартиры, и вообще-вообще пока ничего нет. Согласовал с районе, чтобы взять 8 час. иностр. языка в неделю в местной школе. И то будет трудно, потому что язык по правой стороне парализован. Но что-нибудь нужно взять, чтобы получить снабжение, которое тут полагается -500 гр. хлеба в день (заменяют мукой 300 гр.). Приехал я сюда так, как я стою и хожу, а зима на носу. В общем, ты сама можешь себе представить мое положение. Оно на много хуже, чем на прежнем месте.

И вот, Инночка, у меня просьба к тебе: можешь ты мне немного помогать в первые 3-4 месяца, пока у меня такое положение со здоровьем? Тяжело мне писать тебе обо всем этом. Но выхода нет. Много не нужно. Картофель здесь стоит около 5 р. кило, молоко 10-12 р. литр. О другом я и не мечтаю. Хоть бы картофель иметь. Относительно одежды и постельного белья Может быть, мама что-нибудь придумает. Мне самое главное прожить первые 3-4 месяца; к тому времени вопрос о моем развитии болезни, наверно, выяснится в ту или другую сторону.

 


[i] С. 581. Хотя я вчера вам отправил письмо... - Видимо, речь идет о письмах от 8.10.1947 г. (№ 404 или 405).

С. 582. Я недавно просил вас выслать мне мой курс, русск. лит. и англ. учебник для средней школы. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер от 8.10.1947 г. (наст.  изд., с. 579).

- 582 -

Милая Инночка, если ты сможешь мне в это время чем-нибудь помочь, то только не в ущерб себе и доченьке. Если других ресурсов кроме твоего заработка нет, то я просил бы продать букинистам из моей библиотеки все книги, за исключением узко-специальных по истории зап. европ. литературы. Продай все сочинения (собрания, прежде всего) классиков, отдельные издания, книги по общественным наукам. В общем, если эти книги еще не проданы, действуй по своему усмотрению.

Конечно, мое положение было бы совершенно другим, если бы [2] я мог вернуться в семью. Но об этом, судя по твоим письмам, мечтать не приходится.

Я недавно просил вас выслать мне мой курс, русск. лит. и англ. учебник для средней школы. Хочется чем-нибудь отвлечься от вечных мыслей о своей болезни. И думать нельзя, и волноваться нельзя, - ни в сторону радости, ни в сторону горести. Я все же надеюсь на благополучный исход своей болезни, и как я только немного встану на ноги, я буду опять работать всеми силами.

Телеграфьте, пишите мне!

Адрес: п/о Красноярка, Омской области Кагановичского района. Средн. школа.

Целую вас всех крепко, и простите меня!

Франц.

11 окт. 1947


407. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Сегодня я получил телеграмму о том, что ты выслала мой курс. Если русской литературы не найдете, то ее присылать не надо. Дело в том, что мне сперва хотели поручить здесь в местной школе несколько уроков по литературе, но я потом все же не согласился.

Но три тома мои мне крайне нужны. Боюсь, что на почте вышло недоразумение: вместо 3-х томов мне сегодня дали рас-

 


[i] В письме карандашом подчеркнуты (видимо, П.А. Нагорновой): 1-2 воротничка, 2-3 носовых платка, безопасная бритва (полный прибор с зеркальцем), зубная щетка и перочнн. ножик, ручка, карандаши, общие тетради, гребенка, дешевый мужской шарф, дешевый портфель, кусок хозяйственного мыла, шапка. После письма рукой П.А. Нагорновой карандашом написано: рубашка, галстук, сахар, масло, сушки, чай, варежки, спички, соль, компот, мыло, запонки, бритва, простыня, наволочка - по всей видимости, содержимое посылки, отправленной ею Ф.П. Шиллеру.

С. 582. ...три тома мои... - 3-томная "История западноевропейской литературы нового времени" Ф.П. Шиллера.

С. 584. Надеюсь на Флорочку, потому что у нея больше всех свободною времени. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер от 8.10.1947 г. (наст.  изд., с. 580).

- 583 -

писаться в получении 70 руб. денег, высланных тобой наложенным платежом из Москвы. Но, Может быть, книги еще придут. Но странно, о высылке денег ты же ничего не телеграфировала.

Дал я вчера первый урок в школе по иностранному языку. Деревня хоть и недалека от Омска, но глухая, глухая, потому что нет железной дороги. Купить тут ровным счетом ничего нет, но буквально нет. Люди, в частности все учителя, живут так: имеют домик, корову и огород, - и, стало быть, - всем необходимым обеспечены. Картошку по 5 р. кило, и то никто не хочет продавать. Прямо горе. А снабжение - ведь 500 гр. хлеба или 300 гр. муки. А из вещей тоже ничего нет. В этом отношении я попал в значительно более плохое материальное положение, чем на старом месте, даже сравнивать нельзя. А в бытовом тем хуже. Но, сейчас уже ничего не поделаешь. Если только здоровье выиграет от перемены климата; а если и этого не будет, тогда не знаю, что делать.

В своем положении в качестве Робинзона я решил обратиться к тебе и к Флорочке за самыми необходимыми вещами, которые я, Может быть, и мог бы частично достать в Омске, но мне очень трудно туда попасть, потому что, мне нужно получить специальное разрешение и, кроме того, я боюсь куда-нибудь поехать из-за припадков. Поэтому я обращаюсь [2] к тебе, дорогая мама, выслать мне в посылке, по мере возможности, постепенно, следующие вещи:

1)1-2 простыни и 1 наволочку (матрац и одеяло мне временно дал врач из больницы);

2)    Старый костюм (только в том случае, если можете его достать бесплатно у знакомых; купить не надо);

3)    1-2 белых воротничка и какой-нибудь шлипс с пуговицами для той рубашки, которую вы мне послали в апрельской посылке);

4)    2-3 носовых платка;

5)    какие-нибудь перчатки и чулки на зиму;

6)    мужской ремень или пояс (верхний, на куртку);

7)    Безопасная бритва (полный прибор с зеркальцем);

 

- 584 -

2)    Зубная щетка и перочин. ножик

3)    Ручка, карандаши, перья, чернильница; особенно же общие тетради и бумага для меня лично;

10)    мужские подтяжки и гребенку;

11)    Дешевый мужской шарф;

12)    Дешевый портфель;

13)    Кусок хозяйственного мыла;

14) Английский учебник для средней школы (для всех классов, сколько можете найти в одном экземпляре) и англо-русск. и русско-английск. словарик.

Вот перечень самых остро недостающих мне вещей на сегодня. Надеюсь на Флорочку, потому что у нея больше всех свободного времени. Можно присылать не все сразу, постепенно. А чего нет у вас и нельзя доставать, или денег нет, не присылайте. Я прошу о том, что можно безболезненно для вас делать. Если нет одной вещи, может быть, у вас есть другая. Ведь у меня ровно ничего нет, и любая вещь пригодится. Было бы хорошо, какую-нибудь шапку на [3] зиму найти, если есть возможность. Я тут со временем постараюсь купить через кого-нибудь в городе старые валенки и поношенное пальтишко, и я был бы доволен.

Не знаю, как дальше будет развиваться мое здоровье. Но как бы оно дальше не развивалось, пока живешь, нужно бороться за жизнь и работать, сколько можешь. Никаких притязаний к жизни у меня нет: я уже доволен, когда у меня сегодня нет сильных головных болей и когда в запасе имеется на несколько дней картошка. Ты меня прости, мама, что я вам так часто надоедаю своими просьбами; когда здоровье хоть немножко улучшится, не буду больше надоедать.

Целую вас всех крепко

Франц.

п/о Красноярка, Омской обл., Кагановичск. района. Средняя школа.

15 октября 1947

 

- 585 -

408. И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая Инна,

Получил твое письмо от 16/Х, деньги и книги тоже. Очень прошу тебя как-нибудь написать мне подробнее, с кем ты говорила относительно ходатайства, и что тебе ответили. Имеет ли смысл мне самому кому-нибудь (или куда-нибудь) написать?

Когда я приехал в Омск, то местные вузы откуда-то уже знали, что я еду сюда. Меня сразу же пригласили на работу, причем с большой радостью и почетом. Особенно старался местный педагогический институт. Оно и понятно: в составе всей литературной кафедры нет ни одного доцента или даже ассистента. Все преподаватели - из местных средних школ. Но я не мог получить права прописки в Омске. Соответствующая инстанция совсем не возражала по существу работы в Институте. Дело не в преподавании, в научной и педагогической работе, а в получении разрешения на местожительство в областном городе. Здесь очень хорошо были информированы, что в области научной работы и преподавания у меня никогда никаких упреков не было. Омский педагогич. институт обещал послать запрос в министерство высшего образования относительно моего использования в институте. Если тебе не трудно, я просил бы тебя зайти в отдел педвузов министерства высшего образования и спросить об этом деле. (Или, Может быть, Ник. Калин, или другой спросил бы). Главное тут в том, чтобы министерство высшего образования договорилось бы с министерством внутренних дел о предоставлении мне права проживать в Омске. Сообщи мне, будь доброй, о результатах (свою автобиографию я им - отделу [2] пединститутов - послал через Омский пединститут).

В письме к маме я пишу, как я сейчас живу в материально-бытовом отношении. Самое главное, чтобы я за эту зиму поправил свое здоровье. Лишь оно будет немного лучше, я постараюсь устроиться лучше. Я маме писал, что мне крайне необходимо. Что можете собрать, пришлите мне в посылке. Ка-

 


[i] С. 585. ...в области научной работы и преподавания у меня никогда никаких упреков не было. - Видимо, Ф.П. Шиллер не знал о характеристике, выданной ему по запросу Главной Военной прокуратуры от 30.11.1940 г. и подписанной зам. директора МГПИ Поповым и зав. секретной частью МГПИ Сапожниковым, где, в частности, говорилось: "Последние работы его подверглись резкой критике, особенно его 3-томный учебник по западной литературе. Эта книга разбиралась на кафедре и отмечался вульгарный социологизм, путаность и нечеткость формулировок... Шиллер избегал постановки на кафедре актуальных теоретических вопросов литературы".

В письме к маме я пишу, как я сейчас живу в материально-бытовом отношении. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 28.10.1947 г. (наст.  изд., с. 588).

Я маме писал, что мне крайне необходимо. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 15.10.1947 г. (наст.  изд., с. 583-584).

С. 586. ...Юрий Иванович, Благой и др. выпустили новые книги... - Имеются в виду Ю.И. Данилин и Благой Дмитрий Дмитриевич (1893-1984) - литературовед, член-корр. АН СССР (с 1953 г.). Сталинская премия (1951 г.). Речь идет о книгах: Данилин Ю.И. Поэты Парижской Коммуны. Т. 1. М., 1947; Благой Д.Д. История русской литературы XVIII века. М., 1945; И.А. Крылов. Исследования и материалы. Под ред. Д.Д. Благого и Н.Л. Бродского. М., 1947.

- 586 -

кие-нибудь сапоги или валенки местного производства я могу здесь купить. Тяжелее с костюмом (пусть старым, поношенным) и каким-нибудь старым пальто: их тут в Омске дешевле 1000-1200 р. нигде не найдешь. Конечно, я далек от мысли, чтобы вы купили мне за такие цены костюм или пальто. Но неужели у старых знакомых нет поношенных вещей? Я помню, сколько их у меня было в свое время! Неужели у Юрия Ивановича, Вениямина Цезаревича, Ник. Калин., Саши и др. старых знакомых нет ничего? Но, по-видимому, каждый боится. Я вижу по газетам, что Юрий Иванович, Благой и др. выпустили новые книги, но ведь никому в голову не приходит прислать мне хотя бы через тебя экземпляр книги!

Мама писала мне, что собирается приехать. Сейчас это трудно, в ее возрасте невозможно и нецелесообразно. Если здоровье мое улучшится (пока оно еще плохое), мы сговоримся: или вы приедете ко мне в отпуск, или я (если дадут разрешение) приеду к вам в отпуск. Сейчас врачи бы не разрешили мне свидания с вами из-за волнения, которое может вызвать моментальную смерть.

Целую тебя и нашу милую Флорочку крепко, крепко

Франц.

28/Х 47

P.S.: вопрос о костюме и пальто не такой страшный: может быть, тут со временем дадут какой-нибудь хлопчатобумажный материал по твердым ценам, чтобы можно было что-нибудь пошить. Пока самое главное - вопрос о болезни должен выявляться в ближайший месяц-два.


409.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Сегодня я получил твое письмо от 16/Х. На днях я получил также три тома своей истории литературы. Получил я также и 300 рублей по телеграфу. Еще раньше поступили 70 рублей по телеграфу. Когда поступили книги, я уплатил 50 рублей, которые ты должна получить обратно по почте. Курса русской ли-

 


[i] Дата проставлена в начале письма карандашом.

С. 587. Я недавно послал тебе заказное письмо... - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 15.10.1947 г. (№ 407).

- 587 -

тературы по XIX и XX векам не нужно. Если нет английского учебника в магазинах, он тоже не нужен пока.

Большое тебе спасибо, милая мама, за все твои хлопоты!

Я недавно послал тебе заказное письмо, в котором я перечислил самое необходимое, что мне сейчас нужно. То, что вы можете безболезненно для себя собрать, собирайте в одну или две посылки и пришлите мне по почте. Точный мой адрес: Омская область, Кагановичский район, п/о Красноярка, средняя школа. Преподавателю NN. Почта работает хорошо, и ничего не пропадет. Кроме того, что я тебе написал из вещей, было бы хорошо со временем достать пару галош - самый большой размер, чтобы надеть на старые валенки, которые я могу себе тут купить. Если я мог бы достать галоши, я мог бы их носить и весной в деревенской грязи.

Мама, меня очень тронуло, что ты собираешься ко мне приехать. Но, тем не менее, об этом пока нельзя думать по двум причинам: 1) то, что дорога в твоем возрасте очень и очень тяжелая; отсюда выехать обратно в Москву - очень трудно достать билет. Кроме того, из Омска добраться до моей деревни по грунтовым дорогам, тоже не легко. [2]

Вторая же причина, - это та, что в настоящем состоянии здоровья твой приезд представлял бы такое событие, которое вызвало бы такое волнение, что я, наверно, не переживал бы его. Придется нам немного подождать, пока болезнь успокоится.

Работа в школе у меня - только 8 часов в неделю. Дело, мама, не в том, что в этом районном селе нет работы. Но я пока больше ничего не могу делать. Даже 1 час работы в день так утомляет меня, что после прихода из школы я ложусь на 2-3 часа, до того болит голова, до того нервы передергивают меня всего. Но несмотря на тяжелое состояние здоровья, мне все же кажется, что за последнюю неделю мне стало немного легче: уже бывают периоды, что головные и нервные боли смягчаются и дают мне отдых на сутки! Я не теряю надежды, что перемена климата со временем все же должна выявиться в положительную сторону.

 

- 588 -

В бытовом отношении я временно устроился так: живу в крестьянском старом доме, который теперь принадлежит школе. В нем всего одна комната и большая кухня (тоже в виде комнаты). В этом доме нас живут 9 человек: 6 женщин и 3 мужчины. Женщины (1 старая учительница и 5 учениц 9-10 классов) занимают под общежитие комнату, мужчины же (я и ученика 10 класса) - кухню. Каждый из нас имеет свою койку. В общежитии чисто, относительно тепло. Питаемся мы пока все вместе (девушки варят по очереди): каждый на неделю сдает в общий коллектив продукты (картофель, капусту, рыбу, молоко), хлеб каждый кушает свой. Ученики все крестьянские дети из соседних деревень, где нет средней школы: они на воскресенье идут домой и приносят свои продукты на неделю. Я же покупаю свой паек на неделю воскресеньем на базаре. По крайней мере, мне самому не надо готовить и не возиться с посудой и т.п. Конечно, бытовые условия далеко не блестящие, работать трудно, но люди все очень хорошие, очень хорошо к мне относятся. Мне же самое главное - поправить здоровье.

Целую

Франц.

[28 октября 1947]


410.
П.А. Haгорновой[i]

 

Дорогая мама,

Пишу тебе сегодня из больницы: вчера у меня был опять сильный припадок, уже пятый по счету. Мне давно надо было поехать к врачу-специалисту - невропатологу. Но я до сих пор не мог ехать в Омск, где, говорят, имеется неплохой невропатолог. А теперь здесь наступила уже крепкая зима, с глубоким снегом. Разрешение на поездку я мог бы получить. Но так как до Омска из Красноярки нет железной дороги, то поездка туда и обратно на грузовой машине обходится не меньше 200 рублей. Кроме того, для такой поездки необходимо иметь теплую одежду, которой у меня нет. Поэтому, дорогая мама, у меня есть к тебе большая просьба: я посылаю тебе в этом письме пространную историю своей болезни и прошу тебя пойти с ней

 


[i] С. 588. ...посылаю тебе в этом письме пространную историю своей болезни... - См. "Историю болезни Ф.П. Шиллера" (наст.  изд., с. 806-808).

- 589 -

к какому-нибудь специалисту-невропатологу, показать ее ему для консультации: пусть он даст общую характеристику состояния болезни и пропишет лечение. Вы в свою очередь напишите мне, если врач даст указания, как лечить (если болезнь вообще еще можно лечить).

Я пока после припадка так слаб, что сегодня не в состоянии больше писать. Поздравляю тебя, Инночку и Флорочку с наступающим праздником! Желаю вам эти дни радоваться и отдохнуть!

Целую всех крепко

Франц.

Красноярка, 4 ноября 1947


411. H.A.
Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Хотя я тебе только 4/XI отправил из больницы письмо, сегодня пишу тебе опять. Дело в том, что 4/XI уже пришли сюда на почту письмо твое от 25/Х и посылка от 27/Х. Для того, чтобы их получить на почте, я сегодня выписался из больницы, хотя я пока еще слаб после припадка от 3/XI.

Не знаю, милая мама, как тебя благодарить за все твои хлопоты! Вещи были все целы и все пришли очень и очень кстати. Конечно, мама, ты сама понимаешь, что нервы после припадка в отвратительном состоянии. Но когда я увидел некоторые из моих вещей, я был очень растронут; сердечное спасибо вам за все!!

Продукты я отдал в наш коллектив: особенно к празднику пришелся сахар, который тут трудно достать. Мы в коллективе друг друга не обижаем: вместо сахара я не буду некоторое время покупать мясо и молоко. Очень рад я был, что ты прислала мне мою безопасную бритву, которая мне живо напоминает былое счастье в семье.

Из других продуктов масла не надо было присылать - оно тут в Омске стоит 120 руб. кило. Но сахар, чай, кофе (суррогат), крупу и т.п. здесь достать трудно. Вообще здесь в нашем

 


[i] С. 589. ...я тебе только 4/XI отправил... письмо... - См. письмо №410.

С. 590. Адресуйте впредь не на Среднюю школу, а ул. Мичурина 6. - Изменение адреса связано, видимо, с переездом Ф.П. Шиллера на квартиру к Т.М. Вольгемут, о чем он в письмах семье не упоминал. См. письмо Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 29.4.1949 г. (наст.  изд., с. 35-36).

- 590 -

селе трудно что-нибудь найти. По воскресеньям [2] здесь отведено место под базар, но кроме немного мяса и масла ничего нет. Картофель стоит уже 250 р. мешок, и то его трудно купить. Мука размол пшеничный стоит уже 400 р. пуд. Но как-нибудь буду стараться доставать в дальнейшем продукты (картофель, капуста) через учеников нашего коллектива - крестьянских детей соседних деревень.

У нас здесь с 26 октября уже крепкая зима. Самое необходимое, что мне сейчас нужно приобрести - это что-нибудь вроде пальто. Раньше в Омске были еще, говорят, пальто дешевле 1200; сейчас будто бы во всяком случае меньше 1000 р. ничего нельзя найти. Если ты, мама, продала мою шубу, как ты пишешь в последнем письме, то может быть, ты могла бы мне выслать 1000 руб. и я попробовал бы достать себе что-нибудь. Валенки (не новые) я купил себе за 300 р., которые ты мне недавно прислала. С костюмом я должен обождать; они тут в Омске очень дорогие. Правда, у меня ни одного, даже рваного, костюма или чего-нибудь похожего нет; у меня имеется только толстовка, которую вы прислали мне в апреле, и еще рабочие брюки. Но все это ерунда по сравнению с состоянием моего здоровья. Мама, ты себе представить не можешь, как страшно на меня [3] каждый раз влияет припадок: ведь это же каждый раз отчаянная борьба со смертью!

И тем не менее, пока ты жив, ты должен заботиться о ежедневных требованиях жизни. Хорошо, мама, что вы за это долгое время не забыли меня, как сделали очень многие! Не знаю, что я в эти критические для моего здоровья месяцы сделал бы без вас.

Целую тебя, Инночку и Флорочку крепко!

Франц.

Красноярка

6 ноября 1947

P.S. Адресуйте впредь не на Среднюю школу, а ул. Мичурина 6.

 

- 591 -

412. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо от 11/XI и денежный перевод на 300 р. сегодня получил. 19/XI я, кроме того, получил денежный перевод на 200 р. от 27/Х. Так что, почта тут работает очень медленно, но все же до сих пор еще ничего не пропадало.

Спасибо вам всем за поздравления ко моему дню рождения! Вы сами мне только напомнили о нем; я за эти девять лет, к стыду своему, забыл обо всех датах рождения, кроме Флорочки.

Очень тебе благодарен, дорогая мама, за присылку денег! Жизнь тут становится дороже с каждым днем. Картофель сейчас уже 12 р. кгр., а мука размол 30 р. кгр. Да и достать трудно. Но пока у меня небольшой запас есть, а там дальше видно будет. На питание в декабре месяце я просил бы тебя выслать мне не больше 300 р.; с ними обойдусь до нового года. Из вещей, как я вам писал раньше, мне самое необходимое - какое-нибудь дешевое пальто и дешевый костюм. Если еще не выслали денег на пальто, а у вас есть, то я просил бы выслать, и я постараюсь достать себе пальтишко или чего-нибудь теплого.

Мама, я прошу тебя в посылки никаких дорогих продуктов питания не вкладывать. Или, лучше всего сейчас, пока у меня есть еще картофель, никаких продуктов не высылай. [2] Потому что, то, что мне нужно, это, прежде всего, самое необходимое - картофель или крупа. Сейчас можно питаться еще картошкой. А к весне, когда ее не будет, будет много молока. И тогда место картофеля должна занять крупа. Я поэтому просил бы тебя, мама, если ты в течение зимы сможешь собирать несколько кгр. крупы, чтобы мне выслать весною посылку исключительно из крупы, я был бы очень счастлив. Тогда я купил бы себе молоко и сварил бы себе крупу. Причем дорогой крупы не надо; лучше всего овсянка, пшенка; крахмал - в общем все, что можно варить в молоке (включая и муку).

 


[i] С. 592. Всего этого здесь нет. - Из письма Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 29.4.1949 г. (см. наст.  изд., с. 36) следует, что библиотека в Красноярке была.

...английскую газету, - если таковая сейчас издается в Москве... - С 1930 г. в Москве издавалась ва англ. языке газета "Moscow News" ("Московские новости").

...мое письмо с описанием болезни. - Имеется в виду письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 4.11.1947 г. (№ 410) с приложенной к нему "Историей болезни".

"Русский язык в школе" - См. прим. к с. 498.

Инна, - сколько раз я ни прошу, - мне так и не пишет, с кем она говорила, куда писала. - См., например, письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 28.10.1947 г. (наст.  изд., с. 585).

...вы очень скоро получили положительный ответ по квартирному вопросу. - Видимо, речь идет об обращении И.В. Шиллер к Сталину, в результате которого с домашнего кабинета Ф.П. Шиллера, опечатанного при его аресте, была снята печать.

- 592 -

Ты видишь, о каких пустяках и мелочах я вынужден писать. Но в этой дыре, в какой я живу, ничего нет и ничего нельзя доставать. А с городом нет сообщения, да, кроме того, с моей болезнью и трудно пускаться в дорогу с приключениями, когда нужно 2-3 дня ждать где-нибудь в дороге машину, которая повезет тебя до следующей деревни, а там опять жди вторую и т.д. По сравнению с этой дырой районный поселок Усть-Омчуг, откуда я приехал, был шумной и роскошной столицей со всеми удобствами (электричество, баня, прачечная, столовая, прекрасная библиотека и т.д.). Всего этого здесь нет. Даже читальни [3] нет.

Пока это письмо дойдет до вас, будет декабрь месяц. Начинается подписка на газеты и журналы на 1948 год. Так как здесь подписываться нельзя на центральные издания, то, мама, прошу тебя подписывать меня на 1) Литературную газету на год; 2) на английскую газету, - если таковая сейчас издается в Москве - на год. Сохрани квитанцию на подписку - в случае перемены адреса; в этой дыре я не останусь, если здоровье мое хоть на каплю улучшится.

Пока здоровье - по-старому. Иногда день-два думаешь, что становится несколько лучше, затем опять наступает сильная реакция. С нетерпением жду твоего ответа на мое письмо с описанием болезни. Интересно, что невропатолог сказал. Только не скрывай ничего от меня!

Из случайного номера журнала "Русский язык в школе", который мне недавно попал в руки, я увидел, что целый ряд ученых по литературе и языку, которые последние десять лет были с мною, сейчас работают опять в Москве и Ленинграде и пишут в [4] журналах. По-видимому, за них хлопотали вузы. Инна, - сколько раз я ни прошу, - мне так и не пишет, с кем она говорила, куда писала. Мне, по-видимому, писать бесполезно. Ты пишешь, что вы очень скоро получили положительный ответ по квартирному вопросу. Мне никто ниоткуда не отвечает.

Но пока самое главное, чтобы здоровье хоть немного поправилось, и я мог бы устроиться на месте таким образом,

 

- 593 -

чтобы мог бы прокормить себя. Ибо тяжело находиться в таком положении, в котором я нахожусь в настоящее время!

Если память мне не изменяет, день рождения Инночки должен быть в начале декабря. Если это так, то поздравляю ее с днем рождения и желаю ей много, много счастья в дальнейшей жизни!

Крепко целую тебя, Инночку и Флорочку

Франц.

21 ноября 1947


413.
И.В. Шиллер[i]

 

Милая Инна,

Я всегда так рад, когда получаю хоть несколько строк от тебя! В настоящем своем положении я немного стесняюсь писать тебе пространные письма, скажу только еще раз, что все мои думы все эти десять лет относились только к тебе. Я перенес эти тяжелые годы с постоянной мыслью о тебе, что, может быть, мне когда-нибудь удастся все же тебя и Флорочку увидеть, и не только увидеть, а, может быть, и пожить с вами. После апоплексического удара в январе этого года эта надежда, казалось, рухнула навсегда. Ведь только единицы из тысячи переносят его. Конечно, мое положение и сейчас очень тяжелое; но тем не менее, мне кажется, я выберусь как-нибудь. В течение последнего месяца головные боли стали немного легче.

Дорогая, ты пишешь об одиночестве. Это страшно. Но с тобою все же находятся Флорочка и мама. Я совершенно один. Один уже 10 лет. Это легко писать на бумаге, но пережить - свыше человеческих возможностей. Такое состояние одиночества, как у меня, я раньше мог себе представить только по некоторым рассказам Мопассана...

Знаешь, Инночка, летом нам обязательно нужно встретиться. Силы у меня кончаются. Мне думается, встреча с тобою и доченькою дала бы мне новую силу.

 


[i] С. 593. После апоплексического удара... - Апоплексия - внезапно развивающееся кровоизлияние в какой-либо орган, например инсульт ("мозговой удар") - острое нарушение мозгового кровообращения, перенесенное Ф.П. Шиллером в начале 1947 г.

Один уже 10 лет. - Ко времени отправки письма с момента ареста Ф.П. Шиллера в 1938 г. прошло более девяти лет.

С. 594. ...сходила узнавать относительно Омска. - В письме Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 28.10.1947 г. (см. наст.  изд., с. 585) он просил жену узнать о результатах запроса Омского пединститута относительно возможности его работы там.

...в отделе пединститутов... - Речь идет об отделе Министерства высшего и среднего специального образования СССР.

- 594 -

Мы с тобою никогда не сможем благодарить маму за все, что она уже для нас сделала и сейчас делает. Я даже не представляю себе, как бы ты [2] с дочкою жила все эти тяжелые годы. - По-видимому, ты в этом году перегрузила себя педагогической работой. Надо бы во втором полугодии несколько уменьшить количество часов.

То, что ты пишешь о милой доченьке, меня очень радует. Дружи с ней на всю жизнь! Лучше матери или дочери нельзя найти подруги. Очень меня радует и состояние ее здоровья. Прямо смешно, что она так часто болеет гриппом и бронхитом. Смешно потому, что она будто унаследовала это от своего папы: я, начиная приблизительно с 10 летнего возраста и кончая нынешней осенью, каждый год болею гриппом и бронхитом. Это вещь, конечно, неприятная, но не опасная.

Спасибо тебе, что сходила узнавать относительно Омска. Ты говоришь, чтоб я ходатайствовал. Ты думаешь, я не ходатайствую? Сколько я уже писал в последние годы в разные учреждения и отдельным лицам! Но ведь мертвая буква дело одно, а личный разговор - другое. Если мне напишешь, что в отделе пединститутов есть какой-нибудь знакомый, я немедленно напишу ему лично. Официальные заявления мало помогают. Но вообще надеяться на что-нибудь, кажется, преждевременно. А без любимой работы по специальности тяжело, очень тяжело. Сохрани хоть пока специальную библиотеку по всеобщей литературе.

Поцелуй доченьку крепко от меня!

Целую тебя, милую Инночку

твой Франц.

Красноярка

20 декабря 1947

Поздравляю тебя и Флорочку сердечно с новым годом и желаю много, много счастья - и прежде всего встречу с вами - в новом году!

 

- 595 -

414. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Получил сегодня ваши письма от 6-9 декабря. Я начал уже беспокоиться; долго не было письма, боялся, что кто-нибудь из вас серьезно заболела.

У меня положение по-старому. Но здоровье за последний месяц как будто немного улучшилось: головные боли стали легче. По-видимому, перемена климата дает себя чувствовать медленно, но все же в положительную сторону. Может быть, я все же как-нибудь выберусь из этого тяжелого состояния здоровья. С нетерпением жду ответ специалиста-невропатолога.

Спасибо тебе, дорогая мама, что ты в своем возрасте все же взялась сходить к невропатологу!

Работаю по-прежнему в школе. Я взял бы теперь еще несколько уроков, но свободных нет и во втором полугодье. Педагогическая работа для меня очень нервная, и после одного урока в день я прихожу домой больным. Самое тяжелое - отсутствие дисциплины в деревенской школе. На будущий год - если из моих ходатайств ничего не выйдет - я перейду в какой-нибудь районный железно-дорожный центр, где имеются техникумы со взрослыми учащимися.

Живу я по-прежнему в школьном общежитии. Той старой учительницы, о которой я вам писал, нет уже. На ее место поселилась другая учительница с 3 детьми. Стало немного шумнее, но хозяйка она хорошая. Она руководит всем хозяйством и готовит вместе с ученицами на весь наш коллектив (10 человек). Я очень рад, что совершенно не касаюсь хозяйства. Стирка и т.д. тоже производится женской половиной нашего коллектива. [2]

Ты пишешь, мама, что некоторые из вещей и в Москве трудно достать. Очень прошу вас, не доставайте таких вещей! Ведь можно же обходиться без них, ведь их необходимость очень относительная. Самое необходимое было бы сейчас какое-нибудь пальто. У меня есть только старая телогрейка, ко-

 


[i] С. 595. ...ты... все же взялась сходить к невропатологу... -П.А. Нагорнова ходила к врачу по просьбе Ф.П. Шиллера. См. его письмо П.А. Нагорновой от 4.11.1947 г. (наст.  изд., с. 588-589).

районный железно-дорожный центр - районный центр, где имеется железнодорожное сообщение.

...другая учительница с 3 детьми. - Видимо, имеется в виду Т.М. Вольгемут, имевшая троих дочерей.

С. 596. В отношении снабжения в нашем селе и после 15 декабря пока еще мало изменилось. - С 15 декабря 1947 г. в СССР проводилась денежная реформа с одновременной отменой карточной системы снабжения основными продовольственными и промышленными товарами.

...в райпотребсоюзе... - в магазине районного союза потребительской кооперации, через которые в тот период в СССР в основном производилось снабжение сельской местности необходимыми товарами широкого потребления.

- 596 -

торую я ношу уже четвертый год. Холода в Сибири стоят крепкие, но раз сейчас возможностей нет, я могу перезимовать и в ней, т.к. я видал уже не такие холода! Из брюк у меня тоже только ватные. Зимовать в них могу, а весною видно будет.

В отношении снабжения в нашем селе и после 15 декабря пока еще мало изменилось. Обещают в райпотребсоюзе давать больше хлеба после нового года. Сахара и т.п. ничего нет.

Если будете иногда что-нибудь посылать, посылайте только на мое имя, так как меня тут на почте и везде хорошо знают; и если я даже буду долго лежать в больнице, мне все равно доставят все.

Письмо это придет к вам к новому году. Желаю тебе, милая мама, много, много счастья и хорошее здоровье в новом году! Дай Бог тебе еще много лет счастливой хорошей жизни!

Сердечно тебе благодарен за все твои хлопоты обо мне и за все заботы о Флорочке!

Целую тебя крепко

Франц.

Красноярка

20 декабря 1947

P.S. Здесь даже не принимают подписки на местную газету (областную). Так что я совершенно без газеты. Если можете, го подпишитесь за меня на "Литературную" и английскую.


415.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Рецепты от профессора, письмо твое, а также 100 рублей денег я давно уже получил. Очень тебе благодарен!

Ответил бы тебе уже раньше, но с 27 декабря до 8 января, то есть до вчерашнего дня, опять тяжело болел. Так что - праздники у меня были очень невеселые.

Осматривал меня этот раз крупный врач-невропатолог. Он находит следующее: моя гипертоническая болезнь произошла не от высокой местности (хотя последняя и способствовала), а

 


[i] С. 596. Рецепты от профессора... - Имеются в виду рецепты, выписанные Ф.П. Шиллеру после отправки им в Москву 4.11.1947 г. своей "истории болезни".

...не от высокой местности... - т.е. не от проживания в местности, высоко расположенной над уровнем моря (Колыма).

С. 597. Во второй фазе гипертоническая болезнь... делает человека совершенно неспособным к труду. - В справочной медиц. лит-ре утверждается, что на П стадии болезни "снижается работоспособность".

...в медиц. институте им. Бурденко успешно применяют уже нейро-хирургические вмешательства... - Бурденко Николай Нилович (1876-1946) - хирург, один из основоположников отеч. нейрохирургии, акад. АН СССР (с 1939 г.) и АМН (с 1944 г.), первый през. АМН (1944-1946 гг.), Герой Соц. Труда (1943 г.). Сталинская премия (1941 г.). В 1934 г. основал Центр, нейрохирург, ин-т в Москве (ныне - НИИ нейрохирургии РАМН), с 1946 г. носящий его имя. Нейрохирургия - раздел клинич. медицины, изучающий органнч. заболевания периферия, и центр, нервной системы, к-рые лечат преимущ. хирург. методами.

Ведь не могу же я обвинить своих бедных родителей... что они передали мне по наследству такое происхождение? - Речь идет о национальном происхождении.

С. 598. Тебе уже свыше 70 лет... - В тот момент П.А. Нагорновой было 68 лет. См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой, Ф.Ф. Шиллер и И.В. Шиллер от 5.2.1948 г. (наст.  изд., с. 600).

- 597 -

от долголетних тяжелых психических переживаний и волнений. Начиная с прошлого года, болезнь, которая у меня носит злокачественный характер, перешла во вторую, уже очень тяжелую фазу. Во второй фазе гипертоническая болезнь поражает функции внутренних органов (почки, сердце или сосуды мозга) и делает человека совершенно неспособным к труду. У меня поражены сосуды мозга - и отсюда эти неприятные и опасные припадки. Я ему показал рецепты и режим, присланные тобою. Он говорит, что в местных условиях ничего нельзя делать, кроме обычного режима, полного покоя и соответствующей диэты. В Москве - он уверяет - будто бы в медиц. институте им. Бурденко успешно применяют уже нейрохирургические вмешательства; но здесь, конечно, об этом думать нечего. Все зависит от того, сумеет ли мой организм еще бороться с этой гадкой болезнью. Если да, то может еще наступить улучшение. Посмотрим, что будет дальше. Конечно, трудно соблюдать режим в таком беспокойном общежитии, в котором я живу. Да и с диэтой трудно. И несмотря на всю эту тяжелую картину, я все же бодрости не теряю. Факт, что сейчас у меня головных болей гораздо меньше, чем 3 месяца тому назад.

Вот относительно волнений - это плохо. Стоит мне только расстроиться из-за пустяка, - и болезнь сразу же ухудшается, речь почти что теряется и т.п. Я поэтому решил больше и не ходатайствовать: все равно все бесполезно, а расстраиваешься очень много. Я бессилен. Ведь не могу же я обвинить своих бедных родителей, которые уже давно в могиле, что они передали мне по наследству такое происхождение?

Хлеба я сейчас получаю 800 грамм в день. Мой заработок как раз хватает на хлеб; хлебом и чаем я сейчас в основном и живу. Молоко сейчас здесь стоит 5 руб. литр. Это - слишком дорого для меня и покупать его не могу. Но к концу февраля надеюсь, молоко будет не дороже 3 р. литр.

То, дорогая мама, что тебе приходится все делать по хозяйству, очень тяжело. Еще тяжелее думать, что тебе же приходится все делать для меня. Я очень прошу тебя, мне больше

 

- 598 -

ничего не высылать: надо же мне, наконец, и честь знать! Тебе уже свыше 70 лет, и тебе приходится с большой опасностью добираться до почты! Все имеет свои пределы.

Получил два номера газеты "Правды". Из этого заключаю, что ты выписала для меня газеты. Спасибо. Хоть немного жизни эти газеты принесут мне особенно в дни болезни.

Надеюсь, милая мама, что у вас были хорошие праздники. Я на новый год лежал, и - признаюсь только тебе - немножко больно было, что Флорочка уже с 1 ноября не находит ни одной минуты времени, чтобы больному папе написать несколько строк и на новый год послать несколько слов поздравления. Надо бы уже давно привыкнуть к этому, как и к многому другому, но с отцовскими чувствами бороться бесполезно.

Целую вас всех

Франц.

Красноярка

9 января 1948


416.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Посылку, посланную тобою 11 января из Москвы, я получил здесь 19 января. Все было в целости. Не нахожу слов, милая мама, благодарить тебя за твои труды и хлопоты! Я же отлично знаю и представляю себе, как это трудно для тебя в твоем возрасте! Мне только кажется, что не надо было так много денег истратить на покупку костюма. Для меня, в теперешнем моем положении, можно было бы приобрести совсем дешевый костюм.

Думаю, что дальше уже ничего посылать не надо. Со своей старой телогрейкой как-нибудь перезимую, а летом или осенью видно будет. То же относится к продуктам: скоро здесь будет много молока; надеюсь, что оно к концу февраля будет не дороже 3 рублей за литр. В общем, кое-как постараюсь перезимовать, а летом, после окончания учебного года, надо бу-

 


[i] С. 598. Посылку, посланную тобою... из Москвы... - См. прим, к с. 18.

С. 599. Центральное справочное бюро... мне ответило, что в 1941 году эвакуирован с семьею в Новосибирскую область. - Возможно, неточная информация была вызвана тем, что бюро использовало данные о месте назначения эшелона, которым следовала выселенная из Поволжья в Алтайский край семья Я.П. Шиллера: места назначения и реальной разгрузки подобных эшелонов нередко не совпадали.

- 599 -

дет подумать, как устроить свою дальнейшую жизнь. Конечно, все зависит от состояния здоровья.

Спасибо тебе за присылку лекарства! Пилюли я принимаю; капли все пропали. Закажу их через знакомых в Омске. Капли эти, собственно говоря, против склероза, и заменяют иод, который я принимал в течение всего года. Но для перемены не мешает некоторое время оставить иод и принимать капли. - Самый большой недостаток в моем лечении, конечно, состоит в том, [2] что я не могу соблюдать режима болезни, так как мои домашние условия в школьном общежитии не позволяют делать ежедневные ванны, иметь абсолютный покой дома, не волноваться и т.д. И тем не менее я буду бороться с этой отвратительной болезнью, пока ее не преодолею хоть до некоторой степени. Я только страшно нервный и раздражительный до безумия.

Я все больше о своей болезни пишу. Ты бы, мама, написала, как у тебя здоровье в этом году. Где тетя Шура и как она поживает? Часто думаю о Лёне. Где брат Инны, Виктор? Нашелся он после войны или нет? Я уже 2 года пишу во все инстанции в поисках своего брата Якова (или его детей): получил уже много ответов, но его нигде нет. По-видимому, умер или погиб во время войны. Центральное справочное бюро из Москвы мне ответило, что в 1941 году эвакуирован с семьею в Новосибирскую область. А из Новосибирского справочного бюро мне ответили, что такой не проживает в области. Из этого я заключаю, что он умер.

С нетерпением жду письмецо от Флорочки с сообщением, чем и как она закончила первое полугодие учебного года. Надеюсь, что хорошо. А как здоровье Инночки? Она и во втором полугодии так же перегружена уроками?

Целую вас всех

Франц.

с. Красноярка

22 января 1948 г.

 

- 600 -

417. П.А. Нагорновой, Ф.Ф. Шиллер и И.В. Шиллер[i]

 

Дорогая мама,

Письмо от 22/I получил. Так давно не было писем от вас, так что я уже боялся, что что-нибудь случилось. Тем лучше, что все в порядке.

Когда я получил посылку, я надевал только пиджак. Хотя он мне и узок, но все же при пересадке пуговиц я мог бы его носить. Но вот после получения последнего письма я взялся за брюки: с ними безнадежно. Они мне в объеме выше колен до самого верха настолько узки, что и портной тут ничего не может сделать (я показывал брюки портному). Так что остается только продать их, когда я весною смогу поехать в Омск. Очень жаль: костюм очень хороший, но он, по-видимому, был сшит для худенького дяденьки. Я же ведь не только высокого роста, но и толстенький. Так что мне нужно самый меньший номер 50.

Прости, что я тебе надбавил года: по моему расчету тебе должен был итти семьдесят первый год. Очень рад, что я ошибся в хорошую сторону!

Посылаю вам свою фотокарточку. Встретил тут в деревне земляка из Саратова, по специальности фотограф. Дочь его напоминает нашу Флорочку, ей тоже идет 12-й год, и она учится у меня в пятом классе. Девочка очень хорошая и всегда круглая отличница. Зовут ее Эльфридой. Вот она привела в прошлое воскресенье, т.е. [2] 1-го февраля, своего папу с аппаратом к мне, - и он меня сфотографировал прямо в комнате. Фотография, конечно, примитивная, но зато она очень верно схватила всю внешность и внутренность. В общем, о ней можно сказать: вот все, что от меня осталось после 10 лет, что мы с вами не виделись.

Очень плохо, что наша милая Флорочка так часто болеет. Грипп - болезнь очень неприятная. Я в этом году болел им уже раза три. Самое главное, - чтобы она не отстала в учебе.

Хотел тебя просить, напиши мне как-нибудь, как теперь называется наша дачная станция - все еще "Отдых", - или она

 


[i] С. 600. Когда я получил посылку... - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 22.1.1948 г. (наст.  изд., с. 598).

С. 600-601. ...как теперь называется наша дачная станция -все еще "Отдых", - или она переименована? В каком районе Московской области находится наша дача? - Название станции сохранилось, она до сих пор относится к Раменскому р-ну Московской обл.

С. 602. Артек - детская климатич. здравница в Крыму, на берегу Черного моря, близ Гурзуфа, до 1991 г. - Всесоюзный пионерский лагерь.

- 601 -

переименована? В каком районе Московской области находится наша дача? Если память мне не изменяет, то он раньше назывался Раменским? В какое время вы обычно выезжаете на дачу?

Целую тебя

Франц.

5/II 48

 

Милая Флорочка,

Очень рад, что ты так успешно закончила первое полугодие! Думаю, что четверка по географии - отметка случайная, и ты, конечно, исправишь дело во втором полугодии, чтобы учебный год закончить круглой отличницей. Очень жаль, что так часто болеешь. Этим несчастным гриппом я тоже болею каждый год по несколько раз.

Желаю тебе много успехов и хорошего здоровья во втором полугодии! Дружи всю жизнь крепко, крепко с мамой! Но не забывай и папы.

Целую крепко

папа.

5/II 48 [3]

 

Милая Инна,

Жаль, что ты оставила всю свою нагрузку и на второе полугодие. Все-таки 34 часа в неделю - это сверх твоих сил. Поэтому охотно верю тебе, что твои нервы вышли совершенно из колеи. А до летних каникул еще далеко. Может быть, ты смогла бы кому-нибудь передать часть уроков? Мне, пожалуйста, больше ничего не высылайте. Как-нибудь проживу до конца учебного года, а летом нужно устроиться так, чтобы хоть можно было бы прожить без помощи с вашей стороны.

Посылаю вам в этом письме свою фотокарточку. С деревенской простотой и наивностью она передает меня именно таким, каким я в действительности и являюсь. Если сравнить эту карточку с последней московской, то особенно наглядно выявятся изменения за 10 лет, что я с тобой не виделся.

Плохо, что милая Флорочка так часто болеет гриппом. Может быть, ты посоветовалась бы с детским врачом? Может быть, ей летом необходимо нужно отдыхать в другом климате,

 

- 602 -

напр., в Крыму, чтобы избавиться от инфекции? Может быть, она могла бы летом попасть на юг в пионерский лагерь (Артек)?

Не будь ты такой лентяйкой и пиши мне почаще, хотя бы несколько строк. Это всегда можно делать, даже при 34 часах!

Целую тебя крепко, милую

Франц.

5/II 48


418.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо это пишу исключительно для тебя. Инну и Флорочку не надо расстраивать.

Вчера я только пришел домой после длительного пребывания в больнице. Дома нашел твое письмо от 21/II и сто рублей денег, высланных 25/II из Москвы. Сердечное тебе спасибо за твою искреннюю заботу обо мне!

Ты спрашиваешь, улучшается ли моя болезнь? Я до недавнего времени думал, что я смогу преодолевать се: но теперь для меня очевидно, что она, болезнь, меня преодолевает. 18 февраля у меня был шестой припадок, который по силе и продолжительности превзошел все предыдущие, вместе взятые. Если раньше бессознательное состояние продолжалось не дольше 30-40 минут, то оно в этот раз продолжалось почти сутки. Если раньше паралич ограничивался обычно кровеносными сосудами мозга и правой стороны лица, и он обычно проходил через день-два после припадка, то этот раз парализованы были еще и правое плечо и правая рука, причем паралич удержался почти три недели. Кроме того, после припадка 18 февраля впервые появился на дне глаз желтый осадок, который считается верным признаком перехода гипертонической болезни в третью стадию.

До настоящего дня я чувствую себя очень плохо, совершенно разбитым; кровообращение и деятельность сердца нарушены, жуткая усталость. Врачи посадили меня на строгую

 


[i] С. 603. ...водянку... - Водянка - скопление жидкости в полостях тела, подкожной клетчатке и других тканях при болезнях сердца, почек и др.

Можно только в пределах Сибири. - Как и все спецпоселенцы, Ф.П. Шиллер мог перемещаться (с разрешения коменданта спецкомендатуры) лишь в пределах мест выселения.

- 603 -

диэту, исключительно молочно-овощную, без соли, с ограничением жидкости (вместе с супом) один литр в день. Хорошо, что учительница, которая живет в нашем общежитии, согласилась варить мне отдельно от общего нашего стола с учениками.

Не думай, мама, что настроение у меня очень плохое. [2] Но, с другой стороны, я не маленький ребенок и отлично понимаю свое положение: не знаю, перенесу ли я еще раз такой приступ?

Врачи (их тут трое) относятся ко мне очень хорошо, можно сказать, души не чают, но чем они могут мне помочь, когда я прекрасно понимаю, что то время, когда можно было еще с успехом лечить мою гипертонию, давно уже прошло (года три-четыре тому назад). Сейчас можно только облегчить мое положение (абсолютный покой, строгая диэта, лечебная терапия), что они и делают.

Я все время надеялся на какое-нибудь чудо со стороны моего организма. Ведь что он только не перенес: три тифа, малярию, водянку, цынгу, полное истощение, слепоту (от снега и яркого солнца), многократные обморожения и т.д., и со всем он справился. А вот с психическими переживаниями, т.е. с их последствиями, организм не справляется.

Еще раз, прошу тебя, дорогая мама, не показывай этого письма Инне и Флорочке! Я считал себя обязанным сообщить тебе о моем положении, чтобы в случае чего ты знала, в чем дело.

Относительно поездки к вам летом на дачу - моя извечная мечта. Но я справлялся уже, - ничего не выйдет. Можно только в пределах Сибири.

Передай тете Шуре сердечный привет от меня! Я ее так жалею, что у нее сложилась такая одинокая старость, без сына и внука!

Целую вас всех Франц.

8 марта 1948

с. Красноярка.

 

- 604 -

419. П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Письмо ваше от 17-23 марта я получил.

Здоровье мое после удара от 18 февраля никак не хочет поправляться: давление крови повысилось, речь ухудшилась, правое плечо и рука по-прежнему болят. Скверно и то, что аппетит не восстанавливается. Я похудел опять почти до той стадии, в какой я осенью приехал. И это несмотря на то, что молока теперь в моем распоряжении, сколько мне только нужно.

В отношении нервов я совершенно успокоился. Но удар был самый сильный из всех предшествовавших.

15 марта я, наконец, получил из Москвы ответ на все мои многочисленные ходатайства и заявления, которые я за полтора года отправлял высшим инстанциям и руководителям относительно моего возвращения к своей работе и к семье. Ответ отрицательный и сводится к тому, что прописка мне в Москве не может быть разрешена. Другого ответа я, конечно, и не мог ожидать, так как ни одно из научных учреждений не поддерживало моего ходатайства, а все они механически отправили мои письма в соответствующее учреждение. Над всеми моими мечтами, которые я лелеял десять лет, надо, таким образом, поставить навеки крест.

Очень печально, дорогая мама, что Флорочка и ты так часто болеете гриппом. Надеюсь, что ты теперь на ногах, и что Флорочка ходит опять в школу. Мне очень понравилось ее описание опытов, которые она проделала по поручению учительницы ботаники. Охотно приехал бы на ее приглашение на дачу кушать овощи, но это, к сожалению, от меня не зависит. Очень меня тревожит сообщение Инны, что Флорочка хронически болеет простудами, которые вредно отражаются на ее легких. Инна должна обязательно посоветоваться с врачом, куда ее летом отправить. Здоровье милой доченьки нужно поставить выше всего и выше всех.

Ты пишешь, дорогая мама, что хочешь опять выслать посылку и деньги. Я тебе, кажется, уже писал, что сейчас мо-

 


[i] С. 604. ...они механически отправили мои письма в соответствующее учреждение. - Видимо, речь идет об МВД.

С. 604-605. Я тебе, кажется, уже писал, что сейчас могу обойтись... своим заработком... - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 9.1.1948 г. (наст.  изд., с. 597-598).

- 605 -

гу обойтись как-нибудь своим заработком, который мне [2] пока хватает на хлеб и молоко. Ведь хлеба мне можно есть только 400 гр. в день, а молока - не больше литра. Молоко сейчас стоит 2 р. 50 к. литр, причем его тут очень много. А что мне еще нужно? Иногда килограмм крупы на кашу с молоком, иногда несколько кгр. картофеля. Вот и все. Зарплату нам сейчас повысили на 15%, так что я теперь получаю около 300 р., что мне и хватает на мое скромное питание.

Что касается одежды и постельных принадлежностей, то у меня их очень мало и плохие. Но ведь я никуда не хожу, да, кроме того, вещи меня не радуют. Есть одна пара одевать, и больше мне и не нужно. В моих условиях как-то было бы даже смешно одеваться. И так как я знаю, что у вас в хозяйстве тоже нужна каждая копейка, и так как мне известно, с каким трудом Инна зарабатывает эти деньги, то я очень прошу тебя, мне ни денег, ни посылок больше не присылать. Не знаю, какое положение у меня будет осенью; если речь у меня не поправится, то навряд ли сумею взять опять несколько уроков. Но до осени еще далеко, а пока мне ничего не высылайте.

Весна у нас тут отвратительная: всю зиму стояла теплая погода, а теперь наступили морозы, снег. Иногда день немного тает, потом опять замерзает на неделю. Погода как раз для простуды, и я действительно все время хожу с гриппом "на ногах". Но когда-нибудь и здесь должна наступить весна!

Целую тебя, Флорочку и Инну крепко

Франц.

2 апреля 1948


420.
П.А. Нагорновой[i]

 

Дорогая мама,

Хочу тебе сегодня только сообщить, что вчера получил 100 рублей денег, которые ты послала 25/III. Большую тебе благодарность! Но я уже в последнем письме написал тебе, что больше мне ничего посылать не нужно. При тех скромных потребностях в питании, которые входят в мою диэту, моей

 


[i] С. 605. ...я уже в последнем письме написал тебе, что больше мне ничего посылать не нужно. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 2.4.1948 г. (наст.  изд., с. 605).

С. 606. философы-стоики - Стоицизм [от греч. stoä - портик(галерея с колоннами в Афинах, где учил философ Зенон, основатель стоицизма)] - направление античной философии, считавшее, что мудрец должен следовать бесстрастию природы (апатия) и любить свой "рок".

- 606 -

зарплаты достаточно. Конечно, полная диэта для меня обошлась бы дорого, но я говорю о тех скромных возможностях - доставать что-нибудь. Самое главное, что молока достаточно. А все остальное - по мере возможности и доступности.

Сегодня у нас тут первый весенний день. В селе тает, образуется непроходимая грязь; в поле снег еще лежит. Надо полагать, что погода теперь потеплеет, а то уже месяцами не могу избавиться от вечной простуды, которая очень вредно отражается на моей основной болезни. Состояние мое прежнее. Как прежние философы-стоики, я терпеливо переношу свои постоянные боли в голове, правой руке и плече.

Сердечно поздравляю Флорочку с отличными отметками за III четверть! Желаю ей такие же успехи на экзаменах!

Целую вас всех крепко

Франц.

9 апреля 1948


421.
Ф.Ф. Шиллер[i]

 

Милая доченька,

Сердечно поздравляю тебя, маму и бабусю с наступающим праздником Первого мая! Желаю тебе в этот день много радостей и счастья.

У вас в Москве весна, наверно, уже в полном разгаре. У нас долгое время стояла холодная погода. Сейчас немного потеплело: Иртыш на днях вскроется, тогда будет веселее.

Целую всех

твой папа.

19/IV 48


422. П.А. Нагорновой[ii]

 

Дорогая мама,

Твои письма от 14-го и 23-го апреля, а также 100 рублей денег и вещевую посылку получил. Большую тебе благодарность за все! Только денег, как я тебе написал уже раньше,

 


[i] Написано на художественной открытке (рисунок Ю.А. Васнецова по сказке "Царевна-лягушка"), отправлено из Красноярки 20.4.1948 г. и доставлено в Москву 26.4.1948 г.

[ii] С. 606-607. ...денег, как я тебе написал уже раньше, больше не высылай! - См. прим. к с. 605.

С. 607. ...в ее письмах первых пяти лет... - Речь идет о письмах И.В. Шиллер 1940-1941 и 1944 гг.

С. 608. ...еще неизвестно, где и что я смогу работать осенью при моем состоянии здоровья. - С осени 1948 г. Ф.П. Шиллер находился в доме инвалидов.

...я... не охотник до свежей рыбы... - Немцы, живя в Поволжье, редко занимались рыбной ловлей и ели мало рыбы. Будучи в большинстве своем крестьянами, они питались главным образом мучными, молочными и овощными блюдами.

- 607 -

больше не высылай! Эти 300 рублей, которые ты выслала за последние три месяца, так и лежат у меня неизрасходованными: не на что их расходовать.

Соки из овощей мне тоже давно уже рекомендуют; но сейчас нет ни моркови, ни свеклы. Я ограничиваю свое скромное питание литром молока, кило картофеля и немного хлеба в день. Дело в том, что после тяжелого припадка от 18 февраля я никак не могу вернуть себе аппетит. Вдобавок к этому я еще часто, часто болею всякими инфекциями. Так, уже два месяца у меня каждый день к вечеру температура, и никто не может установить причину. А с 27 апреля до 3 мая я лежал с тяжелым гриппом (температура 39°). Во время гриппа я ничего не мог кушать, и сейчас я более худой, чем я приехал в прошлом году. Но, начиная с 1-го мая, у нас стало тепло (до 25°), и нужно надеяться, что инфекция пройдет. Я сперва подумал, что у меня малярия, но исследование крови показало отрицательно.

Праздник 1-го мая я - из-за гриппа - провел в постели. Чем больше доставали мне радости ваши письма (твое и Флорочки), которые я получил как раз на 1-ое мая. Деньги я получил 4-го, а посылку вчера. Вещи пришли все очень кстати. Особенно ботинки и материал на брюки. Действительно, мама, заботишься ты обо мне [2] лучше родной матери!

Письмо Флорочки мне очень понравилось. Видно, как она с каждым письмом все растет. И почерк у нея выработался хороший! Я не сомневаюсь, что она сдаст все экзамены на отлично. А вот Инночка для меня уже пять лет загадка. Насколько все ясно и мило было в ее письмах первых пяти лет, так все неясно, непонятно для меня в тех нескольких строках, которые она чрезвычайно редко пишет в последние годы. И сколько я ее просил, чтобы она писала мне искренне, в чем дело, я никогда прямого ответа от нея не получал. Дело идет не о выражении чувств: если их нет, то было бы смешно их искусственно показать. Но просто по-товарищески можно было, при всей загруженности, выбрать в пять лет часок, чтобы писать письмо по-человечески. Дело у меня не в обиде, а просто в непонимании человека, его психологии. По-видимому, харак-

 

- 608 -

тер Инночки за эти годы до того изменился, что она стала совсем другим человеком, во всём. Поэтому мне, знающему ее только прежней, нельзя ее понять. Может быть, я пишу ерунду; может быть, Инночка просто измучена своими нервами, устала. Может быть.

Поскольку здоровье у меня таково, что откладывать что-нибудь в долгий ящик нельзя, я буду стараться всеми силами, чтобы летом получить месячный отпуск для поездки к вам на дачу. С 20 мая по 25 июня у нас экзамены. Я подал заявление с просьбой, чтобы мне дали месячный отпуск с 1 июля по 1 августа для поездки к вам. Если мне разрешат, я постараюсь приехать к вам на дачу к дню рождения Флорочки. Конечно, поездка для меня будет нелегкая, ибо если в дороге со мною случится припадок, то пропаду. В прошлом году, когда я ехал, со мною все время было 5 хороших товарищей. Но тем не менее, если я получу разрешение, я обяза-[3]тельно приеду к вам.

Сейчас вы, наверно, заняты огородом на даче. Я тоже здесь думал посадить что-нибудь, но если мне удастся получить месячный отпуск для поездки к вам, то ничего не посажу. Ведь сам я физически работать не могу (сразу идет кровь из-за повышения давления крови), а купить дорогие семена картофеля и всю работу отдать чужим за деньги, - по-моему осенью такой картофель обойдется дороже, чем купить готовый. Кроме того, еще неизвестно, где и что я смогу работать осенью при моем состоянии здоровья. Так что, сажать, наверно, ничего не буду.

Погода у нас тут уже несколько дней хорошая. Посевная в самом разгаре. Сосновый бор, Иртыш, луга замечательные. Но ветры гуляют по всей западно-сибирской степи. Степь быстро высыхает. Требуется много влаги. Рыбаки ловят много рыбы в Иртыше: налим, щуку и др. Кило стоит 8-10 рублей. Но я, к сожалению, не охотник до свежей рыбы: раз покушал, и аппетита нет.

Желаю вам всем бодрого здоровья и хорошей жизни на даче! Инночка пусть себя не слишком утомляет на экзаменах! А

 

- 609 -

Флорочке желаю отличных оценок! А тебе, мама, хорошего здоровья и отдыха на даче!

Целую всех крепко

Франц.

7 мая 1948.


423.
П.А. Нагорновой[i]

 

СООБЩИТЕ ТЕЛЕГРАФНО КОГДА ИННА ПОЕДЕТ ЛЕЧИТЬСЯ ЦЕЛУЮ-ПАПА

[Красноярка, 7 июня 1948 г.]


424.
И.В. Шиллер[ii]

 

13 июля 1953

Дорогая Инна,

Несмотря на все прошедшее, считаю возобновление нашей переписки желательным, хотя бы даже из-за одной Флорочки.

То, что ты, Александр Абрамович и сама Флорочка пишете об успехах дочери в учебе и воспитании характера, меня чрезвычайно радует. Я в свое время сомневался, чтобы ты со своим слабым организмом сумеешь содержать все семью и так славно воспитать дочь. Это - большое дело, заслуживающее большого уважения и похвалы.

Надеюсь, что зачисление Флорочки в университет теперь уже налажено, и вы все можете спокойно отдыхать во время каникул.

Бабуся - тоже молодчина! В таком почтенном возрасте все еще помогает в хозяйстве.

Болезнь моя все прогрессирует. Большое весеннее обострение процесса легких, которое длилось три месяца, потрясло мой организм до основания; после него я уже не могу подняться и все лето лежу в постели. Аппетит у меня очень плохой, почти ничего не кушаю, особенно когда высокая температура. Денег высылать не нужно.

 


[i] Телеграмма доставлена в Москву 7.6.1948 г.

С. 609. СООБЩИТЕ ТЕЛЕГРАФНО КОГДА ИННА ПОЕДЕТ ЛЕЧИТЬСЯ... - И.В. Шиллер мотивировала отказ от встречи с мужем летом 1948 г., в частности, необходимостью своего выезда на лечение в Прибалтику. Поездка не состоялась.

[ii] С. 609. Несмотря на все прошедшее... - Имеется в виду фактический разрыв Ф.П. Шиллера с семьей летом 1948 г., отсутствие переписки между ними в течение 5 лет и стремление И.В. Шиллер добиться от мужа развода на условиях, с которыми он не был согласен.

Александр Абрамович - A.A. Аникст.

Надеюсь, что зачисление Флорочки в университет теперь уже налажено... - Попытка Ф.Ф. Шиллер поступить на астрономическое отделение механико-математического факультета МГУ (1953 г.) не увенчалась успехом.

- 610 -

Если Флорочка или ты хотите мне писать непосредственно, то возьмите адрес у Ал. Абр. Думаю однако, что пока лучше посылать письма через него.

Франц.


425. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

13 июля 1953

Милая Флорочка,

Прежде всего, поздравляю тебя с блестящими успехами в учебе и с окончанием средней школы! Очень горжусь тобою, что ты оправдала мои надежды и ожидания, которые я возлагал на тебя с ранних детских лет. Надеюсь, что вопрос о твоем зачислении теперь уже решен положительно, и тогда можешь без волнений отдыхать все лето, читать книги по астрономии, а осенью с новой энергией приступить к учебе.

Теперь, когда ты совсем уже взрослая, надеюсь, что чаще будешь писать своему больному отцу... К сожалению, лето не принесло мне никаких облегчений, и я с марта месяца непрерывно вынужден лежать в постели. Слабость уж слишком велика. Но жизненная энергия, вообще воля к жизни не покидает меня и в постели, и каждый час, свободный от температуры, читаю сочинения Гейне или литературу о нем. Работаю над книгой о Гейне, которую мне очень хотелось бы закончить еще хотя бы вчерне. Александр Абрамович, который мне очень много помогает во всем, наверно, говорил тебе об этом.

Сообщи мне окончательный результат о твоем зачислении в университет.

Крепко целую тебя и бабусю

Твой папа.

Спасибо за фотокарточку. Алекс. Абр. обещает прислать большую.

 


[i] С. 610. ...поздравляю тебя с блестящими успехами в учебе... -Ф.Ф. Шиллер окончила среднюю школу с золотой медалью.

- 611 -

426. П.А. Нагорновой[i]

 

3 августа 1953

Дорогая Полина Андреевна,

Александр Абрамович сообщил мне перед своим отъездом на юг все подробности истории поступления Флорочки в вуз. Я сердечно поздравляю милую дочку, что в конце концов все кончилось благополучно.

Эти волнения с поступлением на математический факультет университета были излишни. Если Флорочка обязательно хотела попасть на астрономическое отделение, то это нужно было заранее подготовить. Ведь астрономы и математики составляют, как известно, самую замкнутую и консервативную корпорацию среди наших ученых, и за каждым студентом, поступающим на I курс математич. ф-та, стоит десятиэтажная протекция - личная или анкетная. Поэтому нужно было создать и Флорочке протекцию, - если в среде астрономов или математиков нет знакомых, то через третьих лиц. Это было бы не так трудно, если бы вы писали мне об этом своевременно.

Легко было бы также устроить дочку на математ. ф-т Пединститута им. Ленина на Мал. Пироговской, 1. [2] Ибо не сомневаюсь, что там работают еще профессора-математики, которые меня лично знают. Но возможно, что Инна принципиально не хотела, чтобы Флорочка училась в этом вузе.

Городской пединститут, куда дочка зачислена, имеет много преимуществ перед университетом. Во-первых, Флорочке, как девушке, никогда не давали бы хода на астрономическом отделении, ибо эту науку принято считать сугубо "мужской". Во-вторых, на математич. факультете университета Флора никогда не попала бы в аспирантуру, - а зачисление, опять таки, решается протекцией. В этом отношении Городск. пединститут гораздо удобнее, - я имею в виду, если Флорочка в течение пребывания в вузе обнаружит способности к исследовательской работе. Во всяком случае, я очень рад, что дочка может спокойно отдохнуть и осенью приступить к занятиям. Если по-

 


[i] С. 611. ...возможно, что Инна принципиально не хотела, чтобы Флорочка училась в этом вузе. - В МГПИ еще должны были помнить об аресте Ф.П. Шиллера в 1938 г.

С. 612. ...я болею туберкулезом легких уже 12 лет! - Ф.П. Шиллер имел в виду, что заболел туберкулезом на Колыме, куда попал, видимо, в 1941 г. Факт его заболевания туберкулезом был установлен в 1949 г.

Мне... хотелось бы знать ее рост... - Ф.Ф. Шиллер среднего роста.

- 612 -

чему-либо ей в городск. пединституте не понравится, то не так трудно будет потом перевестись в другой вуз. Надеюсь, что и Инна успокоилась после всех волнений и теперь отдыхает. [3]

В прошлые годы состояние мое летом обычно улучшалось. В этом году впервые лето не оказывает никакого воздействия на болезнь. Все время лежу в постели, слабость очень большая. Ведь я болею туберкулезом легких уже 12 лет! До моего переезда в Омск никакого внимания на болезнь не обращали, даже ни разу не был на рентгене. Лишь когда я переехал в Омск, я получил возможность просвечивать свои легкие - но уже было поздно: левое легкое было на половину разрушено, а правое все в очагах. Никакого активного лечения уже нельзя было применять. Так я страдаю уже 5 лет, с постоянным ухудшением. Если бы у меня не такой крепкий организм, который был рассчитан на сто лет жизни, то я лежал бы давным-давно под землею. Но болезнь уничтожает и самый крепкий организм, и я чувствую, что последние силы начинают меня покидать. Раньше всего, по-видимому, сдает свои позиции сердце: оно совершенно отработано.

Единственное мое утешение в этих муках и страданиях -это чтение книг и работа над лю-[3]бимыми своими научными темами, которыми я занимаюсь в часы, когда температура меня оставляет в покое. Читаю сидя в постели, так же и пишу, подкладываю фанерку под бумагу.

Надеюсь, дорогая Полина Андреевна, что Вы, несмотря на свой почтенный возраст, все же чувствуете себя ничего. Особенно летом. Как вы все поживаете, как здоровье Флорочки? Александр Абрамович, который снабжает меня книгами и всемерно хлопочет обо мне, прислал мне целую пачку фотокарточек Флорочки. Очень, очень, очень милая девушка и прекрасно выглядит. Мне только хотелось бы знать ее рост - она маленького или среднего роста? - по фотокарточкам трудно судить.

Желаю вам всем приятно провести время на даче. Передайте привет Инне.

Целую Вас и милую дочку крепко

 

- 613 -

Франц.

Адрес:

ст. Тинская

Красноярского края

Дом инвалидов


427. П.А. Нагорновой[i]

 

26 сентября 1953

Дорогая Полина Андреевна,

Ваше письмо от 1/IX я давно получил, но я все время так тяжело болею, что редко выдается день, когда я могу поднять голову и писать письмо, сидя в постели. В течение последних семи месяцев не было ни одного дня с нормальной температурой. Мне не хочется докучать Вам описанием своих бесконечных страданий, ибо это мало интересное чтение для более здоровых людей. Я раньше никогда не думал, что какой бы то ни был человек в состоянии переносить столько страданий.

То что Вы пишете о туберкулезном санатории в Кратове - было бы прекрасно, но я, как постоянно лежачий больной, давно уже признан нетранспортабельным. А отсюда до Москвы - 7 тысяч километров. Таких больных, как меня, разрешается перевозить только в специальном санитарном вагоне, с медицинским персоналом. Такой вагон отпускается только по требованию соответствующих высоких учреждений для больших ответственных работников. Так что мне и думать нечего о такой перевозке. Придется закончить свои дни тут.

Обострение активного процесса особенно увеличилось с наступлением холодной дождливой погоды. Аппетит у меня очень плохой; питаюсь почти исклю-[2]чительно горячим молоком (горячим, чтобы несколько успокоить горло). Другая пища всегда вызывает боли и расстройство желудка и кишечника.

Надеюсь, что Ваше здоровье позволяет Вам смотреть за квартирой и кое-чем помочь в домашнем хозяйстве. Я все удивляюсь Вашей выносливости и стойкости!

 


[i] С. 613. ...в Кратове... - пос. в Московской обл., близ ст. Отдых, где находилась дача Ф.П. Шиллера.

...отсюда до Москвы - 7 тысяч километров. - Расстояние от Москвы до станции Тинская Красноярского края, где находился Ф.П. Шиллер, - ок. 4 тыс. км.

- 614 -

Надеюсь также, что Флора и Инна здоровы.

С наилучшими пожеланиями целую

Франц.


428.
П.А. Нагорновой[i]

 

27 октября 1953

Дорогая Полина Андреевна,

Пишу Вам сегодня только несколько строк, чтобы поздравить Вас, Флорочку и Инну с предстоящими праздниками! Надеюсь, что все вы здоровы и с радостью и в счастьи проведете эти дни.

Письмо Ваше от 16/Х получил. Очень рад, что Флорочка довольна своей учебой в институте. Пусть она при первой же возможности записывается в студенческий научно-исследовательский кружок. Это ей очень пригодится в будущем, если она думает итти в аспирантуру.

Вообще же, Полина Андреевна, было бы очень хорошо, если Вы привлечете Флорочку побольше к работе и в домашнем хозяйстве. Нет ничего противнее в жизни, чем когда встречаешь в обществе женщин "синий чулок", которые в хозяйстве ничего не понимают и ничего не умеют готовить и т.п. Ведь жизнь человека - не гладкая шоссейная прямая дорога, а в ней бывают всякие препятствия и независящие от самого человека положения. Поэтому всегда [2] хорошо, если даже самые способные и ученые женщины вместе с тем знают и хозяйство. Но я думаю, что Вы и сами без меня все это знаете и приучаете Флорочку ко всему необходимому в хозяйстве.

Состояние мое все в том же положении. В середине октября был жестокий острый приступ с температурой до 41°. Он длился восемь дней. Сейчас опять обычное среднее состояние с постоянным обострением активного процесса.

Желаю Вам, Флорочке и Инне хорошего здоровья и всего наилучшего!

Целую

Франц.

 


[i] С. 614. ...поздравить Вас... с предстоящими праздниками! -Речь идет о празднике Октябрьской революции (7-8 ноября).

- 615 -

429. П.А. Нагорновой[i]

 

12 декабря 1953

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше я давно получил, но весь ноябрь месяц я был настолько слаб, что не то что ручку, но даже чайную ложечку, и то было трудно держать в руке. Осенний тяжелый кризис длился у меня три месяца, все время была температура, но еще хуже - полное расстройство питания. Желудок отказался принимать даже самую легкую пищу, вечный понос даже от чая - и я в конце концов до того ослаб, что уже не мог сидеть в постели. В ноябре наш врач каждый день ожидал моей смерти, ибо я стал похож на скелет. Я бы и не пережил декабрь месяц, если бы мои старые знакомые в Москве, с большими хлопотами и высокой протекцией, не достали мне в министерстве здравоохранения нового лекарства против чахотки фтивазид, которое нигде еще не продается. Я принимаю это лекарство уже третью неделю; оно сразу же приостановило активный процесс, сняло температуру, восстановило аппетит и постепенно налаживает желудок. Теперь я сижу по 2-3 часа в постели и на доске пишу письма. Думаю, что это лекарство даст мне значительное облегчение на 3-4 месяца, до начала весеннего кризиса.

Так в моей одинокой и печальной жизни ничего нового нет. В палате сейчас до 10 часов утра и с 3-х часов дня темно; в это время ее тускло освещает небольшая керосиновая лампа, прикрепленная к стене. При таком освещении читать нельзя. А все время спать [2] тоже невозможно. Лежишь целыми часами в полудремоте; когда дни будут опять длиннее, постараюсь достать себе книги для чтения.

Ваши сообщения об успехах Флорочки меня очень обрадовали. Хорошо также, что она получает стипендию; она ей и в материальном отношении пригодится и, кроме того, приучает ее к некоторой хозяйственной самостоятельности. Думаю, что Флорочка избрала себе верную дорогу в жизнь.

 


[i] С. 615. ...если бы мои старые знакомые в Москве, с большими хлопотами и высокой протекцией, не достали мне в министерстве здравоохранения., фтивазид... - Фтивазид удалось достать благодаря усилиям М.А. Лифшица и Н.Ф. Депутатовой, при содействии первого секретаря Союза писателей СССР A.A. Суркова.

- 616 -

Несмотря на все мои страдания, время все же идет вперед. Вот уже и 1953-й год приближается к концу. Надеюсь, что вы все здоровы и будете встречать новый год счастливо. Желаю Вам, дорогая Полина Андреевна, Флорочке и Инне доброго здоровья и много счастья. Поздравляю вас всех с наступающим Новым, 1954-ым, годом, и желаю Вам лично еще много лет счастливой жизни, Флорочке много успехов в учебе, а Инне - в работе.

Целую Франц.


430. H.A. Нагорновой[i]

 

11 января 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Прежде всего, сердечное спасибо вам всем за поздравления к новому году! Особое спасибо Инне за хорошее письмо! Я хотел ей написать, но мне нельзя расстраиваться, и поэтому оставил.

Флорочка сейчас сдает экзамены. Я даже на таком далеком расстоянии волнуюсь за нее. Мне было бы приятно, если она во время зимних каникул написала мне подробно о своей учебе в институте, какие предметы она изучает, какие у нее профессора и преподаватели, нравится ли ей по-прежнему математика, какая у нее общественная среда в институте и т.п. Каникулы Флорочка, по-видимому, будет проводить дома, или она куда поедет на экскурсию? Каникулы у Инны и Флоры совпадают или нет?

Мое состояние плохое. Непосредственно перед новым годом был жестокий приступ болезни. Кроме того, в декабре был еще и первый, неизвестный до сих пор, но пока легкий приступ грудной жабы. Это установила недавно врачебная комиссия - это, выходит, уже седьмая болезнь в моем длинном диагнозе. Но самое главное, самое мучительное у меня - это туберкулез кишечника. В ряде мест полностью разрушена внутренняя слизистая оболочка кишечника, и как только пищевая кашица [2] доходит до этих мест, начинаются мучитель-

 


[i] С. 616. ...самое главное... у меня - это туберкулез кишечника. -В письмах Ф.П. Шиллера нет подтверждений наличия у него этой болезни.

- 617 -

нейшие боли и начинается полное расстройство. Поскольку слизистая оболочка кишек уже почти что не всасывает питательных веществ для нового кровообразования, то я ослабеваю с каждым месяцем все больше и больше. Даже такие сильнодействующие препараты, как фтивазид, приносят мне лишь кратковременное облегчение.

Конечно, все это очень мучительно, но мне самое главное - сохранить до конца умственную работоспособность. Мне очень хотелось бы еще закончить свою новую книгу о Гейне. Будут ли эти книги когда-нибудь напечатаны, не знаю; но написать их - для меня внутренняя необходимость. У меня всю жизнь в голове сидели Байрон, Шиллер и Гейне, и я должен был написать книги о них.

Желаю Флорочке и Инне весело провести зимние каникулы, набрать новые силы для второго семестра!

Целую

Франц.


431.
П.А. Нагорновой[i]

 

6 февраля 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше от 24/I получил. Получил также и деньги. Но последние ставили меня в неловкое положение. Дело в том, что тратить их тут совершенно не на что, так как все благо здесь - это картошка и капуста, мясо и черный хлеб. В течение последних пяти лет я ежедневно покупал литр молока, но уже с лета прошлого года я его в рот не беру, т.к. вызывает расстройство. Вот почему мне деньги сейчас тут совершенно не нужны, и Нина Федоровна уже 8 месяцев мне не высылает их, ибо я просил ее так же, как и Инну летом в письме, больше не высылать. То же самое с посылками. Иногда думаешь, -как все больные люди, - что вот, мол, я покушал бы то или другое. Но когда приходит посылка, я все равно не могу кушать и приходится все отдавать людям. То немногое, что я еще могу кушать, мне дают здесь - чай, кофе, кисель, манная

 


[i] С. 617. ...я ежедневно покупал литр молока, но уже с лета прошлого года я его в рот не беру... - Из писем Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой следует, что в это время он все же пил молоко.

...мне деньги сейчас тут совершенно не нужны, и Нина Федоровна уже 8 месяцев мне не высылает их... - Н.Ф. Депутатова в этот период высылала Ф.П. Шиллеру посылки, а также деньги.

...я просил... Инну летом в письме, больше не высылать. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 13.7.1953 г. (наст.  изд., с. 609).

То немногое, что я еще могу кушать, мне дают здесь - ... кисель... - Кисель высылала Ф.П. Шиллеру Н.Ф. Депутатова.

- 618 -

каша и т.п. Накапливать же деньги больному человеку нет расчета, ибо они пропадают здесь нередко, а когда умираешь, их забирают соседи. Небольшая сумма, которая мне нужна на почтовые расходы и другие мелочи, у меня есть, а больше мне ничего не надо. Я бы послал деньги обратно, но подумал, что Вы можете это принять за обиду, а потому оставил их у себя на всякий случай. Но я Вас прошу, дорогая Полина Андреевна, больше мне не присылать денег, если я специально об этом не прошу, и не обижаться на это. Если бы я мог их расходовать здесь на пользу для себя, я уже летом писал бы об этом.

То, что Вы пишете об успехах Флорочки, меня очень радует. Если только здоровье ее не страдает от усиленных занятий. Как она сейчас - не жалуется на что-нибудь? Ее возраст сейчас самый опасный для всяких заболеваний. Надеюсь, что она сама умная девушка и от поры до времени показывается врачу, в порядке ли легкие. Я ежедневно думаю о ней и часто [2] волнуюсь: то мне кажется, что она в сутолоке уличного движения может попасть под машину или трамвай, то мне снится, что она болеет, то я боюсь, что ее могут обижать в институте и т.п. Надеюсь, что она за каникулы немного отдохнула и теперь снова с радостью приступила к занятиям.

Нет, Полина Андреевна, я никого не виню в том, что моя жизнь сложилась так трагически и тяжело. Никого не виню потому, что это было бы глупо. То, что я попал в категорию людей без вины виноватых, зависело не от меня и не от вас всех, а от определенных обстоятельств, сложившихся помимо моей воли и согласия, а также и вашего. Что прошло, то прошло, и разрушенную жизнь больше не поправишь. Приходится склонять голову перед неумолимой судьбой и с достоинством ждать, пока придет смерть, великая утешительница и избавитель от всех страданий.

Надеюсь, что здоровье Ваше соответствует Вашему почтенному возрасту. Всегда удивлялся и удивляюсь Вашей выносливости и трудолюбию. Желаю Вам и в дальнейшем доброго здоровья и всего наилучшего!

Целую Франц.

 

- 619 -

432. И.В. Шиллер[i]

 

6 февраля 1954

Дорогая Инна,

Для работы над Гейне мне нужны кое-какие материалы из моих старых бумаг, а именно: 1) из рукописи книги "Молодая Германия", литературно-критические очерки - две главы, а) о "Людвиге Берне" и б) Гейне и "Молодая Германия". Если почему-либо не сохранилась машинописная копия книги, то возьми эти две главы из черновика, написанного моею рукою. 2) Статья "Гейне и Маркс", отд. оттиск из журнала "Литература и марксизм". Если оттиски не сохранились, то пришли книгу "Очерки по истории нем. револ. поэзии 19 века", где эта статья перепечатана.

Александр Абрамович сообщил мне, что ты предложила ему взять мои тетради и рукописи к себе. Раз Флорочка пошла по совершенно другой специальности, а тебя эти материалы не могут интересовать, то я не возражаю против твоего предложения. Обо всем этом я вчера написал и Алекс. Абрам. Передай ему все, только лишние рукописи опубликованных работ, стенограммы лекций и т.п. можно уничтожить, чтобы было меньше хлама. Перечисленные выше материалы я прошу, чтобы ты или Ал. Абр. прислали мне приблизительно к середине марта заказной бандеролью, к этому времени они нужны будут. Сейчас дни становятся уже длиннее, и я понемногу начинаю работать опять над Гейне.

Полина Андр. и Алекс. Абрам, сообщили мне о прекрасных успехах Флорочки на зачетной сессии. Я этим очень доволен, [2] ибо все время думаю и беспокоюсь за нее. Как на конечную цель надо держать курс на поступление в аспирантуру. Мне очень хотелось бы, чтобы жизненный путь Флорочки был светлым и счастливым, ибо отец ее страдает не только за несколько поколений назад, но и за несколько поколений вперед.

Надеюсь, что ты с дочкой немного отдохнули за зимние каникулы и теперь снова приступили к занятиям.

 


[i] С. 619. ...о "Людвиге Берне"... - Берне Людвиг (1786-1837) -нем. публицист и лит. критик, один из идеологов "Молодой Германии". Г. Гейне написал памфлет "Людвиг Берне" (1840 г.).

Статья "Гейне и Маркс" - Речь идет о статье: Шиллер Ф.П. Гейне и Маркс, "Литература и марксизм", 1931, № 6.

"Очерки по истории, нем. револ. поэзии 19 века" - Имеется в виду книга: Шиллер Ф.П. Очерки по истории немецкой революционной поэзии XIX века. М., 1933.

Обо всем этом я вчера написал и Алекс. Абрам. - См. письмо Ф.П. Шиллера A.A. Аниксту от 5.2.1954 г. (наст.  изд., с. 739).

...на зачетной сессии. - Зачетная сессия в вузе - установленный период для сдачи зачетов в конце семестра, предшествует собственно экзаменационной сессии.

- 620 -

Желаю вам всего наилучшего!

Целую дочку и тебя

Франц.


433.
Ф.Ф. Шиллер[i]

 

9 марта 1954

Милая Флорочка,

Письмо твое от 6/II я давно получил и хотел тебе уже ответить, как тяжелый приступ болезни свалил меня на 3 недели. Но и сейчас состояние плохое, и поэтому напишу только сколько строк.

Описание твоей учебы и жизни в институте дало мне хорошее представление о том, чем ты живешь. Я до глубины души счастлив, что дочка моя довольна институтом и избранной специальностью, что ее в институте уважают и хорошо к ней носятся. Работе в научно-исследовательском кружке нужно «давать всегда большое значение, ибо в дальнейшем нужно взять курс на поступление в аспирантуру. А склонность к научной работе и вообще способности студента нигде нельзя так четко выявлять, как на заседаниях кружка, на участии в работе кафедры и т.п. Но по-настоящему кружковая работа начнется только со второго курса.

Не знаю, каков сейчас профиль специалиста, [2] выпускаемого физматом пединститута. Или физика отошла теперь к естественному факультету, а ваш факультет только математический?

Ты ничего не написала, как ты занимаешься иностранными языками. В средней школе ты, по-видимому, занималась только английским. Ты сейчас продолжаешь занятия по английскому по повышенной программе или начала опять с азов? Или ты изучаешь теперь другой иностранный язык? Вообще ученый математик должен знать три иностранных языка, хотя бы в такой степени, чтоб он мог свободно пользоваться литературой по специальности. Но для этого у тебя еще много времени впереди.

 


[i] С. 620. Или физика отошла теперь к естественному факультету, а ваш факультет только математический? - Ф.Ф. Шиллер училась на математическом отделении физико-математического фак-та Московского гор. пед. ин-та.

...ты изучаешь теперь другой иностранный язык? - Ф.Ф. Шиллер изучала в школе и институте английский язык.

- 621 -

Бабуся писала мне, что здоровье твое в порядке, что ты проходила и рентген и другие обследования. Это очень важно, и я очень рад, что ты ничем не болеешь.

Пиши папе и впредь. У меня очень тяжелая и скучная жизнь в связи с моими многочисленными неизлечимыми болезнями. Твои же письма приносят мне радость! Будь здорова!

Привет маме! Крепко целую

папа.


434.
П.А. Нагорновой[i]

 

9 марта 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше от 1/III только что получил. Пишу Вам и Флорочке только несколько строк, т.к. мне очень трудно писать.

Когда я 13/II получил милое письмо Флорочки, я хотел в ближайшие же дни ей ответить, но этому помешал очень тяжелый приступ грудной жабы. Приступ длился несколько часов. После этого я целую неделю жил исключительно на одних только уколах и крайне ослаб. Сейчас работа сердца кое-как выравнивается. Вообще же мое состояние все время очень тревожное и тяжелое. Особенно меня мучает днем и ночью непрерывно кашель. Кроме того, сейчас приближается весна, а в эти месяцы нам всегда хуже.

Возможно, что в ближайшее время Гослитиздат подпишет со мною договор на издание книги о Шиллере. Если это будет, то я хотел бы, чтобы Флорочка с Инной летом совершали бы какое-нибудь путешествие или поехали куда-нибудь на курорт или берег моря. Или же Флорочка захочет с подругой поехать куда-нибудь посмотреть белый свет. Деньги на это я бы с удовольствием дал. Кроме того, надо подумать, что бы ей летом или осенью купить что-нибудь такое, что оставалось [2] бы у нее надолго на память от отца.

Если Инна еще не выслала тех рукописей, которые я просил в последнем письме, то я прошу их выслать, если она только их нашла.

 


[i] С. 621. Пишу... Флорочке только несколько строк... - См. письмо Ф.П. Шиллера Ф.Ф. Шиллер от 9.3.1954 г. (№ 433).

Возможно, что в ближайшее время Гослитиздат подпишет со мною договор на издание книги о Шиллере. - Договор был подписан 30.3.1954 г. См. письмо Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 14.4.1954 г. (наст.  изд., с. 384).

Если Инна еще не выслала тех рукописей, которые я просил в последнем письме... - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 6.2.1954 г. (наст.  изд., с. 619).

- 622 -

Так, дорогая Полина Андреевна, у меня нет ничего нового. Все та же скука в палате с тяжелыми больными, те же непрерывные страдания, иногда час-два работы над книгой о Гейне. Каждый день думаю о дочке. Хорошо было бы, если она приучалась писать хотя бы раз в месяц несколько строк папе. А то скоро придет время, когда она будет совсем взрослой и, может быть, хотела бы писать отцу, да его уже не будет. Все мои думы до последней минуты жизни будут о ней.

Надеюсь, что все вы здоровы, и каждая из вас занята своим делом. Желаю вам всего хорошего!

Целую Франц.


435.
П.А. Нагорновой[i]

 

5 апреля 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Пишу только несколько строк, так как меня уже больше недели докапает жестокий приступ гипертонии. Давление все время 240, глаза вылезают из орбит, в голове такие боли и постоянный шум, что не могу ни читать, ни писать. Применяю все обычные лекарства, но пока никакого облегчения нет. Когда у человека семь болезней, то они чередуются как казни египетские. В начале марта началась выравниваться работа сердца. Потом началось весеннее обострение легких. Новой дозой фтивазида, которую мне прислали знакомые, я быстро заглушил его. И вот теперь приступ гипертонии. Его у меня давно не было. Но он очень опасен, потому что второй инсульт обычно бывает смертельный.

Письмо Ваше и рукописи (Берне и Гейне) я получил. Меня очень тронула забота Флорочки, что она их так тщательно упаковала и так красиво нарисовала адрес. К сожалению, пока длится гипертонический приступ, я ничего делать не могу.

Очень меня всегда радуют вести об успехах Флорочки в учебе. Надеюсь, что все вы здоровы. Привет Флорочке и Инне!

Целую всех

Франц.

 


[i] С. 622. казни египетские - Ряд бедствий, согласно Библии, навлеченных Господом на Египет за отказ его фараона отпустить из своей земли сынов Израилевых (Исх 7-12).

- 623 -

436. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

23 апреля 1954

Милая Флорочка,

Письмо твое от 15/IV получил. Очень радуюсь, что с учебой у тебя идет все так отлично. Насколько я мог понять из твоего описания профиля специалиста, выпускаемого институтом, то математики готовятся отдельно от физиков. По-видимому, у вас есть и физическое, и математическое отделение.

Хорошо было бы меньше волноваться перед экзаменами. Нужно постепенно привыкать. Охотно верю, что ты и мама очень устали. Нужно подумать об организации летнего отпуска, т.е. отдыха. Ал. Абрам, написал мне, что в конце апреля получит аванс за мою книгу. Когда он мне сообщит, что деньги получены, я при распределении их постараюсь выделить сумму, чтобы ты с мамой могла поехать на лето на юг.

О себе ничего радостного сообщить не могу. Семь болезней совсем замучили меня.

Желаю тебе, бабусе и маме счастливо и в добром здоровье встретить праздник первого мая!

Целую

папа.


437. П.А. Нагорновой[ii]

 

23 апреля 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше от 16/IV получил. К сожалению, положение мое с гипертонией - тяжелое. Приступ продолжается вот уже третий месяц, но до 28 марта он не был опасным. А с этого времени у меня все время 230-250 давления. Две недели тому назад у меня произошло тяжелое кровоизлияние в левый глаз, который, по-видимому, больше не поправится. Я им не вижу, он постоянно завязан. В правом глазу - тоже было несколько небольших кровоизлияний, но они рассасываются. Так что вижу только правым глазом - и то больным - и мне не то что чи-

 


[i] Ф.Ф. Шиллер, 23.4.54 г.

[ii] С. 624. В первых числах мая меня отправят в гор. Красноярск на консультацию... - Поездка состоялась в июле 1954 г.

Я в этом году нашел... родственников, которых в 1941 г. переселили с Волги в Алтайский край. - Ф.П. Шиллер нашел родственников (брата, Я.П. Шиллера, и невестку, Р.И. Шиллер, с семьями) в 1953 г.

Мой брат Яков во время войны был на тяжелой работе... - Я.П. Шиллер, как и большинство российских немцев трудоспособного возраста, находился в это время в т.н. рабочих колоннах ("трудармии"), организованных по образцу лагерей ГУЛАГа.

свояченица Роза - Р.И. Шиллер приходилась Ф.П. Шиллеру невесткой (женой брата Петра).

С. 625. ...о котиковой шубе... - Котик (северный морской котик) - ценный пушной зверь.

- 624 -

тать или писать, но даже письма читать трудно, а тем более писать. Боли и шум в голове - постоянно, уже почти месяц, и это очень тяжело. Прямо с ума можно сойти.

Вы пишете, что у Вас и у тети Шуры при гипертонии нет болей. У меня в правом полушарии мозга их тоже нет, а только в левом, в котором было кровоизлияние (и паралич) в 1947 году. В этом вся суть. Кровеносные сосуды в левом мозгу очень ослаблены и повреждены, и поэтому они так буйно реагируют на всякое высокое давление крови.

В первых числах мая меня отправят в гор. Красноярск на консультацию к шести врачам-специалистам: глазнику, ушнику (я ведь совершенно глухой), туберкулезнику, сердечнику, невропатологу (по гипертонии) и рентгенологу. Поездка эта будет очень трудная, так как я очень слаб. Кроме того, здесь все еще почти зима. Идет снег, мороз, ветры. Боюсь простудить свои легкие. Но ехать необходимо. Нужно выяснить, пропал ли левый глаз, или его можно еще спасти. Кроме того, я два года не был на рентгене со своими легкими, кишечником, горлом. Все нужно проверить.

Тетя Шура, наверно, тоже уже старая и больная. Я в этом году нашел через центральное адресное бюро своих родственников, которых в 1941 г. переселили с Волги в Алтайский край. Мой брат Яков во время войны был на тяжелой работе и теперь все время болеет. Имеет 7 человек детей, все живут в колхозе. [2] Семья покойного брата Петра (свояченица Роза и две девушки) также живут в колхозе, в Алтайском крае. Старшая дочь была замужем и имеет 2 детей, но муж ее внезапно умер в марте этого года от кровоизлияния в мозг. Ничего хорошего ни у меня, ни у моих родственников, нет.

Единственная моя радость - Флорочка. Радуюсь за нее, за ее успехи в учебе. Ал. Абрамович должен был получить аванс в издательстве в конце апреля. Когда он мне напишет, что получил деньги, я после уплаты своих прежних долгов по работе и переписке на машинке рукописей книг о Байроне и Шиллере, выделю сумму для Флорочки, чтобы она могла со своей мамой в отпуск поехать на юг.

 

- 625 -

Трудно сказать, что будет с моими семью болезнями дальше. Если не очень скоро помру, то, может быть, удастся еще что-нибудь закончить для издания. Мне очень хотелось бы купить Флорочке что-нибудь на память от меня, если будут свободные деньги. Я думал о котиковой шубе, но говорят, что сейчас очень трудно с мехами. В общем, в зависимости от моего состояния и средств нужно будет подумать о каком-нибудь подарке.

Правый глаз у меня тоже очень болит, и я кончаю. Описание моих болезней и страданий, может быть, лучше не показывать Флорочке, если она все это так принимает к сердцу. Что же делать! Жизнь сложилась так.

Желаю Вам, Флорочке и Инне встретить счастливо и в добром здоровье светлый праздник первого мая!

Целую всех

Франц.


438. П.А. Нагорновой[i]

 

4 мая 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Спасибо за письмо и поздравления к празднику! Пишу только несколько строк, т.к. состояние моих глаз и головы все ухудшается, и мне уже крайне трудно писать даже несколько слов.

В ближайшие дни, как только у меня температура от обострения процесса легких снизится, меня отправят в районную больницу. Хотят сделать 20 уколов для укрепления сосудов мозга. Дело у меня, по-видимому, не столько в гипертонии, сколько в заболевании кровеносных сосудов мозга - осложнение после кровоизлияния в мозг в 1947 г. Гипертония сейчас стабилизовалась на давлении 180, а боли все увеличиваются в голове.

Прошу Вас пока не писать по адресу дома инвалидов. Я извещу Вас о моем состоянии из больницы. Здесь без меня письма пропадут.

 


[i] С. 625. В ближайшие дни... меня отправят в районную больницу. - Ф.П. Шиллер не был отправлен в районную больницу, т.к. его, как лежачего больного, не приняли на поезд.

С. 626. Я написал Алекс. Абрам., чтобы он передал Флорочке две тыс. рублей... - См. письмо Ф.П. Шиллера A.A. Аниксту от 29.4.1954 г. (наст.  изд., с. 751).

- 626 -

Я написал Алекс. Абрам., чтобы он передал Флорочке две тыс. рублей на каникулы. Было бы хорошо, если она меньше волновалась перед экзаменами.

Надеюсь, что сейчас все здоровы и каждая из вас занимается своим делом. Желаю Вам всем приятно провести лето, а Флорочке - отличные результаты при окончании первого курса.

Целую всех

Франц.

Привет Инне и Флоре!


439.
П.А. Нагорновой[i]

 

31 мая 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Пишу только несколько строк, т.к. писать для меня уже очень затруднительно.

Из всех попыток отправлять меня в Красноярскую или районную больницу ничего не получилось, т.к. я уже настолько слаб, что не пустили на поезд. Возили несколько раз на станцию, но так и лежу у себя в палате в доме инвалидов.

Писать о своей болезни нет никакой надобности, скажу только, что главные боли сейчас в голове в связи с полным нарушением равновесия и ритма работы всей сердечно-сосудистой системы. Организм настолько слаб, что наступил какой-то общий маразм.

Думаю, что вы уже на даче. Часто думаю о Флорочке, не волнуется ли бедняжка на экзаменах.

Сердечный привет Инне и Флорочке!

Целую всех

Франц.


440.
П.А. Нагорновой[ii]

 

28 июня 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Может быть, Вы живете уже на даче, а Инна с Флорочкой уехали в отпуск. Но я думаю, что Вам привезут письмо, если

 


[i] П.А. Нагорновой, 31.5.54 г.

[ii] С. 627. Прилагаемое письмо Инне... - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 28.6.1954 г. (№ 441).

...я исходил из обещания издательства уплатить мне в апреле 60% гонорара за книгу. - В предыдущих письмах Ф.П. Шиллер исходил из выплаты 25% гонорара. См. письма Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 18.3.1954 г. и A.A. Аниксту от 13.2.1954 г. (наст.  изд., с. 377,741).

Из этой суммы я хотел выделить Флорочке 5 тыс. рублей. -Единственная конкретная сумма, о которой упоминается в предыдущих письмах Ф.П. Шиллера семье (см. письмо П.А. Нагорновой от 4.5.1954 г., наст.  изд., с. 626), - выделение Флоре на каникулы двух тыс. руб.

Я... написал Алекс. Абрамовичу... что сумма для Флорочки кажется недостаточной, и просил его увеличить ее. - См. письмо Ф.П. Шиллера A.A. Аниксту от 16.6.1954 г. (наст.  изд., с. 755-756).

- 627 -

это так. Прилагаемое письмо Инне прошу Вас переслать ей, т.к. у меня нет ее адреса.

Письмо Ваше от 8 июня, откровенно говоря, очень огорчило, потому что вся эта история с деньгами для Флорочки вышла только из недоразумений и недоговорок. Когда я вначале писал Вам и Флорочке об этом, я исходил из обещания издательства уплатить мне в апреле 60% гонорара за книгу. Из этой суммы я хотел выделить Флорочке 5 тыс. рублей. Но издательство выплатило мне лишь 25% гонорара, а следующие 35% будут лишь в начале 1955 г. Это положение поставило меня в тупик, ибо долги за подготовку, переписку на машинке, вычитку и т.д. двух книг (о Байроне и Шиллере) нужно было уплатить. Кроме того, я вынужден был оставить себе по 700-800 руб. в месяц на питание и обслуживание, ибо общее питание я при своих многочисленных болезнях кушать не могу. От дома инвалидов я теперь имею только [2] койку и кипяток, а все остальное - мое. Особенно много хлопот с няней, т.к. никто не хочет ухаживать за тяжелым больным, да еще инфекционным больным. Учитывая все это, я только кое-как мог выделить 2 тыс. для Флорочки. Но я Ваши замечания очень тяжело переживал. Уже одна мысль о том, что Флорочка может чувствовать себя обманутой отцом, убивала меня. Я в тот же день написал Алекс. Абрамовичу (не называя, конечно, Вашего имени), что сумма для Флорочки кажется недостаточной, и просил его увеличить ее. Не знаю, выполнил ли он мое указание; в письме ко мне он говорит, что денег осталось немного, но он посмотрит и поговорит с Флорочкой, сколько ей нужно.

Дорогая Полина Андреевна! Я человек тяжело больной и очень болезненно, при своих расшатанных нервах, воспринимаю все, что относится к Флорочке. Поставил крест над всей этой досадной историей, основанной на недоразумениях.

Желаю Вам, чтобы Вы хорошо отдохнули на даче!

С сердечными пожеланиями

целую

Франц.

 

- 628 -

441. И.В. Шиллер[i]

 

28 июня 1954

Дорогая Инна,

Не знаю, застанет ли письмо тебя еще дома; может быть, ты с Флорочкой уехали уже 1/VII на юг или в Прибалтику. Но думаю, что бабуся будет иметь ваш адрес и перешлет тебе эти строки.

Я всегда рад, когда ты пишешь мне несколько строк. Твоя жизнь тоже не легкая и сложилась неудачно. Искать виновников не приходится. Все эти понятия настолько перемешались и осложнились, что я многое вообще уже не понимаю в жизни.

Книга о Шиллере еще далека от издания, она только принята издательством для печатания. В лучшем случае она выйдет из печати в мае 1955 года, к юбилею писателя. Издательство не сдержало своего обещания выплатить мне в апреле этого года 60% гонорара, а выплатило только аванс в 25% и предупредило, что раньше начала 1955 года ничего платить не будет. В связи с этим у меня создалась крайне неприятная ситуация, и я не был в состоянии выделить для Флорочки той первоначальной суммы, о которой я раньше писал. Но я тем не менее недавно написал Алекс. Абрамовичу, [2] что если вам денег не хватит на летний отдых, он добавил бы.

О моем плохом состоянии ты, наверно, в курсе дела из моих писем к бабусе. Наступили сумерки жизни, - безрадостные и бесплодные. Самое тяжелое даже не вечные головные боли, а полная невозможность читать и писать. Болезнь кровеносных сосудов мозга (от склероза) - очень мучительная.

Очень жалею, что не знаю, где ты с дочкой будете 10 июля, в день ее рождения. Ведь ей теперь уже 18 лет, вполне взрослый человек! То, что ты и бабуся пишете о ее характере и способностях - меня очень радует. Хотелось бы, чтобы из дочки вышел настоящий ученый. Но хотелось бы, чтобы ее жизненный путь сложился спокойным и счастливым.

 


[i] С. 628. ...может быть, ты с Флорочкой уехали уже 1/VH на юг или в Прибалтику. - Летом 1954 г. И.В. Шиллер с дочерью на юг и в Прибалтику не ездили.

Издательство не сдержало своего обещания выплатить мне в апреле этого года 60% гонорара... - См. прим. к с. 627.

...я не был в состоянии выделить для Флорочки той первоначальной суммы, о которой я раньше писал. - См. прим. к с. 627.

...я... недавно написал Алекс. Абрамовичу, что если вам денег не хватит на летний отдых, он добавил бы. - См. прим. к с. 627.

- 629 -

Если у меня до 10/VII не будет вашего адреса, то я заранее поздравляю Флорочку с днем рождения и желаю ей доброго здоровья и много успехов в науке!

Желаю тебе и Флорочке приятного отдыха!

С сердечным приветом

Франц.


442.
П.А. Нагорновой[i]

 

26 июля 1954

Дорогая Полина Андреевна!

Письмо Ваше я давно получил, но я сейчас настолько слаб, что трудно написать три слова.

С 8 - 15 июля я был в Красноярске. Попал я туда с санитарной машиной краевой психиатрич. больницы, которая находится недалеко от нашего дома инвалидов. Дорога была очень тяжелая, и на обратном пути я до основания простудил свои гнилые легкие, и вот уже 11 дней лежу с тяжелым обострением процесса легких с высокой температурой. Все слабею и слабею. Не надо было ехать в Красноярск. Результаты обследования в трех клиниках оказались самыми плачевными. Правое легкое теперь тоже вступило в фазу распада. С головой и ушами тоже ничего уже нельзя делать. В больницу не положили, потому что лечить уже нечего. Нужно было спокойно лежать на своей койке до конца и никуда не ехать. Теперь трудно сказать, чем окончится это тяжелое обострение.

Ведь дорога - 370 км. туда и 370 км. обратно - не шоссейная, а грунтовая, лесная. На обратном пути ночью мы попали в холодный дождь, и я основательно простудился.

Охотно засвидетельствую Вам, что Вы тогда [2] в своем письме ко мне касались вопроса о деньгах в общей форме и не писали о добавочной сумме. Это я уже написал Ал. Абрам., чтобы он добавил денег. Но не хочется больше возвращаться к этой глупой истории, возникшей из одних недоразумений.

Надеюсь, что Флора и Инна уехали в Прибалтику. Будете им писать, передайте сердечный привет от меня!

 


[i] С. 629. Это я… написал Ал. Абрам., чтобы он добавил денег. -См. прим. к с. 627.

- 630 -

Я очень слаб и поэтому кончаю.

Целую

Франц.


443.
П.А. Нагорновой[i]

 

24 августа 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше от 14 августа получил. По-видимому, вы теперь уже все в городе, а потому адресую письмо туда.

Надеюсь, что Вы, Инна и Флорочка немного отдохнули за лето на даче, а теперь приступаете опять каждая к своим занятиям. Так проходит год за годом, и мы по-немногу все стареем и дряхлеем... Но в этом состоит жизнь, и счастлив тот человек, который способен еще трудиться.

Мое состояние по-прежнему все тревожное. Обострение процесса легких от поездки в Красноярск я с трудом при помощи стрептомицина ликвидировал. Сейчас появился небольшой аппетит, и я всеми силами стараюсь хоть немного восстановить потерянное до наступления осеннего сезонного кризиса болезни. Но чахотка у меня теперь на втором плане. На первом же находится мучительное заболевание сосудов мозга, которое несмотря на все возможные меры не улучшается. По-прежнему я полностью лишен возможности читать и писать. Левый глаз немного очистился от кровоизлияний, [2] а теперь правый глаз стал хуже.

С вашим переездом с дачи начался новый учебный год. Инна и Флорочка наверно волнуются с началом занятий. Хорошо, что Вы еще стоите на посту, иначе обеим пришлось бы плохо с домашними делами. Но Вам в Вашем почтенном возрасте и с гипертонией необходимо следить за собою и работать уже очень ограниченно и осторожно.

Желаю Вам доброго здоровья и много радостей в новом учебном году, ибо Ваша жизнь в этом отношении определяется занятиями Инны и Флорочки.

Крепко целую

Франц.

 


[i] Это и последующие два письма (№ 444 и 445) отправлены в одном конверте, адресованном П.А. Нагорновой, из п/о Тины 25.8.1954 г. и доставлены в Москву 29.8.1954 г.

- 631 -

444. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

24 августа 1954

Милая Флорочка,

Твое письмо от 27 июня я давно получил, но не знал все лето, куда тебе писать. Ал. Абрам, сообщил мне в конце июня, что ты собираешься в Прибалтику, и вот я все время и ждал, что ты напишешь мне о своем местопребывании. И лишь теперь я узнал из письма бабуси, что ты, за исключением поездки в Ленинград, все лето жила на даче.

Твои блестящие успехи, с которыми ты закончила первый год учебы в институте, доставили мне огромную радость. Кроме тебя и твоих успехов у меня нет уже никаких радостей в жизни. В каждом письме, в котором ты описываешь свои занятия и жизнь в институте, я взволнованно переживаю свою собственную молодость, свои студенческие годы с их радостями и горями. Имей ввиду, милая дочка, что годы учебы являются лучшими и самыми счастливыми в жизни человека. После них начинается самостоятельная жизнь, а она уже совсем другая, с ответственностью и заботами, удачами и неудачами.

Надеюсь, что ты и на даче отдохнула за лето и сейчас с радостью приступаешь к занятиям на втором курсе в институте. Когда познакомишься [2] с учебной программой на второй год, напиши папе, какие предметы будешь проходить в этом учебном году, как организован учебный процесс, какие семинары и практические занятия, какую тему ты себе выбрала для работы в научно-исследовательском студенческом кружке. Пиши мне побольше о жизни в Институте, есть ли у тебя хорошие подруги, как к тебе там относятся.

Желаю тебе, милая Флорочка, таких же успехов в учебе в этом году, как в прошлом! Желаю тебе доброго здоровья и много радостей и счастья!

Крепко целую тебя

папа.

 


[i] Ф.Ф. Шиллер, 24.8.54 г.

- 632 -

445. И.В. Шиллер[i]

 

24 августа 1954

Дорогая Инна,

Не ответил тебе на письмо от 27 июня до сих пор, потому [что] не знал, где ты находишься.

Очень досадно, что ты и Флорочка так близко приняли к сердцу эту глупую историю с деньгами. Уверяю тебя, что если моя книга действительно выйдет в свет, то это для Флорочки будет в тысячу раз важнее, чем эти несчастные гроши. Я еще тогда, когда жил вместе с вами, плохо разбирался в деньгах (все издательства обманывали меня), а теперь тем паче. Все эти годы, что я нахожусь в этих богоугодных заведениях, я фактически совершенно оторван от практической жизни и ничего не понимаю ни в ценах, ни в стоимости жизни. Но тем не менее можешь быть уверенной, что если у меня будут материальные средства, Флорочка никогда не будет обижена.

Алекс. Абрам, написал мне, что ты перевезла к нему часть моих рукописей и книг. Рукописи дай ему все за исключением тех, которые ты или Флора хотите себе оставить на память от меня. Относительно моей библиотеки - я хотел бы, чтобы основная часть ее, - по крайней мере все книги на русском языке, - осталась у тебя. Она пригодится тебе и дочери в будущем Ал. Абрам, передай книги на иностранных языках по узкой специальности зап.-европ. литератур, главным образом те книги, которые ему нужны для работы над моими рукописями и над [2] теми темами по зап. литературе, над которыми он сам работает. Все книги на иностр. языках, которые тебе или Флорочке нужны, или которые вы хотите сохранить на память, также оставьте у себя.

Ты мне не писала, получила ли Флорочка уже паспорт, или она получит его только теперь, после достижения 18 летн. возраста. Если она еще не получила паспорта, то для избежания недоразумений и лишних хлопот прошу поступить так: если какой-нибудь бюрократ из паспортного стола заинтересуется кто отец, откуда он, где теперь и т.п., то сказать, что и

 


[i] С. 632. ...ты и Флорочка так близко приняли к сердцу эту глупую историю с деньгами. - См. письмо Ф.П. Шиллера П.А. Нагорновой от 28.6.1954 г. (наст.  изд., с. 627).

...нахожусь в этих богоугодных заведениях... - т.е. в заключении и домах инвалидов.

...получила ли Флорочка уже паспорт, или она получит его только теперь, после достижения 18 летн. возраста. - В тот период паспорта в СССР выдавались с 16 лет.

С. 633. Флора имеет полное право на московский паспорт... -т.е. на паспорт с московской пропиской.

...с Адама... - в Библии и Коране первочеловек и отец рода человеческого.

- 633 -

Флора и ты ничего обо мне не знаете уже 16 лет и знать не хотите. Флора имеет полное право на московский паспорт, и я уверен, что она его обязательно получит, но я не хотел бы, чтобы подняли мою старую историю, начиная с Адама, т.е. с моего происхождения с Волги. У меня нет уже никаких сил, чтобы еще раз доказать в двадцати инстанциях, что я не верблюд.

Надеюсь, что ты за лето немного отдохнула и теперь приступаешь к новому учебному году относительно здоровой и отдохнувшей. Несмотря на то, что я уже 16 лет не работаю педагогом, я каждый год в это время волнуюсь и переживаю очень тяжело то обстоятельство, что по своей болезни лишен [возможности] заниматься преподаванием своей любимой специальности. Но ничего не поделаешь...

Желаю тебе много успехов и радостей в новом учебном году! С сердечным приветом

Франц.


446.
И.В. Шиллер и П.А. Нагорновой[i]

 

17 сентября 1954

Дорогая Инна,

Письмо твое от 3/IX получил. Я сейчас сам удивляюсь, как я мог написать в последнем письме такую чушь относительно паспорта. Но в результате долголетних тяжелых страданий у меня выработалась болезненная, навязчивая идея, будто моя фамилия, несмотря на реабилитацию, везде и всюду вызывает сомнения и придирки. Сейчас время другое, и я прошу тебя не обращать на это внимания.

Новая фотография доченьки мне очень понравилась. Видать, что она за год значительно окрепла и возмужала. И очень - по-моему - похорошела. Может быть, это со стороны очень смешно, что я так восхищаюсь и горжусь дочерью, но больному, влюбленному в свою дочь отцу это простительно. Удивительно, как ярко сохранились в лице Флоры основные традиционные фамильные черты: классический шиллеровский

 


[i] Это и последующее письмо (№ 447) отправлены в одном конверте, адресованном П.А. Нагорновой, из п/о Тины 17.9.1954 г. и доставлены в Москву 21.9.1954 г.

С. 633. Я сейчас сам удивляюсь, как я мог написать в последнем письме такую чушь относительно паспорта. - См. письмо Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер от 24.8.1954 г. (наст.  изд., с. 632-633).

...несмотря на реабилитацию... - Автор был реабилитирован лишь в 1990 г. Справку о реабилитации см.: наст.  изд., с. 819-820.

С. 634. ...в прохладном овощехранилище. - Как следует из письма Ф.П. Шиллера A.B. Валевскому от 9.10.1952 г. (наст.  изд., с. 801), при доме инвалидов на ст. Тинской имелось подсобное хозяйство, снабжавшее пациентов овощами.

- 634 -

нос, ямка в подбородке и высокий лоб. Они веками передаются от поколения к поколению.

Мне очень нравится, что ты и доченька увлекаетесь музыкой. Это самая увлекательная, задушевная область искусства. Причем она очень успокаивает. К сожалению, я в прошлом году еще, на почве гипертонии и склероза сосудов мозга, полностью потерял слух и поэтому теперь лишен возможности слушать музыку по радио. До этого это было моим любимым занятием и утешением в прискорбном существовании.

Желаю тебе много радостей и успехов в работе с молодежью! Сердечный привет

Франц. [2]

 

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо от 3/IX получил. Хорошо, что вы теперь все благополучно переехали в город на зимнюю квартиру, и привычная жизнь вступила опять в свои права.

Надеюсь, что после жаркого лета Ваше самочувствие теперь улучшилось. Я, например, не могу уже переносить температуру свыше 22°. Летом, когда и у нас было несколько жарких дней, мне пришлось искать спасения в прохладном овощехранилище.

Состояние мое - прежнее. Давление крови опять несколько повысилось, но надеюсь, что при помощи новых вливаний глюкозы и магнезии его удастся понизить. Шум в ушах и головные боли, особенно в зрительной системе, такие же сильные, как раньше. Читать по-прежнему не могу больше 5 минут.

Осень у нас очень холодная и дождливая. 14/IX выпал первый снег, который тут же растаял. Выходить из палаты и посидеть в садике я уже не могу. Устроился опять на 8 месяцев в постели.

Желаю Вам доброго здоровья и меньше болеть!

Целую Франц.

 

- 635 -

447. Ф.Ф. Шиллер[i]

 

17 сентября 1954

Милая Флорочка,

Получил твое письмо от 3/IX, а также и новую твою фотокарточку. При ее сравнении с прошлогодними снимками я нахожу, что ты за год значительно окрепла и выросла. Каждая новая фотокарточка приносит мне большую радость. И так как я, к несчастью, лишен [возможности] ежедневно тебя видеть и наблюдать за твоим развитием, то такой промежуток времени, как целый год, особенно ярко отражает все перемены в чертах лица и в психологии.

Я здесь также переживал радостные дни в первых числах сентября, когда ты приступила к занятиям на втором курсе. Из новых предметов мне лично особенно понравилась бы "история математики". Но я прошу тебя сейчас, когда ты уже вошла в курс обычной вузовской жизни, написать мне, что вы проходите по английскому языку, какую литературу читаете, занимаешься ли ты в студенческом [2] научно-исследовательском кружке, какую тему себе выбрала, какую общественную работу ведешь в институте и т.д. Чем подробнее будешь писать об учебе и жизни в институте, тем лучше. Меня это все очень интересует.

Рад, что поездка с мамой в Ленинград тебе понравилась и дала многое для общего культурного развития. Твое увлечение музыкой одобряю. Я сам всегда был страстным слушателем музыки.

Надеюсь, милая доченька, что учеба у тебя и в этом году пойдет хорошо. Самое главное в студенческие годы - занятия по основной науке, а остальные предметы, хотя они и нужны и могут быть интересными, но они после сдачи экзамена быстро забываются.

Желаю тебе, Флорочка, хорошего здоровья и много успехов в учебе!

Крепко тебя целую

папа.

 


[i] Ф.Ф. Шиллер, 17.9.54 г.

- 636 -

448. П.А. Нагорновой[i]

 

18 октября 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше от 29/IX получил. Пишу только несколько строк, чтобы вы знали, что я пока жив. Но состояние мое уже целый месяц очень тяжелое.

В этом году у нас очень холодная осень, еще в сентябре выпал глубокий снег. В связи с этой постоянной переменой погоды у меня с 22/IX идет жестокий приступ процесса легких. Сильные лекарства, которые раньше хорошо действовали, сейчас действуют уже слабо, поскольку частое их применение притупляет реакцию организма. Я опять крайне ослаб, что один уже не могу подняться в постели, нет никакого аппетита, сильные боли в груди, температура, мучительный кашель и т.д. Но еще хуже с моей головой. Заболевание мозговых сосудов от чрезмерного развития склероза ухудшается из [2] месяца в месяц. Мучительные головные боли не покидают меня ни днем, ни ночью. А самое скверное - они не дают мне заснуть.

Я понимаю, что вам всем скучно читать такие письма от меня. Но что же делать? Когда человек ни днем ни ночью не имеет покоя, все его внимание, даже все его существование вращается вокруг его страданий и он забывает обо всем на свете. Так что не судите так строго обо мне!

Я рад был узнать из Вашего письма, что дела у Флорочки и Инны идут хорошо. А с Вас, Полина Андреевна, уже хватит и того, что Вы сторожите квартиру и следите, чтобы в отсутствии Инны и Флорочки все было в порядке. А поработали Вы достаточно на своем веку.

Приближаются Октябрьские торжества. Желаю Вам, дорогой Флорочке и Инне встретить их весело и в добром здравии!

Целую Франц.

 


[i] Отправлено из п/о Тины 18.10.1954 г. и доставлено в Москву 23.10.1954 г.

- 637 -

449. П.А. Нагорновой[i]

 

15 ноября 1954

Дорогая Полина Андреевна,

Спасибо за Ваше письмо от 26/Х и за поздравления к празднику! Я совершенно забыл, что у Вас 26/Х день рождения. Поздравляю Вас задним числом со знаменательным днем 75-летия! До этого счастливого дня мало кому удается дожить. Я тоже 10 ноября совсем незаметно, в одной своей душе, отпраздновал 56-ой день своего рождения. Как ни плохо живешь, а время идет, идет, несмотря ни на какие болезни. Ведь жутко сказать, что когда я уехал от вас, мне было всего-навсего 40 лет!

Я начал было уже волноваться из-за долгого отсутствия письма от Флорочки, но теперь я успокоился и доволен.

В моем состоянии не произошло за этот месяц ничего существенного. Температуру мне удалось на время ликвидировать при помощи сильной дозы одного лекарства, которое очень вредно влияет на сердце. Но всякое лекарство - палка о двух концах, и если оно успокаивает одно, то тревожит [2] другое. Головные боли от склероза мозговых сосудов по-прежнему мучают меня больше всего. И так как лекарства обыкновенных врачей мне не дают облегчения, то я попросил одного из своих московских знакомых, сходить к врачу-гомеопату, который специально занимается лечением головных болей. Мне эти гомеопатические лекарства достали, и на днях я начну их принимать. Во всяком случае хуже от них, думаю, не будет. А может быть они дадут мне хоть немного облегчения.

Желаю Вам и после 75 лет хорошего здоровья и счастья!

Целую Франц.


450.
Ф.Ф. Шиллер[ii]

 

15 ноября 1954

Милая Флорочка,

Очень обрадовался твоему письмецу; ведь ты меня не очень балуешь письмами. Рад, что ты здорова и довольна своими занятиями в институте.

 


[i] Это и последующие два письма (№ 450 и 451) отправлены в одном конверте, адресованном П.А. Нагорновой, из п/о Тины 15.11.1954 г. и доставлены в Москву 22.11.1954 г.

С. 637. Температуру мне удалось... ликвидировать при помощи сильной дозы одного лекарства... - фтивазида.

...я попросил одного из своих московских знакомых, сходить к врану-гомеопату... - Л.Я. Рейнгардт, жену М.А. Лифшица.

[ii] Ф.Ф. Шиллер, 15.11.54 г.

- 638 -

Из твоего широкого плана - заниматься музыкой и много ходить на концерты -, по-видимому, мало осуществляется. Но это не беда. Ты пока еще так молода, что на первом месте всегда должны стоять заботы об учебе. Музыка не стареет и никуда от тебя не уйдет. Перед тобой еще вся жизнь.

У нас здесь очень ранняя и суровая зима. Санный путь установился давно, и деревенские школьники давно уже катаются на коньках. Мороз сегодня 25°, и люди, которые проходят мимо моего окна, все уже в сибирских шубах и валенках. В Москве, по-видимому, снег еще не выпал. Ты только остерегайся этого переходного времени, оно очень коварное в отношении всяких простуд. Хорошо одевайся и не простуживайся!

Я уже два месяца сижу в постели и никуда [2] не могу выходить. Выходить смогу опять лишь в мае месяце, когда температура на улице будет равна комнатной. А пока сижу в постели, и так как я радио не слышу и читать и писать тоже не в состоянии, то я в уме сочиняю всевозможные рассказы и сказки, которые иногда выходят очень интересные. Это, конечно, происходит только в те часы, когда боли не мучают меня так сильно.

Часто думаю: вот хорошо, что у меня дочь математик! Ведь в математике можно мечтать еще гораздо интереснее, чем в литературе. Но лучше будет, милая Флорочка, если тебе придется поменьше мечтать, а побольше заниматься исследовательской работой.

Желаю тебе много успехов в учебе и в жизни!

Крепко целую

папа.


451.
И.В. Шиллер[i]

 

15 ноября 1954

Дорогая Инна,

Рад был получить от тебя и Флорочки письмецо. Спасибо за поздравления! Самое главное - что вы обе здоровы и довольны работой. Мне, откровенно говоря, трудно представить

 


[i] С. 639. Schiller in Russland - Шиллер в России (нем.).

L'opinion publique dam la litterature franсaise 1830-1848 - Общественное мнение и французская литература в 1830-1848 гг. (франц.). В письме Ф.П. Шиллера И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер от 8.10.1947 г. (см. наст.  изд., с. 579) указаны несколько иное название книги и написание фамилии автора.

"Литература в школе" - См. прим. к с. 498.

- 639 -

себе, как ты кулинарничаешь, но время, видимо, изменило многое. Хорошо было бы привлечь к этому делу понемногу и дочку. Никогда не любил совершенно беспомощных в хозяйстве ученых женщин. Но я уверен, что Флорочка и по собственной инициативе помогает тебе.

О себе не могу сообщить чего-либо отрадного. Все страдаю и поглощаю целыми килограммами лекарства. Но толку от них мало. Читать и писать по-прежнему не в состоянии.

Я хотел тебя спросить, может быть, тебе при просмотре иностранных книг в нашей библиотеке попались на глаза две книги-уникумы, единственные экземпляры во всем СССР, а именно 1) Petersen. Schiller in Russland (изд. около 1927 r.) -небольшая книга, напечатана готическим шрифтом; 2) Sker-litsch. L'opinion publique dans la litterature franсaise 1830-1848 (изд. ок. 1895 r.) - книга совсем маленького формата, фотокопия. [2] в кустарном переплете. Эти две книги я хотел бы оставить себе до самой смерти. Если они сохранились, то сообщи мне об этом. Если они попали к Ал. Абр., то также сообщи мне; это не беда, от него я их всегда получу.

Радует меня, что ты успеваешь следить за всеми новинками в литературе. Меня всегда удивляла твоя скромность: ведь у тебя набралось уже так много опыта, что смогла бы писать для журнала "Литература в школе". По-видимому, заботы и отсутствие времени этому мешают.

То, что тебе удалось за небольшую сумму купить Флорочке шубку на зиму, очень хорошо. Пока нужно удовольствоваться этим. Как у меня в дальнейшем сложатся дела с издательствами, еще покрыто мраком.

С наилучшими пожеланиями

Франц.


452. П.А. Нагорновой[i]

 

6 января 1955

Дорогая Полина Андреевна,

Набрался храбрости написать Вам несколько строк, хотя это очень трудно. Трудно не только потому, что часто нахо-

 


[i] Письмо написано карандашом.

- 640 -

жусь в бессознательном состоянии и теперь вынужден писать лежа в постели, но и потому, что от физической слабости мне трудно держать ручку или карандаш в руке.

Все ваши письма получил. От Вас - 3, из которых особенно интересно было от 12/XI. От Инны -1, от Флорочки -1. Спасибо, что не забываете меня на ложе страданий.

2-го декабря у меня отнялись ноги от паралича седалищного нерва. Это на много увеличивает потребность в уходе. Хорошо, что средства мне пока разрешают держать индивидуальную обслугу.

В конце ноября у меня начались страшные приступы процесса легких. Одна вспышка следовала за другой, одна страшней другой. Всего их в декабре было 5 приступов, каждый по 5-6 дней, с температурой 39-40. И никакие лекарства не могли их приостановить. Лишь сейчас я при совместном приеме 2-х лекарств снизил температуру. Но этот месяц отнял у меня самые последние [2] жизненные силы, и я от этого сильнейшего удара уже никогда не поправлюсь. Слабость (особенно сердца) такова, что жизнь висит на ниточке и каждый час может оторваться. И я об этом не жалею. Нет уже никакой воли к жизни, как раньше, и чем скорее я умру, тем лучше для меня. Ибо эта адская мозговая болезнь в конце концов приведет к ужаснейшим последствиям, и мое счастье, если не доживу до них. Хватит уже страданий! Вы сами понимаете, что в таких условиях у меня утерян весь смысл жизни, одни только мучения. Мне даже совестно все время писать об одном и том же. Потому что здоровые люди это редко понимают.

Желаю Вам, Флорочке и Инне здоровья и всего наилучшего! Крепко целую всех

Франц.


453.
П.А. Нагорновой, И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер[i]

 

7 февраля 1955

Дорогие Полина Андреевна, Инна и Флорочка! Все Ваши письма я получил. Меня особенно порадовало, что Флорочка с таким исключительным успехом сдала труд-

 


[i] С. 641. ...Инне из-за реорганизации техникумов придется переменить место работы... - И.В. Шиллер проработала в Московском энергетическом техникуме до конца 1960 г., после чего вышла на пенсию по инвалидности (психическое заболевание)

- 641 -

нейшие экзамены. Надеюсь, что она во время каникул немного рассеялась и отдохнула от высшей алгебры и теперь опять приступила к работе.

То, что Инне из-за реорганизации техникумов придется переменить место работы - печально. Она наверно за 17 лет очень привыкла к техникуму и жалко уйти. Но ничего не поделаешь. Молодежь хорошая и в средней школе.

Мое состояние все то же крайне тяжелое и медленно все ухудшается. Гомеопатическое лекарство я все принял (2 месяца) и оно ничего не помогло от головы. Температура меня уже никогда не покидает, то же самое мучительнейший кашель. А главное - вся еда противна, нет никакого аппетита, и я кушаю меньше, чем цыпленок. А организм все слабеет. Но ничего не сделаешь. Всякая болезнь имеет свой конец.

Желаю Флорочке много успехов в дальнейшей учебе, Инне - в работе, а Полине Андреевне - в здоровье!

Целую всех

Франц.


454.
П.А. Нагорновой[i]

 

14 марта 1955

Дорогая Полина Андреевна,

Пишу Вам несколько строк, чтобы Вы знали, что я пока еще жив. Сейчас, в связи с наступлением весны, все болезни у меня обостряются и положение создалось очень тяжелое. Температура опять повысилась и она не поддается ни фтивазиду, ни стрептомицину, ни пеннициллину. С дыханием очень трудно, сердце слабое, а ноги все больше опухают. В конце февраля меня перевели в самую слабую палату, т.к. я своим непрерывным кашлем и стонами от головных болей в общей палате никому не даю покоя. Из этого Вы можете себе представить приблизительно картину, как я живу и как страдаю. Весна будет очень тяжелая для меня. Держусь я спокойно и переношу страдания в меру сил без жалоб.

Ваше письмо я получил. Рад, что Вы лечитесь от гипертонии, что Флорочка по-прежнему так прилежно учится, а Инна

 


[i] П.А. Нагорновой, 14.3.55 г.

- 642 -

делает успехи в кулинарном искусстве. Гомеопатическое лекарство, которое Вы принимаете, точь такое же, как у меня. Надеюсь, что оно Вам больше поможет, чем мне. Ведь организм разный у людей и по-разному реагирует на лекарства. Есть еще новое лекарство от гипертонии и склероза [2] под названием "Man". Я достал его, выпил два флакона, но никакого облегчения не получил и поэтому бросил его принимать.

Я очень быстро устаю, когда пишу, и поэтому кончаю. Сердечный привет Флорочке и Инне! Желаю Вам облегчения от своих болезней, а Флорочке (о которой я думаю каждый день и особенно много в мучительные бессонные ночи) много успехов в науке и учебе!

Целую всех

Франц.


455.
П.А. Нагорновой[i]

 

2 апреля 1955

Дорогая Полина Андреевна,

Здесь сейчас весна в полном разгаре, и в связи с этим и весеннее обострение легких тоже в полном разгаре. Температура все время держится около 39°, и у меня ужасные боли в груди и в голове. Апрель и первая половина мая - самое страшное для меня время, и вся жизнь состоит в постоянной борьбе между жизнью и смертью.

Ваше письмо от 24/III, а также милые письма от Флорочки и Инны от 14/III получил. Я очень прошу Флорочку и Инну не обижаться, но мне так трудно сейчас писать письма, что я ограничиваюсь краткими записочками. Когда мне будет немного легче, я им обязательно напишу.

 

4/IV

Мне стало плохо, и я вынужден был прервать письмо. Материальной помощи мне сейчас не нужно, т.к. у меня пока еще есть деньги. Думаю, что в июне издательство должно мне выплатить вторую долю гонорара за книгу, и тогда у меня опять на год будут средства. Да столько я уж и не проживу. Должен

 


[i] С. 643. Если она хочет установить более близкое знакомство с Ниной Федоровной... - См. письмо Ф.П. Шиллера Н.Ф. Депутатовой от 9.4.1955 г. (наст.  изд., с. 447).

- 643 -

сказать, что мои болезни и беспомощное состояние [2] здесь пожирают много средств, ибо за каждый шаг нужно людям платить и, кроме того, лекарства противотуберкулезные очень дорогие. Но как я сказал, со средствами я думаю справиться. Кроме того, нужно опять подумать, чтобы Флорочке на летние каникулы дать опять тысячи две.

Все ваши сообщения об успехах Флорочки в учебе меня очень радуют. Если она хочет установить более близкое знакомство с Ниной Федоровной, было бы хорошо. Н.Ф. человек очень добрый и безкорыстный и она ни в каком случае не будет оказывать какого-либо отрицательного влияния на Флорочку.

Опять я очень устал и поэтому кончаю. Очень рад был читать в Вашем письме, что Вам сейчас лучше. Дай Бог Вам еще много лет здоровья и совместной радостной жизни с Инной и Флорочкой!

Целую вас всех крепко

Франц.


456.
Ф.Ф. Шиллер[i]

 

21 апреля 1955

Милая Флорочка,

Я уже не ответил тебе на два письма. Десяток тяжелых хронических болезней довели меня до такого слабого состояния, что мне трудно писать, трудно даже собирать свои мысли. Но вот сейчас у меня несколько дней передышка от высокой температуры, и я спешу тебе написать письмецо.

Милая дочка, папа думает о тебе и днем и ночью, особенно в тяжелые ночи, когда не могу спать. Во всех моих несчастьях ты - единственная моя радость, и твои блестящие успехи в учебе являются большим утешением. Мне очень хотелось бы, чтобы ты после окончания института поступила в аспирантуру и готовилась к научной деятельности. Мне кажется, что до сих пор в этом направлении у тебя все идет очень хорошо.

Ты мне писала, что летом хотела бы [2] с мамой поехать на юг и научиться плавать в Черном море. Эта идея - хорошая, и

 


[i] Отправлено из п/о Тины 21.4.1955 г. и доставлено в Москву 27.4.1955 г.

С. 643. Мне очень хотелось бы, чтобы ты после окончания института поступила в аспирантуру... - Ф.Ф. Шиллер после института в аспирантуру не поступила, несколько лет работала учителем математики в школе рабочей молодежи. В 1967 г. защитила кандидатскую диссертацию.

С. 644. Я завтра напишу Алекс. Абрамовичу, чтобы он ходатайствовал... о выплате второй части гонорара за книгу. -См. письмо Ф.П. Шиллера A.A. Аниксту от 21.4.1955 г. (наст.  изд., с. 784).

Больше одного письма не могу писать. - В этот день Ф.П. Шиллер написал еще A.A. Аниксту (письмо № 528).

- 644 -

на юге тебе нужно побывать. Я завтра напишу Алекс. Абрамовичу, чтобы он ходатайствовал в издательстве о выплате второй части гонорара за книгу. Если Ал. Абрам, его получит, то он в июне передаст тебе опять две тысячи руб. на каникулы.

Меня, милая Флорочка, только очень смущает, что ты хочешь научиться плавать прямо в открытом море. Ведь Черное море - не Балтийское, оно очень бурное, и во время сильного прибоя оно всасывает все очень далеко и глубоко. Многие люди уже погибли в прибое Черного моря. Поэтому там для желающих учиться плавать устраивают специально отгороженное место. Тут всю ответственность нужно возложить на твою маму, которая сама плавает не хуже дельфина.

О своей жизни писать для тебя со-[3]вершенно неинтересно. Все думаю, как бы опять обмануть эту весну и прожить еще это лето. Летом тут у нас очень хорошо, много ягод, грибов, кругом лес. Но жизнь у меня очень скучная, потому что не могу ни читать, ни писать.

У нас весна сейчас в полном разгаре. Снег уже весь растаял. Я могу смотреть только в окошко на все, что происходит на дворе. Прилетели уже птицы, вернейший признак весны.

Вот уже и 1 мая на носу. Ты извини меня перед мамой, что я ей сегодня отдельно не пишу. Больше одного письма не моту писать.

Поздравляю тебя, милую Флорочку, маму и бабусю с наступающим светлым праздником 1 мая и желаю вам всем здоровья и счастья!

Крепко целую

папа.


457. П.А. Нагорновой[i]

 

16 мая 1955

Дорогая Полина Андреевна,

Письмо Ваше я получил давно, но ведь это редко выпадает день, когда я хоть с трудом в состоянии писать коротенькое письмо.

 


[i] П.А. Нагорновой, 16.5.55 г.

- 645 -

Жаль, что гомеопатическое лекарство Вам тоже не помогло. По-видимому, оно подходит только для немногих людей. Я тоже вернулся опять к приему иодгиперзола. Нельзя сказать, что он эффективно помогает, но все же, как мне кажется, он несколько задерживает дальнейшее ухудшение.

Страдаю я очень много и постоянно. Но писать об этом скучно. Лежать в постели я уже не могу из-за прилива крови в сосуды мозга, а сижу все время, и днем и ночью, в постели. Мне наш столяр сделал из досок вроде спинки кресла и приспособил ее к кровати: к ней я прислоняю спину и голову, и в таком состоянии я при помощи люминала выкраиваю по 2-3 часа сна ночью.

Весна у нас тут в этом году очень ранняя - на целый месяц раньше обычного - и теплая. [2] Но несчастье для меня - эти ужасные сибирские ветры! И так как раскрыли все окна, то меня продувает, и я всю весну мучаюсь высокой температурой. Аппетит плохой, и я кое-как влачу существование.

Напишите, будете Вы летом жить на даче, или остаетесь в московской квартире, когда Инна и Флорочка уедут. Если никто не будет жить на даче, то лучше ее сдать на лето. Желающие нанять комнаты наверно найдутся.

Много думаю о Флорочке, ее бронхите и ее летних экзаменах. Буду опять тяжело переживать июнь месяц.

Желаю Вам, дорогая Полина Андреевна, здоровья и много сил!

Крепко целую Франц.


458.
И.В. Шиллер и Ф.Ф. Шиллер[i]

 

16 мая 1955

Дорогая Инна,

Оба твои письма получил. Меня очень смущает злокачественный бронхит, который так долго не проходит у доченьки. С этой болезнью нужно быть очень осторожным, иначе она превращается в хроническую (у меня она удерживается уже 25 лет) и нередко служит прелюдией к туберкулезу легких.

 


[i] С. 645. бронхит - заболевание органов дыхания с поражением стенки бронхов.

С. 646. Я написал ему, чтобы он передал две тысячи рубл. Флорочке на каникулы. - См. письмо Ф.П. Шиллера A.A. Аниксту от 21.4.1955 г. (наст.  изд., с. 784).

Я послал тебе письмо к 1 маю. - См. письмо Ф.П. Шиллера Ф.Ф. Шиллер от 21.4.1955 г. (№ 456).

- 646 -

Сходи с девушкой на рентген и консультируйся с опытным врачом, где ей лучше провести каникулы.

Алекс. Абрамов, или уже получил или на днях получит деньги от издательства. Я написал ему, чтобы он передал две тысячи рубл. Флорочке на каникулы. Если думаете куда-нибудь поехать, то возьмите деньги не в конце июня, а в конце мая или начале июня, чтобы использовать их на приобретение путевок.

О своем состоянии скучно писать: оно становится, естественно, не лучше, а все хуже. Мне хочется думать, что Флорочка и ее дети будут жить счастливо, без таких страшных страданий, ибо отец ее страдает [2] за несколько поколений.

Ты мне как-то писала, что Ваш техникум реорганизуется, в связи с чем там отпадает преподавание языка и литературы. Не отразится ли твой переход в другую школу на каникулы?

Охотно верю тебе, что дача как летний отдых тебя и Флорочку не интересует. Если врач разрешит дочке поехать на юг, то, конечно, интереснее всего было бы туда поехать. Конечно, если состояние бабуси это позволит, т.е. если можно ее оставить одну.

Надеюсь, что бронхит Флорочки не очень отражается на ее учебе. Я всегда с большой тревогой и нетерпением ожидаю результаты летних экзаменов.

Желаю тебе и дочке доброго здоровья и много успехов в работе! И организуйте свой отдых пораньше!

Сердечный привет Франц.

Милая Флорочка! Я послал тебе письмо к 1 маю. Надеюсь, ты его получила. Следи за своим здоровьем и сходи на рентген с этим проклятым бронхитом!

Крепко тебя целую

папа.


459.
Ф.Ф. Шиллер[i]

 

17 июня 1955

Милая Флорочка,

Твоё письмо от 9/VI и телеграмма мамы на имя слепой старушки Софии Шуман, которая делает мне сейчас всю работу, получены.

 


[i] Последнее письмо Ф.П. Шиллера. Отправлено из п/о Тины 17.6.1955 г. и доставлено в Москву 22.6.1955 г.

С. 647. Я думаю, что мы с бабусей одновременно уйдем из жизни. - П.А. Нагорнова умерла 25 августа 1955 г.

- 647 -

Милая доченька, состояние папы очень, очень тяжелое, и я никогда уже не встану от последствий последнего кровотечения, в результате которого я потерял больше половины состава своей крови. Сейчас центры сна не снабжаются кровью, и я одиннадцатые сутки не могу заснуть. Это вызывает кошмарные, адские боли. Я с каждым днем все больше слабею, вопрос может итти о 1-2 неделях. Я думаю, что мы с бабусей одновременно уйдем из жизни.

Если я доживу до 1 июля, то Нина Федоровна хочет приехать ко мне на несколько дней. Для тебя такая 2 недельная поездка очень тяжелая, и я советую тебе поехать на курорт на юг с подругами. Но желательно было бы, если ты перед 1 июлем увиделась бы с Ниной Федоровной, а может быть и мама не откажется увидеться с ней перед отъездом. Я думаю, что Нина Федоровна будет меня к тому времени хоронить здесь.

Писать мне, доченька, как ты видишь уж очень тяжело. Поэтому это будет последнее письмо от меня. Что касается содержания телеграммы твоей мамы, то я всегда, даже в последнюю секунду жизни, всегда буду рад слышать от тебя ласковое слово.

Милая дочка, вся жизнь у тебя впереди. Старайся после окончания института попасть в аспирантуру и пойти по научной части. Не забывай своего папы, он тебя очень любил и много, много страдал. Желаю тебе много счастья в жизни! Сердечный привет бабусе и маме!

Целую

папа.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru