На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПОТЕРЯННАЯ МУЗЫКА ::: Гейгнер Д.И. (автор - Щербакова Л.) - Потерянная музыка ::: Гейгнер Давид Исаакович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Гейгнер Давид Исаакович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Щербакова Л. Потерянная музыка // «30 октября» : газ. – 2007. – № 76. – С. 1, 4: портр.

 
- 1 -

ПОТЕРЯННАЯ МУЗЫКА*

 

 «...я помню, мы плыли на пароходе «Север», и папа сочинил песню «Возвращение на родину», а текст написал капитан корабля».

Из рассказа дочери

 

В мае этого года я познакомилась с Елизаветой Давидовной Ривчун, дочерью композитора, пианиста, одного т первых создателей джаз-оркестра 9 нашей стране Гейгмера Давида Исааковича и попросила о встрече. Я объясняла ей, что хотела бы взять интервью о судьбе ее отца, который в конце 20-х — начале 39-х работал в Китае: Харбине я Шанхае. Елизавета Давидовна согласилась. Мы договорились о встрече. И вот я уже сижу напротив очень симпатичной пожилой женщины и слушаю ее рассказ о «золотом» папе. Это слово «золотой» ока часто повторяла вовремя кашей беседы.

 

* * *

 

Гейгнер Давид Исаакович родился на Украине в 1898 году в обедневшей многодетной музыкальной семье. Давиду было лет семь, когда отец привел его к хозяину богатого украинского поместья Потоцких, где он работал, и стал рассказывать, как хорошо его сын играет на рояле. Хозяин недоверчиво посмотрел наДавида и, кивнув в сторону инструмента, попросил:

— А ну-ка, сыграй нам что-нибудь, малыш!

— А что вы хотите?

— Да что хочешь, то и играй! «Он как начал играть, так хозяин чуть под стол не свалился: семилетняя кроха играет самый модный репертуар и так великолепно», — вспоминает Елизавета Давадовна рассказ тети, сестры Давида Исааковича.

— Ты сам не зияешь, чем владеешь. Отдай мне его, я его в Варшаву отправлю учится за свои деньги. Мы из него сделаем замечательного музыканта.

— Вы что, смеетесь? Он всю семью кормит. А мы как бюудем жить?

Давид действительно кормил всю семью: отца, мать, двух сестер и брата. Он был красивым мальчиком с темными крупными кудрями и голубыми глазами. Ему сшили бархатный костюмчик, в котором он поднимался на возвышение, где для него специально ставили рояль, садился и играл все, что заказывала ему богатая публика. Мать его была практичной женщиной и брала деньги за концерты сына за год вперед. В 11-12 лет он играл на свадьбах, работал тапером, а в перерывах между сеансами с удовольствием гонял в футбол со сверстниками. Давид великолепно владел инструментом.

Будучи еще совсем молодым человеком, он много ездил по стране в качестве концертмейстера ведущих певцов того времени.

В начале Первой мировой войны на одном из вечеров Давид познакомился со своей будущей женой, студенткой последнего курса Киевской консерватории Цецилией Чудновской, которая приехала на каникулы к родителям.

В годы Гражданской войны Давид служил в агитбригаде действующей Первой Конной армии Буденного. Там он начал писать музыку к спектаклям труппы «Синяя блуза». Жена его прошла с ним почти всю войну.

Желание сочинять никогда не покидало его. Давид Исаакович писал романсы, песни, инструментальные пьесы. В 1926 году ему предложили дирижерскую должность в Русской оперетте во Владивостоке. В семье уже двое детей, Лиза и Эмиль (в будущем известный саксофонист, проработавший в оркестре Л.Утесова 26 лет).

Через два года Русская оперетта приезжает в Харбин на гастроли, где Давид Исаакович вместе с женой часто выступает в концертах Харбинской филармонии.

 


* Нумерация страниц не совпадает с печатным источником.

- 2 -

В начале 1933 года оперетта стала потихонечку рассыпаться. Был изменен репертуар, и труппа отправилась на гастроли по Китаю: Пекин, Циндао, Тяньцзинь, Чань-чунь, Дайрен, пока не обосновалась в Шанхае, который выглядел как настоящий европейский город. Для Давида Исааковича началась новая полоса творчества. Была поставлена оперетта «Сильва» И.Кальмана, в которой роль Стасси с огромным успехом исполнила Цецилия Александровна (у нее были прекрасные вокальные данные), а к приезду в Шанхай композитора Р.Фримля блестяще была сыграна его знаменитая оперетта «Роз-Мари». В этот период Давид Исаакович сочинил много романсов и инструментальных пьес. Была написана музыка к балету «Маски города». Балет прошел «на ура» и имел прекрасную прессу. К этому времени оперетта окончательно распалась, и Давид Исаакович создает джаз-оркестр. Увлечение джазовой музыкой пришло к нему еще раньше.

Мысль о возвращении на родину не покидала его, как вдруг он получает сообщение о смерти отца, о трудностях в семье. Елизавета Давидовна поясняет: «Папа был очень добрый, впечатлительный человек. Посчитав себя виновным в том, что так тяжело живется его семье, он принимает решение о возвращении».

Шел 1935 год. Москва встретила неприветливо: ни кола, ни двора, ни работы. Через год Давид Исаакович создал свой джаз-оркестр, при этом еще, устроившись на кинофабрику, писал музыкальные сопровождения для кинохроники: физкультурный парад, война в Абиссинии (оператор Роман Кармен), «Полет героев» — о беспосадочном перелете Чкалова, Белякова, Байдукова Москва-Северный полюс—Северная Америка. Его оркестр выступал с блистательным джаз-ревю в ресторане

«Метрополь», которое сделало ресторан одной из самых привлекательных концертно-развлекательных эстрад в Москве. В этом же году ему предложили написать музыку к фильму «Леночка и виноград» с Яниной Жеймо и Борисом Чирковым в главных ролях. Он приехал на Ленфильм, где сочинил музыку (после ареста его имя в титрах было заменено фамилией композитора Н.Стрельникова, автора оперетты «Холопка»). Давид Исаакович был принят в Московский союз композиторов.

Кто-то из знакомых помог купить маленькую комнату в коммуналке. Сколько было радости, что наконец-то появился свой угол (в этой комнате Давид Исаакович прожил 3 месяца). Жизнь понемногу налаживалась. Еще живя в Харбине, он написал оперетту «К тем берегам» на либретто И.Козлова, о судьбах русской эмиграции. В 1937 году она была принята к постановке в Московском театре оперетты...

Елизавета Давидовна не раз обращалась к заведующей литературной и музыкальной частью по поводу участи нотного материала оперетты. Но, к сожалению, ей так ничего найти не удалось. Во время войны пропали все пластинки Давида Исааковича, а его нотами соседи растапливали печку...

Давида Гейгнера забрали прямо с концерта джаз-оркестра в ресторане «Метрополь», в перерыве между первым и вторым отделениями. Пригласили к директору, где его уже ждали двое. Ему разрешили переодеть фрак и лаковые туфли и, не дав попрощаться с женой, увезли на Лубянку навсегда...

«А я ждала. Я ему писала письма. Прятала под пианино. А когда делали ремонт, отодвинули пианино. Там было такое! Мама чуть в обморок не упала, когда прочитала, как я рассказывала про свои дела, делилась. Мне его не хватало. Вот придумала, что я ему пишу, потом действительно стала писать и прятать письма. Я помню, вдруг на меня напало, я побежала, папины туфли отнесла в мастерскую. Мне показалось, набойки стесались.

А вдруг он придет, чтоб туфли его ждали. Когда я приходила из школы, первое, что я смотрела, нет ли его шляпы и пальто на вешалке. Может быть, он уже дома», — вспоминает Елизавета Давидовна.

Его расстреляли за пять дней до 40-летия.

Внук Давида Исааковича, Борис Александрович, — композитор, прекрасный музыкант, педагог — хранит именную дирижерскую палочку черного дерева с надписью на серебряном кольце «Харбин», подаренную деду в день бенефиса. Вся труппа вышла в тот вечер на сцену с цветами, подарками, адресами, приветствуя своего коллегу.

Те, кто прочтет эту историю о судьбе Давида Гейгнера, могут подумать или сказать: «Ну и что! Таких судеб было в то время столько!» На это я могу ответить словами дочери Давида Гейгнера: «...не потому что мой папа оставил какой-то необыкновенный след, нет, он обыкновенный порядочный, честный, талантливый человек, и только. Но таких людей, как он, были миллионы. Почему они должны так уйти из жизни, чтобы никто никогда о них ничего не узнал? Почему?»

Я нашла его фамилию на CD-диске «Сталинские расстрельные списки» (см. сайт «Мемориала» www. memo. ru):

 

- 3 -

Гейгнер Давид Исаакович

Год рождения: 1898

Место рождения: мест. Казатино Киевской обл.

Национальность: еврей

Образование: среднее специальное

Партийность: б/п

Работа: руководитель джаз-оркестра в ресторане гостиницы «Метрополь»

Место проживания: Москва, Звонарский пер., д. 3, кв. 4

Дата ареста: 03.12.1937

Осудивший орган: ВКВС СССР

Дата осуждения: 08.01.1938

Обвинение: шпионаж и подготовка теракта

Дата смерти: 08.01.1938

Дата реабилитации: 08.12.1956

Я искренне хотела, чтобы о Давиде Гейгнере, блестящем музыканте, талантливом аранжировщике, композиторе, честном, добром, «золотом папе» узнали из этой такой же короткой истории, как и его жизнь.

Людмила ЩЕРБАКОВА

(по записям Е.Д. Ривчун об отце)

 

 
 
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru