На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ПЕРЕВОД В МОСКВУ ::: Глазов Н.А. - Кошмар параллельного мира ::: Глазов Николай Александрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Глазов Николай Александрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Глазов Н. А. Кошмар параллельного мира : Записки врача / предисл. М. Н. Глазовой. - Новосибирск : Изд-во Новосиб. гос. обл. науч. б-ки, 1999. - 175 с. : 6 л. ил., портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 22 -

ПЕРЕВОД В МОСКВУ

 

Много приходилось заниматься изучением и описанием профиля организма пограничника, в основном со стороны сердца и психических реакций на обстановку. Все свои сообщения, доклады направлял в санотдел военного округа в Ташкенте. При-

 

- 23 -

ходилось ездить с докладами и самому. Состояние моего здоровья все ухудшалось и после очередной поездки в Ташкент, когда встал вопрос о моей длительной госпитализации, мне дали отпуск и перевод в Москву в ГУПО — Главное управление погранохраны и войск ОГПУ — инспектором по лечебной работе санитарного отдела.

Мои доклады и разработки, выполненные на границе и в борьбе с басмачами, напечатали в «Военно-санитарном журнале», что давало возможность держать постоянную связь с санитарным управлением Красной Армии. К тому времени я уже принадлежал к высшему начсоставу со всеми вытекающими отсюда требованиями и льготами. Военный знак — различия — ромб. В качестве квартиры мне выделили отдельный номер в гостинице «Интурист», который обходился учреждению в 19 рублей в сутки при том, что моя зарплата — партмаксимум — составляла 250 рублей в месяц. В этой гостинице мы с женой прожили полтора года. Дополнительно выдавали ежемесячно определенные суммы на приобретение литературы и отдельных предметов военного снаряжения. Для высшего начальства имелась специальная столовая, где кормили хорошо и дешево, но только самого, а не членов семьи. В основном для родных, живших в Москве, мы использовали закрытый спецмагазин.

Очень много внимания уделялось изучению санитарно-эпидемического состояния в стране. Это было связано с миграцией населения и карантинами. Кроме таких заболеваний, как холера — Средняя Азия и европейский юг — и чума — Ставрополь, Улан-Удэ, — свирепствовал сыпной тиф, и я ежедневно получал сводки о количестве новых вспышек чуть ли не из всех областных центров Советского Союза.

В эти годы на Украине и в Поволжье царствовал голод, и на его фоне любое заболевание гриппом и ангиной давало высокую смертность. Приходилось держать постоянную связь с санитарным управлением армии и Наркоматом здравоохранения. Рабочий день формально кончался в четыре часа дня, но фактически он затягивался до восьми-десяти вечера в зависимости от того, о чем и какому начальству надо было что-либо докладывать. Здоровье мое и в Москве оставалось плохим. Медицинская комиссия признала меня «условно годным к военной службе», т. е. годным при моем согласии работать и согласии начальства держать меня. Я не хотел оставаться на той работе, но начальство не отпускало с обычным доводом: «А кто же у нас тогда будет работать?»

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru