На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Здешняя любовь ::: Гридин В.М. - Мы, которых не было... ::: Гридин Владимир Михайлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Гридин Владимир Михайлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Гридин В. М. Мы, которых не было… : Воспоминания о ГУЛАГе в стихах и прозе.. - Одесса : Астропринт, 1996. - 202 с. : портр., ил. - (Одесский Мемориал ; вып. 2).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 136 -

ЗДЕШНЯЯ ЛЮБОВЬ

...не дам без любви!

Татьяна Щербина

 

Одни сошлись, как есть, в судебном боксе,
Где стража их свела случайно вовсе:

Наткнулись в темноте и тесноте.
Сплелись поспешно зэки те —
Идейная бандеровка под вором,
Так утешая после приговора
И разве не признает тут любой,
Что это все-таки была любовь?

Другие утешались только зримо —
К решеткам кинулись неудержимо,
Раздевшись в окнах камер от жары,
Показывая издали дары,
Которыми напрасно их природа
Снабдила с целью продолженья рода,
И критикуя—у нее ушат,

 

- 137 -

А у него — чем кашу лишь мешать...
Они стояли, корчась от истомы
И истекали потом непристойным.
А между ними бился нежный мат,
В котором трудно что-то понимать.

Еще любовь бывала — не внаглядку,
Когда сооружали ту палатку —
В бараке, где творился ералаш —
Такой себе классический шалаш.
Как муж, в их рай являлся пьяный урка.
Его худая шалашовка Мурка
Кормила пайкой, делала "чифир".
Но вот загнала раз и в лучший мир,
Когда полез он вдруг к соседней твари
И прятался потом, как кот, под нары.
Там Мурка и нашла его впотьмах,
Топча ногами ненавистный пах.
Потом неистовая шалашовка
Себя по животу резнула ловко.
И долго там ее кривился рот —
В том смысле, что от похоти умрет...

А вот пример, когда творилось благо,
Хотя любовь и обернулась прахом.
Жил бывший пленный в зоне — сам казак.
Ему из женской зоны был дан знак.
Сошлись под проволокой — возле бровки,
Прикрывшись и от "попки" там с уловкой.
Хоть надвигался лагерный отбой,
Но тут и самый раз — дать девке бой!
Попалась, правда, тонкая — студентка
И разговор затеяла вдруг детский:

Про Дон, про Мелехова, про весну
С Аксиньей. Стало аж клонить ко сну,
Пока добрался до нее... в чем дело?
Вдруг непослушно лагерное тело!
А девка колбасу еще сует —
Как будто укоряет за свое ...
Потом попробовал буханку с маслом.

 

- 138 -

И чувствовал, что все в душе угасло.

А та студенточка — в счастливый смех.

И обняла на бровке... да, при всех!

Но сколько ни подглядывал он позже,

Никак Аксинью не увидел больше,

Хоть и отъелся на ее харчах.

Так почему у ней весь пыл зачах?

Хотя еще не сказано о главном —
И как, бывало, конвоиров славных
Насиловало в очередь бабье,
Мстя им за одиночество свое,
И как иные делались "коблами",
Обличье приняв мужиков желанных,
И как начальство мяли под собой,
Чтоб выйти чисто ...

Вот любовь!
Ну, что там говорила поэтесса
Про случку, где бывает чувствам тесно?
Но и не дай Бог новым голосам
Знать то, что вышло
Лагерным самцам!

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru