На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ЖИЗНЬ НАЛАЖИВАЕТСЯ ::: Ротфорт М.С. - Колыма - круги ада. Воспоминания ::: Ротфорт Михаил Семёнович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Ротфорт Михаил Семёнович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Ротфорт М. С. Колыма - круги ада : Воспоминания. - Екатеринбург : Урал. рабочий, 1991. - 102 с. : ил., 1 л. портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 98 -

ЖИЗНЬ НАЛАЖИВАЕТСЯ

 

Но были и люди как люди: Павел Михайлович уговорил меня задержаться до приезда начальника строительства Ивана Ивановича Наймушина.

В Братске я встретил товарищей, близких мне по ссылке — Чумаченко Николая Ивановича и Тамару Васильевну. Они пригласили меня погостить у них, в старом Братске, где успели обустроиться по приезде из Ермаково.

По возвращении из командировки И. И. Наймушин буквально в две минуты ознакомился со мной и дал указание оформить инженером по специальное л. Не будь Наймушина, не работать бы мне на строительстве Братской ГЭС.

Мало того, с его разрешения меня назначили начальником участка УГЭ, энергетиком левого берега первоочередной базы сооружения ГЭС. Работу я знал досконально, оказанное доверие окрылило меня, энергии хватало, и я трудился с удовольствием, «выкладываясь на всю катушку».

Не раз попрекали Ивана Ивановича за «притупление классовой бдительности» и «якшание с врагами народа». Столь гремучие формулировки в дежурных выступлениях архибдительных бездельников на собраниях и в письмах, адресованных в обком и Москву, разумеется, не радовали Ивана Ивановича, но для Наймушина важнее всего было дело, и он стоически защищал меня и часто подбадривал в работе.

Я знал, что за мной следят, но меня это не сильно печалило. Пусть, думал я, следят и убеждаются, что я не «вредитель» и не «диверсант».

 

- 99 -

Алкаши и лодыри все строчили на меня подлые анонимки, всякую муть-клевету. Не забуду, как на партийном собрании один шкурник «со стажем» потребовал моего удаления со стройки. Закрытое собрание проходило в палатке-конторе, и собравшиеся вокруг рабочие участка слышали кляузную «речугу», а когда утром следующего дня в Зеленый городок приехал Наймушин, ему все рассказали. Он и смеялся, и ругался.

О. русском характере, о душевности Ивана Ивановича Наймушина, Павла Михайловича Глебова, Недлена Николаевича Кузьмичева, Владимира Михайловича Янига, Василия Григорьевича Напалкова и многих других настоящих людей Братска можно, необходимо особо написать очень важную, настоящую книгу жизни, но, к сожалению, не обладаю таким талантом.

 

* * *

 

Жизнь налаживалась.

После реабилитации по вызову в Братск приехали Авангард Цирюльников с женой. А вскоре прибыл прекрасный столяр иркутянин Алексей Крамынин, которому пришлось, освободившись в 1952 году без права на выезд, пробыть на Колыме до 1954 года. Позже на стройку приехал Д. Ф. Дубров. Все были рады жить и работать вместе и нашли свое место в Братске.

Летом 1957 года работники КГБ А. И. Семиусов и А. Г. Донской вручили мне долгожданный ответ из ЦК КПСС на письмо, отправленное после XX съезда партии, и поздравили с полной реабилитацией.

Решение Военной коллегии Верховного Совета СССР гласило об отмене приговора от 7 декабря 1937 года и постановления Особого Совещания о ссылке «ввиду отсутствия состава преступления».

Справедливость восторжествовала, но как ни велика радость, 20 лет вычеркнуто из жизни в пору молодости и зрелости, и это факт печальный.

Иной раз эти двадцать лет кажутся бесконечным ужасным сном. Словно не наяву были следствия, изнуряющие этапы, глумления маньяков и вертухаев. Но невозможно вытравить клеймо «бывшего» отверженного, и неотступно мучают вопросы: за что, за какие грехи, зачем и по воле каких извергов человечества?

И хотя многое быльем поросло, вспоминая эти потерянные годы, не верится, что я выбрался из змеино-колючей паутины ада.

Время, действительно, самый лучший лекарь: оно сглаживает самые глубокие, даже инфарктные рубцы в людских сердцах. Говорят: все хорошо, что хорошо кончается, но рубцы израненной души не исчезают, болят и будут, видимо, болеть до конца дней.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru