На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Дом графини Паниной ::: Ларцева Н.В. - Театр расстрелянный ::: Ларцева Наталья Васильевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Ларцева Наталья Васильевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Ларцева Н. В. Театр расстрелянный / ред. Э. Тулин. - Петрозаводск : Петропресс, 1998. - 159 с. : ил. - В прил.: Ботвинник Марк Наумович. Камера № 25: с. 75-84; Соколов Борис Павлович. Камера № 9: с. 84-86; Тамми Александр Карлович. Камера № 19: с. 86-88; Соловьев Вадим Михайлович. [Письмо]: с. 88-89.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 14 -

Дом графини Паниной

 

Ему почти сто лет — этому прекрасному, поставленному на века, многострадальному дому. Он был университетом для нескольких поколений рабочих петербургской окраины. Он стал ловушкой для актеров театра под руководством Леонида Вивьена.

...В 1989 году в Ленинграде состоялась первая «Неделя совести».

Бросив в Петрозаводске все дела, я приехала в Питер, ибо адрес, где проходила «Неделя», меня взволновал: Тамбовская, 63, Дворец культуры железнодорожников. Именно здесь, в бывшем Лиговском народном доме, который родители называли «домом графини Паниной», был их театр.

Помню громадную сцену, которая заканчивалась окном во всю стену, как бы удваивая ее объем. В спектакле «Не было ни гроша, да вдруг алтын», где мама играла Настеньку, просматривалось, казалось, все «Замоскворечье».

Я шла на «Неделю совести» той же дорогой, по которой в детстве спешила с родителями в театр. Вернее, летела, потому что они держали меня с обеих сторон за руки, подбрасывая в воздух, и я до сих пор помню этот полет, «гигантские шаги».

Чем ближе подходила к Дворцу культуры железнодорожников, тем больше крепла во мне уверенность,

 

- 15 -

что это не случайное совпадение, что устроители «Недели совести», выбрав именно это место, знают об исчезнувшем театре и трагической судьбе его актеров.

Увы! Никто об этом не знал. И все-таки любая случайность закономерна. Для меня эта «Неделя совести» расширилась во времени, и из прошлого чудесным образом стали возвращаться — юношеский дневник отца, имена его друзей, афиша одного из спектаклей... Я встретила человека, сидевшего с отцом в одной камере на Шпалерке — камере №19!

Да и сам дом на Тамбовской, 63 прояснил многое. И здесь нельзя хотя бы коротко не рассказать о его истории, о хозяйке дома, графине Паниной, которая вскоре после Октябрьской революции была вынуждена покинуть Родину.

«... Свобода, озарившая нас на одно краткое мгновение, вновь покидает Россию, оставляя ее под властью новых деспотов и нового самовластья.

Не то важно, что меня лишили свободы, а важно, что сама свобода гибнет на Руси».

 

- 16 -

Это из тюремного письма графини Паниной.

Под ее провидческими словами многие из героев этой книги подписались бы ... позже.

Софья Владимировна Панина (1871 — 1956) принадлежала к известнейшему на Руси старинному аристократическому роду. Умна, благородна, богата и деятельно добра. Ее щедрость — не высокомерие дарителя, а целенаправленное милосердие.

Ей было 19 лет, когда она увидела убогую окраину Петербурга, расположенную по берегам зловонной, тогда еще не засыпанной речки Лиговки за Обводным каналом. Ни деревца, ни кусточка. Единственное место для прогулок — Волково кладбище. А для праздника души — кабак. Все уныло, серо, угрюмо.

...И воют жалобно телеги,

И плещет взорванная грязь,

И над каналом спят калеки,

К пустым бутылкам прислонясь.*

Софья Панина решила построить именно здесь Дворец для обездоленных. Пригласила архитектора Ю. Бенуа.

В 1901 году было начато строительство. На Пасху, в 1903-м, Лиговский народный дом был открыт. Рядом разбит сад. Как жалела графиня, что деревья растут медленнее дворцов! А дворец был прекрасен.

 


* Стихи Николая Заболоцкого из сборника «Столбцы», Л., 1929

- 17 -

Электричество и паровое отопление. Впечатляющая парадная лестница и зеркальное фойе украшены картинами и мраморными скульптурами. Огромный — на 1000 мест! — зрительный зал. Он мог превращаться в танцевальный, а кресла, выписанные из Швеции, — в диваны, стоящие вдоль стен.

Приезжавший в 80-х годах из Лондона князь Георгий Васильчиков, внучатый племянник Паниной, найдя «детище тети Софьи», не поверил своим глазам:

«Даже теперь им мог бы гордиться любой западноевропейский город — по планировке, по качеству материалов, использованных для его постройки, по качеству самой постройки».*

Девизом Софьи Владимировны Паниной было просветительство и утоление жажды праздника.

В чайную и столовую Лиговского дома приходили семьями, здесь были очень дешевые обеды, а для тех, у кого не было денег, бесплатные.

Большая библиотека. Вечерняя школа, которую посещало до тысячи человек. Бесплатная юридическая консультация. Обсерватория — «для изучения неба посредством подзорных труб». И, наконец, знаменитый общедоступный передвижной театр Гайдебурова. Он открылся спектаклем по пьесе Островского «Гроза».

Только три вещи запрещала Софья Владимировна Панина в Лиговском народном доме: спиртное, картежную игру и политическую пропаганду, ибо считала ее бесчестной по отношению к непросвещенному народу.

А. Ф. Керенский, приглашенный ею давать юридические консультации рабочим, нарушил третий запрет — и от его услуг Панина отказалась. Но в Февральскую революцию стала членом правительства Керен-

 


* Георгий И. Васильчиков Графиня С.В. Панина – последняя владелица Марфина. Наше наследие. 1994. - №29-30

- 18 -

ского и открыто выступила против большевиков. После октябрьского переворота была арестована.

Над графиней учинили суд. И вся Лиговка взбунтовалась. На суде неожиданно для всех, слово попросил доброволец-защитник.

— Фамилия? — спросил судья.

— Иванов.

— Профессия?

— Рабочий.

Иванов: «Не чуждаясь народного пота и дыма, Панина учила отцов, воспитывала их ребят. Она зажигала в рабочих массах огонь знания, который усердно гасило самодержавие. Несла в народ сознательность, грамотность и трезвость. Несла культуру в самые низы... Я сам был неграмотным человеком. У нее в Народном доме, у нее в школе я обучился грамоте. На ее лекциях я увидел свет... Не позорьте себя. Такая женщина не может быть врагом народа. Смотрите, чтобы не сказали про вас, что революционный трибунал оказался собранием разнузданной черни, в котором расправились с человеком, оказавшимся лучшим другом народа...».

И, подойдя к подсудимой, он поклонился ей и сказал громко: «Благодарю вас!».

Зал устроил выступавшему овацию. И тут, как видно, чтобы исправить положение, судья объявил о выступлении еще одного рабочего, заранее натасканного «большевика Наумова». Именно оно потом было опубликовано в газете «Известия».

Наумов: «Я готов согласиться, что в прошлом гражданка Панина приносила пользу народу. Я верю, что среди беспросветного мрака она по благородству давала ему радость. Но — этим и отличается их благородство,

 

- 19 -

чтобы давала или бросать народу куски, когда он порабощен, и мешать ему в его борьбе, когда он хочет быть свободным. Если уж говорить о благородстве, то это благородство в прошлом и преступление в настоящем».

 

- 20 -

Не прообраз ли это всех будущих речей на всех предстоящих политических процессах? Большевик выступал «от имени и по поручению». Но тогда народ был еще к этому не приучен.

— Врешь!

— Неправда!

— Освободить! — бушевал зал. И ведь освободили!

Это еще не 37-й, когда, приумножив свои ряды, «большевики Наумовы» свели на нет «Ивановых».

Графиня Панина покинула Россию. Все ее имущество вместилось в маленький дорожный чемодан. Но и за рубежом, сплотив вокруг себя единомышленников, она продолжит акции милосердия. Достаточно сказать, что во время Второй мировой войны при ее содействии будет организована крупномасштабная помощь советским военнопленным. Гитлер лично наложит на нее запрет, но примет ее Маннергейм. И корабли, везшие одежду, продукты и медикаменты из Южной Америки, возьмут курс на Швецию. В финских лагерях советские военнопленные получат этот дар графини Паниной.

Лиговский народный дом и после отъезда Софьи Владимировны будут привычно называть «домом графини Паниной», словно не замечая, что «пришли иные времена, взошли другие имена» и что имя Паниной ненавистно новым властям.

В 1926 году Лиговский народный дом был переименован в Дом культуры железнодорожников имени Григория Зиновьева.

Наиболее ценные произведения искусства переданы в Эрмитаж и Русский музей. Внутренний интерьер дома померк. Оставшиеся картины, скульптуры, обо-

 

- 21 -

рудование обсерватории — все куда попало рассовано, а то и растащено. Библиотека разорена, чтобы и духу панинского не было! Часть оставшихся книг сослана на чердак.

И туда же в 1935 году будут поспешно свалены книги «врагов народа» Каменева и Зиновьева. Дом культуры железнодорожников забудет, что носил имя Григория Зиновьева, гораздо быстрее, чем было позабыто имя графини Паниной.

И, наконец, общедоступный передвижной театр Гайдебурова получит другую прописку и другое наименование — Колхозно-совхозный.

Все! И концы в воду! Какая-такая Панина? Нет и в помине!

Сценическую площадку Дома культуры железнодорожников в 30-е годы арендует театр под руководством Вивьена. И одновременно здесь будет создан Ленинградский драматический театр железнодорожного транспорта.

А над их головой, на чердаке, книжные развалы, и они как магнитом притягивали к себе актеров, которые похаживали, почитывали. И, по легкомыслию, некоторые из книг (в хороших переплетах) были взяты для театрального реквизита.

Так вот и получилось, что «запрещенные книги врагов народа» появились на сцене как бутафорские в спектакле Театра под управлением Л. С. Вивьена.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.