На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
За что - никто не знал ::: Ларцева Н.В. - Театр расстрелянный ::: Ларцева Наталья Васильевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Ларцева Наталья Васильевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Ларцева Н. В. Театр расстрелянный / ред. Э. Тулин. - Петрозаводск : Петропресс, 1998. - 159 с. : ил. - В прил.: Ботвинник Марк Наумович. Камера № 25: с. 75-84; Соколов Борис Павлович. Камера № 9: с. 84-86; Тамми Александр Карлович. Камера № 19: с. 86-88; Соловьев Вадим Михайлович. [Письмо]: с. 88-89.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 64 -

За что — никто не знал

 

Не знали этого и шестеро арестованных.   Не знали и сами следователи НКВД. Здесь-то и начинается «театр Иосифа Сталина — явление уникальное во времени и пространстве. Спектакли шли непрерывно... Сценой служила вся страна — от Красной площади до Колымских лагерей».*

Арестовывали — по одной версии, вели следствие — по другой, расстреливали — наскоро сляпав третью.

...Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно, смирно и кругом...

Ну, с Богом! Откроем, наконец. «Дело № 8935», которое я впервые увидела в 1953 году, целую жизнь назад...

 


* Антон Антонов-Овсеенко. Театр Иосифа Сталина. Театр. 1988 - №8.

- 65 -

И что же я прочла? Первый раз — ничего. Листаю. Будто бы и читаю, но смысл не улавливаю. Вижу слабеющий от страницы к странице почерк отца. На листах допросов — его подпись.

 

- 66 -

Это уж на второй раз я набралась духу, вооружилась блокнотом, ручкой, даже ксероксом - и передо мной предстал театр абсурда.

 

- 67 -

26 января 1938 года зам. начальника УНКВД ЛО Ст. майор Госбезопасности утвердил «Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения», в котором сказано, что Лапин В. Д. «достаточно изобличается в том, что является участником к-р кулацко-повстанческой группы».

И такое обвинение — каждому.

29 января арест. Отец заполняет анкету.

Хорош 21-й вопрос! Палач печется о здоровье жертвы перед пытками и казнью. Впрочем, не так уж бессмысленно: били по больному.

На 22-й вопрос отец не отвечает, никого из родных, кроме жены и дочери (очевидное) не называет, пытается отвести от них беду. Держится!

Потом запросили Токсово, домоуправление, участкового, но к этому времени произойдет смена версии, в это время важнее уничтожать «шпионов»: немцев, поляков, латышей, литовцев и т. д.

«С этой публикой не церемоньтесь, их дела будут рассматриваться в «альбомном порядке» (?)... без наличия компрометирующих материалов. Всю операцию закончить не позднее 15 марта 1938 года».*

И вот тогда «руководителем к-р фашистской террористической группы, существовавшей при Транспортном театре», НКВД назначает (именно так) Мишеля Вольдемара Вольдемаровича, 1912 г. рождения, уроженца Ленинграда, немца, гражданина СССР, беспартийного.

Из него выбьют одно за другим признания: о «контрреволюционной террористической группе в театре», об отце — Владимире Андреевиче Мишеле,

 


* «Хотелось бы всех поименно назвать», «Говорят бывшие палачи». М., Фонд «Мир и человек». 1993

- 68 -

«немецком шпионе», и о пасторах лютеранской церкви, «ведущих контрреволюционную пропаганду».

Вольдемару Мишелю 25 лет. Он был болен и физически слаб.

Из воспоминаний его сводного брата, Гарольда Владимировича Мишеля: «Знакомая нашей семьи, врач, приглашенная однажды в тюрьму на Шпалерке, случайно увидела, как волокли по коридору избитого Володю. Он узнал ее и крикнул: «Я не виноват! Передайте, что я не виноват!»

Через какие же пытки прошел Вольдемар Мишель, еще вчера любимец публики, баловень женщин, «подающий надежды молодой актер»?

Он был студентом-стажером в театре Красной Армии у Вивьена.* Мальчиком ездил в Берлин. Отец сына—в заграничную поездку. А сын отца — в тюрьму... Осуждать его мы не вправе. Кто из нас поручился бы за себя, окажись на его месте?

17 февраля 1936 года был арестован и Владимир Андреевич Мишель. Он работал в Карелии, на Сунастрое бухгалтером.

Заведено было дело № 8935-38 (под тем же номером!).

Биография Мишеля-старшего типична для российского немца: закончил Петершуле в Петербурге, трудился (наверняка на совесть) на Свирьстрое, Волховстрое, затем в Кондопоге на Сунастрое.

На первом допросе его спросили: «Кто из ваших сослуживцев арестован в 1938 году», и Владимир Анд-

 


* На 15 марта 1935 года численность Те­атра Красной Армии — 119 человек и 30 студентов-практикантов. (ЦГАЛИ, СПб., ф. 283, on. 2, д. 2954).

- 69 -

реевич называет десяток имен от главного инженера строительства Петра Николаевича Травкина до прораба Михаила Ивановича Фролова...

- Родственники за границей?

- Да, брат.

- Где ваш отец?

- Умер в Петербурге в 1899 году.

- Почему вы не уехали с матерью и братом в Швейцарию?

- Я еще до 1914 года принял русское гражданство...

- За границей были?

- Да, в 1924 году.

И т. д.

О сыне Вольдемаре на первом допросе — ни слова! Зато потом на него обрушат сыновние показания, но Владимир Андреевич будет настаивать на том, что о контрреволюционных взглядах сына ничего не знает, о его контрреволюционной деятельности — тоже.

Однако и Мишеля-старшего сломают — и он «признается», что завербован германской разведкой, неким Мюллером Карлом Карловичем.

При реабилитации Владимира Андреевича Мишеля этот факт будет проверяться. И подняты досье на всех Мюллеров, работавших в разведке. Ни с одним из них не был связан В. А. Мишель.

Владимир Андреевич, этим Мюллером подписав себе смертный приговор, на все вопросы о сыне отвечал: «Не знаю». «Не слышал». «Мне об этом неизвестно».

В. А. Мишель расстрелян 26 июня 1938 г., на три месяца позже сына.

И так же, как он, посмертно реабилитирован.

Вполне возможно, что показания Мишеля-младшего сфальсифицированы, а подпись его под ними — ре-

 

- 70 -

зультат непосильных истязаний. Не может же человек в здравом уме говорить, как записано в протоколе:

«Среди актеров театра я клеветал на руководство ВКП (б)... Восхвалял Германию с ее фашистским строем. В результате у нас в театре сложилась контрреволюционная группа в составе (всех перечисляет), ставившая цель свержения существующего строя».

Или:

«В октябре 37 года на к-р сборище было решено, что часть актеров из нашего театра должны уволиться и поступить в Академический театр (!), где во время праздников бывают члены правительства, и там совершить теракт».

Из протокола допроса Томашевского:

— Каким путем намечались террористические акты?

— Террористические акты намечались из револьвера (!!).

Из протокола допроса Анухина:

— У кого из вас было оружие?

— Ни у кого...

На Лапина не было компромата. Он пришел в театр в конце 37-го года! Его, по всей вероятности, готовили в руководители «кулацко-повстанческой группы». И тогда появляются в ходе следствия два свидетельских показания: Власова (хорошо сказала о нем в 1954 году Савина-Лерх: «Он работал в театре секретарем партячейки») и Яркина, директора театра, датированные 5 февраля 1938 года:

«Мишель и Лапин систематически вели антисоветскую пропаганду. Они выпустили стенгазету, в которой вместо портретов вождей были нарисованы череп и

 

- 71 -

кости. Они разложили весь коллектив театра, который не смог культурно обслуживать железнодорожников».

Оба (и Яркин и Власов) в 1954 году от этих показаний откажутся. Власов скажет: «Я вообще Лапина плохо знал». А Яркин заверит следствие, что никогда таких показаний не давал, «потому что этого просто не было».

Каллиграфическим почерком записано «признание» Лапина на последнем допросе:

«Я, как бывший сын кулака, еще с первых дней Октябрьской революции не был согласен с политикой партии и советского правительства. А поэтому с первых дней революции я питал враждебное отношение к советской власти и при каждом удобном случае проводил среди окружающих меня людей контрреволюционную агитацию.

Мои враждебные чувства к советской власти обострились еще больше в период раскулачивания. Я доказывал, что коммунисты под разными предлогами неимоверно эксплуатируют рабочих. Раньше эксплуатацию проводили, как я клеветнически утверждал, под видом соц. соревнования и ударничества, а теперь перешли к высшей степени эксплуатации под видом стахановских методов работы.

Крестьянство разорено и насильно загнано в колхозы, а «лучшая» его часть раскулачена и выслана. Я клеветнически утверждал, что партия своей политикой приводит рабочий класс и крестьянство к нищете и голоду в стране. И в случае возникновения войны рабочие и крестьяне не поддержат советскую

 

- 72 -

власть и будет восстановлен капиталистический строй».

Далее В. Д. Лапин «заявил», что поддерживал террористические тенденции В. Мишеля и его «призывы не брезговать совершением крушений поездов, а также терактов против руководителей партии и правительства».

«В первую очередь нужно устранить Сталина...».

Какая выстроенность «Монолога»! Первая строка «Я как бывший сын кулака...» и последняя «устранить Сталина» — какая завершенность! Ничего не скажешь, отработан жанр следственной (тех лет) литературы.

«Сын кулака» — из «их» (не отцовского) лексикона. «Как я клеветнически утверждал» — тоже из их иезуитского набора.

Но «крестьянство разорено и насильно загнано в колхозы» — несомненно, слова отца. Он так думал и так говорил. А говорил — значит кто-то слышал. Кто-то слышал, значит, кто-то доносил.

Эту адскую смесь правды и самооговора отец подписал. Об этом, судя по его слабеющему почерку, позаботились заплечных дел мастера.

...Заплечных дел мастера! Они нередко и сами — волна за волной — шли под расстрел: много знали, чем-то не потрафили...

А документы (эти записки из сумасшедшего дома) выжили! Памятник надо ставить советскому бюрократизму за то, что сохранил он их для потомков. Не будь этого, — какой «пересмотр»? Какого «дела»?

А так — вот она заветная папка с новым порядковым номером, теперь общим для всего прекращенного дела: П-14113. 91 лист, 14 допрошенных.

 

- 73 -

Был 1954 год. Декабрь.

14 актеров бывшего транспортного театра и его директор давали свидетельские показания. 12 из 14 говорили, что   арестованные были очень разными и по возрасту и по характеру людьми, что никто никогда не видел их вместе, никогда не слышал от них антисоветских высказываний, что все они были хорошими актерами.

Нора Довлатова, по-женски капризно (и легкомысленно) повторяла: «Патрикеев мне не нравился». А Елене Краснер, которая Патрикеева знала еще по театральному училищу, Патрикеев как раз нравился. Дело вкуса.

Но вот двое из 14 сохранили инерцию доносительства. Их никто уже к этому не принуждал. Сила привычки.

«Про Мишеля ходили разговоры, что он связан с французской разведкой» (!).

«Анухин иногда высказывал нездоровые суждения. Например, в отношении совзрителя».

«Мишель обливал грязью книгу Николая Островского «Как закалялась сталь», заявляя, что содержа-

 

- 74 -

ние этой книги не реальное, а приключенческое, герои надуманные.

Как я припоминаю, мать Мишеля проживала в это время в Париже (?) и он поддерживал с ней связь...».

Для справки: мать Мишеля, Мария Адольфовна, прожила всю жизнь в Ленинграде и умерла в блокаду от голода вместе со вторым сыном Борисом, родным братом Вольдемара.

«Когда мы были в Петрозаводске, Патрикеев встречался со своим братом, бывшим белым офицером. Они вели разговоры антисоветские».

Для справки: брат Сергея Патрикеева — Яков Патракеев* (оба уроженцы Карелии) был арестован в марте 1938 года в Петрозаводске и расстрелян. Не по доносу ли подобных «доброхотов»?

Умер Сталин, но дело его живет! И дятлы «тук-тук-тук...» Неужели это неистребимо? Иногда кажется, какой бы алфавитный хоровод ни затеяли ГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ, — всегда останется смысл аббревиатуры КГБ (КоГо Бы?) и досье на каждого из нас тоже останется. И будет дополнено.

Мало ли — пригодится...

 


* Сергей Михайлович Патрикеев и Яков Михайлович Патракеев, уроженцы деревни Ропручей (Карелия) — родные братья. Разночтения в букве (Патри­кеев и Патракеев), вероятно, описка при заполнении па­спортных данных, что случалось нередко.

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.
 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=5945

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен