На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
9.Охота на "ведьм" в тундре ::: Евсюгин А.Д. - Судьба, клейменная ГУЛАГом ::: Евсюгин Аркадий Дмитриевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Евсюгин Аркадий Дмитриевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Евсюгин А. Д. Судьба, клейменная ГУЛАГом. – Нарьян-Мар, 1993. – 140 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 55 -

ОХОТА НА «ВЕДЬМ» В ТУНДРЕ

 

НАКАНУНЕ выборов в Верховный Совет СССР, которые должны были состояться 12 декабря 1937 года, приехали в Нарьян-Мар из Архангельска работник обкома партии И. Ганичев, а из ЦК ВКП(б) Гайдаров. Вскоре они выехали в Нижнепечорский район, побывали в нескольких оседлых рыбацких колхозах и в оленеводческом колхозе «Харп». Никаких претензий окружному партии о ходе предвыборной кампании не предъявляли. И вдруг, нежданно-негаданно в окружном партии поступает телеграмма из обкома партии следующего содержания: «Продолжить агитацию за Евсюгина». Мне показалось это очень странным. Спросил председателя окружной избирательной комиссии И. И. Докучаева: «Что это значит?» Он ответил, что ему ничего не известно. Кто же мог потребовать снять мою кандидатуру, нужны ведь веские факты и основание.

Позже я узнал, что Ганичев и Гайдаров представили клеветническое донесение в обком партии, якобы одна женщина в Ниж не печорском районе выступала с отводом моей кандидатуры в депутаты Верховного Совета СССР. Это была попытка скомпрометировать меня, но что-то у них не сработало.

После выборов в Верховный Совет СССР 14—15 декабря 1937 года состоялся пленум окружкома партии. Закончилось обсуждение вопроса, приняли революцию, мне оставалось только объявить о закрытии пленума. Ганичев, опережая меня, просит слово.

Он заявляет: «Мы считаем, что пленум окружкома партии не решил главного вопроса, не разоблачил врагов народа». Такое заявление для меня было неожиданным, сначала я растерялся, по вскоре сообразил, прервал его выступление, дал справку пленуму о том, что бюро окружкома партии не располагает сведениями о коммунистах, которых можно сейчас, сию минуту считать врагами народа, как бы сориентировал пленум. Затем Ганичев продолжил свою речь. Как на митинге, громко,

 

- 56 -

уверенно стал обвинять бюро окружкома партии, что оно не ведет борьбы с врагами народа. Даже сейчас, на пленуме окружкома, присутствует враг народа, шпион Янсон, и предложил исключить его из партии. Я в единственном числе выступил в защиту Янсона:

- Янсона мы знаем как честного коммуниста, члена КПСС с 1919 года, участника латышских красных стрелков, хорошего начальника политотдела оленсовхозов.

Ставлю вопрос на голосование. За исключение голосовали все, кроме меня. Янсон подходит к столу, кладет партбилет и уходит из зала навсегда.

Первый успех Ганичеву и Гайдарову вскружил голову, они стали нахальнее и смелее. Ганичев предложил исключить из партии П. И. Ляпина как вредителя. Я выступил в защиту Лялина:

— Мы знаем Лялина как члена КПСС с 1917 года, честного коммуниста, награжденного Орденом Красного Знамени за участие в подавлении белогвардейско-эсеровского мятежа в Кронштадте, директор М.РС с работой справляется. Я предложил персональное дело Ляпина передать на бюро окружкома партии, чтобы лучше разобраться в предъявленном обвинении. А самое главное, я думал, Ганичев и Гайдаров уедут из округа, и мы самостоятельно решим так, как подсказывает нам наша совесть. Пленум принял мое предложение. Ганичев и Гайдаров потребовали созвать бюро окружкома партии ночью и разобрать дело о Ляпине в их присутствии. Ляпина исключили из партии. Я защищал его, как мог, и голосовал против исключения. Ганичев продолжил свое выступление на пленуме окружкома. На этот раз он зачитал список коммунистов, человек 10—12, подлежащих, по его мнению, к исключению из партии как врагов народа.

Я выходил из себя, рвал и метал, у меня в «доме» совершается преступление и я не могу и не знаю, как его приостановить. Я одинок. Члены пленума окружкома идут на поводу представителей обкома партии и ЦК ВКП(б). Как быть и что делать? Решил я идти напролом. Пока Ганичев произносил речь, я позвал к себе членов пленума окружкома партии Рябкова — редактора газеты «Няръяна вындер», и Чумбарова — заведующего отделом пропаганды и агитации окружкома партии, и попросил их уйти с пленума: «Так пойдет, и до нас доберутся». Как только Ганичев окончил свою речь об исключении из партии, передал список в президиум, я встал и объявил: «Пленум считаю закрытым из-за отсутствия кворума, расходитесь!» Без

 

- 57 -

единого вопроса все присутствующие пошли к выходу.

Когда из зала все вышли, я резко обрушился с критикой на возмутительные действия Ганичева и Гайдарова, как сумел, отругал. В сильном возбуждении предложил им покинуть Ненецкий округ. Я им заявил: «Сам разберусь, без вашей помощи. Сумею ответить перед ЦК ВКП(б) за свои дела, а не за ваши преступления».

По клеветническому доносу Ганичева и Гайдарова в декабре 1937 года арестованы пять бригадиров и председатель оленеводческого колхоза «Харп» Петр Выучейский как вредители.

Ганичев и Гайдаров написали секретарю обкома партии Никанорову клеветнический донос о том, что в Ненецком округе действует правотроцкистская террористическая организация во главе с Евсюгиным, перечислены остальные участники. В конце доноса написано, что враг народа Евсюгин до того обнаглел, что нам, представителям обкома партии и ВКП(б), предложил покинуть округ.

Меня срочно вызвали в обком партии. Состоялась встреча с первым секретарем обкома партии Никаноровым. Вошел в кабинет, говорю: «Здравствуйте!» Ответа не последовало. На ходу он меня спрашивает: «Ты, враг народа, почему защищаешь шпиона Янсона?»

Я ответил Никанорову: «Если я скажу, что я — враг народа, вы меня арестуете, а скажу — нет, вы не поверите. Лучше отложим этот разговор на другой раз. Янсон не шпион, он честный коммунист».

Так мы расстались, каждый при своем мнении. Пошел я в отделы обкома партии. Какую дверь не открою, в кабинете пусто. Мрачная картина. Вхожу в отдел школ и вижу заведующего отделом Полигаеву. Я даже обрадовался, вошел, поздоровался, она предложила мне сесть. Небольшая пауза. Она спрашивает: «В отдел обращался?»

— Да. Но они пустые. Что случилось?

Политаева мне все рассказала. Как 4 ноября 1937 года проходил пленум Архангельского обкома партии, на котором я не присутствовал. Секретарь ПК ВКП(б) А. Андреев привез нового секретаря обкома партии Никанорова вместо арестованного Д. А. Конторина. На пленуме, в присутствии секретаря ПК ВКП(б) Андреева, исключали из партии членов пленума обкома партии как врагов народа. После пленума обкома партии за одну ночь «очистили» обком партии, горком, облисполком, горсовет, обком комсомола.

 

- 58 -

- Теперь очередь за мной, — скапала Полетаева, — чем я их лучше?

Затем она спросила, как мои дела? Говорю: «Неплохие». Но я схитрил и не сказал Политаевой, что у меня состоялась неприятная беседа у Никакорова, не сказал, как проходил пленум Ненецкого окружкома партии.

- Говоришь, неплохие дела? Не желаешь ли ознакомиться с материалами о себе? Могу принести.

- Да, желаю.

Она пошла и принесла клеветнический донос, подписанный Ганичевым. Так я прочитал в подлиннике клевету на себя, волосы дыбом встали, жить не захотелось.

Вот теперь, после беседы с Политаевой, мне стало известно, как на Пленуме Архангельского обкома партии при участии секретаря ЦК ВКП(б) А. Андреева объявляли врагами народа и исключали из партии секретарей обкома партии и членов пленума обкома. Исключенные подходили к столу, клали на стол партбилет, выходили из зала в коридор, а там поджидали работники НКВД, арестовывали и умозили в тюрьму. Видимо, Ганичев и Гайдаров, поехав в Ненецкий округ, имели твердое поручение повторить образец пленума обкома партии.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.