На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава 2. 1942 год ::: Страдиньш А. - Лагерный дневник (Вятлаг - 1941 - 1943) ::: Страдиньш Артур Янович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Страдиньш Артур Янович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Страдиньш А. Я. Лагерный дневник : (Вятлаг – 1941–1943) / Вят. гос. гуманит. ун-т. – Вятка (Киров), 2004. – 85 с. – (Серия «Вятлаг в мемуарах» ; вып. 1).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 27 -

Глава 2. 1942 год

 

1 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА, ЧЕТВЕРГ. День отдыха. Пожелания счастья. Нам выдают на кухне по маленькому пирожку с картошкой. Очень вкусно. Буду помнить вечно, как это было вкусно. Узанс (работает на хлебопекарне) своих знакомых одаривает кусочками хлеба, это очень ценный подарок. Пусть Бог бережет его, это многие говорят в его адрес. Есть латыши, которые своими добрыми сердцами заслужили уважение и почет, если только судьба уготовила нам жить. За это недолгое время многие закрыли глаза навечно в этой лесной местности. И наступивший новый год, если не улучшатся условия, многих разлучит с этим белым светом.

До 7 января я из-за болезни и истощения освобожден от работы. Врач Чаманис лая мне освобождение.

5   ЯНВАРЯ. Неработающих выгоняют на погрузку бревен в вагоны, для производства бумаги (более тонкие, чем деловые). Мороз. Разжигаем костер. Начальство разрешает немного согреться. В работе проходит почти вся ночь. Когда сидим у костра, в лицах латышей и эстонцев отражаются мысли о дне завтрашнем - это день Звезды, которая показывала дорогу трем царям в Вифлеем.1Мы говорим и о Рождественских битвах за независимость Латвии, вспоминаем латышских стрелков (не все они стали красными стрелками, тогда ушли немногие), братское кладбище в Риге. Работу заканчиваем а три часа утра. Эшелон загружен. Люди так устали, что многие не могут идти. Только мужество помогает преодолеть это бессилие. Бирзниекс помогает идти слабым. Он еще силен, хотя все время работает на общих работах. Закалка. Из государственных деятелей Латвии он единственный, кто не сдается под гнетом этих мучителей. Много наших латышей, кто называли себя работниками народной нивы, занимали ответственные посты — теперь стали слугами НКВД - Саулканс, Штегманис. Люди советуют держаться от таких подальше. Они доносчики, доносят сведения уполномоченному, занимают теплые местечки, на общих работах не работают, свои мускулы не напрягают.

По дороге в лагерь многих несем. Некоторые падают нарочно, чтобы их несли. Один латыш, бывший полицейский работник, надел большую шубу и упал, лежит в снегу. Охранник велит нести его, а он такой тяжелый, что вчетвером у нас не хватает сил. Мы обвязали его веревкой и стали тянуть. Доволокли до лагеря, а он встал и пошел, как ни в чем не бывало.

6 ЯНВАРЯ. День Звезды. Отдых для тех, кто работал ночью. Приятно лежать в теплом бараке, хотя живот и пустой.

7 ЯНВАРЯ, СРЕДА. Я начинаю работать на общих работах, меня назначают бригадиром. Людей в бригаде мало, я сам работаю, как все. Эта

 


1 Перед рождением Иисуса Христа на небе взошла звезда, которая и привела персидских мудрецов-волхвов в Вифлеем, где они поклонились Младенцу Христу.

- 28 -

должность мне не нравится, хочу отказаться, но десятник уговорил остаться, скоро будет больше народу, выпишут из стационара. Лагерное начальство меня ругает за то, что бригада не выполняет норму. Я оправдываюсь, что люди истощены и не могут сделать больше. Грозятся засадить меня в изолятор (карцер). Бригада работает на заготовке дров. Каждый день число людей в бригаде уменьшается из-за истощения, их кладут в стационар. Когда кололи дрова, обнаружили в трухлявых чурках червей1. Мы их всех съели. Этих червей (личинок) меня научил есть Грунде Екабс из Балдоне. Он наскреб их лопатой и дал мне попробовать. Оказалось вкусно. За день мы набрали много личинок и вечером в костре их зажарили.

10 ЯНВАРЯ, СУББОТА. Умирает Паберс из волости Элкшни от воспаления легких. В моей роте айзсаргов начальник отделения в Элкшни. С воспалением легких его приводят в стационар, а там велят ему идти в баню. Он, как и мы, сходил. Но по дороге обратно надышался морозного воздуха, болезнь стала неизлечимой, и молодой человек отправился на местное кладбище Вятлага.

11 ЯНВАРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Объединяют бригады. В рабочих бригадах осталось очень мало народа. Есть бригады, в которых лишь один бригадир, остальные находятся в стационаре или умерли в лесу и по дороге с работы. Меня назначают бригадиром 4-ой бригады, а Яниса Канелая из Сауки бригадиром 5-ой бригады. Мы оба из Саухи. Начальство лагеря решило над нами подшутить, пообещав, что если бригады будут хорошо работать, то мы получим дополнительный паек, а хорошим рабочим сократят срок2. Мы с Канелаем тоже пилили, чтобы бригады больше выработали. Были дни, когда зарабатывали третий котел, но скоро мы выдохлись.

Нас отмечают на черной доске, пишут, что вот такие сделали высокие нормы. Но уже через неделю силы иссякли, и я тоже оказался в стационаре. Дрейманис, больной подагрой, стая как бы невменяем, но в стационаре при хорошем питании поправился.

18 ЯНВАРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Я в стационаре. Мороз сорок два градуса. Я счастлив, что не надо идти пилить дрова.

19 ЯНВАРЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК. Умирает секретарь городской думы Елгава Бриско. Мы хорошо ладили и понимали друг друга. В стационаре нормы питания лучше, чем у рабочих. Паек в стационаре: хлеб на день - 500 грамм, на завтрак суп - 500 грамм, в обед - суп 500 грамм, на ужин суп - 500 грамм с добавкой кусочка мяса или рыбы (который рабочим не дают). В зависимости от тяжести болезни некоторым дополнительно выдают по 100 или 200 грамм молока. По назначению врача еще противоцинготная порция. Врач в стационаре - Кирсанов, он считается главным врачом седьмого лагпункта. По национальности грузин. В стационаре, недалеко от меня, лежит Чериньш из

 


1 Скорее всего, это были личинки майских жуков.

2 Срок еще те был присужден. И ясно, что такие сведения суду о тон, кто как работал, не давали.

- 29 -

Нереты (Нерета в 10 километрах от Рите). Рядом со мной лежит Кулманис и Ароннетис1. Кулманис служил в министерстве иностранных дел, а Петерес Арониетвс одно время был министром путей сообщения.

29 ЯНВАРЯ ЧЕТВЕРГ. Кулманиса вызывают на допрос. Его здоровье улучшается, хоть он еще не истощен. Мы лежим и разговаривали о птицеводстве, он выращивал белых курочек. Его хозяйство находится в Маззолве у Реньге (у границы с Литвой).

31 ЯНВАРЯ, (СУББОТА). Кулманиоа и Куэта (или Куета) выписывают и переводят в индивидуальную бригаду. Работать не нужно, но питание крайне скудное. В бригаде инвалидов Межинскис из Екабпилса старается поддержать бодрое настроение. Арониетис лежит рядом, и мы с ним говорим о строительстве. Он рисует для меня проект клети и зерносушилки. Я эти проекты в лагере хранил долгие годы, но при освобождении из Карлага (Карагандинский лагерь "Песчаные") у меня при обыске их отняли2.

3 ФЕВРАЛЯ, ВТОРНИК. Чариньша выписывают из стационара. Сегодня день ангела, чье имя Ида. Мысленно поздравляю свою сестренку, приемную мать Мирдзы и жену брата Петра. В лагере не хватает хлеба, дают кашу. Суточная норма хлеба 250 грамм.

5 ФЕВРАЛЯ, ЧЕТВЕРГ. Меня переводят в другой стационар - четвертый. Кроватей нет, спим в своей одежде на нарах. Нахожу здесь знакомых. Упеянекс помог мне принести вещи из камеры хранения, В этом стационаре находятся больные, которые идут уже на поправку. Днем лежим, а вечером нам иногда читают интересные доклады.

6 ФЕВРАЛЯ. Доклад о садоводстве. Читает Яушене.

7 и 8 ФЕВРАЛЯ, Читаю книгу "Автомобиль" на русском языке.

9  ФЕВРАЛЯ. Рядом со мной теперь Арониетис. Вечером он читает лекцию о печах и топках. Лекция интересная, много практических примеров.

10 ФЕВРАЛЯ, ВТОРНИК. На улице метель. Дали 15 грамм сахарного песка. Съел с хлебом. Читаю "Два старика" Льва Толстого. П. Калниньша помещают в стационар, очень истощая, подозрение на туберкулез.

11 ФЕВРАЛЯ, СРЕДА. Я чувствую себя лучше. Купил ночную пижаму за900 грамм хлеба.

12 ФЕВРАЛЯ. Учитель Бутанис нарисовал органную клавиатуру. Мы с ним ее вспоминаем, "играем" двумя пальцами на бумаге.

13    ФЕВРАЛЯ. Прибыли больные этапы с девятого лагпункта. Врач Кирсонс, чтобы освободить места, многих из нашего стационара выписывает на работу.

 


1 Петерис (Петр) Ароннетис - строительный инженер. Работая в правительстве Латвии первых лет. В 1925 году был министром путей сообщения, потом преподавателем Рижского техникума. У него остался сын.

2 Это значит, что записей дневника на газетных клочках у автора а это время (1951 г) в Карлаге не было. Дневник обрывается резко в сентябре 1943 года, когда людей актировали, а автор получил отказ. Тогда он и попросил верного друга вынести свой дневник на волю.

- 30 -

15 ФЕВРАЛЯ ВОСКРЕСЕНЬЕ. Четыре друга в стационаре, среди них священник Кангарс1. Он участвует в богослужении. На завтрак дали вареные пшеничные зерна. Очень вкусные, Я дал зарок, когда буду на свободе, то по воскресеньям на завтрак буду готовить такую еду, чтобы сотом вспомнить, как это было вкусно в голодное время. Записывал рецепты колбас. Вечером врач Кирсанов выписал многих на работу - и меня тоже.

16 ФЕВРАЛЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК. Я перешел в третий барак. Встретил Мержинского и Напоста, еще Фахмависа и Хибшмана из Загениеков.

17 ФЕВРАЛЯ. Был у своего свояка Яниса Паварса. Достал курево и отнес ему. Долго разговаривали.

19 ФЕВРАЛЯ, СРЕДА. Иду на работу пилить дрова.

21-25 ФЕВРАЛЯ. Меня назначили бригадиром двух бригад, четвертой и пятой. Мы пилим дрова, в двух бригадах 16 человек. Я работаю наравне со всеми. В бригаде работает офицер латышской армии полковник-лейтенант Кивулитис. У него всегда бодрое настроение. Мы говорим о прошлом и рассуждаем, что нас ждет в будущем. Десятником у нас был русский. Он может назначить на хорошую работу, если ему дать закурить. Я не курю, но иногда нам дают табак, и я его храню, чтобы купить необходимые вещи. За табак можно многое получить. Одно время одна самокрутка стоила 400 грамм хлеба. Многие меняли хлеб на табак и этим довели себя до могилы.

24 ФЕВРАЛЯ. ВТОРНИК. День рождения моей Мирдаини. Вспоминаю ее. Ее брат Янис Паварс находится здесь и считается инвалидом. Сегодня его поместили в стационар, начался понос.

27 и 28 ФЕВРАЛЯ. Заработал третий котел. Хлеба на день - 900 грамм, на завтрак суп - 750 грамм, каша 200 грамм или булочка, обед привозят на работу. Каша - 200 грамм, ужин суп 750 - грамм, каша 300 грамм, кусочек рыбы. Жиров нет совсем.

1 МАРТА, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Пасха. В лагере день отдыха. Рабочие бригады мылись в бане. Я сходил в гости к Фолкманису Аренду. Он устроился сторожем в камере хранения. Работа легче, чем у нас. Фолкманис очень приятный человек.

2-12 МАРТА. Работаем на распилке дров. Пилим на пару с Межинским. Заработали третий котел.

13 МАРТА. Врач Чапанис дал освобождение от работы. Мне выдали одну треть пачки табака хорошего качества, как заработавшему третий котел. Поместным лагерным ценам его стоимость 100 рублей. Часть табака я выменял наеду, и мы со свояком Янисом Паварсом поели, да еще угостил некоторых.

14 МАРТА 1942 ГОДА, СУББОТА. Это число "14" напоминает нам, что в этот день нас арестовали и сегодня своего рода юбилей - 9 месяцев. Я освобожден от работы, врач Чаманис помог. Я пошел в гости к свояку, отнес ему табачку. Инвалидов очень много. Несколько больших бараков. Евреи

 


1 Янис Кангарс, лютеранский священник. Знал греческий и латинский. Автор двух книг.

- 31 -

почти все инвалиды, только молодые кое-как выходят на работу. Рядом со мной на нарах лежит молодой еврей Г лик. Евреев здесь трое. Они из одной семьи — отец и два сына. Но работает лишь один сын, а отец и второй сын лежат в стационаре. Молодой Глик сегодня украл у меня ужин. Я получил свой ужин я ушел на медкомиссию, а соседа попросил посторожить. Думал - приду, поем. В бараке темно. Кому нужен свет, зажигает лучину. Когда я пришел и узнал, кто, используя темноту, съел мой ужин, я Глика поколотил, что еще я мог сделать. И другие мне помогли, потому что воров в лагере били.

15 МАРТА, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Во всех бригадах день отдыха. Начальник лагеря - чекист Лебедев. Молодой, но более юга менее честный человек. Его жена Марчукова - на должности начальника хозяйственной части. Противная женщина, ругается, как непрерывно звучащий звонок1. Сегодня противная погода, приятно быть в бараке. Умирает от туберкулеза Паулис Калниньш из дома "Лиелъяни" в Внесите.

16-19 МАРТА. Иду работать на биржу2, пилить дрова. Считаюсь бригадиром пятой бригады. Мой напарник Янис Канепайс. Колем дрова,

19 МАРТА, ЧЕТВЕРГ. Заболел поносом, при истощении организма это противная болезнь. Авитаминозный понос - не хватает витаминов. Люди, от этой болезни здесь мрут. Врач Чаманис пришел ко мне в барак и спрашивает, что со иной. Внимательный врач, спаситель многих заключенных. Можно сказать, что другого такого хорошего и внимательного врача в Вятлаге нет, рядом с ним можно еще поставить фельдшера Лалиньша.

20 МАРТА, ПЯТНИЦА. Освобождение от работ. Мне выдали 500 грамм сахарного песку, как заработавшему третий котел. За ISO грамм купил теплую рубашку. Многие начинают получать письма от своих жен, высланных в Сибирь. Один еврей своей жене написал: "Ты обо мне не беспокойся и не думай, что я пропаду, я пропасть никак не могу. Меня охраняют и два раза в день пересчитывают. Видишь, в каком я надежном месте.

20-21 МАРТА. Выхожу опять на работу. Бригады на биржу выходят без охраны. Есть оцепление, но охрана с собаками заключенных только проверяет. Бригады ведет на работу бригадир, по наряду. Так работаем до 4 часов. Нашу работу принимает десятник, русский заключенный. Если ему дать закурить, он работу принимает хорошо, и люди в бригаде получают больше хлебушка. Для угощения десятника я всегда держу папиросы.

23 МАРТА, Чудесное утро. По пути на работу я заболел. В левом боку появилась сильная боль. От этого упал на дорогу и лежал на снегу около часа, потом потихоньку дошел до рабочего места. Десятник обо мне сообщил начальнику лагпункта, и меня с охранником отправили в амбулаторию.

 


1 Сам Страдиньш выбрал жену работящую и верную. Характером была молчаливая, очень хозяйственная. Из всех выбрал ее, незаметную.

2 Биржа в Вятлаге -место складирования пиломатериалов и их распиловки.

- 32 -

Температура 37,5. Врач Чаманис освободил меня на два дня. Боль прошла. Сегодня день ангела у Мирдзы. Молю Бога за нее.

25 МАРТА. Умер Лаэдовский, крестьянин из Нереты, командир роты Екабпилского полка айзсаргов1.

27 МАРТА, ПЯТНИЦА, У русского заключенного, что работал на распиловке дров, я купил за 25 рублей 2 килограмма хорошей пшеничной муки. Раньше он работал возчиком. Долго на бирже он не работал, его перевели на легкую работу, так как лагерное начальство для русских, если они не были "политическими", давали хорошие места. Для латышей и эстонцев хорошей работы не давали. "Теплые места" получали лишь те, кто пошел в услужение к уполномоченному, или могли дать взятку начальству2 деньгами и одеждой3. ЕкабпилскиЙ торговец Ландманис с первого дня работал во втором отделе лагеря (отдел проверки заключенных). В конторе с первых же дней работали Дардзаяс и Ауструмс. Дордзана все же увезли из лагеря в где он никто не знает. Шли разговоры, что он в 1919 году воевал с красными, а за это его в пятом лагпункте Вятлага расстреляли4. Часть заключенных увезли неизвестно куда. Потом оказалось, что их расстреляли. Место расстрела показали латышу Солгу, так как он работал в пятом лагпункте. Ужин мне обещал принести Пауль Штейнерт — Курземниекс, так как я болею, но когда он получал у окошка ужин, одна заключенная женщина вырвала котелок и убежала. Пропал мой суп и котелок. Вечером за 400 грамм хлеба я купил новый котелок.

31 МАРТА, ВТОРНИК. Умирает Динга.

2 и 3 АПРЕЛЯ - по старым обычаям эти дни отмечаемые. Зеленый Четверг и Страстная Пятница. Как и все латыши, я в молитвах. Вместе с Иисусом Христом, в его страданиях и смерти. Католический священник Пуданс5 читает молитву Страстной Пятницы и принимает исповедь. Молитву читает на латинском языке. Ему прислуживают Упёниекс, Веперс и Бутане.

5 АПРЕЛЯ. Пасха!6 Христос воскрес! А наша жизнь идет как по Голгофе. Кто будет крепок в вере, эту дорогу на Голгофу выдержит. Замечаю, что с приближением к смерти, люди приближаются к вере. Молятся и признают Бога. Особенно страстно молятся евреи. Они по утрам и вечерам надевают талеры (талесы?) и громко молятся. Особенно в инвалидных бараках. Они

 


1 Такая же должность, что и у самого Страдиньша, но в соседней волости.

2 Из Дрикан в Вжгяаге было 10 человек. Выжил лишь заведующий школой Паугурс. После возвращения он промял 6 лет в Латвии.

3 У кого была одежда, тех расстреляли. Это мое собственное мнение.

4 Дардзана осудили КВН в пятом лагере, но 10 ноября 1941 года увезли в Кировскую тюрьму и там расстреляли.

5 Католический священник Яэеп Пуданс. Умер 15 июня 1942 года. Мессу в лагере он не мог служить, из-за отсутствия необходимых вещей для службы. В Страстную Пятницу была просто молитва, без таинства причащения. Пуданс успел это сделать в Вятлаге.

6 Пасха католическая в лютеранская. Артур Страдиньш был лютеранин, я католичка.

- 33 -

собираются там по вечерам и читают молитвы очень громко, так, что слышно на улице в зоне.

6-15 АПРЕЛЯ. Работаю на первой подкомандировке. На бирже пилю дрова.

13-15 АПРЕЛЯ. Солнечно. Пришла весна. Этот лагерь в горелом лесу. Бараки старые и маленькие. Неуютно.

15 АПРЕЛЯ, СРЕДА. Медкомиссия. Меня назначают в бригаду нерабочей слабосилки. Опять стал немощным.

16 АПРЕЛЯ. Умирает Виксна Рудольф. Молодой человек. В большинстве случаев заключенные умирают от поноса - противная болезнь. Если кто заболеет, мало шансов остаться в живых. Питание без овощей. Только мука или крупа на воде. Нет витаминов, из-за этого люди подвержены смерти. Озолнньш из Екабпилс считается инвалидом. Настроение бодрое, и выглядит хорошо.

19 АПРЕЛЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Умирает Лодзиньш из Сунаксте. Так, один за другим, люди из моего уезда уходят "отдыхать" в Вятлаговские леса. Ядовитый зуб НКВД съедает государственных мужей маленького народа на берегу родного Балтийского моря.

21 АПРЕЛЯ. Пел жаворонок. Приятные воспоминания навевает эта песнь. Погода теплая, а положение наших заключенных с каждым днем безнадежнее. Исчезают силы и приходят болезни.

22 АПРЕЛЯ, СРЕДА. На крыше барака грачики1. И правда, пришла весна. Кто-то эту долину смерти преодолеет, но для большинства эта весна уже последняя в жизни.

23 АПРЕЛЯ. Во сне видел Мирдзу. С утра молился Богу.

24 АПРЕЛЯ. Чувствую, что температура. Дают лекарство, но легче не становится.

25 АПРЕЛЯ, СУББОТА. Моя болезнь принимает злой оборот. Понос с кровью. Очень плохой признак. Есть не могу. После еды становится хуже. Сушу хлеб на сухари.

26 АПРЕЛЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. За ночь выжал снежок, а днем солнышко. Меня назначили в стационар. С утра в бараке обыск. Отняли ножичек. Руководство НКВД ужасно боится "острого".

27 АПРЕЛЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК. Приходил ко мне свояк Янис Паварс. Поговорили. Питание получаю в третьем стационаре, а сплю в слабосилке. Понос прошел. Чувствую себя лучше. Хлеба дают 600 грамм в день. Я сушу сухари и запиваю чаем. Мучную болтушку не ем. Отдаю соседу, у которого нет поноса.

28 и 29 АПРЕЛЯ. Оба дня прошли на нарах. Чувствую себя хорошо. Свояк взялся выполнять обязанности санитара. Теперь он сыт, не истощен, только цвет лица бледный и вид усталый.2

 


1 Страдиньш - означает по-латышски "Грачик".

2 Свояк летом умер.

- 34 -

30 АПРЕЛЯ. Перехожу спать в стационар. Могу отдохнуть. Чувствую себя хорошо. Питание не важное, но мне хватает.

1 МАЯ. Обыск. Сегодня еды дают больше. В обед дают сладкое, но ужин для праздничного дня совсем простой.

2 МАЯ, СУББОТА. В управлении лагпункта изменения. Нарядчиком стал Ладманис, торговец из Екабпилса.

4 МАЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК. Врач Гришанс проверяет у всех в стационаре здоровье. У этого врача среди заключенных недобрая слава.

5 МАЯ Дождь. Смяк Янис подкармливает меня кашей. Ему нельзя, начался понос. Я объелся, съев двойную порцию каши.

6 МАЯ, Снег выпал, потом растаял, на улице слякоть. В стационаре сменились врачи. Гришине будет теперь амбулаторным врачом, а в стационар пришел пожилой врач Новиков. У свояка Яниса болезнь прогрессирует, его переводят в стационар для поносников. Температура 38,0.

7 МАЯ. Опять снег. На обед клецки с подсолнечным маслом. Редкость. Вкусно.

8 МАЯ. Умирает Янне Грнгулнс из Екабпилса я Багодис из Дагавпилс. Янис Григулис был Екабпилским полковым адъютантом. Жаль удалого командира.

9 МАЯ, СУББОТА. Приятно лежать в стационаре, но мешает бессилие. Рядом лежит ветврач Лаздиньш.

10     МАЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Главврач медпункта меня выписала из стационара в бригаду нерабочей слабосилки. Надо по мере сил помогать в хозяйственных работах. Делает, кто сколько может. Только барак плохой, много клопов, так что ночью не уснуть. Некоторые шьют мешки из простыней, залезают туда я засыпают.

11-12 МАЯ. Легкая работа на территория лагеря. Подметали дорожки.

13 МАЯ. Чистим туалеты. Спецодежду не выдавали. Стараемся не замазаться.

14   МАЯ. Чистил туалеты и возил трупы. Из каплиги (маленькая будка за зоной) трупы надо нести к дороге и класть в большой ящик. Один труп несем вчетвером, хоть у трупа ничего нет, кроме обтянутых кожей костей. Нам это тяжело и мы сами похожи на этих трупов. В этих ящиках трупы повезут хоронить в седьмой лагпункт. Трупы хоронят в голом виде, к руке привязывают бирку. На ней фамилия, имя и отчество, номер дела по формуляру и число, когда умер. На последнее место отдыха везут латышей и эстонцев, павших жертвами на этой земле насилия. У кого были золотые зубы, их в стационаре тут же вырывали. Если этого не успевали сделать, то возчик трупов эту обработку производил сам. Рассказывали, что Грундманис из Сунакстеумер и этом месяце.

15 МАЯ, ПЯТНИЦА. Вшестером вытаскивали воду из колодца для кухни. За воду на кухне давали лишний ковшик супа. Это число помню, когда после

 

- 35 -

прихода к власти умного вождя началось процветание Латвии. Теперь за свой труд и добрые дела, мы должны терпеть эту власть и мучаться.

16 МАЯ, СУББОТА. Дм парикмахерской готовим дрова, в другие дни делаем туже работу, сколько можем. Считаемся нерабочей слабосилкой.

20 МАЯ, СРЕДА. Врачебная комиссия. Меня оставляют в слабосилке. Я сегодня черпаю воду для кухни. Со мной работает Большесильский с сыном.

25 МАЯ. Троица. С утра велят идти выносить трупы. Большая смертность. Каждый день умирает не меньше чем 10 человек. Возчик трупов латыш. Нерабочую слабосилку на эту работу отправляли несколько дней подряд, пока не назначили других для этой работы. Врачи начали возражать, что больные люди не в состояний носить трупы, для этой работы нужна специальная одежда. После этого назначили специальную бригаду.

27 МАЯ, СРЕДА. "Слабосилку" перевели в другой барак. Чище. Нет клопов. Теперь по ночам спокойно засыпаем. Я сплю рядом с Швиркстом Андреем. Делаем "скабпутру"1 и едим ее дополнительно к пайке. Достали в бане деревянное ведро: кипятили воду, наливали в ведро, добавляли мучной болтушки, которую нам давали. Третьим компаньоном в изготовлении "скабпутры" стал Пааулиньш из Екабпилса. Так мы все трое вместе и держались.

6 ИЮНЯ 1942 г. СУББОТА. Большинство больных отправляют в лес собирать дощечки для бочек, которые мы заготовили зимой.

7 ИЮНЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Рано утром со Швиркстом поели с хлебом "скабпутры", потом получили завтрак и до обеда лежали на солнышке. В обед выдали 10 грамм сахара. Если появился сахар, то выдадут задолженность за предыдущие дни.

8 ИЮНЯ. Начальник лагпункта приглашает больных выйти на один день на хозяйственные работы, тогда выдаст дневную норму хлеба - 800 грамм. Многие отозвались на эту удочку, но для чекиста это был улов. Выйдут, могут работать, зачем их держать в стационаре, пусть выходят на работу и зарабатывают паек. Так люди потеряли возможность дать отдых истощенному организму.

9 ИЮНЯ. В 2 часа 30 минут после обеда умер Мержинский.

11 ИЮЛЯ. Опять ходили в лес за дощечками для бочек. В среднем принесли по 4 дощечки. Начальнику лагпункта показалось мало, и он уменьшил всем норму хлеба на 200 грамм.

12 ИЮНЯ. С утра 42 человека снова отправились за дощечками в лес. Я отнес сахару свояку Янику. Получено известие, где находятся высланные из Екабпилского уезда жены2. Я тоже писал в справочное бюро, но ответа не было. Видно Мирдза в Латвии, а не на этой земле ужасов.

 


1 Скабпутра - латышская еда: варят перловый суп, замешивают, дают закиснуть. В лагере скабпутру приготовляли из мучной болтушки.

2 Но именно в тоне 1942 года женщин с детьми отравили на Крайний Север.

- 36 -

13 ИЮНЯ, СУББОТА. Вместе с Павулиньшем ремонтируем забор. Работа не тяжелая. Чистим дорогу вдоль забора и проверяем жердочки в заборе, которые надо заменить. Ломаные жердочки показываем охраннику. Сами себе клетку делаем. Сходил к свояку Янису, очень ослаб, мало надежды на выздоровление.

14 ИЮНЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Прошел год, как расстался со свободой и Мирдзой. Где ты, дорогой друг жизни? Суждено ли мне пройти через эту долину смерти, или навеки остаться в лесах Вятлага? В лагере выходной день, но всех способных передвигаться отправляют в лес за дощечками для бочек. При лагпункте есть цех "ширпотреба" - столярная мастерская и бочарня. Руководит этим цехом Аплоциньш из Лиепаи.

15 ИЮНЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК. Скорбный день. В 2 часа после обеда умер мой свояк Янис Паварс. С утра зашел к нему, а он засунул голову под одеяло и говорит, что ему холодно, хотя в помещении было очень тепло.

Погода стояла теплая и светило солнце. Было видно, что ангел смерти стоит уже около него. Ему делают укол камфары, но это продлевает жизнь лишь на несколько минут, Я пощупал ноги, они уже мертвые и совсем холодные. Вот так медленно угас Яняс Паварс - крестьянин хорошего хозяйства

Стрелниекс Маззалвенской волости. В этот день умирает хороший мой Знакомый католический священник из Йлукете Язен Пуданс1.

16 ИЮНЯ. Банный день. Умер Рошанс из Сунаксте2.

17 ИЮНЯ. Свояка ЯнВса Паварса везут в 7-ой лагпункт, где похоронят в общей могиле. Сделали секцию, Оказалось, что его сердце заизвестковалось из-за того, что раньше он чрезмерно употреблял алкоголь, и ткани были повреждены. Кишки от авитаминозного поноса были в одних дырках. Так мой свояк остался здесь навсегда. Никто не подойдет к его могиле, если только ели шумом своих веток расскажут тем, кто придет сюда о том ужасе, который им пришлось увидеть. Кладбище вблизи вырубки, среди пней. Ямы для трупов копает целая бригада, поскольку смертность так велика, что иначе не справиться. Наполняют трупами вырытую яму, а сверху заравнивают землей. Вначале устанавливали дощечки с надписями захороненных, а позже и этого делать не стали. Сегодня комиссия. Меня оставили в доме отдыха (так мы говорим, если оставляли в нерабочей слабосилке). С утра съел хлеб с кусочком черного перца, так как сегодня у меня именины (день Ангела)3. Было вкусно.

18 ИЮНЯ, ЧЕТВЕРГ. Умирает строительный техник (инженер) Екабпилского уезда Янис Витис. В бараке после комиссии перемещение

 


1 Его племянник Янис Аглониетис (сын сестры Язепа Пуданса) написал в католическом календаре статью о нем. Поскольку он не был осужден, в деле было лишь обвинительное заключение. В том заключении затребована смертная казнь.

2 Автор отмечает смерть своих знакомых и земляков из своей и соседних волостей, из Илуксте и Екобпилс.

3 17 июня именины празднуют все Артуры.

- 37 -

людей. Я должен благодарить старшего врача, она в который раз продлевает мое пребывание в "доме отдыха".

19 ИЮНЯ, ПЯТНИЦА. Хорошо отдыхать, когда не надо идти на биржу пилить дрова. У меня отекают ноги и сердечная слабость. Мы вместе с Павулиньшем и Швиркстом. Иногда выходим на легкие работы, когда выгоняют. Сами не просимся. Днем иногда загораем. Это поддержка для нашего слабого тела. Пока кормят для этого голодного времени хорошо, только суп - это мучная болтушка на воде, и редко - крупа. Порой совсем нет соли, тогда еще хуже. У меня появился аппетит, только есть эту теплую болтушку, которую называют супом, трудно. Ходят слухи, что нас перевезут в другой лагерь.

22     ИЮНЯ. На кухне выдали по две булочки в 70 грамм. Это дополнительная еда, так как нас готовят к работе на бирже по распиловке дров.

23 ИЮНЯ. По старой памяти - день Лито (перед Яловым днем, по-русски - Иван Купала). Мы, "отдыхающие", вспоминаем этот праздник и говорим, как счастливы могли бы быть, будь мы на воле, это ведь традиционный латышский праздник, когда в дом приносили цветы, ветки берез, вили венки и пели песни у костра.

24 ИЮНЯ, СРЕДА. Янов день. Нас гонят в лес за дощечками для бочек, сегодня сходили два раза. Чекисты знают, что для латышей и эстонцев это праздник, поэтому не дают нам отдыхать. Говорят, что в Ленинграде голод. Блокада.

25 ИЮНЯ. Умер Янис Томанс.

1942 ГОД. 26 ИЮНЯ, ПЯТНИЦА. Умер Эдгар Бруннер - начальник Саукского отделения айзсаргов и хозяин усадьбы Эрминани. С утра пришел дежурный и сказал, чтобы я сходил в барак инвалидов, Брунер хочет меня видеть. Когда пришли, он был уже без сил. Говорил и порой бредил. Я пошел в стационар и сказал врачу, что есть тяжелый больной. Когда его несли, он был без сознания. Камфорная инъекция не помогла, и в 11 часов утра он закрыл глаза навсегда.

27 ИЮНЯ, СУББОТА. Обыск. Начальство боится, что слабые умирающие люди сделают какое-нибудь оружие и их застрелят. Проверяют даже каждую бумажку, не написано ли что в ней. А я все же веду дневник на маленьких клочках бумаги, которые храню в маленьком ящичке для табака. Они смотрят: табак и курительная бумага. Так я обманывал этих "кайских дундуков", которые из местных пожилых мужчин нанимались на эту работу. Священник Кангарс1 принес мне чистое белье, так как в лагере одежду не давали. Позже, в следующие годы, лагерь выдавал одежду и обувь.

28 ИЮНЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Дали грибной суп, очень вкусный. У кого понос, помучились только от этого супа.

 


1 Учетную карту Я. Кангарса мне прислал В.И. Веремьев. Сам Янис умер поздней осенью 1942 года.

- 38 -

29     ИЮНЯ, ПЯТНИЦА. Петров день. Я вспоминаю своего брата, двоюродного брата и отца Мирдзини. Молюсь за них, и молю о помощи дать мне силы перенести все эти земные мучения.

30    ИЮНЯ. За хозяйственные работы получил немного табака – семь папирос. Летний месяц кончился. Он унес много жертв. В этом месяце умер Иосиф Кан, екабпилский торговец. Странно, что Ландманис тоже торговец и магазины у них с Каном были на одной улице, напротив друг друга. Ладманис, как нарядчик, мог Кану помочь, но он ничего не сделал. Кан сердился на него, звал слугой чекистов. Кан был крупный полный человек, как и положено торговцу, а когда заболел — высох до неузнаваемости.

В июне умер заведующий Усинъской основной школы Карлис Бутане.

1 ИЮЛЯ, СРЕДА. Из седьмого лагпункта прибыла большая комиссия, пересматривала рабочие бригады.

2 ИЮЛЯ. Местные врачи осматривали больных. Я по-прежнему остаюсь в "доме отдыха". Умер Штейнберг, директор колбасной фабрики в Тукумсе.

3 ИЮЛЯ, ПЯТНИЦА. Жаркий день. Загорали. Я со Швиркстом делаем "скабпутру", в жаркое время она хорошо утоляет жажду.

4 ИЮЛЯ, СУББОТА, В стационар помещают владельца Болдинского курорта (там источники) Грунде Екаба. Он находился в нерабочей слабосилке, но недавняя комиссия выписала его в рабочую бригаду. На распиловке дров он проработал один год, а вечером того же дня поднялась температура и появилась сердечная слабость, так что его привел в стационар Грунде, очень приятный человек. Перевозчик трупов привез мне из седьмого лагпункта письмо от Узана Альберта. Он пишет, что умер Пуриньш из Засы.

5 ИЮЛЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. В лагере выходной день. С утра обыск, потом ходили за дощечками для бочек. Курильщикам выдали табак. Меня тоже посчитали курильщиком. Табак здесь в цене. За одну папиросу можно выменять до 400 грамм хлеба.

6 ИЮЛЯ. Дождь. Хорошо лежать на нарах, но начальник лагпункта нас выгоняет чинить забор. Промокли под сильным дождем, а высушить одежду негде.

7    ИЮЛЯ, ВТОРНИК. Доктор Лев дала отдых всем из нерабочей слабосилии, в связи с дождливой погодой. Начальник лагпункта противился этому решению, но врач настояла на своем, ведь она должна лечить этих людей. До 10 июля погода стоит холодная и дождливая. Идут слухи, что у нас есть надежда на освобождение. Завхозом лагпункта работает латыш Лацитис. На нас кричит и ругается. А мог бы помочь. Обещал, что если выкопаем колодец, даст папиросы, но не дал, а пожаловался начальству, что копальщики - лодыри. Умирающих от голода людей, так обмануть! А сам за счетпродуктов, предназначенных для заключенных, объелся. Зимой ходил в коричневом полушубке и радовался, что может хорошо служить коммунистам. В лагере не хватает соли. Пищу дают чуть подсоленную, или совсем несоленую. Ложечка соли стоит 10 рублей.

 

- 39 -

13 ИЮЛЯ, 1942 ГОДА, ПОНЕДЕЛЬНИК. Год, как нас привезли в седьмой лагпункт Вятлага. Из привезенных сюда, уже многие отдыхают в лесной местности Вятлага. Часть лежит в стационарах и смерть витает вокруг них. Мало людей, сохранивших силы, только те, кто занимают должности и физически не работают. Но эти люди большей частью продались чекистам - они их доносчики, которые, как Иуда, предают своих земляков. Мы с Андреем Швиркстом спим в коридоре, так как в бараке много клопов.

14 ИЮЛЯ. ВТОРНИК. Умирает Янгергс и Мариус Гайлитис. Оба жили надеждой, что вырвутся из этих уз, но коммунистическое Жало оказалось смертельным. От барака до ворот лагпункта Янсберга с цветами провожают его бьюший подчиненный Валайнис Язеп и Будлевская. Их тела без единого клочка одежды увезли в ящике на хилой лошадке в седьмой лагпункт. Там их сбросили в неполную яму, чуть-чуть присыпали землей и сравняли. Таким ужасным способом кладут в лоно земли уважаемых в народе эстонцев и латышей. Литовца пока в Вятлаге не встретил ни одного.

15 ИЮЛЯ, СРЕДА. Мы с Павулиньшем чиним забор. Забор старый, жердочки сгнили. Сверху протянуто несколько рядов колючей проволоки, а на сторожевых вышках охранники следят, чтобы никто к забору не подходил. Мыс Павулиньшем работаем потихоньку, говорим о юности и о том, как мы познакомились со своими женами.

16 ИЮЛЯ, ЧЕТВЕРГ. Врачебная комиссия. Меня выписывают в 10-юбригаду, которая работает в совхозе. Неплохо. На прополке поели свекольных и капустных листьев. Если назначат работать на сене, поедим земляники. Наследующий день пололи редьку, потом сгребали сено. Я наелся малины. Собрал и для Павулиньша я Шваркстона, так как они по-прежнему в "доме отдыха".

19 ИЮЛЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Часть бригады назначают на распиловку дров, и я в их числе. Работа, для меня, не из легких.

21 Я 22 ИЮЛЯ. Пилим дрова.

23 ИЮЛЯ. Выгребаем сено из низких мест у речки. Я нашел землянику и много черной смородины. Наелся. В последующие дни тоже работаем на сене. Охраннику дали помощницу — молодую комсомолку, русскую. Неприятная девчонка, без конца кричит и не дает собирать ягоды.

30 ИЮЛЯ, ЧЕТВЕРГ. Заболел. Простудился, промочив ноги в низких местах. На три дня освобождают от работы,

2 АВГУСТА, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Снова работаю. Прополка. Некоторые взяли с собой редьку и картошку, но у ворот сам начальник лагпункта обыскал. У кого нашли овощи, посадили в карцер, в зону не пустили. В следующие дни продолжается работа на огороде. Работаем до 12 августа, и меня перечисляют в четвертую бригаду на распиловку дров. Сначала работали вместе с Чариньшем из Нереты, но он сказал, что хочет заработать на третий котел, а я ослаб и не смогу эту норму выполнять. Стали работать отдельно. Он заработал третий

 

- 40 -

котел, но скоро попал в стационар. Я потихоньку вырабатывал первый и второй котел и сохранил силы1.

16 и 17 АВГУСТА. Комиссия проверила все стационары и рабочие бригады. Бригады укомплектовали заново.

18 АВГУСТА, ВТОРНИК. Нарядчик Ландманис нас обоих с Павулиньшем пригласил переписать списки новых бригад. Ландманис с кухни принес нам дополнительно по котелку супа. С утра, поев, легли спать. Отдохнули.

19 АВГУСТА. Павулиньш получил письмо от жены, которая находится в ссылке в Сибири. Большая радость для него. Я про свою жену ничего не знаю. Милый друг, где ты? Жалость и тоска. Написал письмо Альберту Узансу в 7-йлагпункт и переслал с возчиком хлеба.

25 АВГУСТА, ВТОРНИК. На первом лагпункте меняют начальника. Я работаю с Берзиньшем из Зилан, пилим дрова. Здоровье мое улучшается. Я смог выработать шесть кубических метров и получил третий котел. Так я несколько дней подряд вырабатываю третий котел, но впредь этого делать не буду, потому что дополнительный хлеб и суп не стоят тех затраченных сил, которые надо приложить.

28 АВГУСТА, ПЯТНИЦА. Яунзене получила газету "Циня"2. В ней написано, как трудно живется тем, кто остался в Латвии, и сколь счастливы те, кто находится здесь на советской земле.

31 АВГУСТА, ПОНЕДЕЛЬНИК. Шел ливень, на бирже промокли. В бане работает мой знакомый, русский из Маззалве, Новиков. Он взял мою одежду и за ночь в бане высушил.

1 СЕНТЯБРЯ, ВТОРНИК. Лето ушло, ничего мне не дало. Смертность с каждым днем растет. Началась осень. Сегодня выходной день. С утра обыск. После обеда идем в лес за дощечками. Свободного времени даже в выходной не дают, лишь бы побольше "высосать" из этих изможденных людей. Ночью был заморозок. Становится прохладно. Надо искать теплую одежду и белье. На стекле вывешена газета на русском языке. В ней говорится о том, что Краевая Армия 13 августа перешла в наступление, прорвала фронт и в некоторых местах продвинулась на 50 километров. Некоторых русских из лагеря освобождают, но не политических.

До 9 сентября работаю на бирже, на распиловке дров. Погода пока ясная и теплая.

9 СЕНТЯБРЯ. Этап в 7-й лагпункт. Туда назначают работоспособных. И я назначен. Работаем на распиловке дров и загрузке вагонов. Работа тяжелая, силы начинают таять. Бригадиром назначен Янис Озолиньш из волости Петервиски. Он верующий, и все же одного латыша ударил по зубам, когда тот

 


1 Летом употребляли в пишу некоторые травы, ягоды, так что третий котел и не был нужен.

2 "Циня" ("Борьба"). Орган компартии Латвии. В войну руководство компартии находилось в Кирове, где и издавалась и газета "Циня".

- 41 -

ему стал перечить. Ночью из зоны сбежали три человека. Нашу бригаду из-за этого сделали режимной. Сначала было хорошо, так как по ночам не гнали на работу, но после этого случая нас погнали на погрузку вагонов. В бригаде много воров.

Рита Яунзене работает в стационаре санитаркой. Помогает мне, дает свои талоны на продукты. Она пока под крышей и в тепле. По виду красивая и видная девушка. Узанс Альберт по-прежнему работает в хлебопекарне. Иногда дает мне кусок хлеба с солью. Большое подспорье.

12 СЕНТЯБРЯ, СУББОТА. В 21 час умирает "сокол" из Селпилс Стрелниекс Эрнест. Отзывчивый человек. Он в рабочих бригадах мало работал, считался инвалидом из-за ноги. В лагере помогал всем, кто нуждался в помощи. Мне отдал теплое пальто и носки, когда настала прохладная погода, когда я должен был выходить на работу. Работаем на бирже. Пилим дрова и загружаем в вагоны.

20 СЕНТЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. День отдыха. Риточка Яунзене дала мне свои талоны на питание. Я поел хорошо. После обеда погрузка вагонов.

СЕНТЯБРЯ, СУББОТА. Канепайс и Заулс ушли работать во второйлагпункт кузнецами. Позже мне сказали, что Канепайс там умер.

СЕНТЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Бригада работает на бирже. Отдыхать дают мало. Рядом на нарах спит Яунземе. Он отзывчивый человек. По специальности мельник, рассказывает мне об этой работе. В лагере получил новые полуботинки и телогрейку.

30 СЕНТЯБРЯ, СРЕДА. На тачках возим дрова к железной дороге. Ура, снег! Первый снег выпал 22 сентября.

1 ОКТЯБРЯ, ЧЕТВЕРГ. Выходной день и инвентаризация. Рита Яунзене снова отдает мне свои талоны на питание1, первый котел, но мне налили два ковшика супа.

2 ОКТЯБРЯ. Дождь. Гоним дрова на тачках к вагону и загружаем их. В обед привезли порции больше, чем обычно, почувствовали, что хоть вообще обедали.

3 ОКТЯБРЯ, СУББОТА. Та же самая работа. Выдали табак. Я получил 1/3пачки черного табаку.

4 ОКТЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ: С утра ясно. Но позднее пошел дождь. Узанс (работает на хлебопекарне) отдал мне свой талон на ужин. Эти дополнительные порции драгоценны при выполнении тяжкого труда. Узанс не забывает своих старых знакомых. Иногда дает талоны, иногда кусочек хлеба.

5-7 ОКТЯБРЯ. Идет дождь, Живу в бараке среди уголовных воров. Работа тяжелая, но силы пока есть. Слабое питание. Я отдал Фолкманису кожаные перчатки Мирдзы, чтобы он мог в зоне за них купить еды. Фолкманис считается инвалидом, и на работу его не гонят.

 


1 Рита, очевидно, сама кормилась в стационаре, где работала.

- 42 -

7-8 ОКТЯБРЯ. Настали морозы. Выпал снег. Рита Яунзене вместе со всеми работает на бирже, пилит дрова и загружает в вагоны. Комиссия решила, что такая сильная женщина не может работать в стационаре и должна идти на общие работы в бригаду. Жаль мне ее. Когда она работала в стационаре, она была сыта, и мне помогала много раз.

Бригадир Озолнньш ударил моего напарника Эрнеста Яунземса по голове за то, что, будучи дежурным по бараку с Олиньшем, они не уберегли вещи от воров. У многих украдены лучшие вещи из одежды. Воры-уголовники остаются днем в бараке. Пока бригады на бирже, они проверяют постели и чемоданы. За кожаные перчатки Мирдзины я получил 10 талонов и 3 пайки хлеба. Один талон - это дневная норма первого котла, то есть две порции супа по 500 грамм и 200 грамм каши. Одна пайка для первого стола - 400 грамм хлеба. В лагпункте объявление, кто знает столярные работы, может записаться. Отобрали некоторых и послали в другой лагерь на десять дней. Уехали: я, Олиньщ, Вилнитис и Митенберг.

18 ОКТЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Загружаем вагоны дровами. Места загрузки недалеко от 7-го лагпункта, а железнодорожная насыпь вблизи 3-его лагпункта. Один вагон не был закреплен, стал катиться с торы и на большой скорости врезался в ветку 3-его лагпункта. По этой ветке происходит движение железнодорожных составов. Об этом деле завели большое расследование, якобы мы нарочно это сделали.

Бывшей полицейский Стуритис украл ложку. За это его наказали поркой. Решение суда было следующее: если Стуритис сам снимет штаны, то будет 15 ударов, но если сам откажется, то ему снимут штаны и будет 25 ударов. Так как Стуритис сам снять штаны отказался, его наградили 25-ю ударами.

В лагере большое воровство. Уголовников распределили по баракам среди эстонцев и латышей. Они воруют вещи с разрешения начальства. Они имеют много преимуществ по сравнению с нами.

22 ОКТЯБРЯ, ЧЕТВЕРГ. Меня обокрали. Среди ценных вещей украли кошелек, подаренный мне крестной.

23 ОКТЯБРЯ. Наша режимная бригада грузит по ночам вагоны. Работа тяжелая, приходится грузить и бревна. Отдыхать не дают. Дни и ночи проходят в работе, и если питание теперь удовлетворительное, то отдыха нет совсем, и силы снова начинают иссякать. Были случаи, когда на погрузке вагонов работали по двое суток подряд.

31 ОКТЯБРЯ, СУББОТА. Бригадир Озалиньш собирает отдельно латышей из бригады и читает молитву праздника укрепления веры. Молит милости у Бога за всех умерших здесь.

1 НОЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Бригадир Озалиньш заболел. Меня назначил своим заместителем. На загрузку вагонов мы вышли в 4 часа утра и начали загружать бревна. На полчаса запоздали с погрузкой, не закончили вовремя. За это русский прораб хотел меня поместить в изолятор (карцер), но начальник лагпункта не дал на это своего согласия. Все же за этот случай многим

 

- 43 -

уменьшили норму питания. Дни тяжелые, отдыха не дают, а работаем днем и ночью.

3   НОЯБРЯ, ВТОРНИК. Комиссия. Меня призвали работоспособным на 50 %, это значит, что я могу выполнить лишь половину нормы.

5 НОЯБРЯ. Подняли рано на загрузку вагонов, из 19 человек на работу вышло только 8. Остальные спрятались в бараках и их не нашли. Питание стало хуже. Нам выдали валенки, ноги будут теплые. Рита Яунземе заболела тифом.

15  НОЯБРЯ, СРЕДА. Работали 24 часа. Очень устали. Мрачные протекают дни. V меня день рождения, мне исполнилось 35 лет. Все желают мне счастья. Я угощаю табаком, полученным за работу.

16  НОЯБРЯ. Получил зарплату 23 рубля.

17  НОЯБРЯ ВТОРНИК. Бригада загрузила 38 вагонов дров. Вечером иду в амбулаторию к доктору Чаманису, он освобождает меня от работы на завтра и выписывает питание стационара на 2 недели. Я счастлив тем, что могу выспаться, так как действительно страшно устал.

18 НОЯБРЯ, СРЕДА1. Много приятных воспоминаний о прошлом. Молю Бога о Мирдзине и родных. Съел 1,3 килограмма хлеба и норму трех талонов, живот полон, а есть все равно хочется. Так я отметил 18 ноября2, считаю, что неплохо.

19-22 НОЯБРЯ. Бригаду присоединили к бригаде русских уголовников. Политических нет, только воры и бандиты. Это было ненадолго, так как бригадир Озолиньш выздоровел, и наша бригада снова стала работать самостоятельно. Из первого лагпункта в 7-ой вернулась группа рабочих - всего 48 человек, среди них Васк и Полис.

22 НОЯБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. В 1 час ночи вышли грузить дрова. Состав большой, вернулись на рассвете. До обеда дали отдохнуть, а после обеда снова работаем. Я вспоминаю отца. Сегодня исполняется 4 года со дня его смерти. Он не знает, какие муки выносят латыши, попавшие в страшный капкан коммунистов.

23 НОЯБРЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК. Ночью работали. Кто-то в темноте поленом разбил мне голову. Доктор Чаманяс освободил от работы на несколько дней. В бараках установили громкоговорители. Сообщают, что Красная Армия громит немцев под Сталинградом, многие взяты в плен. Я освобожден от работы до 1 декабря. На улице мороз, а мне приятно лежать в бараке. Фолкманис заболел желтухой. Видел во сне дом и Мирдзу. Она в черном платье и белых чулках.

30 НОЯБРЯ. Андреев день. В мыслях желаю счастья Боку Андрею (по-латышски - Андрису) и его родным.

1 ДЕКАБРЯ, ВТОРНИК. Снова выхожу на работу. Мне выдали полупальто.

4   ДЕКАБРЯ, ПЯТНИЦА. У меня украли жакет с портмоне. Никогда в лагере так не расстраивался, как сейчас.

 


1 Годовщина независимости Латвии.

2 18 ноября 1918 г. была провозглашена независимость Латвии.

- 44 -

11 ДЕКАБРЯ, ПЯТНИЦА. Закончилось питание стационара, тяжело, так как заработать могу лишь первый котел. Бессилие.

15 ДЕКАБРЯ. Подвозя к рабочему месту обед, повар на дорогу опрокинул котел. Рабочие подбежали я всю кашу, смешанную с конским навозом съели. Такой голод. Я с каждым днем все больше теряю силы. Латышей осталось в бригаде немного, русские уголовники сидят у костра, а нас не пускают. Даже не могу двигаться, чтоб согреться, так обессилел.

19 ДЕКАБРЯ, СУББОТА, Я заболел. Понос. Освободили от работы. Лежу и вспоминаю Эдуарда Грина, верного друга. Он умер, я желаю, чтобы земля ему была пухом на чужбине.

20 и 21 ДЕКАБРЯ. Мороз. Я освобожден. Получаю второй котел. Иванса и Скрувды сильно избили за воровство. Латыши тоже научились воровать. Идут в инвалидные бараки, где больше евреев и воруют там хорошие веши, которые выносят из зоны, r при загрузке вагонов меняют у железнодорожников на табак или хлеб. Хороший костюм вор отдает за два стакана табака. Вору больше ничего не надо. Выдали зарплату 40 рублей. Я купил у Упитиса две штопальных иглы за 20 рублей.

22 ДЕКАБРЯ, ВТОРНИК. Узанс кормил меня супом - мучная болтушка на воде, а мне вкусно. Был в бане. Мне назначили лечение в стационар, но я поругался с медсестрой и ночевать туда не пошел. Получаю питание по норме стационара.

23 ДЕКАБРЯ. С утра - баня. После бани пошел в стационар .№ 3. Как приятно, когда после тяжелого труда можно отдохнуть на чистых нарах, в тепле. Благодарю Бога, что я еще жив и встречаю Рождество в тепле. Другие будут встречать на морозе, занимаясь тяжелым физическим трудом. Если дневная норма не выполнена, начальство сажает в холодный изолятор. Мучают, как хотят. Я раньше даже не мог вообразить, что на свете существуют такие мучения, а теперь и сам вижу, какие страшные способы применяют в коммунистическом государстве, которое считается государством трудящихся, где человек свободен и не подвержен эксплуатации другим человеком. Лгут и лгут, и сами лгуны понимают, что это не так. Как красиво лгут те, у кого нет никаких моральных основ. Но что им делать, они коммунисты и правду говорить не имеют права, они обязаны лгать.

24 ДЕКАБРЯ, ЧЕТВЕРГ. Завтра Рождество. Уже второе на этой земле. Приближаются Святки, священный вечер. Душой я с Мирдзиней и близкими. День рождения моей матери, ей сегодня исполняется 75 лет. Да береги ее Бог и дай ей спокойную старость. Мой ужин в этот священный вечер составил 300грамм хлеба с водой, и мне было вкусно. Сверху на нарах латыши читают Новый Завет о рождении Христа! "Слава Богу и у людей добрые намерения".

25 ДЕКАБРЯ, ПЯТНИЦА. Рождество. Утром молюсь. На завтрак суп из листьев, 600 грамм хлеба - дневная норма, которую съедаю сразу с утра. Святость Бога властвует в мире, только эта земля не знает, что такое вера и святость. Ем хлебушек с солью и думаю о многом. Желаю радостного

 

- 45 -

рождества родным. Черных (так называют русских заключенных, которые в лагере уже много лет, их одежда и лица черны), которых комиссия признала инвалидами, освободили из лагеря.

В обед дали чашечку жидкого супа и 150 грамм каши, но я все равно счастлив, что могу сегодня не работать. Бог хранит меня, дает силы преодолеть все трудности. Приближается вечер. Заключенные ставят на стол маленькую елочку. Ее значение понимаем только мы, латыши и эстонцы. На верхних нарах снова читают Новый Завет; "Кто верит в Иисуса Христа, будет спасся". Темно. Потом загорелись лампочки. На ужин подали чашку жидкого супа. На ночном небе светят звездочки. В окне вижу Большую Медведицу. Думаю, что одни и те же звезды светят здесь и далеко отсюда, на моей родине, дорогой Латвии. Божья благодать со мной и моей женушкой, братьями, сестрой, у отца Мирдзы и ее приемной матери, у моего крестника я его матери, у моего двоюродного брата и его матери, сестер, у моей крестной. В этот вечер мы вместе в молитвах.

26 ДЕКАБРЯ, СУББОТА. Второе рождество. Молюсь. Днем спал. Обед поздно, порции небольшие. Неполная миска супа и жидкой каши 150 грамм.

27 ДЕКАБРЯ, ВОСКРЕСЕНЬЕ. Проснулись рано, молились Богу. Третье рождество. Из стационара выписали семь человек и Микельсона, но потом его оставили. В стационар поступают больные из других лагпунктов и инвалиды II группы. В стационаре постоянно меняются больные, их принимают и выписывают.

25 ДЕКАБРЯ, ВТОРНИК. Вспоминаю крестьянина Артура, это день его рождения. Молю Бога за него и его родных. Меня осматривает врач и пишет историю болезни.

30    ДЕКАБРЯ, СРЕДА. Уборка помещения. Ночью была бессонница. Сегодня светит солнышко, через его лучи посылаю привет Мирдзе.

31  ДЕКАБРЯ, ЧЕТВЕРГ. С утра в стационаре банный день. Дневной паек -600 грамм хлеба выдали после обеда, который сразу с солью и водой съел. Не стал хранить до ужина, так как сказали, что сегодня будет выписка из стационара. Но выписки не было. Встречу Новый год здесь. На ужин, в последний день старого года, дали по кусочку рыбы. На улице завывает ветер. Лежим на нарах рядом с Андреем Микельсоном. Он рассказывает о традиционном блюде при встрече Нового года - печеном карпе. Говорим про обычаи при встрече Нового года и проводах Старого. Засыпая, желаю всем близким счастливого Нового года. Ночью слышу свисток паровоза. Рабочие бригады уходят грузить вагоны дровами. Приходится искать чурки в глубоком снегу. Помню, в прошлом году в это время шли из седьмого лагпункта во второй грузить дрова. Обуви и одежды теплой у большинства не было, многие обморозились. После обморожения у многих подошвы превратились в сплошной водяной пузырь. С тех пор прошел год. Время приближается к 12часам ночи. Слышен фабричный гудок на пятом лагпункте. Желаем друг другу счастья, начался 1943 год.

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru