На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ЛЖЕСВИДЕТЕЛИ ::: Храмцов Ю.А. - Повести лишнего человека ::: Храмцов Юрий Александрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Храмцов Юрий Александрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Храмцов Ю. А. Повести лишнего человека / предисл. и биогр. справка Н. А. Митрохина ; Информ.-эксперт. группа "Панорама" - М., 1997. - 325, [13] с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 295 -

ЛЖЕСВИДЕТЕЛИ

Советская интеллигенция - понятие слитное: деятели культуры, актеры и ученые, сотрудники комитета госбезопасности, Цекисты, цензоры и партсекретари. Пропагандисты, инженеры и журналисты, служащие Минобраза и Минздрава. Также и среди церковников и служителей искусств есть склонность встать в ряды советской интеллигенции.

Советские интеллигенты - верные пособники партии. Не было бы их - не было бы пролетарской власти. Все способы укрепления социалистического строя СССР изобретены в хитрых умах советских интеллигентов. Это аристократы без чести, рыцари лжи. ЦК КПСС заботится о советской интеллигенции, по заслугам наделяет ее житейскими благами. В партии есть понятие "номенклатура" -партийные и советские деятели под опекой. Советские интеллигенты номенклатура. Простите, не считающие себя таковыми, вы не правы.

Горько видеть, что образованные советские люди, ясно сознающие рабовладельческий строй "нового государства", добровольно приняли на себя обязанность надсмотрщиков за рабами и гордятся этим. Бывает, что власти отстраняют интеллигента от служебных обязанностей на идеологическом фронте за идейные промахи и самовольную корысть. Изгнанник безутешен. Долгие годы он вымаливает себе прощение и рад-радехонек, когда ему наконец вернут красный билет советского интеллектуала.

Можно оправдать в покорности невольника, закованного в железы. Продавшие себя в рабство - все преступники против человечности. За повышенный оклад, за персональную "волгу", за квартиру в академгородке или за дачу в Переделкино они готовы свидетельствовать ложно по первому требованию КПСС. Как  "стукачи"  лагерного  опера,  они  осаждают свое  партруководство предложениями, как хитрее сделать, чтобы советские производственники работали побольше, получали поменьше и радовались музыкальному звону наручников, на которых на радость всему прогрессивному человечеству выбито клеймо: "Сделано в СССР".

Понятна угодливость советских ученых. Они поднялись на свет из "реакционной тьмы" и гнушаются своими темными предками и национальными обычаями. Партийные лидеры образовали их ум, и ученые продают его партийным лидерам. Так бы они торговали и в Америке, только выручали бы больше.

Когда-то в России существовало понятие "свободные художники". Смысл жизни этих поклонников прекрасного состоял в том, чтобы обличать несовершенства дольнего мира: белый снег за ослепительную белизну, темную ночь за непроницаемую черноту, бедных за нищету, сильных за неукротимую силу, богатых за страсть к богатству. Они обличали тиранов за кровожадность, милостивых за всепрощение. Она знали цену своему первородству и были уважаемы и царями и простолюдинами.

Большевистские руководители изъяли художников из обращения, вынули душу из народного тела. Тех, что продали свою свободу, коллективизировали в Союз писателей, в Союз живописцев, в Союз композиторов, не говоря уж ничего об Союзе журналистов. Недорого обошлась покупка - за чашку чечевичной похлебки. "Творческие союзы" стали "кумовниками" ПВЧ в "Большой зоне".

Культуризм - извращение религий и искусств, отрицание национального характера и обычаев, отрешение от естества и нравственности. Деятель культуры все знает об Отечестве, но не приобщится к народу, родившему его. Он умеет говорить о праведности, но не станет праведником: слово Бог ему трудно выговаривать. Деятель культуры всю жизнь свидетельствует ложно. Вольнодумство, его конек. Экуменизм и сектантство - его ереси. Комиксы, трактовки и прочие шутовские осовременивания классики - мутные воды, в которых культурист ловит рыбку.

Есть на Земле природа и божество, царство животных и царство растений. Художества и государственность, недра и небесная твердь. Сословия и расы. Врачевание, просвещение, военное искусство и история. Культуристы извращают

 

- 296 -

все, что существует на земле. Даже хлебопашца и помещика они стремятся окультурить.

Служителей искусств, верующих, историков, собственников, марксисты расстреливают. Культуристов называют социально близкими. За что такая честь? Рядом с храмом Бога большевики строят "Дворец культуры", где атеисты издеваются над Православием и национальными обычаями. Культуризм и Содом - одно и то же.

Наука - бог культурного человека. Мир бесчувствия - его мечта. Бездна страстей - его бытие. Культуристы глухи к прошлому и не видят будущего. Они дерзкие пособники "строителей "нового мира". Культуристы "несут культуры в массы".

Неотразимые попприемы применяют большевики против советских людей. Клички и имена заслуженных "интеров" и красные термины мелькают перед глазами всюду. Они на уличных указателях, в названиях заводов и пароходов. Пролетарские названия роятся в городах, разлетаются по деревням. Везде увидишь улицу Клары Цеткин и Розы Люксембург. Карл Либкнехт и Луначарский намозолили глаза с детских лет.

Сколько полагается на средний город памятников и бюстов Ленину? Точно неизвестно. Изваяния Вождю обязательны у райкомов, горкомов, обкомов, крайкомов, респкомов. То же" и у комсомольских комитетов. Перед пионерскими организациями полагаются памятники и бюсты Володе Ульянову и Павлику Морозову. Тот же порядок соблюдался неукоснительно и в отношении памятников и бюстов Сталину, пока Хрущев не отменил этого Вождя.

Пролетарских названий и терминов всегда оказывается меньше, чем улиц и переулков. Придуман выход из затруднительного положения. Были включены в список революционеров Пушкин, Лермонтов, Петр Первый, декабристы. Парижская коммуна и Емельян Пугачев. В каждом городе полагается не меньше трех Октябрьских улиц, две Первомайские, две Комсомольские, одна Пионерская улица и два Пионерских переулка. Например, в Ленинграде десять Советских улиц: 1-я Советская, 2-я Советская, 3-я, 4-я и т.д.

Названия сотен советских городов начинаются с Ленин... Если понадобится отказаться от прежнего пролетарского названия, то ему на смену придумывается новое пролетарское: метрополитен имени Кагановича - метрополитен имени Ленина. Завод имени Сталина - завод имени Лихачева. После смерти Л.И.Брежнева площадь Урицкого в Киеве была переименована в площадь Брежнева, но ненадолго:

Андропов вернул площади прежнее название, обидевшись за своего соратника. Умер Андропов. Черненко обиделся за своего подопечного и площадь Урицкого переименовали в площадь Бреженва. Умер Черненко и площадь Брежнева в Киеве переименовали, никто не догадается как: в площадь Урицкого.

"Смеяться, право, не грешно" - но никто не смеется: советские люди давно привыкли к чехарде в пролетарских названиях. Целыми днями они передвигаются с бывшей улицы имени Сталина на улицу Ленина, с бывшей улицы Троцкого и Бухарина на улицу имени Свердлова, а с нее на бывшую Бакунинскую улицу и на проспект Маркса, с улицы бывшей Сталинской конституции на улицу Ленинской конституции или на улицу 1905 года, а также на Ленинградское шоссе и на Ленинский проспект. Едут на метро имени Ленина, в библиотеку имени Ленина и на завод Ленинского комсомола. На ходу читают "Ленинский путь" и "Ленинградский рабочий". После работы они идут отдохнуть в кинотеатр "Октябрь", смотреть картину "Ленин в Октябре" и никто не смеется.

Пропаганда изнуряет сознание советского человека. Отдел пропаганды и агитации  ЦК КПСС  -  всесоюзное  ведомство со  многими  местными подразделениями. Это самый многочисленный отдел Центрального Комитета, в нем заняты десятки тысяч профессионалов и сотни тысяч полуштатников.

Все периодические печатные издания, все радиопередачи и телевизионные, эстрада, спектакли и прочие зрелищные представления, сочинения классиков марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма и примкнутых к ним авторов, популярные произведения научно-технические и антирелигиозные, агитплакаты и песни-агитки - вал пропагандистской продукции.

Издательства, редакции, театры, цирки, кино и телестудии, творческие союзы,   исторические  и   научные  общества,   Госкомкино,   Госкомиздат,

 

- 297 -

Госкомтелерадио, Минкульт - опекаются Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС. В высших учебных заведениях Советского Союза готовятся пропагандистские кадры.

Надзирает за плановой и сверхплановой агитпродукцией и за ее идеологической насыщенностью мощный оперативный орган - Главлит. Во всех подразделениях "агитпропа" есть его оперативные уполномоченные. Оперативник-главлитчик уберет с газетной полосы статью, остановит передачу по радиоволнам, отменит выпуск живописных и музыкальных произведений, поэтических и прозаических - по своему усмотрению, без объяснения причин.

Умный советский потребитель агитпропа и не подозревает, что все движения актеров, слова радиообозревателя, газетные строчки и фотоснимки много раз отредактированы с идеологической склонностью служащими Отдела пропаганды и агитации и утверждены уполномоченным Главлита, прежде чем попасть в глаза и уши советского человека.

Бесперебойно и неустанно, в будни и в праздники, днем и ночью, с полным напряжением дьявольского ума, вот уже семьдесят лет гонит "поганку" пропагандистская машина большевизма. По указанию пропагандистского отдела, в соответствии с идеологией марксизма-ленинизма,вносятся исправления и производятся изъятия во всех произведениях религии, искусства и словесности независимо от того, когда, где и кем он созданы. Идеологический отдел ЦК, совместно с отделом пропаганды и агитации составили многотомные списки произведений  всемирной  классики,  запрещенных  в  Советском  Союзе. Исправляются Пушкин и Гоголь; запрещены "Правила хорошего тона", "Домострой" и "Поваренная книга".

Различна нацеленность пропаганды: для партийных деятелей и рядовых партийцев, для ученых со степенями и просто ученых, для военных высшего комсостава и просто военных, для служителей искусств и священнослужителей, для вольных производственников и для гулаговцев. Пропаганда разделяется: по злободневности: первая тема, вторая тема, третья; по качеству: золотая, серебряная, медная.

Главные пропагандистские усилия определены Идеологическим отделом ЦК:

подавление нравственности, подавление родового национального чувства, религиозного чувства, чувства добра и чувства красоты. Человечные чувства не нужны в советской социалистической общности: все члены коллектива должны существовать в страстях и по интеллектуальному расчету.

С целью усиления воздействий агитипропа на потребителя, большевистские пропагандисты внушают всем советским людям "Вы - Умные". Эта медная агитложь воспринимается всеми "объектами" пропаганды с большим доверием: у всякого человека есть склонность красоваться своим умом.

Однако объявление "Я - умен" часто беспричинно. Умственных способностей не перечесть и никогда они с одинаковой силой не проявляются в мозгу одного человека: память, соображение, воображение, рассуждение, склонность к хитрым расчетам, склонность к целостным расчетам, способность к самопознанию, способность познавать других, уяснение закономерностей... Тьмы и тьмы людей всю жизнь барахтаются в умственном болоте, отказавшись признавать верховенство почутий.

Ум - подсобник. От того, какие чувства преимущественно воспринимаются душой человека от рождения, хочет он того или нет, зависит поведение: праведник, мученик, мучитель, сострадательный, чистосердечный, мелочный, черствый, щедрый, страстный, двурушник, совестливый, подхалим, двуличный, храбрый, ехидный, завистливый, чуткий, занудный, коварный, наглый, трусливый, жестокий, простой, хитрый... Если в душе человека, по его судьбе, больше оседают отрицательные почутия - злой человек. Воспринимающей по своей судьбе больше положительных почутий - добрый человек. Ум с одинаковым подобострастием прислуживает и доброму и злому. Что возвышает разумное существо в его помыслах и поступках, а что унижает? Этот вопрос не к советским людям: оторванные от прошлого, живущие мгновением, они не задумываются о будущем.

История - память народов. Советский доктор исторических наук позавидовал бы дореволюционным русским людям, послушав их поэтические предания старины, если бы в душе доктора сохранилось великое качество ощущать прошлое. В

 

- 298 -

многотомных исторических трудах запечатлевалось многовековое бытие страны, необходимое для будущего. События народные воспевались в былинах и сказах, оживали в живописных полотнах и в изваяниях. В музыкальных произведениях. История враждебна красным. Прошлое подвергается осуждению и осмеянию Отделом пропаганды и агитации ЦК. Советские люди превращены в "не помнящих родства" Владленов и Октябрин.

Строители мира атеизма и безродья ведут непрерывную кампанию против верующих, стремятся вытравить из них чувства Добрые. Миллионными тиражами издает отдел пропаганды и агитации книжки богоненавистнического содержания: например, "Библия для верующих и неверующих" Ярославского.

Никому не избавиться от пропаганды, всяк подвергается ее растлевающему воздействию. Дети и взрослые, умные и простые. Каждый советский человек, невзирая на его умственные способности и взгляды, занимаемую должность или социальную принадлежность, обязан хлебать из поганых пропагандистских котлов.

Вот рассказ очевидца. Он русин, родился и вырос в Карпатах, в светлой долине среди зеленых гор. Жить бы ему вечно в горном небе. Русин поступил в школу механизаторов. Там впервые приобщился к пропагандистским "дарам". Когда приехал домой на каникулы, родная деревня показалась оторванной от мира.

Предложил своим сельским приятелям провести по деревне радио. Предложение понравилось всем жителям, в том числе' и вислоусому гуцулу -председателю колхоза: правление изыскало средства на покупку радиоприемника. Вкопали столбы, натянули провода. Привезли из города репродукторы с черными картонными рупорами и наподобие воронок. В хатах зазвучало радио.

Летом деревенские жители приходят домой только пообедать да переночевать: много работы на горных покосах, на фермах. В деревне одни старухи копаются в огородах. У русина-механизатора бабка хлопотала по хозяйству, седая, сутулая, но еще подвижная - простое безобидное существо.

Скоро домашние заметили, что старушка прислушивается к черной воронке. Приставит ладошку к уху и слушает витийство "Коминтерна". Прошла неделя. Однажды вся семья собралась на обед. Сидели за столом, устало молчали. Размеренно тикали ходики. За распахнутым окошком кудахтала курица. Бабка таскала чашки, ложки, резала хлеб... По радио пошли последние известия.

Старуха вошла в горницу с чугунком в руках, прихваченным кухонным рушником. Неожиданно она остановилась посередь избы и повернула ухо к репродуктору. Прислушивалась, забавно склонив на бок седую голову. Домашние из-за стола любопытно наблюдали за ней. Проходили минуты, из черной воронки все витийствовал вкрадчивый голос диктора. Вдруг доброе бабкино лицо искривилось злобной гримасой и она сердито вымолвила:

- Прокляти мериканци, все лезуть и лезуть.

Сидевшие за столом дружно захохотали.

Единое, обязательное, всеобщее научно обоснованное воспитание - способ принудить советских людей к единообразному поведению. Все учебно-воспитательные учреждения СССР стремятся образовать своих воспитанников в "коммунистическом духе". Преподавание в советской школе ведется строго по методикам Минобраза. Само изобретение НОВ, НОТ, НОИ раскрывает замысел изобретателей научного воспитания сформировать производственные коллективы.

Одинаковость - цель всеобуча. Начинается всеобуч с раннего детства. Дети без отца и из смешанных семей - лучшее сырье для советских воспитателей. В советских детдомах и в трудовых воспитательных колониях девчонки и мальчишки с упоением распевают: "Отец наш - Ленин, а мать - Надежда Крупская, а дядя наш - Калинин Михаил".

Вырастут дети, встанут в трудовой строй в рабочих спецовках. Пропагандисты и агитаторы всю жизнь будут подливать в их головы мутную водичку: "Рабы - не мы, мы - не рабы", а если проявится чувство рода в сознании производственника, тогда уж нет иного способа перевоспитать отступника. Лишь заключение в лагерь, в психбольницу и этап на тот свет.

В СССР запрещено семейное воспитание: потому что родители принимают во внимание сословную принадлежность и вероисповедание, родовые склонности к искусствам, к предпринимательству, военному делу и по способностям рода наставляют своих чад. Это отдаляет всемирную интернационализацию. Учредители

 

- 299 -

всеобщего обязательного воспитания не спрашивают отца и мать, хотят ли они отдать своего ребенка в советскую школу. Они обязаны. Если будут противиться, детей отберут от них и поместят в детскую бессрочную воспитательную колонию.

Оказалось, однако, что единство мнения и поступка подрывает не только силы наций. Семьдесят лет социалистического строительства в России, показали, что противоборство марксизма с человеческой природой растлевает и общность интернационалистов, заражает ее спидом равнодушья: "Никому ничего не надо". Цель красных идеологов - равенство - оказалась недостижимой. Само естество восстает против хитрых методик Минобраза.

Одинокая женщина пожаловалась учительнице, что она очень хочет воспитать свою дочку в "коммунистическом духе", но девочка такая непослушная, трудно с ней: берет пример с бабки.

- Поместите девочку в детский дом.

Женщина возразила, что это преступно для матери - отдавать ребенка в чужие руки.

- Из детдома выходят отличные советские люди, их обучают преподаватели с высшим образованием.

Женщина возразила, что детдомовцы - отторгнутая плоть: они все одинаковые, а мать хочет, чтобы ребенок походил на нее. Женщина добавила в раздумье, что, конечно, коммунистическое воспитание - великая сила.

Издавна считалось, что врачевание - профессия свободная. Попробует пусть советский врач заикнуться об этом, он потеряет должность и будет вынужден пойти работать в жековскую котельную кочегаром. Советский врач - чиновник и нет у него желания менять стетоскоп на совковую лопату ради гиппократовских принципов.

Советская медицина всеобща, обязательна и научно обоснована. В советском здравоохранении 80 процентов врачей - женщины - верный признак того, что комиссары Минздрава дано уж накинули узду на советских медиков и шевельнуть пальцем самостоятельно врачу не положено. Часто слышишь, как советский "лепило" на настоятельную просьбу оказать срочную помощь больному, отвечает: "Мое рабочее время кончилось". И ей наплевать, что кто-то там умрет, она тоже не каторжная, а в ближнем магазине дают хорошие яблоки, надо успеть занять очередь.

Поведение советского врача на "рабочем месте" рассчитано жестко. Сколько за день принять больных, скольких положить в больницу или освободить по больничному листу. Скольких больных отправить на тот свет. Суть минздравовских методик - поменьше заниматься пациентами, чтобы отбить у отказчиков-симулянтов охоту ложиться на больничную койку. Врач не выдает бюллетеней больше, чем определено на день, в крайнем случае, он может сказать больному доверительно, так, чтобы никто не услышал: "Приходите завтра пораньше". Врачу запрещено оставлять больного на больничной койке дольше определенного инструкциями срока, даже если больной при смерти: "Выписывать".

Всеми способами советский врач обязан делать больного советского человека трудоспособным. О том, чтобы сделать больного здоровым, речи нет: нравственные основы врачевания упразднены Минздравом. "Клятву Гиппократа", тысячи лет вдохновлявшую врачевателей всего мира, не знают советские медики.

Советский врач не смеет практиковать способами классического лечебного искусства, а только научно обоснованными разработками. Скорее ставить больного производственника в трудовой строй - первейшая обязанность советского медика. Все традиционные способы лечения трудных болезней объявлены устаревшими. Рак, порха, чахотка, лишаи, болезни сердца, болезни горла освирепели в социалистических странах.

Мой приятель и его жена - советские люди. У их ребенка вспучилась грыжа. Мой приятель и его жена преклоняются перед советской медициной - они понесли дочку в больницу.

- Резать, - сказал врач.

Мать вздрогнула и прижала ребенка к груди, отец нахмурился. Супруги вернулись домой с дочкой на руках и переругались. Мать кричала, что она знает одного старичка - фельдшера, он на пенсии и умеет вправлять грыжу. Отец кричал, что он не желает своего собственного ребенка отдавать в руки шарлатана, какого-то старорежимного коновала; весь вечер шла супружеская перепалка. Наташа, однако,

 

- 300 -

настояла на своем и в рассветной полутьме потащила дочку к знакомому врачевателю.

Старичок испугался, задрожал дряблыми щеками. Он отнекивался от женщины тем, что отсидел лагерный срок, за то, что лечил больных народными средствами, и не хочет, да, не хочет, на старость лет попадать в тюрьму. Упросила все же женщина, пообещала - она никому не скажет. Старый фельдшер согласился ради знакомства.

Две недели в комнатке отверженного врачевателя существовали беспрописно мама и дочка. Боялись показываться на глаза соседям. Спали на койке старика, под старым одеялом, а он сам - на полу. За это время разрыв зарубцевался и счастливая мать утащила ребенка домой, на радостях сунув пятьдесят рублей в карман опального медика. Папа тоже был рад узнать, что все благополучно кончилось. По поводу полусотенной он заметил наставительно:

"Советская медицина - бесплатная".

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru