На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Воспоминания о Спасске ::: Липшиц С.А. - Воспоминания о Спасске ::: Липшиц Самуил Адольфович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Липшиц Самуил Адольфович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Липшиц С. А. [Воспоминания о Спасске] // Минувшее : Ист. альманах.  [Вып.] 7. - М. : Прогресс : Феникс, 1992. - С. 155-157.

 
- 155 -

Ниже приводится свидетельство о Спасском лагере, принадлежащее инженеру-химику Самуилу Адольфовичу Липшицу и записанное в 1979 го­ду, незадолго до эмиграции Липшица из СССР (С.А. Липшиц прибыл в Спасск по этапу весной 1949):

 

Спасск был расположен в небольшой котловине, зажатой со всех сторон горами. Гражданского населения в районе Спасска не было, за зоной жила охрана, некоторые с семьями. Началь­ником лагеря на всем протяжении моего там пребывания был ка­кой-то полковник. К этому времени территорию Карлага уже разбили на три спецлагеря, один из них — ЛугЛаг, второй ПесчЛаг, которому и подчинялся Спасск, образованный, как кажется, только в сорок восьмом году, незадолго до нашего прибытия туда.

Спасск представлял собой огромный лагерь приблизительно на 11 тысяч человек. Из них около 7 тысяч — больные и инва­лиды. Видимо, именно для них он и был создан. Больные (чет­вертая категория) большую часть времени проводили в лагере, остальные работали в расположенных вокруг лагеря каменолом­нях. Камень использовался для строительства лагеря, и ежеднев­но каждый з/к, возвращаясь из каменоломен, должен был захва­тить с собой камень, который служил чуть ли не пропуском для входа в зону.

В лагере была зона и для женщин. Среди них помню Г. Се­ребрякову, которая, по слухам, прижила там ребенка от какого-то вохровца, репутация по этой части у нее в лагере была невысокая.

В Спасске я встретил человек пять с восставшего в 1905 году броненосца «Потемкин». После ухода корабля в Констанцу часть матросов осела в Румынии. В 1944 году они были выявлены, обвинены как невозвращенцы, получили по 10 лет. Кажется, году в пятьдесят пятом (юбилей восстания) все они были изображены на фотографии в «Огоньке» как герои революции.

Помню Хайкина. Этот профессор радиотехники, работав­ший на воле в научно-исследовательской лаборатории связи (Москва), был в Спасске прорабом по строительству бараков; у него в подчинении было человек двадцать инженеров.

Я был десятником. Бригаду составляли 32 «врага народа». До меня в этой должности находился один человек из Секретари­ата Ленина, довольно близкий к Ленину. Фамилия этого человека на «-ский» забылась: что-то вроде «Маркинский»; он бывал в Америке. Его перевели из Спасска в другое место. Примерно че­рез полгода меня сменил Перлатов. Позже я был в Спасске за­местителем главного инженера по технике безопасности.

В Спасске при стационаре для больных была бактериологи­ческая лаборатория. Заведовал ею Александр Леонидович Чижев­ский. Среди ее сотрудников (человек двенадцать) помню Георгия Николаевича Перлатова, до ареста — доцента физики Киевского


 

- 156 -

университета; затем — двух профессоров: химика из Львовского политехнического и медика из Ленинградского медицинского; еще — научного сотрудника какого-то варшавского института (других иностранцев в лаборатории не было, хотя в лагере они были), Александр Леонидович делами клинической лаборатории почти не занимался, но в рамках этой же лаборатории проводил исследования по структурному анализу движущейся крови. Эта работа никем не направлялась, не поощрялась, но и не пресека­лась. В ней были заняты Перлатов, который привлек и меня, а также один молодой математик-аспирант, закончивший Казан­ский университет. Может, кто-нибудь еще оказывал какое-либо содействие этой работе, но часть вспомогательной работы была возложена на Перлатова и меня. Лично я занимался исследовани­ем электрофизических параметров крови (определение заряда эритроцитов) и проверкой математических расчетов. Работа осложнялась тем, что никакого экспериментального оборудо­вания у нас в Спасске не было, все расчеты производились чисто теоретически. Впоследствии они были проверены в эксперимен­тальных условиях и уточнены. Кое-какие книги (например, Хевези) у нас все же были. В книге «Структурный анализ движущей­ся крови» на 7-й странице упоминается о работе нашей группы.

Когда мы прибыли в Спасск, Чижевский находился уже там. Он пользовался большим уважением к этому времени не только среди з/к, но даже среди начальства, которое даже здоровалось с ним при встрече. Полагаю, что не последней причиной этого было умение А.Л. поддерживать свое достоинство в разных об­стоятельствах и, чуть ли не главное, очень представительная внешность: высокий рост, борода и т.д. Впоследствии мне стало известно, что он занимался не только наукой, но и поэзией, жи­вописью (в стиле, близком Бёклину). Мне неизвестно, писал ли он стихи и рисовал ли, находясь в лагере, но в Спасске с ним было около 30 живописных его работ, которые мне приходилось ви­деть. Были ли эти работы написаны в лагере или получены из дома, — не знаю.

Поводом для ареста А.Л. послужила, кажется, его переписка с иностранными учеными, в т.ч. с Аррениусом, Вудом...

А.Л. довольно часто рассказывал о своем прошлом. Одной из его любимых тем была аэроионификация. Он рассказывал о подмосковной ферме, где проводились эксперименты над живот­ными. Тогда ему не удалось провести эксперименты до конца: ферма была закрыта из-за повального воровства обслуживающе­го персонала.

Чижевский был первым кандидатом СССР на Нобелевскую премию. У него хранилась нотариально заверенная копия пред­ставления его Каролининском Стокгольмским университетом на Нобелевскую премию (пер.). В представлении содержались: а) краткая характеристика его как ученого, б) список его работ,

 

- 157 -

в) перечень научных трудов в развитие его идей. А.Л. рассказы­вал, что, когда дело подходило к распределению премии, его по­сетил дома некий чин с тремя ромбами и предложил подписать текст приблизительного такого содержания: «В связи с тем, что неоднократно выдвигаемые АН СССР кандидаты отвергаются Нобелевским комитетом, я заранее отказываюсь от возможного присуждения мне Нобелевской премии». Чижевский был вынуж­ден подписать этот текст».

(Мы привели не только общие воспоминания С.А. Липшица о Спасске, но воспроизвели и ту часть их, которая связана с А.Л. Чижевским, имея целью дополнить ранее опубликованные альманахом материалы о А.Л. Чижевском. См.: МИНУВШЕЕ. Исторический альманах. Том 2, Па­риж, 1986, с.70-76. — Прим. ред.).

 

 

 
 
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.