На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Советская жена британского подданого ::: Уайтхед Н. - Советская жена британского подданого ::: Уайтхед Надежда Васильевна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Уайтхед Надежда Васильевна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Маркова Е. В. Советская жена британского подданного // Республика : газ. ; историко-краеведческий выпуск «Дым отечества». — 2007. — № 27. — С. 1, 3: портр.

 
- 1 -

Советская жена британского подданного

 

Московский ученый, доктор технических наук Елена Владимировна Маркова с 90-х годов XX века открывает для жителей нашей республики и всей страны неизвестные страницы гулаговской Воркуты. Она очутилась в лагере за полярным кругом в 20 лет, познав на себе все ужасы сталинских застенков. Но одновременно в Воркуте она попала в сообщество удивительных - интеллигентных, стойких, талантливых - людей, общение и дружба с которыми помогли выжить, найти свой путь в жизни и в науке после освобождения. Многие годы после Воркуты Елена Владимировна трудилась в научном совете по кибернетике Академии наук СССР, защитила кандидатскую и докторскую диссертации, стала автором более трехсот научных работ. В 90-е годы Е.Маркова вместе с учеными, с которыми ее связывали трагические годы, проведенные в Воркуте, выпустила несколько книг «Гулаговские тайны Севера». В 2005 году книга «Воркутинские заметки каторжанки «Е-105» увидела свет в Сыктывкаре как приложение к мартирологу «Покаяние». В прошлом году Елена Владимировна передала в фонд «Покаяние» для издания очередную часть своих рукописей. Мы выбрали из них для публикации в газете ту часть, которая интересна не только сама по себе, но и существенно дополняет трагическую историю семьи Налимовых - талантливых ученых, выходцев из Коми края.

 

Интерклуб-девочки

Из личного лагерного опыта смею утверждать, что историй, когда колючая проволока разъединяла супругов, граждан разных государств, не были единичными. А если добавить гражданские браки и вообще любовные связи с иностранцами, то речь уже пойдет о массовом явлении. Лагеря военного и послевоенного времени были наполнены так называемыми интерклуб-девочками и боевыми подругами союзных войск. Чаще всего виновниками этих историй оказывались моряки арктических конвоев, в том числе офицеры Британского королевского флота, что доставляли оружие и продовольствие по ленд-лизу северным караванным путем в Архангельск, Мурманск и Северодвинск. Это были очень трудные и сложны» операции. Северные караваны часто погибали от немецких бомб и торпед. Моряки рисковали своей жизнью, помогая нашей стране выстоять в смертельной борьбе с фашизмом. В Архангельске и других северных городах для их отдыха были организованы интерклубы. Они и послужили мощным поставщиком женских этапов, направляемых в многочисленные гулаговские лагеря. Да и не только они. Интерклубы существовали во многих центральных городах для сотрудников иностранных посольств и миссий.Когда я в 1944 году прибыла этапом на Воркуту, первым медиком, с которым я столкнулась, была медсестра Люба Сапогова из Архангельска, голубоглазая блондинка очень привлекательной наружности. Она имела срок 10 лет ИТЛ за то, что посещала интерклуб в Архангельске. И таких примеров можно привести множество.


Групповое фото

«Дело пятнадцати жен» относится к концу 1940-х - началу 1950-х гг. Название дела условное. Речь идет о пятнадцати советских женщинах - законных женах британских подданных, которым Верховный Совет СССР упорно не выдавал выездные визы. Эта история началась в 1946 году и длилась несколько лет, пока всех «русских жен» не пересажали. Всех их обвинили в шпионаже по 58-й статье. Меня поразила эта история, как только я взглянула на групповой портрет «советских жен», помещенный в номере «Московской правды» от 10 июня 1994 года. Какие красивые, умные, интеллигентные лица! И какая страшная судьба... «За что?» - невольно вырывается вопрос, такой наивный и бессмысленный для жестокого сталинского времени. За любовь! За то, что они стали женами британских подданных и во время суда не захотели подписать заявление о разводе.

 

- 2 -

Групповое фото «советских жен» помещено в статье Татьяны Гаген «Дело о советских женах». Она пишет о 15 женах, на фото представлены восемь: Людмила Сквайр, Клара Холл, Ирина Роули, Инна Прайс, РозаХендерсон, Ольга Берк, Надежда Болтон, НатальяУайтхед (здесь допущена ошибка: Надежда, а не Наталья). Автор статьи Татьяна Гаген проследила жизненный путь только трех жен - Розы Хендерсон, Ольги Берк и Надежды Болтон - и попросила читателей откликнуться, если им известно что-нибудь о других женах. Прошло уже более 12 лет со дня публикации статьи, но тем не менее мне представилась возможность откликнуться и рассказать историю Надежды Уайтхед на основе материала, полученного от ее сестры Ирины Васильевны Налимовой.

Время начала действия - победный 1945 год, оказавшийся щедрым на браки советских девушек с союзниками. Браки регистрировались в загсах Москвы, некоторые пары венчались в католических соборах. Возраст «советских жен» - от 18 до 27 лет. У всех семейная жизнь была недолгой, некоторых разлучили в день свадьбы. «Жены» испытывали за собой слежку, по телефону раздавались угрозы с требованием немедленно развестись с «английским шпионом», с работы их увольняли, лишь немногим удалось устроиться секретарями-машинистками в британское посольство. Кстати, групповое фото «советских жен» сделано в британском посольстве в 1946 году.

Все британские мужья вскоре после Победы покинули Москву, контакты с женами поддерживались перепиской. Выездные визы никому из жен не выдавали. Британское правительство пыталось найти выход из создавшегося положения. Когда в Москву прибыла английская правительственная делегация, маршал Монтгомери на переговорах с Молотовым намекнул, что «создавшаяся ситуация может повредить англо-советским отношениям» и что для вывоза пятнадцати русских жен подготовлены четыре самолета. Но, как пишет Татьяна Гаген, в ответ правительство СССР приняло закон, запрещающий браки между советскими гражданами и иностранцами.

Британские мужья устраивали манифестации с плакатами «Верните нам наших русских жен», посылали протесты, возмущались, собирали подписи, писали в газеты. Все было бесполезно. Жен начали арестовывать и, если они не соглашались поставить подпись на заявлении о разводе, отправляли в лагеря. Первой арестовали в 1948 году Надежду Уайтхед, она попала в Потьму. Остальных жен ждала подобная же участь, если они не отрекались от своих мужей.

Вот то общее, что объединяло «Дело о пятнадцати женах». Это было не единственное дело, таких дел существовало достаточно много. И британские мужья не исчерпывали весь многонациональный набор мужей. Аресты участились после выхода в свет закона о запрещении браков между советскими гражданами и иностранцами. Закон отменили в 1953 Иоду, после смерти Сталина. Но неотрекшихся жен начали освобождать только в 1955 году. А теперь - рассказ о Надежде Уайтхед и ее родственном окружении.


Зырянские корни

Девичья фамилия Надежды Уайтхед - Налимова. Она родилась в 1918 году, во время революционных потрясений, голода и разрухи. Рано осталась без матери, чье имя носила. Надежда Ивановна Налимова, урожденная Тотубалина, врач по профессии, скончалась от тифа в Гражданскую войну. Отец Надежды, Василий Петрович Налимов, профессор, ученый-этнограф, по национальности коми, уроженец села Выльгорт близ Сыктывкара. Когда он овдовел, на его руках осталось трое детей: десятилетний Василий, шестилетний Всеволод и двухлетняя Надя. Второй женой Василия Петровича, взявшей на себя заботу о всей семье, стала Ольга Федоровна Логачева. Она происходила из коми-пермяцкой семьи. Ее родителями были сельские учителя из села Егва, что под Кудымкаром. В семье было семеро детей. Все получили высшее образование. Ольга, самая старшая, с отличием окончила пермскую Мариинскую женскую гимназию, физико-математическое отделение Московских высших женских курсов профессора В.И.Герье. Учительствовала на Ставрополье, а после революции - в родном Кудымкаре. От второго брака в 1923 году в семье Налимовых появился четвертый ребенок - дочь Ирина, в 1940-х гг. окончившая Московский институт геодезии и картографии, многие годы проработавшая в геодезических экспедициях не только во всех концах нашей страны, но даже в Китае.

 

- 3 -

В 1930 году в семье случилось великое горе: от несчастного случая погиб шестнадцатилетний Всеволод. Его смерть явилась предвестником грядущих потрясений, которые обрушились на семью в 1930-е и 1940-е годы.

В 1932 году арестовали Василия Петровича Налимова. Он проходил по делу союза финно-угорских народов, целью которого якобы было отделение от Советского Союза его северной части от Финляндии до Охотского моря и образование буржуазной республики финских народов. Василий Петрович, московский профессор, давно покинул землю своих предков. Но он был коми, занимался этнографией коми, печатался в коми журналах, состоял членом общества по изучению вотяцкой культуры, входил в комитет содействия народностям Севера при ВЦИК. Одним словом, органам ГПУ ничего не стоило сделать из него активного участника финно-угорского националистического движения. Арест продлился недолго. Через несколько месяцев Василий Петрович вернулся домой.

В 1936 году арестовали Налимова-младшего и с пятилетним сроком этапировали в Магадан. 25 августа 1938 года Василия Петровича арестовали вторично. В сентябре следственное дело вместе с арестованным профессором Налимовым было направлено в Сыктывкар. Его обвиняли в попытке создать буржуазное коми государство. Допросы продолжались долгие месяцы по ночам, но В.П.Налимов ни в чем не сознался. 29 декабря 1939 года Василий Петрович Налимов скончался в следственном изоляторе сыктывкарской тюрьмы.

Когда отца арестовали второй раз, Надежда училась в Институте иностранных языков. Могла ли она себе представить, что через десять лет арестуют и ее?


После загса - на этап

Она рано вышла замуж за музыканта Бориса Семеновича Васбора. Семейная жизнь у них не сложилась, и в июне 1944 года они развелись. После прекращения брака у нее осталась фамилия Васбор. В английском клубе Надежда Васильевна познакомилась с сотрудником Британской королевской военной миссии в Москве полковником Клиффордом-Генри Уайтхедом. 19 мая 1945 года она стала его законной супругой. Они зарегистрировали свой брак в загсе Бауманского района Москвы. Закона о запрещении браков с иностранцами тогда еще не было. Счастье длилось недолго. Клиффорд Уайтхед должен был покинуть Москву. Он уехал в полной уверенности, что жена получит выездную визу и переедет на жительство в Лондон. Но им не суждено было встретиться, они никогда больше не увиделись!

Вместо радостной встречи в аэропорту Хитроу ее ждала тюремная камера и «пути больших этапов». Впрочем, у нее был шанс выйти на волю - нужно было только подписать заявление о разводе, ведь ее арестовали только за то, что она стала женой британского подданного! «Откажись от него, и ты тотчас выйдешь на свободу!» - так твердил следователь во время допросов, так требовало лагерное начальство, когда она оказалась в Потьме.

Но Надежда не шла на компромисс, она не отреклась от своего мужа-англичанина.

В 1955 году начался массовый исход политзеков из сталинских лагерей. И у Надежды Уайтхед затеплилась надежда. В 1956 году ее дело было пересмотрено, и она вышла на свободу.


Не отрекаются любя...

Она вернулась в Москву после восьми лагерных лет. При аресте в 1948 году у нее было конфисковано имущество и все личные документы. Выйдя на свободу, она ничего не имела - ни метрики о рождении, ни вузовского диплома, ни свидетельства о браке с Клиффордом Уайтхедом. Именно сейчас можно было отказаться от английской фамилии, доставившей ей столько страданий и бед. Но она первым делом отправляется в загс Бауманского района и восстанавливает брачное свидетельство, полученное 19 мая 1945 года. Через одиннадцать лет после своей свадьбы она вновь заявляет: «Я - Надежда Уайтхед, жена Клиффорда Уайтхеда, от него не отреклась, ношу и буду носить его фамилию!» Такой смелой, несдающейся, преданной своему мужу была эта женщина из рода выльгортских зырян Налимовых.

 

- 4 -

Клиффорд Уайтхед помогает ей материально, эпистолярные контакты осуществляются через его сестру. С жильем у Надежды возникают трудности, она снимает комнату, и только в 70-е годы ей удается получить отдельную квартиру. Надежда Васильевна не забывала товарищей по лагерю, помогая с жильем, когда им случалось заехать в Москву. Пока у нее не было собственной квартиры, она приводила их к родным - Ольге Федоровне и Ирине. А что же подруги по «Делу о пятнадцати женах»? С Розой Хендерсон Надежда Васильевна была дружна до конца жизни.

Получив квартиру, Надежда Васильевна наконец-то смогла создать домашний уют. Она любила все красивое - красивую одежду, старинную мебель, украшения. Свою квартиру она обставила антикварной мебелью. На стенах висели картины современных художников. Одного из них она опекала, помогая при случае продавать его картины и спасая от алкогольной зависимости. Работала она в британском и других англоязычных посольствах: преподавала русский язык сотрудникам посольства. Замуж больше не вышла, детей не имела. Она продолжала надеяться на получение выездной визы, на встречу с мужем. И так год за годом...

Клиффорд также не забывал ее. До последних своих дней она получала финансовую помощь от него через инюрколлегию.

Надежда Васильевна была верующим человеком, что особенно проявилось в последние годы ее жизни. Покинула она этот мир в 1987 году в 69-летнем возрасте. Может быть, они встретились в иных измерениях - британский подданный Клиффорд Уайтхед и его верная жена Надежда, урожденная Налимова.

 

 
 
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 ФЗ от 12.01.1996 № 7-ФЗ).
 
Государство обязывает нас называться иностранными агентами, но мы уверены, что наша работа по сохранению и развитию наследия академика А.Д.Сахарова ведется на благо нашей страны. Поддержать работу «Сахаровского центра» вы можете здесь.

 

https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=7298

На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен