На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
Глава 19. Крутой поворот ::: Лейтман С. - Жернова ::: Лейтман Саул Михайлович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Лейтман Саул Михайлович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Лейтман С. М. Жернова. – М. : ЭРА, 2001. – 268 с. : портр.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 111 -

Глава 19. Крутой поворот

 

Я проснулся оттого, что ноги свело от холода. В окно стучалось веселое утро. Небо было чистым. И следа не осталось от клочковатых облаков, которые вчера низко летели над головой.

Отметившись в отделении ОГПУ, я зашел в чайхану. Сел на помосте в уголке, положил перед собой мелочь. Мальчишка в грязном рваном халате на голое тело, подвязанных веревкой сатиновых шароварах, в галошах подскочил ко мне с лепешкой и пиалой чая.

Никто не проявлял ко мне никакого интереса. «И так, наверное, все ясно»,— думал я, провожая взглядом очередного посетителя. Но вот появился человек крупный, важный, с надутыми щеками. В руке он держал потертый коричневый портфель, когда-то роскошный, с двумя выдвигающимися застежками. Многие встали, низко кланяясь вошедшему. Он с достоинством прошел в угол, уселся на старый ковер. Утолив голод, поманил меня жирным пальцем. Поинтересовался:

— Откуда ты?

— Ссыльный.

— Специальность есть?

— Немного знаю бетонные работы, строительство, землеустройство...

Важный человек удовлетворенно крякнул. Я почти поверил в свою удачу. И действительно, он со значением произнес:

— Через час приходи в райводхоз. Поговорим ближе к делу.

...В итоге пустого и долгого разговора я был принят чернорабочим. Мое реноме подорвало то обстоятельство,

 

- 112 -

что прожив «целых восемнадцать лет», я так и не познал женщины.

— Конечно, всех не перепробуешь,— укоризненно покачивал головой Леонтий Аркадьевич, сидевший в своем кабинете за хлипким, на изогнутых ножках столиком.— Но к этому надо стремиться с младых ногтей. А у тебя, я вижу, честолюбие отсутствует.

И он проницательно посмотрел куда-то вдаль, за мою спину.

С утра, получив наряд, я с кетменем и киркой выходил в степь. Там меня уже поджидал хозяин участка. По его указаниям я ровнял стены лотков и канавок, возводил небольшие плотины. Сухие лессовые грунты были крепки, как гранит. Но не легче было и в дождь. Почва размокала и текла, будто жидкая каша. Тогда приходилось больше работать лопатой. И намахавшись за день, к вечеру я еле доползал до своей хижины.

За нехитрыми обедами в открытой ветрам степи с местными дехканами я узнал, что Леонтий Аркадьевич появился здесь лет десять назад, принял мусульманство и крепко подружился с кунградским муллой. Мой начальник держал небольшой гарем, разрешенных шариатом четырех жен. Поскольку он руководил распределением воды, делом в этих местах испокон веку почетным, земледельцы безропотно отдавали ему своих дочерей. Тем более, что калым он платил щедро, водой в достатке, а приданного не просил. Правда, и жен он держал недолго, редко когда больше года—двух. Разводился и продавал молодых женщин в пустыню — кочующим между Аралом и Каспием туркменам да казахам.

И как ни странно, почти все были довольны. Были довольны кочевники, специально прибывавшие в Кунград для переговоров с Леонтием Аркадьевичем. Были довольны дехкане, сравнительно легко и, главное, по за-

 

- 113 -

кону избавлявшиеся от лишних ртов. И, конечно, был доволен сам Леонтий Аркадьевич, каждое утро жутко скаливший на планерке свой мясистый рот. Неясно лишь, были ли довольны жены, бесследно исчезавшие в бескрайних песках.

Похожая на бакинскую зима, чуть более ветренная и холодная, пронизывающая до костей сыростью, окончилась. И первый же удар весны круто повернул мою судьбу. Паводок, невиданный в этих краях уже много лет, снес множество непрочных ирригационных сооружений — крошечных плотин, шлюзов, затворов, которые мне, как и другим горемыкам, приходилось подправлять за еду и скудные гроши.

Теперь требовалось эти сооружения восстановить. Леонтию Аркадьевичу предстояло с чертежами в руках всю весну месить грязь на кунградских полях, руководить сооружением новых плотин и шлюзов. Но именно этого ему и не хотелось. Розовым мартовским утром он задержал меня в своем кабинете. Из резного, с купидонами, шкафа достал груду рулонов и с раздражением бросил их на свой хлипкий столик. Раскрутив чертеж, он протянул его мне.

— Читай,— хмуро сказал он.

Не без труда, но все же довольно сносно я разобрался в чертежах. Выполнены они были прекрасно, одной рукой, и под каждым виднелась в уголке, на положенном месте, витиеватая, с колечками, подпись Леонтия Аркадьевича.

До полудня мы наметили план работ. Леонтий Аркадьевич мыслил технически четко и организованно. Картина моих действий на ближайшие недели мне была ясна, как день.

После обеда Леонтий Аркадьевич издал приказ о назначении меня старшим рабочим, а говоря современным языком — мастером.

 

- 114 -

— С твоим опекуном согласовано,— заговорщицки шепнул он.— Порядок!

Тут же он выдал аванс, чуть ли не втрое превышавший мою прежнюю зарплату. Отделив половину полученных денег, я бросился на почту. Попросил бланк перевода и скрипучим, брызгающим мелкими кляксами пером вывел: «Баку, Мариинская ул., 95, Лейтман...»

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru