На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА 4 СУД ::: Вайшвиллене (Вейшвиленне) Н.А. - Судьба и воля ::: Вайшвиллене (Вейшвилене) Нина Антоновна ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Вайшвиллене (Вейшвилене) Нина Антоновна

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Вайшвиллене Н. А. Судьба и воля. - Магадан : МАОБТИ, 1999. - 88 с. : портр. - (Архивы памяти ; вып. 3).

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 21 -

ГЛАВА 4

СУД

 

Через несколько дней, после свидания с мамой и сыном, меня повели на суд. В мыслях на суд я возлагала большие надежды. Я верила, что суд обязательно разберется и меня отпустят, так как моей вины на самом деле нет. За что судить? Но тогда я не знала, что приговор уже был подписан следователем-майором и Бокатовым. Если они живы, дай Бог им здоровья. Во двор тюрьмы меня вывели одну, и мне почему-то стало очень страшно. Потом вышли через маленькую калитку на улицу города. И здесь, на другой стороне улицы, я снова увидела моих родных маму и сына. Я сначала даже не обратила внимание, что меня ставят в строй военных мужчин, но без погон и что среди них я единственная женщина. Все смотрела на близких мне людей, а они смотрели на меня. Я обратила внимание, что у мамы стало так много седых волос.

Прозвучала команда "шагом марш". Мама спешила за строем арестантов, но отставала. Гнали нас быстро. По сторонам я старалась не смотреть, слезы застилали мои глаза. Мужчины, с которыми меня вели, оказались военными дезертирами, какими-то неприятными личностями. Конечно, вид заключенного не может казаться приятным.

Когда вошли во двор здания суда, ничего не поняв и не увидев, я услышала тревожную команду: "Ложись", - и мигом нас окружили вооруженные люди. Некоторые мужчины легли. Я тоже, как-то скорчившись, присела. Тут во дворе началась стрельба, послышались крики "Стой, маты". Оказалось, что один из арестованных попытался убежать. Он убежал.

Потом, подняв с земли, нас в сопровождении страшной ругани, которую выплеснули на нас конвоиры, мы вошли в большой зал полный скамеек. Видимо это была аудитория, так как раньше в этом здании находился институт.

Начали вызывать на суд. Я волновалась, с нетерпением

 

- 22 -

ждала своей очереди. Мне все еще казалось, что вот сейчас меня оправдают, тут же я встречусь с мамой и сыном, и все будет хорошо. Я даже не обратила внимания на то, что конвоиры были очень злые, что со страшной, злой ненавистью смотрели на нас и оскорбляли как хотели.

Наконец настал и мой черед. Захожу в небольшой кабинет. Напротив меня окно в парк. Яркое солнце и прекрасная зелень. Я невольно улыбнулась, радуясь в душе красоте природы. Я давно не видела всего этого. Справа за столом сидели трое военных. Я повернулась в их сторону лицом, поздоровалась. Они, естественно, не ответили. Тот, что сидел посередине, показался мне очень нервным, чем-то обеспокоенным. "Ну, так что, помогала немцам, прятала бандитов, с немцами спала?" Я, конечно, ответила, нет. Сидевший посередине с усмешкой спросил: "А пузо где набила?" Я попросила не оскорблять меня и напомнила, что мой жених тоже имеет военное звание.

И тут-то он разошелся: "Ты еще смеешь поганить советских офицеров?! Они с такими шлюхами не общаются. Здесь военный трибунал, а не базар, так что придержи свой язык за зубами...". - "Но какой же это военный трибунал?" - огрызнулась я, подумав, что это какая-то предварительная комната, что на суд поведут куда-то дальше, где больше людей, чем здесь. - "Сейчас ты увидишь, какой здесь трибунал?!" - услышала я ответ. Странно все это выглядело.

Тот, что сидел посередине, был или евреем, или какой-нибудь кавказской национальности, повернулся сначала к одному, потом к другому с вопросом: "Ну как, на полную катушку?" Те только кивнули головами в ответ. И вообще, они все время молчали. Видимо, все решал тот, средний. Что-то подписав по очереди, средний встал и зачитал, что такая-то, такая-то военным трибуналом осуждена на 10 лет ИТЛ и пять лет поражения в правах, с конфискацией принадлежащего имущества.

Я ничего не понимала и смотрела в окно. Потом еще услышала, что приговор обжалованию не подлежит. И вдруг зелень в окне стала красной... Я потеряла сознание.

Очнулась в коридоре. Солдат лил мне на лицо воду.

 

- 23 -

Я отупела до такой степени, что даже не могла плакать. В один миг все рухнуло: надежды, которыми жила все время, вера в справедливость. Я почувствовала себя какой-то жертвой, какой-то мученицей. Увидеть маму и сына я больше не надеялась. Этот суд мне чудился как какая-то злая сказка. Его я представляла вообще по-другому, думала, что будут не только спрашивать, но и выслушают, сопоставят, разберутся. Но не было ничего подобного. Я вдруг потеряла веру в будущее, веру в людей.

Солдат, сопровождающий меня обратно, успокоил: "Не переживай так, скоро вас отправят в лагерь, там будет лучше". Я абсолютно не помнила, как меня обратно водворили в тюрьму. Теперь мне оставалось только считать срок и ждать появления на свет того, кто вместе со мной жил и страдал в этих тюремных казематах, кто, еще не родившись, был осужден. Я поняла, что произошла страшная трагедия, что навсегда сломалась вся моя жизнь, все для меня погибло. А в мире ничего не изменилось. Совсем рядом, за стеной и тюремным забором, свобода, но она не для меня. Мой приговор обжалованию не подлежит. Оставалось только жить так, чтобы выжить эти долгие 10 лет. Надежды, конечно, никакой, 10 лет это не 10 дней. И их надо будет не только прожить, нужно будет и трудиться. И я сразу вспомнила, что когда-то, когда еще был жив отец, я окончила курсы Красного Креста.

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru