На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
№ 22 «Заявление политических заключенных Владимирской тюрьмы, переведенных из Бутырской тюрьмы, в Президиум В.Ц.И.К.» ::: Рихтер В.Н. - Сын вольного штурмана и тринадцатый смертник процесса с.-р. 1922 г ::: Рихтер Владимир Николаевич ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Рихтер Владимир Николаевич

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Сахаровского центра
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
«Сын вольного штурмана» и тринадцатый «смертник» процесса с.-р. 1922 г. : Документы и материалы из личного архива В. Н. Рихтера - [члена партии социалистов-революционеров] / Науч.-информ. и просвет. центр «Мемориал» ; сост., коммент. К. Н. Морозова, А. Ю. Морозовой, Т. А. Семеновой (Рихтер). - М. : РОССПЭН, 2005. - 236-391 с. : 12 л. фот.

Следующий блок >>
 
- 236 -

№ 22 «Заявление политических заключенных Владимирской тюрьмы,

переведенных из Бутырской тюрьмы, в Президиум В.Ц.И.К.»241

 

Май 1921 г.б

В ночь с 25 на 26 апреля агентами В.Ч.К. были вывезены из Бутырской тю[рьмы] все содержавшиеся в ней социал-[дем]ократы, эс-эры и

 


б В копии заявления, хранящейся в ЦА ФСБ РФ (Н-1789. Т. 65. Л. 83-83 об.), указана другая дата — 30 апреля 1921 г.


241 Отрывки из этого заявления были опубликованы в 20-м номере «Социали­стического вестника» за 1921 г.

- 237 -

анархис[ты. Мы] лишены возможности нарисовать в полном объеме развернувшуюся при этом отвратительную картину грубого насилия, т.к. мы составляем лишь незначительную часть вывезенных из Бутырской заключенных, мы опишем лишь то, что сами перенесли и сами видели:

В 4 часу ночи, в занимаемые политическими заключенными 11 и 12 коридоры общего корпуса, в мужские и женские одиночные корпусы и в ча[сову]ю башню бутырской тюрьмы явились [в бол]ьшом количестве агенты [В.Ч.]К. и солдаты. В 12 коридоре в н[екот]орые камеры они ворвались, когда заключенные спали; заключенных схватывали и приказывали немедленно одеться и забирать вещи, и при малейших признаках колебания или сопротивления выталкивали силой в коридор и уводили. 60-я камера уже проснулась к тому моменту, когда вбежали чекисты. На требование одеваться и собрать вещи староста камеры, поддержанный всей камерой, потребовал сообщить ему, куда и зачем нас уводят, и дать ему возможность переговорить с коридорным старостою. Так как в том и другом было резко отказано, все заключенные легли вновь на койки. Руководивший операцией чекист дал камере 5 минут «на размышление» и через 5 минут явился в камеру с большим числом солдат; по его команде «по 3 человека на каждую койку» солдаты с шиканьем бросились на заключенных и стали стаскивать их с коек, избивая прикладами и кулаками, и выталкивать и вытаскивать в одном белье в коридор. Вдоль всего коридора стояли шпалерами солдаты и многим из нас пришлось пройти здесь сквозь строй и подвергнуться новому избиению. Особенно пострадали при этом Я.А. Аровина 242, А. Девяткинб 243 и Л.И. Чистракв 244.

Из 12 коридора чекисты и солдаты перешли в 11 коридор; здесь заключенные к этому времени оделись и собрали вещи, решив не оказывать и пассивного сопротивления, но чекисты и солдаты здесь с матерною бранью набросились на заключенных; особенно избиты сильно А.Е. Кранихфельдг 245, А.Я. Малкинд 246 и И. Минькове 247.

В мужском одиночном корпусе в общем и целом то [же.] Здесь, в частности, были из[биты] Н.И. Артемьев248, Кододеев А.В.ж 249 и другие.

Еще более наглый характер носила эта операция в женском одиночном корпусе. Здесь солдаты и чекисты врывались в камеры, избивали

 


а В экземпляре ЦА ФСБ РФ И.А. Аравин.

б В экземпляре ЦА ФСБ РФ А.Ф. Девяткин.

в В экземпляре ЦА ФСБ РФ Л. Пистрак.

г В экземпляре ЦА ФСБ РФ Д.С. Кранихфельд.

д В экземпляре ЦА ФСБ РФ А.И. Малкин.

е Текст, заключенный составителями в косые скобки, отсутствует в экземпляре ЦА ФСБ РФ.

ж В экземпляре ЦА ФСБ РФ А.В. Федодеев.


242 Аровин (Аравин) Яков Алексеевич (ок. 1892—?). Меньшевик, по профессии печатник. Арестован в клубе «Вперед» во время собрания членов РСДРП 25 фев­раля 1921 г. (один из 158 арестованных). 26 апреля после избиения заключенных вывезен во Владимирскую тюрьму. Освобожден в ноябре 1921 г. Дальнейшая его судьба составителям неизвестна.

243 Девяткин (он же Первухин) Александр Федорович (1886—1932). Социал-де­мократ, по профессии наборщик, член ЦK РСДРП. Впервые арестован 18 июня 1920 г. в Москве. С 26 апреля 1921 г. находился во Владимирской тюрьме. Много­кратно арестовывался, объявлял голодовку, сидел в политизоляторах и ссылался.

В 1932 г. умер от сыпного тифа в ссылке в Симбирске.

244 Пистрак Лазарь Михайлович (в документе опечатка) (1895—?). Социал-де­мократ. В январе 1921 г. был арестован в Москве, в апреле 1921 г. находился во Владимирской тюрьме, в августе освобожден. В июне 1922 г. предпринимались меры к его розыску. Дальнейшая судьба неизвестна.

245 Кранихфельд Андрей Сергеевич (1902-1938). Меньшевик, в 1922 г. выслан в Корочу Курской губернии сроком на 1 год. Далее из года в год кочевал по ссыл­кам, политизоляторам: Бутырки, Владимирская тюрьма, внутренняя тюрьма, Бу­тырки, восьмидневная голодовка, концлагерь, СЛОН, Тобольская тюрьма, Таган­ка, Турткуль, Саратов, политизолятор в Рязани и т.д.

246 Малкин Алексей  Яковлевич  (1886-1938).   Социал-демократ,  член   ЦК РСДРП. Арестован в 1921 г. в Москве. С 26 апреля 1921 г. сидел во Владимирской тюрьме, затем был отправлен в Соловецкий концлагерь. После ряда лет, прове­денных в тюрьмах, в 1930 г. был сослан в Чимкент.

247 Минков Исай Моисеевич (1901-?) — социал-демократ. В феврале 1921 г. был арестован в Москве, в апреле переведен в Рязанскую тюрьму.

248 Артемьев Николай Иванович (1883—?). Окончил гимназию. В партии эсеров с 1903 г. По обвинению в принадлежности к ПСР был сослан в Красноярский уезд Енисейской губернии, где занимался статистической работой.  Вернувшись в 1913 г. в Москву, продолжал работать статистиком в Московской городской упра­ве. В 1917-1920 г. входил в МК ПСР (в 1917-1918 гг. председатель). В июне 1920 г. — в Бутырской тюрьме, в августе — в Ярославской тюрьме. Арестован в ап­реле 1921 г. в Москве. Заключенный во Владимирской тюрьме (избит). 24 февраля 1922 г. Президиумом ГПУ был включен в список эсеров, которым в связи с орга­низацией процесса по делу ПСР было предъявлено обвинение в антисоветской деятельности. По итогам процесса социалистов-революционеров приговорен к 10-летнему тюремному заключению со строгой изоляцией, которое было сокра­щено до 5 лет с окончанием срока 20 марта 1925 г. Содержался в Бутырской тюрь­ме, дважды держал голодовку. По окончании срока тюремного заключения дол­жен был быть выслан в Букеевскую орду (Калмыцкая обл.), в 1925 — в Темир-Хан-Шуре. На момент ареста в феврале 1937 г. отбыл ссылку в Ирбите, обвинен в руководстве эсеровским подпольем в Свердловской области.

В последнем слове на процессе 1922 г. заявлял: «Я в своем последнем слове хочу подчеркнуть полную солидарность с моими товарищами, сидящими на этих скамьях. [...] Сплочение сил рабочего класса, организация и оформление рабочих сил и политическая борьба за воссоздание организационных форм путем выявле­ния массовой воли трудящихся — вот те задачи, которые ставила партия эсеров. К этим позициям, которые выявили здесь мои товарищи, я всецело присоединяюсь и несу полную ответственность за все». Обращаясь к своим обвинителям, говорил: «Вы требуете смертной казни членам партии, которая ставит своей целью измене­ние государственной власти, даже не путем вооруженного восстания, не путем вооруженной борьбы, а которая стремится в данный исторический момент изме­нить политику власти путем организованного политического давления рабочего класса на власть. За это вы хотите расстрелять нас, как вредный элемент. Наш процесс воистину исторический. Он исторический не только потому, что вскры­вает здесь гиган[т]скую борьбу нашей партии, партии, стоящей на точке зрения демократии, партии стоящей на точке зрения социализма, но он исторический еще и потому, что здесь впервые коммунистическая власть путем кровавой рас­правы желает разделаться со своими политическими противниками за их полити­ческую борьбу. Вы своим приговором начинаете новую эру кровавых расправ. Я говорю здесь свое последнее слово подсудимого не для своего оправдания. Я член партии социалистов-революционеров, и я несу всю ответственность за деятель­ность этой партии, в рядах которой я работал более 15-ти лет своей сознательной жизни и, по мере своих сил, боролся за благо трудового класса, из недр которого я сам произошел. Я вел свою работу так, как мне подсказывал мой долг и моя рево­люционная совесть, — совесть социалистов-революционеров. Здесь Клара Цет­кин проронила великие слова. Она сказала: "Для каждого революционера отдать свою жизнь за благо рабочего класса, не только долг, но и счастье". Мы револю­ционеры и социалисты, идя на борьбу, всегда готовы к смерти, где бы она нас не постигла и мы гордо выслушаем ваш смертный приговор» (Судебный процесс над социалистами-революционерами. С. 797-798.).

249 Федодеев Александр Васильевич (1899—1937). Член ПСР. В 1917 г. окончил гимназию. Собирался поступать на юридический факультет Московского универ­ситета, но, как писала в своих воспоминаниях его вторая жена Е. Олицкая, позна­комившаяся с ним в Савватьевском скиту на Соловках в 1924 г., «жизнь столкнула его с одним социалистом-революционером. Вместо юридического факультета дальнейшее образование получал в тюрьмах и ссылках». В 1919 г. арестован и со­слан в Архангельск. «Недолго поработав там на погрузках пароходов, он бежал. Некоторое время он жил и работал на нелегальном положении. Женился на своей товарке и эсерке. Ждал рождения сына. В 1922 году был снова арестован и отправ­лен в Пертоминский лагерь. Больше всего его интересовали вопросы социологии. Занимался он упорно и много. В коллективе, из молодежи, считался одним из са­мых талантливых. Он принимал участие во всех дискуссиях и сам выступал с док­ладами. [...] В своих установках он ближе других был к левым эсерам. Он считал, что настало время ставить вопрос об объединении всех эсеров на новых позициях, позициях конструктивного социализма» (Олицкая Е. Мои воспоминания. Т. 1. С. 256). Арестован в июле 1921 г., содержался в Бутырской, затем в Ярославской и Владимирской тюрьмах. 24 февраля 1922 г. Президиумом ГПУ был включен в спи­сок эсеров, которым в связи с организацией процесса по делу ПСР было предъяв­лено обвинение в антисоветской деятельности. Тогда же арестован. Приговорен к ссылке в Архангельскую губернию на 2 года. Сидел на Соловках, в Верхне-Уральском политизоляторе, ссылку отбывал в Чимкенте. По окончании срока ссылки вместе с семьей жил в Рязани, затем перешел на нелегальное положение. По под­ложным документам поселился в Серпухове, вместе с женой выпускал листовки от имени «Группы действия за дело народа», т.к. подписывать их эсеровскими подписями они считали себя не вправе, хотя и сохранили на листовках эсеровский лозунг «В борьбе обретешь ты право свое!». Е. Олицкая впоследствии вспоминала о содержании этих листовок: «Одна из них содержала анализ экономического по­ложения страны. Говорилось в ней о разорении народа, об обнищании, бесправии и моральном разложении. Говорилось о диктатуре партии, о перерождении ее, о появлении мощной бюрократической прослойки. Нами ставился вопрос о том, двигается ли страна к подлинному социализму или прорастает в госкапитализм или в госсоциализм. Вторая листовка была заглавлена — "Будет ли война?" Конец 1931 года. До мировой войны 1941 года — десятилетие. Но анализ действительно­сти уже тогда показывал неизбежность войны при той политике, какую осуществ­ляла партия. В листовке доказывалось, что предстоящая война в корне будет отли­чаться от предшествовавших войн. Что она будет носить характерную особен­ность, особенность политическую, особенность борьбы двух систем. Я не могу пытаться подробнее остановиться на их содержании. Я могу спутать и вложить в них мысли, которые приходили нам позже, в течение ряда лет. Но я четко помню, что в них был призыв к борьбе с тотальным строем за подлинную демократию. За демократию для всех демократических течений, за свободное рабочее движение, свободные профсоюзы, свободную кооперацию. Они призывали к борьбе против единой монопольной всевластной партии большевиков, захватившей законода­тельную и исполнительную власть, диктующей свою волю, свою линию поведе­ния через все захваченные ею рабочие и кооперативные организации.  Они призывали к борьбе против централизации, против Левиафана-государства, пора­бощающего человеческую личность, сковывающего ее всестороннее гармониче­ское развитие. Листовки наши говорили, наконец, о логическом развитии пути, по которому большевики ведут страну. Я помню хорошо фразу: "Мы переживаем цветочки, ягодки — впереди!"» (Там же. Т. 2. С. 99—100). В апреле 1932 г. аресто­ван, отвезен в Бутырскую тюрьму, где держал 11-дневную голодовку. Следовате­лем его был С. Сидоров, в 1924 г. выдавший студенческую эсеровскую группу, в которую входила Е. Олицкая, а в 1925 г. — ЦБ эсеров. В апреле 1933 г. заключен на 5 лет в Суздальский политизолятор. В 1937 г. получил новый срок: «10 лет без пра­ва переписки». В сентябре 1937 г. расстрелян.

- 238 -

арестованных и некоторых (А. Гутмана 250, Козло[...]вуб и других) почти раздетых волокли за волосы вниз по лестнице.

В часовой башне заключенные анархисты, полагая, что их ведут на расстрел, упорно сопротивлялись и были жестоко [изби]ты. Особенно пострадали И. Беляев251, В. Просенков и Ф.Ф. Тимаков.252 Из околотка и женского одиночного корпуса увели и больных, некоторых с высокой температурой (более 39 градусов), увели и двух голодавших (4-й день голодовки). Приводимых в контору заключенных разбивали на группы. В той группе, в которую вошла значительная часть нижеподписавшихся, вновь повторились сцены наглого насилия, солдаты начали [насильно уводить]г заключенных по одному и по два для увоза, энергично работая [кулака]ми, цинично ругаясь и угрожая стрельбой. Вся операция и в [частности] избиение производились под наблюдением и руководством высших чинов В.Ч.К. (Беленький253, Кожевников254, Самсонов255 и почти все старшие следователи) и при непосредственном участии чекистов, о которых давно известно, что они исполняют в Ч.К. обязанности палачей (Риба и др.). Мы были отвезены на вокзал и посажены в арестантские вагоны. Нам даже не сообщили, куда нас везут, да и сами чекисты, разметав увезенных из Бутырки политических по разным городам, не поинтересовались составить перед отправкой списки заключенных, отправляемых в каждый из намеченных ими городов и не знали, кого куда посылают. Конечно, нам не дано было возможности снестись или свидеться перед отъездом с родными и близкими, для которых увоз наш в обстановке, типичной для ув[оза] на расстрел и в неизвестном [направлении, явился тяжелым истяз[анием.] — Нас привезли во Владимир и за[ключили] в Губ[ернской] тюрьме, безобразная обстановка которой обрисована в прилагаемом при сем в копии заявления, подаваемом сегодня от имени всех политических заключенных во Владимирский Губисполком.

Считаем необходимым отметить, что почти никому из нас не предъявлено никакого обвинения и содержание наше в тюрьме (большинство арестованы в феврале или в начале марта с.г.) имеет целью, по цини[чно]д откровенному признанию самих чекис[тов], лишь нашу политическую изоляцию, что сами органы власти в полной мере отдают себе[,] таким образом[,] отчет в том, что они творят над нами насилие, потому что мы являемся их политическими противниками... Вся обстановка нашего увоза из Бутырок и та обстановка, которая окружает нас во Владимире, дают нам право утверждать, что сейчас речь идет уже не о нашей изоляции, а о мерах, направленных к нашему физическому уничтожению. Перед лицом Российского и Международного пролетариата, перед лицом всего человечества мы протестуем против этой политики

 


а В экземпляре ЦА ФСБ РФ Л. Гутман.

б В экземпляре ЦА ФСБ РФ Козловская.

в В экземпляре ЦА ФСБ РФ 3. Проценко.

г Текст восстановлен по экземпляру ЦА ФСБ РФ.

д В экземпляре ЦА ФСБ РФ слово отсутствует.


250 Гутман А. (или Л.) — политзаключенная (возможно, анархистка). Находи­лась во Владимирской тюрьме с 26 апреля 1921 г. и во время описываемой в доку­менте экзекуции была сильно избита. В ноябре 1921 г. освобождена. Дальнейшая ее судьба составителям неизвестна.

251 Беляев Николай Михайлович (1900—?). Анархист. Арестован в Самаре в декабре 1919 г., приговорен к 5 годам концлагеря, содержался в Часовой башне Бутырской тюрьмы. После избиения перевезен в Орловский политизолятор, от­куда в сентябре бежал. Через год снова арестован и снова пойман при вооружен­ной попытке побега из Лефортовской тюрьмы. В марте 1923 г. приговорен к од­ному году содержания в Соловецком лагере особого назначения, в ноябре 1923 г. в Кеми, в январе 1924 г. на Лубянке. В марте 1924 г. освобожден. В марте 1926 г. в Суздале, затем в Кызыл-Орде (вероятнее всего, в ссылке), где в октябре 1927 г.арестован, а в декабре приговорен к 3 годам ссылки. В 1932 г. приговорен к 3 го­дам политизолятора ОСО при НКВД СССР по обвинению в анархизме и анти­советской агитации. По освобождении из тюрьмы отбывал ссылку в Минусин­ске, работал токарем-слесарем на Минусинской электростанции. Арестован в ноябре 1935 г. В декабре 1935 г. мера пресечения изменена на подписку о невы­езде из Минусинска. Освобожден из-под стражи в январе 1936 г., а в июне 1936 г. арестован и в августе 1937 г. по обвинению в создании в Минусинске к.-р. анархистской группы и намерении создать боевую террористическую органи­зацию, приговорен к расстрелу.

252 Тимаков Николай Федорович (а не Ф.Ф., как в документе). Анархист. Дей­ствительно сидел в Часовой башне, а в ночь 26 апреля 1921 г. был избит и переве­зен во Владимирскую тюрьму. Сослан в Марийскую республику, в марте 1922 г. освобожден. Дальнейшая его судьба составителям неизвестна.

253 Беленький А.Я. (1883-1942). Член РСДРП с 1902 г. После февраля 1917 г. заведовал в Петрограде типографией ЦК РСДРП(б). В декабре 1917 г. направлен на работу в органы ВЧК, являлся комиссаром ВЧК и сотрудником отдела по борьбе с преступлениями по должности. В 1919-1924 гг. был начальником охра­ны Ленина.

254 Кожевников Я. Уполномоченный Секретного отдела ВЧК.

255 Самсонов Тимофей Петрович (1880—1956). До 1917 г. находился в эмигра­ции (Великобритания). Анархо-коммунист. Член РКП(б) с 1919 г. В органах ВЧК-ГПУ-ОГПУ с 1919 г.: начальник особого отдела МЧК, начальник секретного от­дела СОУ ВЧК—ГПУ (1920—1923). Автор множества циркуляров о беспощадной борьбе с оппозицией. После 1923 г. зам. председателя правления Белорусско-Бал­тийской ж.д. В 1927-1936 гг. управляющий делами ЦК ВКП(б) и Коминтерна.

- 239 -

варварства, самовластия и жестокости, с редким в истории человечества лицемерием прикрываемой интересами рабочего класса и социализма.

(следуют подписи),

г. Владимир. Май 1921 года.

 

Машинописная копия на тонкой бумаге с большими дырами. Подписей нет. В копии заявления, хранящейся в ЦА ФСБ РФ, перечислены подписи: «Социал-демократы: А. Девяткин, М. Бронштейн, Л. Пистрак, Д. Кранихфельд, И. Розенблит, А. Малкин, И. Раппопорт, Л. Гутерман, А. Антыпко, С. Эстрин, Гнесин, С. Цейтлин, А. Кузовлев, А. Фишгендлер, С. Шварц-Радищевский, И. Данилин, А. Хавин, А. Аравин-Коган, И. Окунь, А. Иоффе, И. Израэль, Р. Конторович, Г. Яковлев, Гоинягский. Соц[иалисты]-рев[олюционеры]: В. Кильчевский, А. Чистосердов, Мосолов, Бурмистров, Н. Васильев-Бобров, В. Надолец, Е. Бондаренко. Анархисты: Н. Тимаков, Бирулин, Ополецкий».

 

 

 
 
Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Сахаровским центром.
Тел.: (495) 623 4115;; e-mail: secretary@sakharov-center.ru
Политика конфиденциальности


Региональная общественная организация «Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова» (Сахаровский центр) решением Минюста РФ от 25.12.2014 года №1990-р внесена в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента.
Это решение мы обжалуем в суде.