На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ::: Евстюничев А.П. - Наказание без преступления ::: Евстюничев Андрей Петрович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Евстюничев Андрей Петрович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Евстюничев А. П. Наказание без преступления. - [Сыктывкар] : "Мемориал", [1991]. - 288 с. : 1 л. карт.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 182 -

самодеятельность

 

В обязанности инспектора культурно-воспитательной части входила организация культурного досуга заключенных. Один из видов проведения досуга была художественная самодеятельность. Среди заключенных было немало людей обладающих даром творческого мышления, музыкантов, артистических натур и любителей сцены. Нужен был руководитель,  организатор. Наш инспектор КВЧ - Черепанов совершенно не годился для роли художественного руководителя, не обладал ни одним качеством, нисколько не разбирался в искусстве, лично сам никогда не участвовал в самодеятельности, ничего не понимал в музыке и сценической работе.

Повседневная скука, однообразие до чертиков надоело и мне. В детстве и юношестве я был почти всегда заводилой, и в играх, и в драках. Мой буйный бесшабашный характер сказался и на фронте. Я не рассчитывал остаться в живых, не прятался от смерти, но не искал ее. Решение поставленной передо мной задачи или действий я

 

- 183 -

умел принимать мгновенно, и в основном, как оказывалось, правильно. Получалось так, что в голове молниеносно прокручивалась масса разных вариантов и из них возникало решение, которое я и приводил в исполнение. Я не замыкался в себе, мне противно одиночество, я всегда стремился к людям. Вместе с солдатами ел, пил, спал, и что греха таить выпивал тоже. От солдат и товарищей я никогда не ощущал недовольства, злобы и недоверия. Моя бесшабашная удаль и удачи в боях создавали определенный авторитет, доверие и продвижение по службе. Конечно были завистники, скрытые недруги и даже предатели, которым я обязан возврату в лагерь заключенных. Аналогично было и в лагерях. В основном меня окружали друзья, товарищи, к которым я всегда относился с добродушием, доверием и откровенностью. Делился тем, что было у меня и, конечно, делились и со мной. Нас медработников в Севдвинлаге связывала не только профессиональная солидарность, но личные дружеские чувства. Со многими врачами меня связывала искренняя дружба и взаимопонимание.

На фронте жизнь протекала по заведенной схеме: передовая, бой, ранение, госпиталь, выздоровление, опять передовая, бой, новое ранение, госпиталь, передовая. Изменение схемы было на четвертом круге. Война окончена и вместо атаки, боя - лагерь. Я уже как боевая единица стал не нужен и поэтому в лагерь, доканчивать свой срок. Я понимал, что на фронте меня направляли со своей частью именно на те участки, где предполагались большие трудности и потери в живой силе. Прибывая на передовую, я заранее уточнял, где самый опасный участок и изучал его заранее, зная, что меня пошлют именно туда.

Так почти всегда получалось, а я все оставался живой. Какая-то сила спасала меня, ну а в лагерь видимо мне был предопределен самой судьбой и я не ропщу на это.

Повседневная скука, однообразие до чертиков надоело и мне.

 

- 184 -

Несмотря на то, что я пользовался большой свободой, чем другие, периодически ходил в лес, и на речку, и к друзьям в лазарет, находил причины сходить в город, мне хотелось развлечений. Нельзя забыть, что была юность, молодые годы. Я принял участие в постановке некоторых пьес. Вскоре я стал руководителем и организатором своего кружка.

Музыканта-виртуоза игры на балалайке я устроил на работу дневальным, второго - виолончелиста Паничева - дезинфектором, чтеца-декламатора, исполнителя драматических ролей Штромберга - помощником экономиста. Танцовщицу Альсейканте зачислил в слабокоманду выздоравливающих, туда же был определен борец-тяжеловес Яковлев . Некоторых определяли в бригады легкого труда по состоянию здоровья или освобождали от работы по "болезни". Постепенно подобрался неплохой коллектив. Я лично выступал в роли конферансье и в пьесах.

Репетировали в столовой, являвшейся и клубом. Мы ставили концерты у себя в зоне и даже несколько раз ездили с ними на другие лагпункты. Приезжали и к нам. Во время концертов первые ряды занимали всегда администрация, охрана, часто с семьями. Они тоже жили скучно, ничего не видели, кроме лагерей.

В Управлении Севдвинлага был объявлен конкурс на лучший коллектив художественной самодеятельности. Поехали со своим кружком  и мы. Программа заранее тщательно проверялась и утверждалась. Начальником культотдела управления был подполковник Браудэ. У нас в программе была песенка на еврейском языке. Исполнял ее парикмахер Рахштут.

Конкурс проходил в клубе управления для вольнонаемных, то есть для начальства, охраны и их семей. Руководство Севдвинлага на 80 процентов состояло из лиц еврейской национальности. Начальник

 

- 185 -

лагеря полковник Умов, его замы по быту, культработе, снабжению, ветеринарно-гужевой отдел, оперчасть, спецчасть - все были евреи и только начальник медико-санитарного отдела русский - Максимов. Начальник лазарета Шафронович не имел понятия о медицине. Шафронович был посмешищем. О нем я скажу немного позже.

На втором месте после евреев в аппарате управления были украинцы, подвизавшиеся в основном на сержантских должностях в охране. Когда со сцены в клубе я посмотрел в зал, то увидел, что все первые ряды заняты руководителями лагеря и их семьями. Наше выступление было неплохим. Балалаечник Калмыков выделывал на балалайке такие трюки, что поражал весь зал. Много улыбок и смеха вызвал клоун. Хороши были лирические певцы, плясуны, особенно цыган Яша. Но кульминацией всему была исполненная на еврейском языке песенка "Лесенка до неба". Содержание ее я не знаю. Исполнение, честно сказать, было посредственное, но все первые ряды, а за ними и остальные бурно аплодировали.

Первое место было присуждено нашему коллективу. Начальнику колонны  №6 Курагину и инспектору КВЧ объявлена благодарность за хорошую организацию и постановку кружка самодеятельности. Мне дали премию - русскую гармошку. А вот играть я не умел. Не получалось. Через некоторое время я отдал гармонь настоящему гармонисту.         

После объединения Севдвинлага с Севжердорлагом к нам в порядке гастролей и обмена опытом приехали артисты из Княжпогоста где был центральный лагерный (пункт) клуб. Среди участников клуба были настоящие артисты-профессионалы. Мне запомнился замечательный певец Алилуев и певица, фамилия украинская, точно не помню. Руководитель клуба был из числа вольнонаемных. Я ему порекомендовал свою танцовщицу Альселькайте Викторию. Над ней в нашем лагере стали сгущаться тучи и я стал опасаться, что не смогу ее

 

- 186 -

защитить и ее отправят на лесоповал. По договоренности с руководством лагеря Альселькайте зачислили в центральный клуб и она уехала с ними в Княжпогост.

Кружком художественной самодеятельности я руководил до освобождения. Вскоре вместо Черепанова инспектором КВЧ прибыл Примаков, разжалованный за какие-то неблаговидные дела бывший уполномоченный оперчасти. Черепанов понимал, что он не обладает даром руководства, но зато не мешал заниматься другим, поддерживал деятельность кружка и помогал.

У вновь прибывшего инспектора КВЧ остались замашки оперче-киста. Вместо помощи он начал наводить порядок, дисциплину среда участников и вскоре вся художественная самодеятельность распалась. Мой преемник по работе зав. медпунктом не пользовался авторитетом как я, не мог отстоять нужных людей. Всех артистов разогнали по бригадам, а некоторые были отправлены на другой лагпункт. Тех,  кого раньше я успел отправить в лазарет, возвращаться в колонну № 6 уже не рисковали.         

Неожиданно я получил письмо от одной девушки, с которой вместе учились в школе и ее фото, и написал ей текст "Письмо к другу".

Воспроизвожу по памяти. Запомнились некоторые песенки для исполнения на сцене.

 

           ФИЛОН

 

Не люблю я работать, трудиться

Целый день тачку с глиной катать.

А люблю я поесть, подкрепиться,

Подкрепиться и снова поспать.

И чтоб повар - хорошая дама

Не просто мужик - обалдуй

Вместе с кашею прямо

Посылала бы мне поцелуй.

 

- 187 -

Я хочу, чтобы жизнь в заключенье

Протекала, как сказочный рай.

Чтоб по желобу масло катилось

 Только рот открывай и глотай,

На пути к раю есть огорчение -

Неприятное слово ШИЗО

Охлаждает весь пыл и желания.

Мне не нравится очень оно.

Но а жизнь далека от мечтаний.

Коль забыл, то напомнит она.

Утром снова идти на работу -

 Начинается вся чехарда.

Я решил встать на путь исправления

Жить так дальше, я понял, нельзя.

Но благих пожеланий мало

Помогите мне в этом друзья.

А пока мне будет сниться

От вечерней зари до зари

Суп с капустой, да кашица

И ржаные сухари.

 

Инсценировка - ВСТРЕЧА

На сцену выходит парень и распевает:

 

Эх поля, поля зеленые

До чего ж я вас люблю

Вы зеленым покрывалом

Душу тешите мою.

Вот спешу к своей Машухе я

В этот темненький лесок

Почему же я не слышу

Маши нежный голосок.

 

- 188 -

Не боюсь ни дня, ни ночи,

Не боюсь я злых людей,

Ни оружия, ни медведя,

Не боюсь я чертей.

 

Выходит Маша сзади Вани и поет:

 

Вот пришел любимый Ванька

Целый день его ждала.

Подожди же ты негодник,

Проучу же я тебя.

Ха, ха...

 

Ваня:  Караул! Спасите люди,

Грабят Ваньку- молодца,  

Караул! Я вижу ведьму.

 

Маша:  Ха-ха, ха, ха, ха

Ой, какой же ты, Ванюша,

Говорил, что ты храбрец,

Испугался своей Маши,

Закричал, что вздрогнул лес   

 

Ваня заикаясь:

     

Маша, я не испугался

Вижу, Маша, это ты.              

Посмотри же, дорогая,

Вот на эти сапоги.

Хороши сапожки, Ваня

Как же Ваню не любить

Начинаем с тобой, Ваня,

Петь и хоровод водить.

 

Начинается пляска.

 

- 189 -

ДУРАК

 

Когда меня рожали,

Я вскрикнул кое-как

Отец пожал плечами

И кличку дал "Дурак".

Уродливее личика

Не сыщете нигде

И вот такая кличка

Всю жизнь сгубила мне.

Отдали меня в школу

Я там ни в зуб ногой

На зимнего Николу

Отправили домой.

Учиться не способен

Работай в поле волк.

Учись пахать и сеять -

И там не вышел толк.

Чтоб меньше мне работать,

И так обмозговал -

Картофель, рожь, пшеницу -

Все вместе запахал.

Отец пожал плечами

Да кто же сеет так?

Затем сказал в досаде:

"Женись хоть ты, дурак!

Я с дуру поженился,

Взял бабу не любя,

И взял такую дуру -

В сто раз дурней меня.

 

- 190 -

Ничто - то не умеет -

Ни шить, ни прясть, ни ткать

И только научилась

Детишек мне рожать.

Что год - то родит двойню

Все дочки, - сына нет

У всех лицо такое -

Ну вылитый сосед.

Один раз дал мне Боже

Сынка - богатыря

И то лицом похожий

На Ваньку - дектяря.

Соседи хохотали,

Схватившись за бока,

Где еще видали

Такого дурака.

Сначала я сердился,

Затем лишь все понял,

Когда я поженился,

Один на печке спал.

А дети, что рождались.

Совсем чужие мне.

На божий свет явились

Не по моей вине.

 

Воспроизводимые не память мои вирши ни в коей мере не претендуют на поэзию. Я пишу их, чтоб восстановить кое-что в памяти и обрисовать картину, мысли, которые возникали у меня в ту пору. Конечно, далеко не все, что писал, показывалось и читалось. Боже сохрани. Большинство писал и рвал. 

Вот еще запомнившиеся из тех далеких лет.

 

О! Русь моя великая

Несчастная страна,

У власти проходимцами

Была оскорблена.

 

- 191 -

Шайкою преступною

Собрались в Кремле

Ежов, Ягода, Берия

И Сталин во главе.

О! Что они наделали

С Россией дорогой

Террор, позор, глумление

И страх над всей страной.

После революции

Немного лет прошло

Но Русь нашу великую

Несчастье снизошло.

Стал править иноземец

На святой Руси

Такой навел порядок,

Что Боже упаси.

Преданных! Работников

Носителей идей,

Кто делал революцию

Для счастия людей.

Кто не жалея жизни

На путях войны

Добывал свободу

Для родной страны.

Арестами, расстрелами

Покрылась вся страна.

Ожидали каждого

Тюрьма иль лагеря.

Без вины - виновные,

Позором заклейменные,

Измученные, жалкие,

Не гордые собой.

Стране, народу верные

Врагами оскорбленные

Несчастные судьбой.

Много пострадало

В бесправную пору

Миллионы растреляли,

Отправили в тюрьму.

 

 

- 192 -

Вся страна, как паутиной

Покрылась в лагерях.

В тюрьмах места не хватало

Размещать стали в церквах.

Жизнь, свободу отобрали

Думай, слова не скажи

Появился вождь, учитель

Новый вид махараджи.

Расстреляли полководцев

Инженеров и врачей

В руки хунты власть попала

Проходимцев и рвачей.

Погибли миллионы

Преданных стране

Такого даже не было

При Грозном и Петре.

Все стерпели, вынесли -

Крепкий мы народ.

Пришла беда огромная

Фашисты у ворот.

Спасать надо Отечество,

Спасать надо страну

И вновь в руках с винтовкою

Пошли мы на войну.

В бою с фашистской нечистью

Не отступай, не трусь

Спасать надо Отечество

Свою родную Русь.

Забыли оскорбления

И муки в лагерях

И вынесли все тяготы

На своих плечах.

Огромным напряжением

На фронте и в тылу

Победу одержали

Спасли свою страну.

 

- 193 -

МЕЧТА СОВЕТСКОЙ ЖЕНЩИНЫ

 

Быть ласковой, нежной

Красивой хотелось

Богатые платья носить,

Обаятельной, стройной, веселой

Свои чувства мужчинам дарить.

Но увы! Моя доля другая

С утра до вечерней зари

На работе трудясь, уставая

А затем в магазины беги.

Что "достать" чем кормить ребятишек,

Чтобы голое тело прикрыть,

Чтоб на ужин и завтрак

Немудренную пищу сварить.

Постирать, приубраться в квартире

Уложить спать детей. Да посуду помыть

К полуночи к кровати добраться,

Сил уж нет, ни о чем говорить.

А на утро быстрее умыться,

Детишек одеть, в детский сад отвести.

И опять все с начала начнется,

Где тут нежною быть. Красоту навести.

Такая счастливая женская доля

В свободной Советской стране.

Красивою, нежной, стройной

Мечтать остается лишь мне.

 

К 8 МАРТА

 

Праздник женщины мы отмечаем,

Праздник жен, сестер, матерей.

От всего мы Вам сердца желаем

Быть здоровыми, жить веселей.

Дорогие Вы наши подруги,

Рядом с нами в труде и бою

Вы из боя в войну выносили

И трудились до пота в тылу.

 

- 194 -

Раны ноют, нет уж терпенья,

Весь горишь в необъятном огне.

Ты погладишь рукой, приласкаешь,

Боль проходит, отраднее мне.

Дорогие Вы наши подруги,

Вы на лыжах, с копьем и мячем,

На заводах, в колхозах, в конторе -

Вы всегда рядом с нашим плечом.

Дорогие Вы наши подруги,

За Ваш труд - Вам и слава, и честь.

Спасибо за Вашу работу, заботу,

Спасибо за то, что Вы есть.

 

ПИСЬМО ДРУГУ

 

Я получил письмо твое

Держу в руках, читаю

Смотрю на карточку твою

И детство вспоминаю.

Прошло так много, много лет

Стали мы другие

Но все же радость на душе,

Как-будто бы родные.

 

ПИСЬМО ТОВАРИЩУ

 

Здравствуй, мой детства товарищ!

Здравствуй, мой юности друг!

Здравствуй пора золотая!

Здравствуй все то, что было вокруг!

Я помню, как вместе  учились,

Играли, ругались и даже дрались.

Но тут же мирились, книги читали

Иль с удочкой к речке плелись.

Лежа на песке, у "Обреза"

После купанья в реке

Тихо вели разговоры

В какой-то щемящей тоске.

Вечерком на площадке часовни

Играли гурьбою в лапту

На ушко друг другу шептали

Ребячью тайну свою.

 

- 195 -

Зимою на санках, на лыжах

С горы вниз катились гурьбой

Замерзшие руки и лица,

Брели потихоньку домой.

Я помню, как в Спелове

В школе учился, жил на квартире.

Груня, хромая хозяйка была.

Сам себе пищу готовил -

Грибы, хлеб, капуста и вся-то еда

Мы часто досыта не ели,

Трудно в ту пору жилось

Все ж пели, плясали,

Как на Руси повелось.

И дни пролетали за днями,

За ними летели года,

И вот мы взрослыми стали,

Серебрится в висках седина.

Но радостно вспомнить былое,

Детство свое и друзей.             

Мы много прожили, испытали

В жизни нелегкой своей.

Но мой друг, на минуту вернемся

В детские годы свои

И друг другу давай улыбнемся

Как было в минувшие дни.  

 

К ДНЮ СОВЕТСКОЙ АРМИИ

 

Слава Армии,

Слава Гвардии, 

Слава героям войны!

Слава солдатам,

Службу несущим -

В наши мирные дни!

Слава матерям, сынов воспитавших,

Слава отцам, научившим труду,

Слава народу, победу кующему,

Будь прокляты те, кто затеял войну.

 

- 196 -

Пусть в небо ракеты взметаются,

А не снаряда летят.

Земля хлебом, цветами покроется,

А не поливается кровью солдат.

Пусть песни и музыка слышится,

А не горестный плач матерей.

Радость, счастье в глазах отражается,

А в рощах поет соловей.

Пусть не танки грохочут по улицам,

А в колясках катают детей.

Пусть мир на земле восстановится

На радость и счастье людей.        

          

Х Х Х

 

Крестьянский язык был не очень богат.

А в колхозе теперь крики, ругань и мат.

Потому что у нас все идет кувырком.

Позабыт стыд и честь, указаний не счесть,

Что спускают с верхов. И не спорь.

Помолчи - Порядок таков.

На собрании доклад:

Слушай молча, терпи

И мнений своих

Говорить не моги.

Руку кверху поднял,

"Одобрям" прокричал

И плетись - ты домой

На желудок пустой.

Только солнце взойдет

На работу идет

бригадир выгонять,

А в ответ ты ему:

"Ох! Туда твою мать!"

 

НОВЫЙ ГОД

 

Вот снова у ворот

Стучится в гости Новый год!

Прошедший много нам принес

радостей, а так же слез.

А в общем годик был хорош.

 

- 197 -

На годик стали мы старей,

На столько же стали мудрей

Создали новую семью

И потеряли часть родных

Память добрую о них

Сохраним в сердцах своих.

Что ждет в грядущем нас году?

Попросим мы свою судьбу:

Здоровья крепкого нам дать,

Чтоб не болеть и не хворать,

Чтоб на работе был успех,

Чтоб чаще раздавался смех,

Чтобы улыбка на устах,

Счастье, радость в глазах.

Светилась искрами лучей.

Не знать бессонных бы ночей,

раздумья горького порой.

Не знать, не ведать горя, бед

Чтоб вкусный завтрак и обед

Был на столе у Вас всегда.

Чтоб в дом спустилась благодать,

Нужды и горя б не видать.

Чтоб мир был, не было войны.

Чтоб кругом цвели цветы

Науке космос чтоб служил,          

А не орудьем смерти был.

Любить друг друга, уважать

Что мне еще б Вам пожелать?

Долгой жизни на земле

Счастья, радости в семье!

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru