На нашем сайте мы используем cookie для сбора информации технического характера и обрабатываем IP-адрес вашего местоположения. Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Здесь вы можете узнать, как мы используем эти данные.
Я согласен
ГЛАВА СЕДЬМАЯ Главный в зоне - "вор в законе"! ::: Литинский А. - Жития не святых ::: Литинский Александр Борисович ::: Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

Литинский Александр Борисович

Авторы воспоминаний о ГУЛАГе
на сайт Музея
[на главную] [список] [неопубликованные] [поиск]
 
Литинский А. Б. Жития не святых : (о судьбах человеческих). – Харьков : Фолио, 2001. – 96 с. : ил.

 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
- 68 -

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Главный в зоне - «вор в законе»!

(мой комментарий к рассказу подполковника Разинкина)

 

1. Правда о местах заключения

Многие десятилетия правда о тюрьмах и лагерях была в запрете. Помню лишь довоенные кинофильмы «Заключенные» и «Далеко от Москвы». Кинофильм «Заключенные» вышел на экраны в 1935 или в 1936 г. и создан по книге «Беломоро-Балтийский канал имени Сталина», написанной в 1934 г. под редакцией М. Горького и др. Книга посвящена XVII съезду партии большевиков. Этот фильм показывает строительство канала. Отсюда обозначение з/к: Заключенный Каналоармеец, ставшее затем общим для всех узников Гулага. В книге и в фильме скрыта правда: не сказано, что канал строился на костях многих тысяч зэков.

 

- 69 -

«...За смерть заключенных и голод,

Построили этот канал!»

(из песни з/к)

Кинофильм «Далеко от Москвы» (о строительстве нефтепровода с острова Сахалин на материк) поставлен в 1950 г. по роману того же названия. Автор романа Василий Николаевич Ажаев, сам будучи зэком, писал его в лагере, откуда переслал К. Симонову, в Москву. Фильм был поставлен в разгар так называемой «борьбы с космополитизмом» режиссером Столпером, который «причесал» его: В фильме, якобы, не фигурируют заключенные, но знающие люди понимают, что речь идет о зэках.

Несмотря на запрет и на подписи о неразглашении, которые брали с освобождавшихся, правда о произволе в зонах проникала на волю и передавалась из уст в уста. Только после XX съезда партии во всеуслышание была сказана правда. Я, после освобождения, в Харькове, в 1957 или в 1958 г. прочитал «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына. Однако Н.С. Хрущев, разоблачивший деяния Сталина и иже с ним, позже заявил, что, мол «не надо больше смаковать!» (ведь, дальнейшее смакование бросало тень на самого Хрущева). Разоблачения приутихли. «Один день Ивана Денисовича» изъяли... В 70-х годах при Брежневе, А.И. Солженицына выслали из страны за «Архипелаг Гулаг»...

Только в середине и в конце 80-х годов в связи с гласностью, в литературе и в прессе во множестве появились воспоминания очевидцев и жертв репрессий. Я скажу, что «Один день Ивана Денисовича» произвел на меня слабое впечатление: хотя там все правда, но в Хальмер-ю, при мне, все было гораздо страшнее. Конечно, за «Один день» нельзя было показать все, что там творилось.

Но «Архипелаг Гулаг» меня потряс: я не видел и не испытал даже сотой доли того, о чем там рассказано!

Очевидно, мне повезло, так как я был в заключении уже после смерти Сталина и ареста Берии: я попал в «нишу» между Сталиным и Брежневым.

Я не вдаюсь в анализ ошибок и достижений Хрущева: своим освобождением и вообще, жизнью, я обязан Н.С. Хрущеву. При Сталине моей жене не удалось бы добиться пересмотра моего дела. Я остался бы, при своем сроке 25 лет, гнить в тундре... Не говоря уже о том, что только смерть Сталина спасла всех евреев страны от подного уничтожения!

Перейду к нашим дням: появилось множество публикаций о росте преступности в стране в 1988 - 91 г.г., как на воле, так и в местах заключения: бунты з/к, взятие заложников, зверства в СИЗО и пр.

 

- 70 -

Привлек мое внимание рассказ старшего оперуполномоченного по особо важным делам оперативно-розыскного бюро при МВД РСФСР, подполковника Вячеслава Разинкина, опубликованный под заголовком: «Главный в «зоне» - «вор законе?» (Газета «Труд» 12.02.91). Там подробно описаны нравы, царящие в ИТУ (исправительно-трудовых учреждениях) и ставятся проблемы «трудового воспитания», т. е. сочетания «воспитания» с требованиями выполнения производственного плана.

2. Еще лагерные подробности: 38 лет назад

В связи с этим я возвратился к нравам, царившим в ИТЛ (исправительно-трудовых лагерях), в мою бытность там (1953 - 1956) и сравнил с тем, о чем рассказал В. Разинкин в 1991 г.: улучшилось ли дело воспитания з/к за эти 38 лет (1953 - 1991)? Уменьшилось ли влияние «воров в законе»?

«Масть» («партия») «воров в законе» (сокращенно «воров»), которые правили лагерями ОЛП-81 в поселке Хальмер-ю, «держали» зону. Я помню «кликухи» некоторых «воров»: «Колька-Привлекатель», «Мишка-Губа», «Иван - Волго-Дон», «Колыма», «Никола», «Одесса», «Колька-Грек».

Возле каждого «вора» крутились «пацаны» (от 18 лет и старше) и «шестерки». «Пацаны» - подрастающее поколение, смена, ловили каждое слово и жест «вора», «шестерки» (прислуживали, выполняли малейшую прихоть). «Шестерка» - воровской подхалим, прислужник. Четкой грани между «шестерками» и «пацанами» (часто великовозрастными), не было.

Некоторые «Пацаны», в дальнейшем, переводились в «воры» (если были «достойные» этого «высокого звания»). Это решалось на «воровской сходке» (своего рода «партийном собрании»). Там же решались вопросы о наказании провинившихся «воров» («персональное дело»). Таких могли даже лишить воровского звания, т. е. «дать по ушам»» («исключить из партии»). Тогда они должны были идти работать. В мою бытность там, «дали по ушам» Витьке Азаренко. Он мне сказал: «Буду работать токарем».

На «сходке» могли даже приговорить к смерти: например, если «вор» продавался чекистам, то есть «ссучивался» (становился «сукой»). Приговор выполняли «воры» - исполнители.

Отдельных «пацанов» воры превращали в «лидеров», педерастов, то есть в пассивных гомосексуалистов. Их содержали в зоне, «под рукой», не выводя на работу. Многим из них давали должности табельщиков, дневальных и пр.

Среди «воров» было разделение сфер влияния и функций.

Например, «идеологическая работа», пищеблок, порядок в жилой зоне, охрана, безопасность («КГБ»), производственная зона.

 

- 71 -

3. «Идеологическая работа»

Работником «идеологического фронта» был «Колька-Привлекатель». Вот некоторые примеры его «идеологической пропаганды», среди «пацанов», а особенно, среди «фраеров», «мужиков», тем более, свежих, вновь прибывших:

1.   Надо быть мужчиной! (в борьбе против чекистов и «сук»).

2.   «Вор» - это честный человек: он открыто заявляет, что он вор, это его работа. Своей честностью он отличается от так называемых «порядочных» людей, которые называют себя честными, а тайком крадут: работники торговой сети, баз, складов, промышленных предприятий. То же относится к работникам советских и партийных органов, берущим взятки и получающим лучшие товары из магазинов и баз (часто - бесплатно).

3.   В «зоне» «вор» такой же несчастный, как и «фраер», «мужик»: они здесь равны, так как подвергаются одинаковому гнету, со стороны золотопогонников (чекистов). Поэтому они должны помогать, один другому, делиться друг с другом. Отсюда вывод: «мужик» дол жен отдавать «вору» лучшие «шмотки» (вещи) и делиться с ним продуктами питания, из полученной посылки: ведь «вор» страдает за «идею» (борьба против чекистов) и его в любой момент могут упрятать в закрытую тюрьму - «закрыть». «А ты знаешь что такое «закрытка»? Это место, где все плачут, а один смеется!»

После «идеологической обработки» «Колькой-Привлекателем» к «фраеру» подходит «вор» - исполнитель и спрашивает: «Вам о чем говорили? Вы поняли, что мы должны всем делиться? Вот, например, сейчас нам нужно «Ваше пальто!» (на «сменку» дают засаленную телогрейку). Это называлось «технически» обработать «фраера»: у него «вещь» не крали, не отнимали силой и его не били. Он сам вещь отдал добровольно! (в «сучьей» зоне «шмотки» отбирали силой, избивая «фраера»).

Другой вид технической обработки «фраера», это выигрыш у него в карты «шмоток» (на лагерную, казенную, одежду играть запрещалось).

«Мужики», с получки, отдавали «ворам» деньги на «общняк» («общак»).

4. «Порядок в зоне»

«Разведка» («воровские» мужики, или «пацаны») донесла, что в таком-то бараке «мужики» играют в карты на казенные «шмотки» или пьянствуют, дерутся.

Идет туда «вор» и наводит порядок. Я видел такую сцену: маленький, щуплый «вор» бьет шваброй огромного верзилу - «мужика», который, при желании, мог бы его ногтем раздавить. Но «мужик»

 

- 72 -

5. «Пищеблок»

Доложили, что с кухни исчезло несколько кусков сахара. «Разведка» (воровское «МВД») быстро нашла похитителя. «Вор», курирующий пищеблок, угрожающе приставил кулак к подбородку виновного, который дробно стучал зубами, изображая боль и страх. А «вор» приговаривал: «Никакая НКВД не найдет, а мы найдем!»

6. «Охрана и безопасность»

Вылавливали и ликвидировали «стукачей», сотрудничавших с «кумом» (оперуполномоченным).

7. Воры и производство: Производственная зона

От лагерного начальства требовалась ежедневная поставка рабочей силы и план, план, план!

«Воры», если выходили на шахту, то не работали. Они лишь «следили» за работой «мужиков». Я однажды слышал, как «Колька-Привлекатель» говорил вновь прибывшему с этапом «вору» - «Николе», чтобы тот выходил с бригадой на работу для «воодушевления работяг на трудовые подвиги».

Но, в основном, «воры» там играли в карты, пьянствовали, спали. Там же возле «воров» крутились пацаны и шестерки, тоже не работавшие, а обслуживавшие «воров». «Бугры» (бригадиры), из «воровских мужиков», лично не работали: они «рычали» на «мужиков», «тянули» их (то есть осыпали потоками изощренной лагерной брани вперемешку с отборным матом). Таким образом, они заставляли «мужиков» работать. Правда, за плохую работу не били (как в «сучьих» зонах).

В результате, на строительстве шахты создавался большой, не работающий балласт. А если сюда добавить «туфту», очковтирательство, приписки, то станет ясным, что о выполнении плана не может быть и речи.

«...Не туфта б, и аммонал,

Не построили б канал!»

(из песни з/к)

Я уж не говорю о большом проценте не выходивших из зоны «отказчиков» («отрицаловки») и симулянтов (клиентов Бур'а и санитарной части). На них воры смотрели «сквозь пальцы». Все это и «работяг» разлагало. Отсюда видно, что «воровской порядок» очень досаждал чекистам, которые всячески старались от «воров» изба-

 

- 73 -

виться (невзирая на получаемые от них большие взятки): от вылавливания отдельных воров, до вывода всех з/к в оцепление, с проверкой по формуляру, при входе в зону. Об этом, как и о массовом расстреле, рассказано выше...

И наконец, ранее описанная «сучья война» как средство полностью или частично избавиться от «воров».

8. Вылавливание «воров». Изолятор

«Воры» очень боялись изолятора. Я видел, как в сумерках четыре «мусора» (надзирателя) тащили в изолятор упиравшегося «вора», которые громко орал: «Воры, воры!», надеясь не на помощь последних, а на то, что его услышат и поймут, что он не добровольно «прыгнул» в изолятор, а значит не «ссучился»!

Изолятор - барак, разделенный на отдельные, запирающиеся камеры, с решетками на окнах. Часто он же БУР (барак усиленного режима) с системой карцеров. Если в изолятор помещали зэков «масти», враждебной той «масти», которая «держит» зону (например, в «воровской зоне» в изоляторе находились «суки»), то их не запирали, но зона изолятора была отгорожена от общей зоны лагеря, и лагерники туда не заходили. А для наказания зэков, их туда садили в карцер, под замок. Я наблюдал и другой случай: «Мусора» поймали «вора» и зашвырнули его на «запретную» (о ней выше), с последующим уводом в изолятор, превратив его этим в «суку».

9. «Воры» и «мужики»

«Воры» своим внешним видом и поведением подчеркивали свое превосходство над «мужиками».

Внешний вид: одевались часто даже щегольски. К их услугам был вещевой склад, где работали «воровские мужики», и лучшие вещи: меховые полушубки, меховые рукавицы, меховые шапки (в том числе и отданные «фраерами»). На «воров» работали и в зоне, и за зоной: например, бесконвойные з/к проносили в зону спирт и наркотики. Спирт наливали в футбольные камеры, которыми обворачивали ноги и засовывали их в валенки. Бесконвойные возчики прятали бутылки со спиртом в гнезда, выдолбленные в торцах оглобель, и провозили в зону. В телеге (санях) были и другие тайники.

«Воры» в зоне не воровали (не было в этом нужды). Наоборот, они пресекали воровство «мужиков», строго их за это наказывая.

Если «вор» чувствовал за собой слежку и опасность быть угнанным на этап, то он преображался в «падлу» (в обычного зэка) и не выделялся из серой массы: зэковская «шапка домиком», телогрейка, бушлат...

Отношение «воров» к «мужикам» было заносчивым.

Оно выражено словами воровской песни:

 

- 74 -

«...Мы не сеем и не пашем,

За нас пашут мужики.

Мы всегда поем и пляшем, -

Нас прокормят дураки!»

Вот несколько случаев, наблюдавшихся мною:

Как то «фраер» пришел в барак к «Кольке-Привлекателю» по делу. Гостя усадили, угостили обедом, налили ему водки. Но «Колька-Привлекатель» с «фраером» пить водку отказался!

Другой случай: в механическом цехе, работал учетчиком Аркадий Крылов. Подошел «вор», зажал ему пальцами нос и Крылов стал задыхаться («милая шутка»). Аркадий, еле выдавил: «Дурак!» «Вор» - с угрозой: «Кто дурак!?» Крылов: «Я дурак, что с вами связался!»

Не дай бог проявить к «вору» непочтение, а тем более послать его на... (три буквы). Последствия могут быть самыми печальными, вплоть до смерти!

Еще случай: «Вор» пришел к бригадиру проходчиков шахты, Илье, в барак. Они пили неразбавленный спирт, запивая его водой. «Вор», без всякого повода, схватил стакан, выплеснул воду Илье в лицо! Илья молча утерся... (тоже «милая шутка»).

Этот «вор», по кличке «Володька-Хлыст», отличался особенной заносчивостью по отношению к «мужикам» и бахвальством, хвастливостью. Он, как и большинство людей маленького роста, стремился казаться значительнее, чем он был на самом деле. А может он страдал манией величия.

Однажды ночью его зарезали в бараке и, как всегда, неизвестно, кто и за что. Можно, лишь, предположить, что он был «сукой» и «канал» под «вора», или теперь уже «ссучился». Впрочем, когда ничего не известно, то можно предположить что угодно, вплоть, до неуплаты карточного долга.

10. Воспитание по Макаренко

Я не знаю, существовало ли деление на «воров» и «сук» при царизме, но знаю, что большое противостояние появилось в результате воспитательной деятельности в колониях и коммунах по Макаренко противопоставление трудового коллектива уголовникам. А коллективом руководил сам Макаренко. Кстати, он не осуждал рукоприкладства, и сам, иногда, его применял. Вспомним книги Макаренко «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», а также известный звуковой фильм 30-х годов «Путевка в жизнь». «Свой в доску», «Фомка - Жиган» (артист М. Жаров) сказал Мустафе: «Ты легавый!», и зарезал его.

 

- 75 -

В «сучьих зонах» рукоприкладство приобрело уродливые формы: «Суки», занимая должности «Бугров», избивали работяг, заставляя их «вкалывать».

11. «Суки», «воры» и «фашисты»

Особенно издевались над политзаключенными, осужденными по 58-й статье. Их называли «Хвашистами», «шпионажами» (искаженное -«шпионы»). Чекисты натравляли «сук» на «фашистов» (а среди них было много ни в чем неповинных людей), которых гоняли на самые тяжелые, непосильные работы, калечили, избивали, иногда до смерти: «Я только кошелек украл, а он изменил Родину» (в смысле - Родине).

Я, к счастью, не побывал в «сучьей зоне», но мне много и подробно, о ней рассказывали з/к (в том числе «фашисты»), испытавшие на себе все «прелести» пребывания там.

В «воровских зонах» «хвашистам» тоже не доверяли: если он предал Родину, то может предать и «воров!» Могли убить по одному подозрению в «стукачестве» или по лжедоносу о связях с «кумом». А поводом для лжедоноса могло быть просто сведение личных счетов.

При мне многие зэки (и не только «фашисты») «прыгали» в изолятор, на «запретку», спасая свою жизнь. Это не всегда были «стукачи» или «суки». Просто с кем-то из влиятельных лиц в зоне не поладили.

При мне было много убийств по неизвестной причине. Иногда опасно было даже пристально смотреть на «вора».

12. «На волосок от смерти»

Когда я работал в плановой части ОЛП-81 (поселок Хальмер-ю), то работавший там же «мужик», уголовник по фамилии Лахно, заявил, что мне здесь не доверяют. На мой вопрос : «Почему?», он ответил: «Потому что Вы «хвашист!»

В другой раз он мне сказал: «Вы здесь молчите! В «хвашистском» лагере будете выступать!»

Я работал таксировщиком нарядов и меня часто вызывали в финансовую часть лагеря, для сверки. Финансовая часть помещалась близко от вахты и привратки (входа в зону). В коридоре, дверь финансовой части была рядом с дверью кабинета «кума». Однажды ночью - зимою, в 15 часов 00 минут (когда в Харькове день), я возвращался из финансовой части в планчасть: барак в глубине зоны. Из темноты выскочил «вор» - Гошка Распопов: «Ты у «кума» был!?». Я - «Нет, я был в финансовой части». Он - «Врешь, ты был у «кума»! Идем в барак, к «ворам»!! И толкает меня плечом в сторону «воровского» барака! Я - «Ведь я работаю в планчасги и возвраща-

 

- 76 -

юсь туда после сверки нарядов!!!» Он - «Ты чего орешь!? Хочешь, чтобы услышали!? А то сейчас глаза выколю!!!» Затем: «Ладно, иди в свою планчасть, мы проверим, где ты был!!!»

На этот раз я избежал смерти! А ведь могли, запросто, ликвидировать.

Почему-то за все время моего пребывания в тюрьмах и лагерях, меня никогда не вызывал «кум», и не было попыток завербовать меня в «стукачи».

В другой раз, сразу после описанного выше массового расстрела заключенных в зоне, к нам в планчасть зашел известный «вор». Он начал громко возмущаться происшедшим и призвал нас написать в Организацию Объединенных Наций, Комитет Зашиты Мира и еще куда-то о творящемся в лагерях произволе и о нарушении прав человека в СССР. Прежде, я всегда видел этого «вора» щегольски одетым. Но на этот раз он был в арестантской робе: шапка «домиком», бушлат...

Такое неожиданное преобразование в «падлу» меня поразило и я непроизвольно посмотрел на него с удивлением.

Он, заметив мой пристальный взгляд, спросил: «Чего ты на меня так посмотрел?!» и погрозил мне пальцем. Затем он спросил у других зэков, бывших в планчасти: «Что это за человек?» Ему ответили: «Это свой!!!» И на этот раз я избежал смерти! А ведь могли найтись недоброжелатели, которые бы ответили: «Он «хвашист» и «стукач», - после чего, я теперь не писал бы этих строк...

Я в очередной раз вспомнил Владимира Ивановича Григорьева, который, в числе многих других советов, дал мне и такой - нельзя пристально смотреть на людей, а особенно - на «воров». И вообще, я часто вспоминаю о нем с благодарностью.

Я привел, лишь, два примера. Но подобных случаев было немало за время моего пребывания в ОЛП -81.

13. «Разъяснение»

Настоящих «воров в законе» в СССР было меньше одной тысячи человек. Это высокое звание утверждалось на «воровской сходке» («сходняке»). Все прочие, если даже и назывались «ворами» (как например, в мою бытность в ОЛП - 18, в 1953-54-м г.) - большинство из «блатных» (уголовников), были не «ворами в законе», а по современным понятиям - «авторитетами» уголовного мира, «отрица-ловкой».

Поэтому, когда я слышал от них: «Вор», «Воры», то мне было неизвестно кто из них являлся действительно коронованным «вором в законе», а кто лишь «авторитетом» или представителем «отрицаловки».

 

- 77 -

Все эти категории уголовников, объединяются одним словом: «Блатные».

14. Куда исчезли «воры в законе»?

А теперь, сравнивая все, о чем здесь рассказано, с тем, что творится теперь, судя по рассказу подполковника В. Разинкина в феврале 1991 г. (см. выше), можно сделать вывод, что в результате «Трудового перевоспитания преступников» и борьбы против «воров» теперь прежних «воров в законе» почти не осталось.

Настоящие «воры в законе» боролись за «идею», то есть против чекистов. «Воровской закон» запрещает им вступать в какие либо отношения с чекистами, тем более, идти на компромиссы с ними!

А у Разинкина представители лагерной администрации идут на преступный сговор с так называемыми «ворами». Последние работают надсмотрщиками в бригадах «...ударами и матюгами подгоняют «мужиков...» А ведь «воровской закон» запрещает «ворам» работать, быть надсмотрщиками и бить «мужиков» за плохую работу!

«Вор» не наживал богатства: все наворованное и награбленное, он пропивал и проигрывал в карты. А у Разинкина, называемый «вором в законе» - «Яблочко», выйдя на волю, купил дом за несколько десятков тысяч рублей, с «общака»!

Вывод: те, кто теперь присвоил себе звание «воров в законе», таковыми не являются. У них «сучье» поведение. Это видно как из рассказа Разинкина, так и в кинофильме «Воры в законе» девяностых годов. Один из «воров» (артист Валентин Гафт) имеет роскошную виллу. Он связан с прокуратурой и милицией («мафия»), что было бы немыслимо для настоящего «вора в законе».

Значит теперь они «суки»? Но суки не собирают с «мужиков» на «общак»: они, наоборот, осуждают за это «воров».

Поэтому нынешние, так называемые «воры в законе» - это не «воры» и не «суки», а какая-то отвратительная помесь тех и других. Эта помесь вобрала в себя худшие черты «воров» и «сук»: «Помесь гиены и крокодила»! Эта помесь исказила «воровской закон», приспособила его к своим нынешним выгодам.

И вот с этой помесью лагерная администрация (и «выше сидящие») вступает в соглашение. В рассказе Разинкина упоминается и «делец теневой экономики», попавший в «зону». Он имеет связи с «ворами», с лагерной администрацией и со своими «коллегами» на воле!

Отсюда беспомощность не только ГУИТУ, но и всего нашего общества в борьбе с организованной преступностью. Ведь эту преступность оно же и породило своей «воспитательной работой»: за что боролись, на то напоролись!

 

 

 
 
 << Предыдущий блок     Следующий блок >>
 
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID), Фонда Джексона (США), Фонда Сахарова (США). Адрес Музея и центра: 105120, г. Москва, Земляной вал, 57/6.Тел.: (495) 623 4115;факс: (495) 917 2653; e-mail: secretary@sakharov-center.ru  https://www.sakharov-center.ru